Баку и его место в иерархии зороастрийских святынь

Расположенный в южной оконечности Апшеронского полуострова город Баку является одним из древнейших и интереснейших городов Кавказа. Следы же пребывания человека на территории Апшеронского полуострова, где расположен Баку по данным последних археологических раскопок и выявленным наскальным изображениям восходят к III тысячелетию до н.э..(4, стр.112).
Небезынтересным является и тот факт, что, согласно мнению выдающегося путешественника, историка и этнографа норвежца Тура Хейрдала, изучившего наскальные изображения Гобустана — скалистого плато, находящегося в 70 километрах южнее Баку и сравнившего их норвежскими аналогами, эти места могли быть одним из очагов зарождения мировой цивилизации и здесь мог начаться процесс становления мореходства (16).
Издревле одним из ярких и отличительных признаков этих мест явилось наличие на полуострове и прилегающей к нему акватории Каспийского моря многочисленных грязевых вулканов, а также природных выходов нефти и газа, неизменно привлекавших внимание многих путешественников и исследователей, побывавших здесь. Даже в наиболее раннем письменном упоминания о Баку византийский автор первой половины V века Прииска Панийский, описывая путь идущий из Мидии в Скифию отмечал местность : «… где пламя вырывается из скалы подводной» ( 26, стр.65). В дальнейшем начиная с IX столетия и вплоть до конца XIX века в многочисленных письменных источниках, наряду с упоминаниями о Баку и его «вечных огнях», мы не раз встречаем и упоминания об огнепоклонниках, чьи святыни находились в этих местах.

Естественно, что наличие на Апшероне и близлежащих с ним территориях подобных природных феноменов, способствовало тому, что здесь бла­го­­даря этим предпосылкам возник один из самых, если не самый почитаемый ду­­ховныйцентр древнейшей мировой религии – зороастризма. Верования, явившегося предшественницей таких монистических религий, как иудаизм, христианство и ислам. Зародившись и получив распространение в прикаспийском регионе, зороастризм в ка­чест­ве самой почетной святыни выбрал Баку и его окрестности. ( 13).
Характерно то, что в крайне атеистическом по своему характеру советском государстве в ходу было официальное толкование топонима города Баку, как перевод с персидского названия «Баде Кубе», т.е « город ветров». Вместе с тем, в научной среде имела место и версия о сакральноcти топонима Баку и его связи с именем Созидателя. В частности, виднейший исследователь истории Баку, доктор исторических наук, профессор С.Б.Ашурбейли, в одной из своих работ писала: « … Сов­ре­­менный иранский автор Бастани Паризи отмечает, «что Баку является од­ним из древнейших священных городов и название его происходит от свя­щен­­ного слова «Бог». И, вероятно, название его связано с святилищем и древ­­ним храмом огня в этом городе.» (7, стр.45-46).
В другом своем исследовании С.Б.Ашурбейли отмечала, что «…В начале XIX века востоковед М. Ж. Сэн-Мартэн указывал, что упоминаемый в армянских Багаван и есть древнее название Баку. Он писал, что город Баку с древних времен почитался парсами как священное место из-за наличия многочисленных источников нефти и выходов газа, которые естественным образом загорались. Здесь во многих местах огнепоклонниками поддерживался «вечный» огонь. И не удивительно, что Баку его правителями и их подданными был превращен в место служения огню.
Ахмед Кесрави Тебризи, основываясь на данных Моисея Хоренского, Агвания Ширакаци и Гевонда, отождествлял Багаван и Атеши-Багуан с древним Баку и значение этого слова объяснял, как «город Бога» или «место Бога». Город назывался так, потому что в нем находился один из главных храмов огнепоклонников.» ( 5, стр.42).
