Космология и антропология магического театра

Архаичные мистерии

С древнейших времен человечество практикует мистерии, в которых происходит замещение личности медиума на сверхъестественную сущность. По всей видимости, эта практика сложилась уже во времена палеолитических охотников, имитировавших голоса и повадки зверей и птиц для управления их поведением. Магические трипы в теле тотема до сих пор распространены среди последователей архаичных культов в джунглях Амазонии, Экваториальной Африки и Юго-Восточной Азии, а также в тайге, тундре и на высокогорьях Евразии и Америки. Практикующие подобные путешествия шаманы являются настоящими оборотнями, их действия на момент ритуального транса начинают воспроизводить поведение тотемного покровителя, дух которого вселяется в шамана.

«Один мог менять свое обличье. Тогда его тело лежало, как будто он спал или умер, а в это время он был птицей или зверем, рыбой или змеей и в одно мгновение переносился в далекие страны по своим делам или по делам других людей.»
Снорри Стурлусон. Круг земной. Сага об Инглингах, VII.

Цель всякой мистерии – внушить аудитории состояние транса, интуитивной открытости. Чем глубже транс – тем больше центр восприятия человека сдвинут в сторону особого шаманского сна, представляющего собой, образно говоря, магическое зеркало синестезии (гр. «единство чувств»). Эффект синестезии лежит в основе второсигнальных (или мыслительных) способностей гомо сапиенса, позволяя последнему парадоксальным образом соединять реальность и ее условные обозначения в единый дискурс «разумной действительности».

Но специфика человеческого мозга, сама по себе, еще не обеспечивает разумности. Известно, что дети, не овладевшие членораздельной речью до «школьного» возраста, теряют возможность обретения второсигнальных навыков (а вместе с ними – и способности к человеческому мышлению) до конца жизни. Стало быть, разумность, посредством внушений образной речи, приобретается человеком извне, через старшее поколение.
Суггестия есть диктат чистой воли, природа которой так же загадочна, как и природа изначальной субъектности. В этом смысле всякая субъектность суггестивна, и вне поля взаимной внушаемости никакая межличностная коммуникация невозможна. Человеческая речь – продукт поля взаимной внушаемости, которое культивировалось ранними гоминидами еще на довербальном уровне развития первичных навыков второсигнального поведения.

С появлением второй сигнальной системы началась эпоха магической власти символа над человеком и технической власти человека над природой. Речь являет собой символическую модель реальности, будучи при этом средством обратного влияния на окружающую действительность через магизм заклинания. Древнейших слой устной традиции практически у всех народов имеет заклинательный, мантрический характер.
Главным объектом заклинаний древней магической культуры является сам человек, которого нужно «привести в разум» из состояния бессловесного примата: заговорить на социальную волну и принудить к соответствующему пониманию. Очеловечивание примата шло трудно. Предпосылки к появлению членораздельной речи сложились только к верхнему палеолиту, и «борьба за человека» являлась, фактически, процессом жесточайшего отбора, на грани биотеррора, по признакам приспособленности к обществу второсигнальной коммуникации, социального ритуала, языка. Всех, не прошедших «гуманитарную селекцию», кроманьонцы приносили в жертву или уничтожали с помощью умного оружия эпохи – копьеметалки.
Через эту селекцию проходило также потомство бастардов от связей прото-кроманьонских женщин с локальными формами палеоантропа в Африке и Евразии (эргастеры, неандертальцы, денисовцы, синантропы и др.). Почему именно женщин? Следует учесть, что в эпоху палеолита все человеческие и пара-человеческие сообщества были матриархальными – т. е. группировались вокруг Великих матерей, обитавших в пещерах с Вечным огнем, в окружении женского и детского потомства. Мужчины же клана, входя в возраст, покидали материнскую пещеру, присоединяясь к одной из групп кочующих охотников.
Именно специфический образ жизни палеолитических охотников, вынужденных преследовать дичь на огромных расстояниях и в течение длительного времени, привел к складыванию института экзогамии – одного из первых культурных институтов в истории человечества (запрет на близкородственные связи и поощрение «гостевого брака»). Таким образом связи женщин пещеры с обитавшими в ней мужчинами были запрещены, зато приветствовались отношения с пришельцами, приносившими с охоты мясо и оставлявшими свое семя. По всей видимости, среди гостей бывали и группы палеоантропов, также расплачивавшихся за пещерную терапию мясом и семенем. Их потомство воспитывалось наравне с человеческим, и, возможно, некоторое его количество «овторосигналилось» через своих прото-кроманьонских матерей до уровня биологических кроманьонцев.
Иное дело, если самка неандертальца понесет от кроманьонца. Ведь такое потомство будет полностью онеандерталено и, следовательно, не получит исторического шанса на выживание. Таким образом, преимущественно через женщину палеоантроп вошел в жизнь человека, причем вошел не однажды.

