Американцы влезают в Центральную Азию

President Donald Trump meets Uzbek President Shavkat Mirziyoyev in the Oval Office of the White House, Wednesday, May 16, 2018, in Washington. (AP Photo/Evan Vucci)

История независимости бывших Советских Республик богата событиями, которые не только не способствовали политическому и экономическому развитию этих стран, но и уверенно вели эти уже независимые государства к краху.
Ещё В. И. Ленин говорил, что ни один капиталист не будет вкладывать деньги в экономическое развитие другой страны. Сегодня капитал выносит за пределы своего государства вредное производство, а также сборку продукции в страны с дешевой рабочей силой. Но они никогда не будут вкладывать в эти страны деньги с целью их экономического развития, а только в том случае, если будут иметь соответствующую прибыль.
Кроме того, на экономическое состояние центральноазиатских государств, влияла много векторная политика, проводимая руководством этих стран. Политики не всегда задумывались о перспективах развития своих государств, а действовали в угоду личным корыстным целям.
Политика и ситуация государств Центральной Азии всегда считалась стабильной, но в последнее время она меняется с геометрической прогрессией. И связано это с реализацией американцами геополитического проекта «С5+1», запущенного в 2015 году госсекретарем США Джоном Керри и включающего диалог на уровне министров иностранных дел пяти стран Центральной Азии и Вашингтона.
Секретариат неформального объединения функционирует в Госдепартаменте США, а все административное управление проектом осуществляется американцами.

Ранее уже были попытки, при прежних администрациях США, внедрить проект «Большая Центральная Азия». Данный проект, автором которого был директор Института Центральной Азии и Кавказа Фредерик Стар, возник 2005 году. Его целью была переориентация региона на сотрудничество с Южной Азией, при этом Россия и Китай должны были быть исключены из цепочек кооперации.
Многие политики считают, что формат «С5+1» стал продолжением проекта «Большая Центральная Азия». Этот формат предполагает расширение внутри регионального сотрудничества и отношений Центральной Азии с США по следующим направлениям: экономика и региональное взаимодействие, окружающая среда и безопасность.
Я бы хотел обратить внимание наших читателей, как американцы мягко стелют, но у нас на Руси понимают, что в этом случае придется жестко спать. Да, эксперты говорят, что Россия теряет свои позиции в Центральной Азии, а американцы набирают очки в достижении своих политических целей.
Американцы сделали ставку на президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиеева и после его удачных переговоров с Дональдом Трампом в США, Узбекистан признан региональным посредником.
Успешным был и визит в Вашингтон президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева. Однако события, предшествующие его визиту в США, отмечали проблемы у Казахстана с денежными вкладами в этой стране, которые разрешились после посещения Вашингтона.
Ташкент приступил к активной политической деятельности в регионе. Он принимает решение о присоединении к Совету тюркоязычных государств, о чем было объявлено на четвертом саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ). Утвержденный новым генеральным секретарем ССТГ Багдат Амреев отметил, что Узбекистан ещё не присоединился к организации, но в ближайшее время станет полноправным членом.