Такого же мнения придерживался и один из известных исследователей топонимики Азербайджана доктор исторических наук Г.А.Гейбуллаев, который в своем труде, посвященном изучению древних этнонимов и топонимов Азербайджана который отмечал : «…В источнике VII в. приведены названия Албании, некоторые из которых по происхождению являются иранскими Баганрот от древнеиранского бага «Бог» ( в смысле «огонь») и рот «река», в значении «река богов», т.е. «река поклоняющихся Богу (солнцу, огню), река огнепоклонников», к которой восходит река Бадживаран у Хамдуллаха Казвини ( совр. Болгарчай на Мугани в зоне Пушкинского района) ; Багаван ( фонетически от Багуан) , от бага «Бог» и иранских суффиксов «у», «ан», в значении «огнепоклонники», к которому по одному мнению восходит топоним Баку; ……» ( 15, стр.97). Далее им подчеркивалось : «…. Эти единичные ираноязычные топонимы, отражающие древнеперсидское бага «Бог» в значении «огонь», по-видимому, оставлены ираноязычным населением – огнепоклонниками по религиозной принадлежности (ср. «Область богов» в «Истории албан» Моисея Каганкатваци), если компонент в них действительно имеет значение «огонь». ( 15,там же).
Однако, вопреки приведенным примерам связи топонима Баку с индоевропейскими и в частности персоязычными корнями исследователь Г.А.Гасанов не отрицая в целом сакральности топонима Баку, тем не менее, считал, что данный топоним более близок к тюркоязычным корням. Так, в своем капитальном труде, посвященном комплексному междисциплинарному изучению истории Баку и раскрытию процесса создания и формирования некоторых памятников и прежде всего «Девичьей башни» он отмечал : «….Необходимость выявления нами происхождения слова «Бог» вызвана тем, что К.П.Патканов, С.Ашурбейли и Д.Ахундов, как нам кажется, безосновательно пытаются вознести корень «баг», «бак» в составе топонима Bakıк слову «Бог», в значении всевышний созидатель, якобы имеющемся в ряде индоевропейских языков, в частности «Ригведе» санскрите и «Авесте» ( VII век до н.э.).»( 14, стр. 287). Далее Г.А.Гасанов отмечал: «….Версии «Bakuba, Badku, Badkuba» состоят из двух корневых компонентов «бад» и «куб», С.Старостин, А.Дыбо и О.Мудрак сообщают, что на языках алтайской семьи gübe, güb,küb означают очаг, а böd означает трон. Sir Gerard, Clauson, в свою очередь считает, что böd означает царский трон. Получается, что на алтайских языках Бадкуб означает «очаг царского трона» или «царский тронный очаг». Следует заметить, что приведенные в источниках побочные версии названий в виде «бакуба» и «бадку», также имеют самостоятельные значения. «Бакуба» является сокращенной формой «Бакукуба», что означает «очаг святилища», а «Бадку» означает «тронное место». ( 14, стр.297).
Таким образом, основываясь на всех приведенных данных лингвистического анализаможно считать, что вне зависимости от того, что основа топонима Баку имеет персоязычное или тюркоязычное происхождение, тем не менее, в обоих случаях согласно версии ученых в основе своей оно было связано с самым высоким религиозным статусом в системе огнепоклоннических святынь. Можно также утверждать, что подобного рода топонимы, с встречающимися в их названиях именем «Создателя» — не столь частый факт в истории человечества. В настоящее время, кроме как «Аллахабад», находящегося в Индии и « Гетеборга», находящегося в Швеции, иных примеров городов с именами Бога мы не имеем.
Материальным же подтверждением этих версий явилось наличие на территории Баку и прилегающих его округах памятников, связанных с отправлением зороастрийских культовых обрядов.