Мультирегиональное происхождения разумного человечества

Согласно теории полицентричного антропогенеза, существует четыре или более регионов, где прото-кроманьонец вступал в контакт с локальными видами палеоантропа, что определило природу развития региональных ветвей кроманьонца как представителя антропологически единого гомо сапиенса сапиенса. Отсюда берет начало специфика мультирегионального формирования человеческой культуры, начиная от техники обработки камня и способа погребения, до особенностей речевой и даже мыслительной практики (феномен «другой ментальности»). Разной оказывается и магическая культура древнейших кроманьонских кланов, имевших разных тотемных предков. Но это – тоже элемент культурной идентичности, хотя и предельно архаичный. Впоследствии эти особенности были «инкорпорированы» в психологию религиозно-мистического противостояния отдельных антропных кластеров и кланов.
Таким образом, на земле сформировалось несколько Школ гармоничного развития человека, каждая из которых опиралась на магические традиции одной из коренных Великий матерей. К настоящему времени на планете антропологи выделяют географические регионы доминирования потомства одного из четырех примордиальных женских кланов, представителей макро-гаплогрупп L (Африка), M (Восточная Евразия и Южная Америка), N (Австралия и Северная Америка) и R (Западная Евразия, Центральная Америка и Анды). Если вынести за скобки Америку как часть Света, заселенную уже кроманьонцем, то мы увидим, что четыре региона Великих матерей Евразии в целом совпадают с ареалами обитания африканских эргастеров, неандертальцев (Западная Евразия), синантропов (Восточная Евразия) и денисовцев (их гены найдены у папуасов и австралийских аборигенов).
Если следовать теории Африканского дома человека, то средствами палеогенетики воспроизводится примерно следующая динамика распространения по планете современного вида людей:
До 90 тысяч лет назад первые прото-кроманьонцы проникли из Африки в Евразию. За 30 тысяч лет они освоили побережье Аравийского моря и прилегающие территории. Здесь же сформировались три женских макро-гаплогруппы из четырех: M, N, R. Первые не-африканские мужчины были носителями макро-гаплогрупп С, D и E. В последующие 30 тысяч лет представители мужского клана С распространились от Западной Европы (Ориньякская культура) до Восточной Азии и Австралии. Клан D колонизировал юго-восточное побережье Азии и проник, вместе с кланом С, в Центральную Азию. Клан Е двинулся в юго-западном направлении, осев в Южной Европе и Северной Африке, постепенно вытесняя древних африканцев, не покидавших континента, к югу.
Однако, около 90% современного мужского населения планеты принадлежат к потомкам клана F – гаплогруппы, возникшей около 40-50 тысяч лет назад в Юго-Западной Азии. Производные от нее мужские кланы выдвинулись, порядка 10 тысяч лет назад, из условного Эдема сразу в нескольких направлениях: кланы G и I – на северо-запад (Кавказ, Малая Азия и Южная Европа), клан H – на юго-восток (Индия), клан J получил распространение от Средиземноморья до Индостана. Но и эти кланы считаются сегодня относительно древними и немногочисленными.