Справка: Саммит тюркоязычных государств официально начал работать в 2010 году. Членами организации являются Кыргызстан, Азербайджан, Казахстан и Турция. В этом году на саммите в качестве наблюдателя участвовала Венгрия.
Надо отметить, что и остальные страны региона стали подтягиваться вслед за Ташкентом и Астаной. Россия начала терять позиции, прежде всего как переговорная площадка для стран Большой Центральной Азии (С5+Афганистан). На днях это подтвердилось.
В Москве 4 сентября 2018 года должна была состояться международная конференция, в ходе которой планировались переговоры между представителями правительства Афганистан и движением «Талибан». Однако президент Афганистана Ашраф Гани отложил встречу на неопределенный срок, хотя по информации отдельных источников, она может пройти в Узбекистане.
Отдельные эксперты считают, что у Ташкента есть серьезные шансы стать модератором во внутри афганском урегулировании. Также, по их мнению, московская площадка будет блокироваться Вашингтоном и Кабулом. У России остается возможность использовать шансы ташкентской площадки и продвигать на ней свои интересы.
Однако без продуманной политики и новых форм работы России не удержать центральноазиатских партнеров. Не поможет общий рынок труда и сбыта в рамках Евразийского экономического союза, так как рядом не менее перспективные рынки.
Конечно, государства Центральной Азии могут в угоду американцам отвернуться от России, но сегодня в различных уголках мира появляются всё новые очаги нестабильности, вооруженные конфликты, усиливается борьба за доступ к природным ресурсам и расширяется география деятельности международных террористических организаций.
США и западные страны игнорируют положения, предусмотренные нормами международного права, а для продвижения своих интересов зачастую прибегают к двойным стандартам. Вашингтон же стремится сохранить однополярный мир и свои лидирующие позиции. Он применяет тактику чередования военных превентивных мер с технологией «управляемого хаоса».
Внимание основных мировых держав в ближайшее время перефокусируется на регионы Центральной Азии. В рамках стратегического сдерживания Пекина и Москвы и недопущения установления многополярного мира, Вашингтон все активнее предпринимает попытки втягивания в орбиту своих интересов страны постсоветского пространства и регионы Центральной Азии.
Поэтому основным инструментом США на центральноазиатском направлении являются формат взаимодействия с внешнеполитическими ведомствами стран Центральной Азии «С5+1» и подконтрольные неправительственные организации, такие как Британский Совет, USAID, GIZ и др.
Отдельные эксперты считали, что закрытие 1 апреля 2017 года офиса НАТО по связям и взаимодействию со странами Центральной Азии в Ташкенте связано с усилением узбекских властей, якобы, вынудивших Брюссель закрыть его. Однако после отъезда из Ташкента экс-руководителя офиса Пульизи, она опровергла это мнение экспертов и заявила о том, что решение было связано с результативностью работы в формате «С5+1».
В рамках проекта уже сформированы рабочие группы, которые создадут наилучшие условия для решения «параллельных» задач, связанных с получением доступа к широкому спектру информации о странах-партнерах, усиления влияния на политические круги и для дискредитации действующих форматов сотрудничества в Центральной Азии.
Рабочие группы соответствуют направлениям деятельности «С5+1» — это экономика и региональное взаимодействие, окружающая среда и безопасность. Ответственными странами
— за вопросы экономического партнерства определены: Туркменистан и Кыргызстан;
— за вопросы экологии, окружающей среды и водопользования определен Казахстан;
— за вопросы безопасности определены: Узбекистан и Таджикистан.
Интересный момент, как США могут организовывать обеспечение безопасности экологии в других государствах, если сами вышли из Парижского соглашения по климату.
В соответствии со статьёй 28 Парижского соглашения, скорейший выход США из соглашения по климату не может быть произведен раньше 4 ноября 2020 года, то есть через четыре года после вступления соглашения в силу на территории США. До выхода из договора США обязаны будут выполнять свои обязательства, включая передачу отчётов о вредных выбросах для Организации Объединенных Наций
Кроме того, в рамках последней подгруппы к числу приоритетных направлений сотрудничества США относят укрепление в Центральной Азии пограничной с Афганистаном безопасности, повышение эффективности борьбы с терроризмом, экстремизмом, наркотрафиком, усиление потенциала вооруженных сил республик региона, в том числе путем профессиональной подготовки «офицеров нового поколения».
О том, что формат преследует совершенно иные, не заявленные официально, цели свидетельствует то, что он не учитывает интересы всех региональных стран в решении болезненных вопросов. Возвращаясь к вышеуказанным трём группам, появляются вполне логичные вопросы. Неужели Ташкенту менее интересна проблематика водопользования или развития торгово-экономических связей, или Ашхабад не беспокоит террористическая угроза, исходящая с территории Афганистана, зачем было делить на группы?
Все это свидетельствует о том, что «С5+1» не что иное, как новый и нестандартный механизм для осуществления цветных революций в Центральной Азии. Политтехнологи Госдепартамента США основательно подошли к его разработке, учли сдержанную ментальность, религиозную подверженность основной части населения и сделали ставку на работу с элитарными группами.
Страны Центральной Азии связаны с Россией и Китаем рядом союзнических обязательств в рамках СНГ, Евразийского союза, ОДКБ и ШОС. Американская же стратегия торпедирует все интеграционные инициативы, ставя целью геополитический разрыв региона с Россией и Китаем.
Центральная Азия традиционно расценивалась западными геополитиками в качестве «мягкого подбрюшья России», контроль над которым обеспечивает гегемонию над всей Евразией. Покойный русофоб З. Бжезинский включал Центральную Азию в «дугу нестабильности», которая должна изолировать Россию.
Если в центральноазиатских республиках забыли, то хочется напомнить, что после начала военной операции СССР в Афганистане США развернули террористическую активность на границах Советского Союза и еще в советское время начали наводнять республики Средней Азии националистической и религиозно-экстремистской литературой.