Отмечая факторы, наложившие отпечаток на формирование памятников, рас­­положенных на Апшеронском полуострове видный исследователь ис­то­рии древнего и раннесредневекового зодчества Азербайджана Д.А. Ахундов писал: «… Географическое по­ло­же­ние полуострова, его изолированность, известная замкнутость, вызванная при­­мыкающими большими безводными полупустынными пространствами, поч­­ти полное отсутствие строительного леса, изобилие высококачественного ст­­роительного и облицовочного камня и, наконец, специфические историко-бы­­товые и социально-экономические условия не могли не наложить оп­ре­де­лен­­ный художественно-эстетический отпечаток на архитектуру Ап­ше­ро­на.» (4, стр.67)
Далее Д.А. Ахундов отмечал, что : «…На этой земле были обнаружены, а мес­та­ми сохранились крупные культовые комплексы и поселения, архитектура ко­­торых развивалась, не оторвано от строительной практики Закавказья, в осо­­бенности древнего Азербайджана.» (4,там же)
Появление на рассматриваемой территории культа огня естественно по­ро­ди­ло и появление новых типов культовых сооружений, характеризуя которые Д.А.Ахундов вполне справедливо указывал на то¸ что: «…. Мы считаем, что храмызо­­роастрийской религии так же несли с собой единство содержания и форм, от­­личаясь друг от друга чисто региональными особенностями.
Храмы эти порой испытывали влияние не только одной страны, но часто и нескольких стран, исповедовавших общую религию.» (4,стр. 85)
И самым выдающимся памятником той поры на Апшероне, по мнению Д.А.Ахун­дова былбакинский башенный храм, более известный как т.н. «Девичья башня». В своей работе Д.А. Ахундов убедительно доказывает как да­ти­­ровку этого уникального сооружения, так и его изначальное пред­наз­на­че­ние. (4,стр. 94,98-103)
Среди других подобного рода сооружений автор называл храмовые комп­лек­сы в Сураханах и Сабаил в Бакинской бухте. (4,стр. 95,122-131)
Интересным на наш взгляд является тот факт, что в свое время другим исследователем средневекового зодчества Азербайджана Дж. А. Гияси было выс­­казано предположение о влиянии композиционных особенностей пост­рое­­ния внутреннего пространства т.н. ранних азербайджанских мечетей типа «чор­так-киоск», имевших генетические корни с храмами огня на фор­ми­ро­ва­ние некоторых культовых сооружений ширвано-апшеронского ар­хи­тек­тур­но­го круга, в том числе и таких памятников как Джума-мечетей в бакинском Иче­­ришехер и Дербенте (центральные залы-авт.). (16) Данная версия находила свое подтверждение в частности и в высказанном ранее предположении одного из ведущих исследователей средневекового зодчества Азербайджана Л.С. Бретаницкого о том, что главный зал бакинской Джума-мечети был построен на остатках фундамента и стен более раннего сооружения. При этом он ссылаясь на работу А.М. Павлинова отмечал : «… Не исключено также, что при строительстве мечети воспользовались фундаментами и частью стен более древнего сооружения, по мнению А.М.Павлинова, «языческого капища». ( 9, стр. 157).
Представляет интерес в этой связи и тот факт, что отголоски зо­ро­аст­риз­ма сохранились не только в сознании людей и, в частности, некоторых на­род­ных обрядах, в том числе и при праздновании наступления дня весеннего равноденствия — Новруза, но и в то­­понимах мест, а также придании местным населением, наиболее по­чи­тае­мым из святых мест и, в частности, различным строениям, наименования – «очаг» или «пир» (кстати, переводимого с греческого как «огонь») (19).В частности, известный чешский исследователь и популяризатор науки В. Замаровский в своей книге, посвященной истории создания египетских пирамид « Их величества пирамиды» писал «….Согласно широко распространенному мнению, слово «пирамида» происходит от греческого «пирамис», в множественном числе «пирамидес», что означает «геометрическая пирамида». Этимологически это слово связано с «пир» — «огонь» (ибо пламя часто похоже на пирамиду) или пира, что, помимо прочего означает «погребальные костры», а в переносном смысле – «могила».) ( 17, стр.222).
Следует отметить и то, что согласно предположениям известного эпиграфиста, доктора исторических наук М.С. Нейматовой происхождение святилищ — «пиров» Азербайджана связано и с более поздними исламскими традициями. В частности, ссылаясь на эпиграфику некоторых памятников исламского зодчества, она приводит в качестве примера ряд титулов, присущих, как правило, главам суфийских общин (25,стр.8).