Подавляющее большинство современных мужчин принадлежат к кланам «третьей» волны – макро-гаплогруппы N (Северная Евразия), O (Восточная Азия), P (Центральная Евразия) и ее производные: Q (Северо-Восточная Азия и доколумбова Америка) и R (Западная Евразия и современная Америка). По некоторым данным, правящие кланы майя, ольмеков, и ацтеков приходятся дальними родственниками императорам первых китайских династий (гаплогруппа Q). Пятеричная система исчисления у народов доколумбовой Америки соответствует китайской пентатонике, принципу пяти элементов, свойственному китайской культурной традиции.
При этом следует учитывать, что временные и пространственные векторы распространения мужских кланов не соответствуют женским. Обычно мужские кланы вступают в связи с локальными женскими кланами, причем потомство наследует генетику обоих сторон. Таким образом древние пастушеские кланы носителей гаплогруппы Е вернулись из юго-западной Азии назад в Африку, взяв себе женщин из кланов древних Африканских матерей (L). Это превратило их потомство уже в генетических африканцев, со всеми особенностями негроидной расы. Но потомки клана Е, раселившиеся в Европе, ничем не отличаются от своего европеоидного окружения, поскольку в этом регионе доминируют совсем другие материнские кланы, в иной личной историей палео-человеческих контактов.
Вся сложная культурно-антропологическая диверсификация кроманьонца может быть схематически сведена к четырем прото-кроманьонским Великим Матерям – черной (Африка, юг), красной (Юго-Восточная Азия и Австралия, восток), желтой (Северо-Восточная Азия, север) и белой (Западная Евразия, запад). Эти четыре палеолитические Венеры в разных частях Света являются источником магии позднейших культурных традиций, ими порожденных. У каждой из Венер на руках по два младенца: один от прото-кроманьонского охотника, другой – от бродячего палеоантропа.
Черной Матери соответствует африканский эргастер и мужской клан гаплогруппы А, красной Матери – денисовец и клан D, желтой – синантроп и клан C, белой – неандерталец и клан Е. В центре Мандалы Человечества размещается Великая Мать голубого цвета – кроманьонская Мадонна с младенцем-неоантропом, Сыном Человеческим из клана F. Последующие четыре мужские клана G, H, I и J явились носителями неолитической революции в регионе Плодородного полумесяца и ряда прилегающих областей.
Неолитическая революция дала начало мегалитической культуре, древнейший памятник которой можно видеть в городище Гебекли-тепе (Восточная Анатолия, 12 тыс. до н.э.). Мегалитическая культура была связана с созданием каменных календарей, маркирующих ключевые небесные события сельскохозяйственного года. Ее продолжением являются культуры пирамид, храмов, обсерваторий, в которых древние звездочеты систематизировали наблюдаемый материал в виде истории о годичном перемещении Солнца по небесной сфере через созвездия эклиптики.
По мере наблюдения небосвода звездочеты пришли к пониманию движения не только планет, но и целых созвездий по заданным орбитам. Например, жрецы майя рассчитали даже циклы периодического пересечения Солнечной системой «небесного экватора» Млечного пути: один раз в 33 миллиона лет. Последний раз это пересечение имело место 22 декабря 2012 года. После чего начался новый макрокосмический цикл длиной в 5125 лет, а пять таких циклов составят 25625 лет, т. е. один прецессионный круг, в течение которого Полярная звезда делает один оборот вокруг истинного полюса мира (туманность Кошачий Глаз в созвездии Дракона).

