Скифы и города

Кочевая культура

Скифов обычно считают кочевниками. Однако в скифских захоронениях находят предметы, артефакты, свидетельствующие о довольно высокой материальной культуре. Например, всем известные золотые украшения в зверином стиле, статуи Золотой бабы, которые, видимо, имели культовое значение. Наличие этих артефактов свидетельствует о том, что среди скифов были ремесленники и люди искусства. Они умели плавить металлы, создавать довольно сложные произведения именно материальной культуры, что плохо сочетается с представлениями о кочевниках, как о нецивилизованных ордах, которые только и умеют, что ездить в кибитках взад-вперед да грабить оседлое население.

кочевая культура

Новый образ кочевых народов

Иногда можно объяснить наличие предметов высокой материальной культуры у кочевников тем, что эти предметы были трофеями, но не всегда. В случае скифов, украшения изготавливали сами скифы. Мы, наверное, должны пересмотреть свои представления о культуре кочевников. Цивилизации, созданные кочевниками, правильнее будет охарактеризовать как полукочевые. Не следует думать, что все кочевые племена являли собой одичалые группы скотоводов без собственной земли, опорных пунктов, хаотично перемещающихся по земной поверхности. Данный образ в истории нужно пересмотреть или расширить.

Полукочевая культура была достаточно устойчива во времени, очень долго сохраняла себя как явление. Например, терское казачество. Слово «казак» можно перевести как «всадник», «тот, кто на коне», «аристократ», «тот, кто путешествует» так же как шевалье, кабальеро. Казаки жили полукочевой культурой. Давайте вспомним, как назывались их опорные пункты. Станицы! Не село и не деревня. А почему? Потому что «станица» значит «остановка в пути», стойбище, стан. Станицы перемещались вдоль р. Терек, туда, где было удобно в данное время, где были «отдохнувшие» пастбища, например. Подконтрольная некоторому сообществу казаков территория обитания включала в себя довольно большой кусок земель, виноградники, рыбные угодья, пастбища. А сама станица могла быть где угодно внутри этой территории, могла кочевать раз в два-три года. Традиционно казаки не строили каменных домов, не только потому, что находились во враждебном окружении, но и для того, чтобы сохранять некоторую внутреннюю свободу, чтобы соблюдать принцип полукочевой жизни. Казак не должен слишком пускать корни в землю и становиться крестьянином, привязанным к определенному участку земли. Казак контролировал территорию, но территория не контролировала казака. Черкесские дворяне – уорки, а также прочие горцы, об этом знали и с этим раскладом считались.

Одно из ключевых заблуждений в исторической науке относительно кочевых и полукочевых цивилизаций состоит в том, что кочевники не имели своей территории и ходили по земле куда Бог на душу положит или куда идет табун. Это не так. Кочевые народы имели очень четкие представления о территории. Они ориентировались по звездному небу, естественным объектам на местности, устанавливали столбы в форме Золотых баб, которые в свою очередь служили некими привязками для прототипа GPS. Кочевники четко знали ареал своего кочевья, территория делилась между кланами, мы это знаем и по истории гуннов и скифов. И границы у них были, просто не были обозначены колючей проволокой, но граница была сакральной в сознании кочевника. Кочевники не были космополитами, они четко знали свою территорию. Для земледельца земля, принадлежащая кочевью, казалась ничьей, в силу того, что у него другие категории «своей» территории, для земледельца «моя» земля – это та, которую можно вскопать, а у скотовода – это та, которая нужна стадам в течение годового цикла. Временами земледельцы приходили на кочевые земли и пытались там обустроиться, распахать поле, построить дома, огораживали тыном в силу того, что им казалось, что эта земля не принадлежит никому. И, может быть, им удавалось спокойно пожить на этой земле некоторое время, пока хозяева-кочевники не приходили «с проверочкой», и жгли-убивали, из естественного желания защиты территории. И в силу разницы менталитетов, земледельцам они казались жестокими варварами, именно об этом они потом писали в исторических летописях.

Кочевники знали и контролировали свои территории, любили свою землю, в уме свои границы четко представляли и не допускали, чтобы эти «невидимые» границы были нарушены.

Если посмотреть на текущую ситуацию, от наших соседей можно услышать, что, мол, у вас, у русских, в пересчете на одного человека земли больше раз в двадцать, чем у немцев или японцев, в два раза больше, чем у американцев, на просторах России много пустынных территорий. Поэтому понятны их претензии к присоединению, даже как кажется западному человеку – захвату Крыма, мол, зачем вам так много, лучше отдайте нам! Не понятно западному человеку, что по культуре своей, мы – кочевники. Нам нужно не только проживать в определенном месте, нам нужно кочевать. Вся наша великая территория обозрима в нашем уме, в будущем мы можем прийти на целину и пожить там. И очень для нас, русских, бывает огорчительно, когда наши сакральные границы нарушаются, приходится выгонять непрошенных гостей. На вопросы – ну что же вы сами тут ничего не построили, русские только пожмут плечами, а зачем, мол, мы до этой территории пока не докочевали.