В связи с приведенными данными о роли Баку в иерархии зороастрийских святынь позволим себе более подробно рассмотреть данный вопрос на примере архитектурных особенностей одного некогда из несчетно существовавших здесь, но тем не менее редчайшего по свой сохранности храмового комплекса «Атешгях» ( переводимый, как «дом огня». « место огня»), расположенного в пригороде Баку в поселке Сураханы. ( 28, стр. 310). Его уникальность отчасти связана с тем, что согласно некоторым данным императором Ираклием после вторжения в 624 г. в Баку было разрушено много «… храмов, где персы поклонялись огню.» ( 29, стр.114).
И хотя комплекс этот издавна привлекал к себе внимание многих путешественников и исследователей, а также художников запечатлевших его на своих рисунках (достаточно отметить то, что в 1858 г. комплекс посетил знаменитый французский писатель-романист Александр Дюма-старший), тем не менее, первое профессионально сделанное научное исследование этого памятника было проведено лишь в середине 20-х годов ХХ века археологом В. Сысоевым (27).
Позже в капитальном труде, посвященном исследованию истории архитектуры Азербайджана с древнейших времен и до XIX века группа авторов — М.Усейнов, Л.Бретаницкий и А.Саламзаде совершенно справедливо отмечали: «… Несомненно, что центральное храмовое сооружение, вернее алтарь огня, в какой-то степени отражает древнюю традицию строительства алтарей огня, распространенную в Азербайджане еще в мидийскую эпоху.» И далее : «… Сравнение сообщений путешественников XVII-XVIII вв. ( Кемпфер, Виллот, Лерх и др.) и чтение надписей на индийском языке, помещенных над кельями, дали возможность уточнить дату строительства основных сооружений. 1713 г. – это время возникновения помещений вокруг двора; сам же храм огня, вероятнее всего, существовал издавна и, несмотря на перестройку в XIX в., сохранил свой первоначальный план до наших дней.» ( 28, там-же).
Небезынтересным было и мнение С.Б. Ашурбейли о том, что: «… Поклонение огню в Сураханах (место, где расположен «Аташ­гях»-авт.) возобновилось после XV века, ввиду развития экономических и куль­тур­­ных связей с Индией.» ( 7,стр.327). Причем, на наш взгляд, это явилось тем весьма редким случаем, когда памятник не толь­ко доисламского ,но и дохристианского зодчества в исламской стране был вос­cтановлен практически в своем первозданном виде, что также является сви­­детельством конфессиональной толерантности местного населения.
В своем же исследовании, посвященном древним сооружениям Баку Г.А.Гасанов время строительства храмового комплекса также относит к XV-XVII векам, ссылаясь на сохранившиеся здесь эпиграфические данные и тоже связывал его возведение с появлением в то время в этих местах торговой колонии индийских купцов. Вместе с тем, ссылаясь на некоторые характерные особенности отличия зороастризма и индуизма, а именно наличие ямы, в которой сжигали трупы погибших индусов, аскетический образ жизни обитавших здесь паломников и др. утверждал, что данный комплекс не имел никакого отношения к зороастризму, а был построен в традициях индуистских культовых капищ ( 14, стр.79-81).
Попытаемся рассмотреть этот вопрос более подробно и внести ясность в ряд возникших вопросов. Комплекс представляет собой просторный двор в форме неправильного в плане пятиугольника, обрамленного по периметру увенчанной зубцами стеной и окруженного кельями для служителей храма и его постояльцев. Вход в двор комплекса подчеркнут двухэтажным традиционным для Апшерона строением – «балахана» нижняя часть которого представляет из себя стрельчатый арочный вход, а верхняя – небольшую гостевую комнату. В целом весь комплекс своим внешним видом очень напоминает один из типов распространенных гражданских средневековых сооружений — караван-сарай, выполненный к тому же в характерной манере присущей для одной из локальных архитектурно — художественных школ средневекового Азербайджана — ширвано-апшеронской школы зодчества.