Древняя космология

Древняя космогония выделяла, как правило, девять небесных сфер, которые отождествлялись с семью орбитами небесных тел (Луна, Солнце и пять планет), плюс восьмая сфера неподвижных звезд и девятая сфера за пределами звездной тверди, обитель Святого Духа. На сфере неподвижных звезд были выделены четыре созвездия солнечных равноденствий и солнцестояний (Солнечный крест) и несколько позже – двенадцать знаков Зодиака. Еще позже в Южной Азии выделили 28 лунных созвездий-накшатр.
В результате спекулятивных аналогий между макро- и микрокосмическими ритмами, периодами обращения планет и самих созвездий вокруг центра солнечной эклиптики, авторы Пуран сформировали глобальную шкалу временных и пространственных соответствий, где ста годам идеального цикла человеческой жизни соответствуют сто лет жизни Брахмы – творца нашего космоса как одного из многих, творимых другими Брахмами и представляющими собой некие «струны» (говоря языком современной космофизики) Махавишну как полного мастера Мультивселенной.
Точно так же, препарируя пространство-время (расчленение Пуруши), пураническая шкала доходит до базовой величины в 26,3 парману (paramāṇu), равной одной микросекунде (мкс = 1 миллионной секунды). 2 праманы = 1 ану (аṇu) / 52,67 мкс, 3 ану = 1 трасарену (trasareṇu) / 158 мкс, 3 трасарены = 1 трути (truṭi) / 475 мкс, 100 трути = 1 ведха (vеdha) / 43,4 миллисекунде (мс = 1 тысячной секунды), 3 ведхи = 1 лава (lava) / 0,14 сек., 3 лавы = 1 нимеша (nimeṣa) / 0,43 сек., 3 нимешы = 1 кшана (kṣaṇa) / 1,28 сек., 5 кшан = 1 каштха (kāṣṭhā) / 6,4 сек., 15 каштха = 1 лагху (laghu) / 1,6 мин., 15 лагху = 1 данда (danda) / 24 мин., 2 данды = 1 мухурта (muhūrta) / 48 мин., 30 мухурта = 1 ахотрам (аhorātram) / 1 день (24 часа).
30 ахоратрам (дней) = 1 маса (месяц). 2 месяца = 1 риту (сезон). 3 риту = 1 аяна (полугодие). 2 аяны = 1 самвасара (солнечный год) или 1 ахоратрам девы (1 день небожителя) / 365 дней.
Жизнь небожителя состоит из 12000 лет небожителя или 1 махаюги (4,32 млн. солнечных лет). 1000 махаюг = 1 день Брахмы (кальпа из 14 манвантар), 2 кальпы = сутки (день и ночь) Брахмы (8,64 млн. лет). 50 лет жизни Брахмы = 1 парардха (parārdha), 2 парардхи = 100 лет или 1 жизнь Брахмы.
Один день Брахмы длится 306,720,000 земных лет. Солнце облетает окружность галактического диска вместе с соседними звездами за 215 млн лет. Тут порядки относительно близкие. Если сделать скидку на то, что пуранические исчисления во многом условно-схематичны и не могут претендовать на степень научной точности в современном понимании академической корректности, то вполне можно себе представить, что день Брахмы соответствует одному обороту Солнечной системы вокруг центра Млечного пути (Мандакини), подобно тому, как год человека равен одному обороту Земли вокруг Солнца.
Один оборот Солнечной системы вокруг центра нашей Галактики – это период жизни 14 Ману, на каждого из которых приходится одна Манвантара (век Ману или час Брахмы), состоящая из 71 чатур-юги (1 юга из 4 составляющих: золотой, серебряной, бронзовой и железной). Чатур-юга, в свою очередь, аналогична году из жизни Ману, состоящему из четырех сезонов: весны, лета, осени и зимы. Согласно Пуранам, то мы сейчас живем в эпоху седьмого Ману Вайвасваты (Шраддхадевы), в первый день 51 года нашего Брахмы-Творца. Наш брахманический день называется Швета-Вараха-кальпа (кальпа Белого Вепря).