В Ведах земля ариев называлась Арьяварта, слово «варта» — однокоренное к русскому слову «ворочаться», «вращаться». Варта – это земля, где жители ворочаются, кочуют, путешествуют. И был ритуал Ашвамедха ягья — помазанья на императорскую власть, когда император определял свою территорию. В ходе ритуала брали дикого молодого белого жеребца и отпускали его на волю. И вся территория, которую конь обходил в течение годового цикла, включалась в империю.

Симбиоз кочевой и городской культуры

Нас приучили думать, что города – это сосредоточие цивилизации и конструктивной культуры, а кочевники – сплошной деструктив, это те, кто всегда уничтожал и грабил города. Давайте же развенчаем и этот миф.

Мохенджо-Даро

Кочевники кочевали, но у них всегда были опорные пункты – центры ремесла и торговли, которые постепенно выросли в города. Города оставались под контролем империи кочевников, находясь в сложных, но органических отношениях с ней. В отношениях взаимозависимости и взаимодополнения, а не антагонизма. Это можно наглядно увидеть на примере хараппской цивилизации Мохенджо-Даро. Археологи раскопали города Хараппа, Мохенджо-Даро, Лотхаль, Калибанган, Долавира и Рагархи. Город Мохенджо-Даро с удивительно сложным гражданским строительством и городским планированием внезапно был оставлен по непонятным причинам. Скорее всего изменились климатические, экономические условия. Возможно, одной из причин было то, что река Сарасвати ушла под землю и кочевая империя сместилась. Города – порождения и опорные пункты кочевой империи, они процветают благодаря ей.

Есть четыре момента, которые являются ключевыми при взаимодействии городской и кочевой культур. Первый, это пропитание — продукты для города поставляли кочевники, они составляли продовольственную базу и закладывали основу торговли. Второй пункт – кочевники создавали в городах устойчивый спрос на товары городских ремесленников — предметы быта и искусства, а так же на особые услуги – развлечения, роскошь и так далее. Третий момент, кочевники были источником демографического благополучия для городов. Когда город существует в пределах кочевой империи, нет проблем с населением и демографией, город становится как резиновый. За считанные месяцы он может быть построен на новом месте, приезжают богатые кочевники, нагоняются рабы. И четвертый ключевой момент – защита городов от врагов, которую так же осуществляли кочевники. Возможно, они вели себя в городе несколько бесцеремонно, облагали города налогом и данью, но когда дело доходило до набега со стороны, город всегда был защищен.

Таким образом, мы видим, что города и кочевники находятся в сложном органическом взаимодействии, так было и так есть сейчас. И наши цивилизационные проблемы состоят в том, что бытует мнение: город является неким самодостаточным местом, которому кочевая империя якобы мешает. Но на самом деле, при условии отсутствия кочевой империи, город с самой прекрасной и удобной планировкой в течение одного поколения становится мертвым и никому не нужным.

Как определяется ареал кочевой империи сейчас? Конечно, коней в поле уже не запускают, но люди продолжают кочевать. И можно сколь угодно много чертить границы и ставить заборы с пограничниками и собаками между бывшими союзными республиками и Россией, поток мигрантов это не останавливает. Потому что узбеки, таджики и другие считают Россию своим кочевьем, а с государственными границами вряд ли будут считаться. Кочевник не признает границу, которую построили люди, он нутром чует сакральную границу, ту, которая проведена по звездам, за которую он никогда не переступит.

Москва и Санкт-Петербург растут сейчас как на дрожжах, очень быстро развиваются именно благодаря «понаехавшим». И с нашей стороны глупо относиться с негативом к жителям других республик и регионов, что все едут и едут в города, ведь именно они и служат драйвером роста. Москва – столица огромной кочевой империи, от которой союзные республики так и не отпали. И существование нашей империи обусловлено тем фактом, что она существует в сознании ее жителей.

Единственно, что лично меня не устраивает в данной ситуации — это односторонность кочевания. Хотелось бы, чтобы был налажен и встречный поток миграции, чтобы был какой-то интерес в этом. Тогда и развитие пойдет более гармонично.

Изначально и Русь существовала как конгломерат опорных городов, которые контролировались сначала хазарами, варягами, татарами и тд – кочевой военной мобильной аристократией. Схожим образом происходило и в Европе.

Таким образом, правильный симбиоз кочевой и городской культуры, некий баланс сил приводит к настоящему расцвету империи. В империях гораздо выше возможности человека к развитию и расширению горизонтов своего бытия.

И последнее, что я хотел бы добавить, символическое начало города – все же женское, а кочевой культуры – мужское, и только там, где они встречаются, вспыхивает искра и происходит развитие.

Герман Садулаев

Белая индия

Лекториум он-лайн

Олег Шишкин Экспедиция на Памир



Вам также может понравиться

2 Комментариев

  1. 1

    Слово станица не означает кратковременную остановку в пути, автор на этом утверждении написал много бреда, в связи с этим как можно понимать слово Казахстан. В статье не указанны временные рамки исследуемого вопроса. Современные «понаехавшие» едут в Москву не от хорошей жизни у себя на родине из СНГ, а от того что они оказались лишними на своей родине по вполне понятным причинам, тем самым повышая криминогенную обстановку в местах своего нелегального пребывания.

  2. 2

    Герман Садулаев плохо понимает русские слова, это слово Город имеет мужское значение, а слово кочевая женское значение. Данный сайт вообще демонстрирует низкую культуры, хотя слово культура здесь совершенно не уместно.

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>