А сегодня американцы в рамках программы «С5+1» втягивают государства Центральной Азии в сотрудничество в сфере безопасности на фоне растущей террористической угрозы, исходящей с территории Афганистана, хотя, которую, как уже известно, сами же и породили.
Соединённые Штаты никогда не входят в ту или иную страну, чтобы выйти из неё без извлечения выгоды, о чем свидетельствуют их действия в Ираке, Афганистане, а также ряде стран бывшего Советского Союза.
Тем не менее, не выпускали США из виду и аспект военного ослабления России. Под видом разоружения бывшие республики СССР были лишены значительной части своего военного потенциала, а РФ вытеснена с военных объектов. Теракты 11 сентября позволили Вашингтону организовать в Центральной Азии свои военные базы и развернуть разведывательную деятельность, направленную, прежде всего, против России и Китая. Более позднее закрытие баз в том же Кыргызстане нисколько не означало ухода США.
Кроме того, формат «С5+1», позволил перехватить структурами НАТО и США контроль над подготовкой военных специалистов в противовес ОДКБ. США вкладывают значительные средства в подготовку высокомобильных подразделений вооруженных сил стран региона, спецназа и охраны первых лиц государства.
Организовано обучение в США офицеров и старшего командного состава, проводятся программы сближения параметров армий ЦА со стандартами НАТО. Тот же Казахстан проводит с НАТО учения «Степной орел», на которые Россия не приглашается даже наблюдателем. Несложно догадаться, кому лояльны будут центральноазиатские военные.
Со странной наивностью среднеазиатские республики открывают двери американским атомщикам и банкирам, военным и разведчикам, позволяют создавать на своей территории американские биолаборатории и пункты «мягкой силы», пользуются услугами американских институтов при подготовке своих стратегий развития и соглашаются отдать в руки американского спецназа свою личную охрану.
Также с удивлением можно констатировать, что, несмотря на открытое изложение Вашингтоном своих целей и планов, государства Центральной Азии в последнее время крайне охотно идут на диалог с американцами.
Не знаю как руководителям государств Центральной Азии, но мне странно слышать, как под эгидой США Афганистан стал крупнейшим мировым производителем опиума, и Вашингтон же организовывает борьбу с наркотрафиком. Единственной целью усилий США по контролю над службами по борьбе с наркотиками государств ЦА является охрана и обеспечение работы «северного коридора» транзита наркотиков, которые идут в Россию.
Проблема наркотрафика тесно связана с терроризмом, совместно противодействовать которому предлагают США. Весь парадокс ситуации в том, что сам же Вашингтон является создателем и спонсором международного терроризма, в том числе и в ЦА. Перемещая сейчас центр влияния ДАИШ из Сирии в Афганистан, американцы будут использовать территорию Центральной Азии для распространения террора в Россию.
Причина активизации США в Центральной Азии совершенно ясна: на фоне санкционной травли России добиться от Центральной Азии «смены курса», пользуясь экономическими и политическими проблемами, созданными для региона самой же Америкой.
Особой угрозе сейчас подвергается Казахстан, где США с нетерпением ждут «транзита власти». Как отмечает The Wall Street Journal, хорошие отношения с Казахстаном не сохранятся после окончания президентства Назарбаева, если он не будет гарантирован такими демократическими принципами, как уважение прав человека и верховенство закона, но именно этого в Казахстане и не хватает. Выходит, надо ждать новую «тюльпановую» или «пшеничную» революцию?
Идя на поводу у геополитических амбиций США, страны ЦА единственное, что получат, так это цветные перевороты, гражданские войны, рост терроризма и падение экономики. Вся история строительства «американской демократии» состоит из подобных примеров.
Как пример, США выделяют $15 млн. на пять совместных проектов в рамках формата «С5+1» в пяти странах (Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане). Арифметика проста, на каждый проект получается $1,5 млн. Много это или мало судите сами, только эти деньги в полном объеме не поступят участникам проекта.
Считаю необходимым перечислить все пять проектов, которые, на мой взгляд, политизированы и не представляют перспектив в экономическом плане.
Первый проект – создание региональной площадки в рамках Глобального форума по борьбе с терроризмом, которая привлечет правительства и экспертов из Центральной Азии и вне ее для обсуждения перспектив противодействия иностранному рекрутингу в террористические организации и другим мерам по борьбе с радикализацией и насилием.
Второй проект – развитие конкурентоспособности регионального бизнеса (Central Asia Business Competitiveness — CABC). Он должен поддержать компании региона в выходе на новые рынки. Проект будет работать с компаниями для повышения их конкурентоспособности и участия в глобальных производственно-сбытовых цепочках.
Третий проект – развитие транспортного коридора, который нацелен снизить стоимость и время перемещения товаров через границы в Центральной Азии, а также улучшить качество транспортно-логистических услуг по всему региону.
Четвертый проект – «Мощность будущего» – поможет в расширении масштабов использования возобновляемых источников энергии в Центральной Азии. Проект обеспечит техническую помощь США и передовой международной практики для развития сектора возобновляемой энергии в Центральной Азии.
Пятый проект – поддержка национальных и региональных адаптационных инициатив по уменьшению последствий изменения климата.
Все хорошо, но доводы в пользу того, что формат «С5+1» был создан прежней американской администрацией и новая команда Д. Трампа и Р. Тиллесона не воспользуется уже запущенным и достаточно продуманным механизмом для проведения «цветной революции» в ЦАР выглядят безосновательными.
Поживем, увидим…

Валерий Синько

Лекториум он-лайн

Открытие проекта «Белая индия» в 2015. Выступление Олега Бахтиярова



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>