Нумерология Пуран и их образность в отдельных аспектах близки ближневосточным и иранским космогониям. Ману (Манес, Ной, Гильгамеш) – широко распространенный в Евразии образ культурного героя, принесшего людям примордиальные знания (священные тексты) и технологии (священные действия). 14 Ману дня Брахмы и еще 14, правление которых приходится на период пралаи (ночь Брахмы, равная по продолжительности дню Брахмы) дает в сумме 24 Ману или 28 накшатр (лунных созвездий), с которыми отождествимы 28 компаньонов Имама времени как главы текущего космогонического и, одновременно, инициатического цикла в шиитском эзотеризме. (1)
Если верить Пуранам, то Брахма намного старше нашей вселенной, появившейся, согласно данным современной космофизики, около 14 миллиардов лет назад. При этом две кальпы – день и ночь Брахмы – равны в земном летоисчислении 8.64 миллиардам лет, что составляет уже более половины всего срока существования нашей вселенной! 8 миллиардов лет приблизительно соответствует гипотетической длительности жизни нашего Солнца, пробежавшего к настоящему времени около половины всего своего космического пути. Тут мы снова видим формальную аналогию с Брахмой, но порядок чисел – совсем другой.
Согласно космологии Пуран, расстояние от Земли до Млечного пути равно двум расстоянием от Земли до границ внутренней сферы Брахманды – нашей вселенной как «пузыря существования», созданного Брахмой. Если перевести древнеиндийские йоджаны на современное исчисление, то поучится, что расстояние от Солнца до галактического рукава Ориона соответствует пураническому расстоянию от Земли до Млечного пути (около 5 тысяч световых лет), а расстояние от Земли до границы внутренней сфере Брахманды – фактическому расстоянию от Солнца до ближайшего к нему созвездия Альфа-Центавра (около 10 тысяч световых лет).
При этом вся Брахманда состоит из семи оболочек, каждая из которых в десять раз больше-меньше предыдущей. Следовательно, согласно пуранической модели, следующая, Вторая оболочка Брахманды удалена от нас на 100 тысяч световых лет. Это как раз соответствует диаметру Млечного пути.
Третья оболочка – 1 миллион световых лет согласно версии Пуран. Диаметр сферы Местной группы галактик (Млечный путь + 2 крупных и около 50 мелких) составляет 3 миллиона световых лет.
Четвертая оболочка – 10 миллионов световых лет: Местный лист галактик (6 групп галактик, включая Местную группу).
Пятая оболочка – 100 миллионов световых лет: суперкластер Девы (30 тысяч галактик).
Шестая оболочка – 1 миллиард световых лет: Ближнее Пространство филаментов (около 100 сверхскоплений).
Седьмая оболочка – 10 миллиардов световых лет: Дальнее Пространство филаментов (около 500 миллиардов галактик).
Если умножить диаметр последней сферы еще раз на десять, то мы получим величину в 100 миллиардов световых лет, что соответствует диаметру всей нашей Метагалактики. Видимо, это и есть окончательная граница Брахманды.
Если же в качестве границы первой сферы Брахманды взять фактические размеры Млечного пути, т. е. 100 тысяч световых лет, то тогда границы пуранической Седьмой сферы совпадут с границами Метагалактики.