В центре двора, как уже отмечалось, находится четырехарочная, квадратная в плане каменная ротонда, сооруженная над храмовым алтарем и перекрытая четырегранным куполом. Углы её были выделены четырьмя каменными тумбами, также, как и алтарь служащими для выхода священного пламени. Скорее всего эта часть комплекса, как уже отмечалось, является наиболее древней и вполне вероятно может относиться к III в. – времени наиболее интенсивного строительства в Закавказье и в том числе на Апшероне сооружений, связанных с культом огня ( 19,стр. 12-13). Особенности этого строения полностью отражают характерные черты присущие « храмам огня» и описанные в работах французского исследователя А.Годара под наименованием «чортак-киоск» ( переводимый, как «четырехарочный павильон»). ( 11, стр. 70-78; 12, стр. 340-343). Эпиграфические сведения же о том, что алтарь был возведен в 1810 г. на средства индийского купца Канчанагара, как нам кажется, не совсем соответствуют действительности и речь, возможно, идет лишь о восстановлении памятника. Интересно и то, что форма подобной, ротонды, очевидно, послужила прообразом для появления на Апшероне целого ряда схожих с ней по форме мемориальных сооружений. В частности, одно из них – небольшой надгробный мавзолей XIV в. расположен в селении Шаган.
Таким образом, можно сделать предположение, что строительство храмового комплекса «Атешгях» скорее всего относится к III в. н.э., т.е. ко времени широкого строительства на Апшероне – месте известным и почитаемым зороастрийцами священным культовых сооружений и комплексов, посвященных этой религии. Позже, приблизительно в VII – VIII вв. либо после похода в Баку императора Ираклия, либо в связи с приходом сюда арабов и распространением здесь в качестве официальной религии «Ислама» многие из этих сооружений были полностью или частично разрушены. И только лишь XVII в. после развития широких торговых связей с Индией и появлением в Баку и в близ него лежащих окрестностях индийских купцов и паломников храмовый комплекс « Атешгях» был восстановлен и использовался ими вплоть до XIX в. – времени интенсивной разработки нефтяных и газовых пластов в промышленных целях, в следствии чего , природные выходы газа, находившиеся в храме иссякли и святилище было фактически заброшено.
Долгое время памятник оставался таком полузапущенном состоянии и его посещали лишь отдельные туристы и паломники. И хотя в 60-е годы ХХ в. на территории были осуществлены небольшие работы по его сохранению. Первая реставрация же храмового комплекса была проведена лишь в 1975 годуи после неё здесь начал функционировать музей. В 2007 г. Указом Президента Азербайджанской Республики от 17 декабря 2007 г. храмовому комплексу «Атешгях» было присвоен статус Государственного историко-архитектурного заповедника и в 2010 г. были проведены обширные археологические исследования под руководством археолога И.Алиева (21). После них в самом комплексе и на прилегающей к нему территории были проведены обширные работы по реставрации самих памятников, благоустройству территории и строительству новых объектов ( административного здания, музея и др.).
Уверены, что недалек тот день, когда этот уникальный, интересный и ценный памятник займет свое заслуженное место в списке памятников мирового культурного наследия ЮНЕСКО.

Эльнур Рашид оглы Велиев
доктор философии по истории

Центр Льва Гумилёва Азербайджан

Э.Велиев, Ф.Мамедов
БАКУ И ЕГО МЕСТО В ИЕРАРХИИ ЗОРОАСТРИЙСКИХ СВЯТЫНЬ.