Магический театр

Метод Семейных расстановок был изобретен немецким психотерапевтом Бертом Хеллингером – бывшим христианским миссионером в Южной Африке. Знакомство с зулусской магией привело Хеллингера к пониманию того, как работают заместительные архетипы, на эксплуатации которых был основан его метод. Но что значит «заместительные архетипы»? Ведется ли речь об автономных сущностях, идущих на мистический контакт с проводником, или тут используется какой-то хитроумный трюк?
Общение с потусторонними источниками информации – важная культурная практика, непосредственно связанная с началами человеческой разумности. Природа этих источников информации такова, что они не могут быть локализованы в пространстве-времени объективной действительности. В этом смысле они являются субъективными. Но субъективное – не значит «побочный продукт головного мозга». Скорее, головной мозг, обретя на определенном этапе своего развития способность к широкому обобщению, «догадался» (возможно, не без помощи магических растений) до истинной природы вещей на основе древней синестезии – шестого чувства пращуров, позволявшего, при необходимости, воспринимать реальность как единое целое.
(2)
Принципиальное единство микро-макрокосма, открытое совершенномудрыми древности, дает возможность человеку (человеческому телу в сумме его модусов) мистически ощущать внутри себя любую точку пространства-времени, а также воспринимать любую живую сущность как соипостасную личной субъектности. (3)
Представление о рождении (объективной) реальности из (субъективного) мира сновидений присуще многим культурам, в том числе индо-буддийской (майя), австралийским аборигенам (альчеринга), американским индейцам. Со временем, по мере развития «искусственного интеллекта» (т. е. науки и техники), способность к инсайту маргинализовалась – была вытеснена рациональными структурами на периферию индивидуального психокосма, сохраняясь в дремлющем формате лишь у представителей духовных каст и особых сословий.
Целостность магического перформанса предполагает универсальность его воздействия, следуя логике квантовой запутанности: все связано со всем одновременно и повсеместно, все точки времени и пространства перманентно влияют друг на друга. Что в таком случае предопределяет кривую реализации события? Субъективная воля мага, берущего на себя роль демиурга в рамках созданной им заместительной вселенной. Что внизу – то и вверху. Что внутри – то и снаружи. На этом построены ролевые игры как разновидность магических ритуалов. Любая внешняя (гетеро-) суггестия непременно связана с внутренней (авто-) суггестией, а последняя – с выработкой особых «гормонов веры», обладающих мощным стимулирующим и трансформирующим потенциалом, способным перепрограммировать или перезапустить целые блоки в личной психосоматике, переподчинить автономное мотивационное начало новым задачам и смыслам.
То, что происходит на сеансах у Хеллингера, а также его учеников и последователей, представляет собой разновидность гипнотического театра, где артисты превращены волшебной палочкой режиссера в медиумов, и задача которых – прямо по Станиславскому – состоит в том, чтобы максимально отождествить себя с ролью. Но, в отличие от русского театра, у Хеллингера роли заранее не прописаны, но перформативны – т. е. как бы формируются из контекста непредсказуемого представления.
Перформативный характер мистерии считается более архаичным, здесь четкая прописанность ритуала еще отсутствует и ее заменяет шаманистический драйв духовидения – с целью прямого вовлечения аудитории в состояние примордиального согласия, дхармичности. Но четко прописанный ритуал тоже имеет свои сильные стороны, его действие менее космично и более социально по ожидаемым последствиям.
Человек давно заметил, что согласованные действия дают синергийный результат. Действие может быть согласовано как для отдельного лица (театр одного актера), так и для группы лиц. Полная согласованность ритуала предполагает единство мысли, речи и действия, т. е. жрец одновременно действует (движется), повторяет (вслух или про себя) заклинания и воображает себя в предписанной роли, максимально с ней отождествляясь. Коллективные мистерии, в процессе которых происходит массовое согласование ритуала на всех уровнях, представляют собой своеобразные магические машины, программирующие дхармически заданную упорядоченность.
В прикладном отношении энергия магического ритуала усиливает суггестивный потенциал актеров, укрепляет общее защитное поле мистической группы (школы, церкви, сампрадаи). Древнейшие обряды человека восходят к опыту феноменального единства вселенной и шаманского сна, лежащего в основании Завета с мифическим Первопредком как коренным гуру «кроманьонской» инициатической цепи в полном объеме ее энергийного (4) потенциала.
Ритуальная площадка всегда представляет собой Мандалу бытия, ориентированную по сторонам света или в соответствии с определенной астральной проекцией (положение звезд на небосводе). Даже молитвенный коврик в исламе, килим, является иллюстрацией этого подхода, ибо он должен быть направлен строго по оси от молящегося – к Черному камню как Центру мира. Ритуальное пространство символически воспроизводит всю вселенную, в которой функции Творца временно (на период свершения ритуала) передаются магическому лицу или группе лиц.
Лица, принимающие участие в ритуализованной мистерии, предварительно преобразуют свои тела в инструменты магического воздействия. Это связано с нанесением на отдельные части тела различных знаков с использованием ароматических масел, порошков и иных алхимических ингредиентов, наличием специальных татуировок, причесок, амулетов, иных отличительных аксессуаров символического свойства. Кроме того, существует внутренняя «актерская дисциплина», предполагающая систематическую работу с воображением, прежде всего – в моменты мистериального соучастия.
Можно вспомнить, что все существенные манипуляции в процессе любых ритуалов – христианских, буддийских, индусских и других – сопровождаются молитвой или мантрой, иногда – внутренней, про себя. Например, участники театрализованной мистерии Цам сопровождают каждое свое движение специальными мантрами. Мантры и молитвы переводят субстанцию магического действа в реальность речи как чего-то наиболее приближенного к богам, высшим силам, Логосу. Роль Логоса играет архимаг, который должен за него ритуально не только действовать, но также декламировать и даже – думать.
Примером средства преображения человеческого тела в магический инструмент является ачамана – индусский эквивалент христианского крестного знамения. В обоих случаях речь идет о последовательном касании различных участков тела (лба, плечей, пупа) сложенными в особые конфигурации пальцами (мудра). Такое касание осуществляется как магическая процедура отождествления областей физического тела с регионами метафизического космоса. Брахма рождается из пупа Гарбходакшайи-Вишну, порождаемого, в свою очередь, изо лба (мысли) спящего Махавишну…
Аналогичные практики существуют и в других религиях, поскольку магическое сознание, в его интенциональной целостности, универсально, а различаются лишь «сигналы команд». При этом магия жестов (процедура), в силу своего могущества, вызывает гораздо больше теологических споров, чем собственно богословские теории (правила).
Для усиления ролевого эффекта участники мистерии используют особые одеяния, где символизм действа начинается уже с момента последовательного облачения иерея, сопровождаемого мудрами, мантрами и молитвами. Означает ли это, что ритуальные действия жреца, не соблюдающего в процессе служения всей внутренней дисциплины, не влекут за собой должного магического эффекта? К сожалению, нет в этом мире такой шкалы, по которой можно было бы объективно измерить эффективность ритуального действа, но существует устойчивое мнение, что да, небрежность в ритуале едва ли не полностью устраняет его действие. Отсюда – традиционный ригоризм ритуала.
В процессе развития культуры, изначальный смысл ритуала, как напоминания о Небесном завете (опыт единства всего сущего), оказывается сокрытым за купирующими его живую актуальность формальностями. Хакикат вытесняется шариатом в подполье, андерграунд. Вместе с тем, эффективность шариатского правоверия прямо зависит от силы утвержденности в хакикате избранных шахидов (свидетелей единства сущего, «знающих»), церковь держится молитвами праведников (знающих правду, дхарму), Вечный закон Санатана дхармы вращают внекастовые санньясины, будды и тиртханкары.
Цель гностического ритуала – обретение предельного знания, оперативно разрешающего все парадоксы личного и глобального существования. Насколько такое знание возможно? Индусские брамины считают, что ответ на этот вопрос дает Ригведа:

Два орла, два связанных друг с другом товарища,

Обхватили одно и то же дерево.

Один из них ест сладкую винную ягоду,

Другой наблюдает, не вкушая.

Где орлы о доле в бессмертии,

О наделах, не мигая, взывают,

Там – могучий пастух всего мира,

Мудрый, вошел в меня, глупого.

На дереве том, где вкушающие мед орлы

Селятся, размножаются все,

На вершине его, говорят, – ягода сладкая,

До нее не доберется тот, кто не знает отца.

Ригведа, 1. 164. Гимн-загадка, 20-22.

Всякое ритуальное действо, как исполненный магического символизма жест, черпает свою энергию из ситуации психо-квантовой спутанности элементарных частиц макрокосма с виртуальными частицами микрокосма, зеркалящих пропорции макрокосма в обратной перспективе. В такой оптике символизм ведийского гимна можно прокомментировать следующим образом:
Два орла на одном дереве символизируют здесь два острых взгляда в заданный ландшафт, макро- и микрокосмический, волновой и квантовый.
Дерево – единая ось микро-макровселенной, парадоксальным образом замыкаемая сама на себя.
Пастух всего мира – символ хозяина тела, Ишвары, ведийский прообраз Кришны.
Красная ягода – ягода познания, джняны, гнозиса. Магическая ягода. Ее вкусивший обретает возможность обретать космические масштабы, достигая объема макро-вселенной, или уменьшаться до минимально возможного размера, проникая на самое дно микромира, к полюсу психической сингулярности субъекта, представляющего собой воронку «темной энергии» глубокого сна – субстанции индивидуальной души (психе).
Подобно тому, как каждый протон в нашей вселенной – согласно теории Нассима Харамейна (5) – содержит в себе черную микро-дыру как канал к энергетическим ресурсам всей вселенной, так и индивидуальная душа должна иметь выход на энергетику небесного Пуруши-Парабрахмана. Но – исключительно в моменты состояния адвайта-самадхи, при полном отсутствии бодрствующих и сновидных мотиваций, в силу чего воспользоваться моментом объективного всевластия оказывается невозможным: знающий не действует, действующий не знает.
С точки зрения магических технологий, чем больше излучение адепта резонирует с волной глубокого сна, тем проницательнее становится его суггестивная воля и шире сфера ее влияния. На уровне предельных колебаний вселенского эфира, сингулярность темной энергии глубокого сна йогина совпадает с праджней (глубокий сон, третье состояние познания согласно Мандукья-Упанишаде) Нараяны – антропного аспекта Махешвары-Парабрахмана. Четвертое состояние, турия, представляет собой самадхи Нараяны в ипостаси Нара-Нараяны (6) – сдвоенной формы земного и небесного человека, уния атмана и Брахмана: ayamatma brahma – всякий атман есть Брахман.
На Востоке иногда можно увидеть картину, как какой-нибудь святой садху сидит в трансе или полу-трансе, а вокруг него собирается народ. Причем, кто-то тоже может сесть рядом, помедитировать или прочесть мантру. Здесь считается, что йогин в самадхи непосредственно воплощает в себе энергию (прану) божественного присутствия, а раз божество присутствует – ему можно и помолиться, и даже – вступить с ним в созерцательный контакт. При этом сам медитирующий садху, как личность, ничего об этих контактах знать не будет, но это и не важно. Ведь божественность исходит не из личности садху, способной к индивидуальному общению, а из его открытости в сторону «четвертого состояния» – состояния за пределами глубокого сна, мистической смерти.
Возвращение оттуда обратно в человеческое измерение толкуется рядом восточных гностиков как истинное Воскресение, пусть и Малое. Великое Воскресение наступит вместе с завершением текущего космического эона, однако, пройдя через Малое Воскресение, уже можно догадаться о тайне Великого.

Фрагменты из книги: Владимир В. Видеманн. «Космический человек»

(1) Согласно Анри Корбену, транслировавшему шиитский гнозис, Крита-Юга длится 25920 лет, Трета-Юга — 19440 лет, Двапара-Юга — 12960 лет, Кали-Юга — 6480 лет.
(2) Об этой легендарной способности «совершенномудрых древности», впоследствии утраченной, косвенно может свидетельствовать систематическое уменьшение объема черепа у современного человека (начиная с эпохи складывания членораздельной речи), в первую очередь – за счет затылочной доли, ответственной за ночное видение и интуицию (инсайт).
(3) Человеческое тело можно рассматривать как аналог своеобразного «хаббла» (англ. Hubble Space Telescope), особой лупы пространства-времени, через которую можно увидеть то, что существует за пределами «нашей галактики» — от макро- до микромира – через эфирную линзу интуиции. Ведь человеку открыто больше, чем ангелам, и только в физическом теле доступен полный гнозис.
(4) Эне́ргия (др.-греч. ἐνέργεια — действие, деятельность, сила, мощь) — слово «энергия» введено Аристотелем в трактате «Физика», где означает деятельность человека (в отличие от значения этого термина в современной физике).
(5) Нассим Харамейн (1962, Швейцария) – американский исследователь и философ ирано-итальянского происхождения, автор теории Голофрактографической вселенной. (Holofractographic Universe theory).
(6) На́ра-Нара́яна (санскр. नर-नारायण; nara-nārāyaṇa) — одна из форм Бога в индуизме. двуединое воплощение Вишну в образе двух риши-близнецов, чьей миссией является защита дхармы и благочестия. Нара означает «человек», а Нараяна — это одна из ипостасей Бога в индуизме. Нара является олицетворением человеческой души как вечного спутника Нараяны. 

Лекториум он-лайн

ДА, СКИФЫ МЫ! IV съезд международного движения НОВЫЕ СКИФЫ Москва, Россия 2016



Вам также может понравиться

Один комментарий

  1. 1

    В тексте явно спутаны митохондриальные ДНК (передающиеся от матери) и Y-хромосомные (передающиеся по мужской линии): «одавляющее большинство современных мужчин принадлежат к кланам «третьей» волны – макро-гаплогруппы N (Северная Евразия), O (Восточная Азия), P (Центральная Евразия) и ее производные: Q (Северо-Восточная Азия и доколумбова Америка) и R (Западная Евразия и современная Америка)»

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>