(аннотация)
В данной статье рассматриваются вопросы, связанные с определениемБаку в системе иерархии зороастрийских святынь и анализируется в этой связи архитектурные особенности храмового комплекса «Атешгях», расположенного в поселке Сураханы близ Баку.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ :

Абд Ар-Рашид ал-Бакуви, « Китаб Талхис ал-асар Ва*аджа*иб ал-малик ал-Каххар» («Сокращение(книги о) «памятниках» и чудеса царя могучего»), Издание текста, перевод, предисловие, пимечания и приложения З.М.Буниатова, Москва, «Наука», 1971;
Авеста в русских переводах (1861-1996), Составления, общая редакция, примечания и справочный раздел И.В.Рака, Журнал «Нева», «Летний сад», Санкт Петербург, 1998;
Алиев И., Абдуллаев Ф., «Неизвестный Апшерон», Баку, 2011;
Ахундов Д.А. «Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана»,Баку, Азернешр.1986;
Ашурбейли С.Б., «Очерк истории средневекового Баку (VIII – начало XIX вв.)» , Баку, 1964 ;
Ашурбейли С.Б., «Государство Ширваншахов (VI – XVI вв.)», Баку, «Элм»,1983;
Ашурбейли С.Б., «История города Баку — период средневековья» , Баку, 1992 ;
Бакиханов А. «Гюлистан-и-ирам». Труды общества обследования и изучения Азербайджана, вып.4, Баку, 1926;
Бретаницкий Л.С., « Зодчество Азербайджана XII-XV вв. и его место в архитектуре Переднего Востока», Москва, «Наука» 1966 ;
ButovdaM. Andrzeykowicz, «SzkiceKaukaza» , Warszava, 1895, t.I ;
GodarA., Note sur d”anciennesmosquedeI”İran: Доклад на IIIМеждународном конгрессе «Иранское исакусство и археология» в 1935 году, Москва-Ленинград, 1939;
Godar A., L”art de l”İran, Paris, 1962;
Vəliyev E., «Azərbaycanda Zərdüştilik», Bakı, «Çaşıoğlu», 2002 ;
Гасанов Г.А., «Девичья башня», Баку, «Çaşıoğlu», 2014;
Гейбуллаев Г.А., «Топонимия Азербайджана», Баку, «Элм», 1986;
Qiyasi C. Ə., «Sınıq-qala – 900-illik abidə», «Qobustan», Bakı, 1963, №3;
;Замаровский В., «Их величества пирамиды», Москва, «Наука», 1986;
Касумова Т., «Викинги Каспия», газета «Труд», № 74, 26 апреля 1995 г;
Касумова С.Ю., « Азербайджан в III-VII вв. Этно-культурная и социально-экономическая история Баку, Баку, «Элм», 1993:
Э. Э. Касим-заде, Ф.Г. Мамедов, Баку – святыня трех религий, — «Exclusive» ( extra magazine), volume 3, 2003, стр. 10 — 14 ;
Керимли Т.Н., Реставрация храмового комлекса «Атешгях» в поселке Сураханы города Баку. (www.marhi.ru/AMIT/ 2014/4kvart14/kerimli/kerimli.pdf;
Мамедов Ф.Г,, «Баку-Багуан- Бог», газета «Вышка», Баку, 18 февраля 1995;
Мамедов Ф.Г., « К вопросу об истоках и принципах формирования культовых сооружений ширвано-апшеронской школы зодчества», «Археология и этнография Азербайджана», № 2, Баку, 2012;
Мамедов Ф.Г., «Архитектурные связи школ зодчества средневекового Азербайджана», Баку, «Шарг-Гарб», 2013;
аnda pirlər, Bakı, 201
Сказания Прииска Панийского, Перевод Г.С. Дестуниса, «Ученые записки II Отделения Императорской Академии наук, книга VII, выпуск I, Санкт-Петербург, 1861;
Сысоев В., Храм огнепоклонников в Сураханах близ Баку, « Известия Азербайджанского археологического комитета», Баку, 1925, вып. I ;
Усейнов М.А., Бретаницкий Л.С., Саламзаде А.В., « История архитектуры Азербайджана», Москва, «Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам», 1963;
Харт Г., «Веницианец Марко Поло», Москва, 1956.

E-

Лекториум он-лайн

Роман Багдасаров : Загадка феномена Поколений



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>