Битва за Балх

Дело об отставке Атто Мохаммад Нура с поста губернатора провинции Балх достигло апогея. После двух неудачных попыток Хамида Карзая, последняя из которых закончилась в 2009 году тем, что при посредничестве почившего ныне Маршалла Фахима Атто Мохаммад Нур сохранил свой пост, президент Афганистана Ашраф Гани заново принялся за отставку Нура. Поездка более 30 членов партии «Джамиати Ислами» в Мазари-Шариф и многочасовые переговоры с Атто Мохаммад Нуром укрепили его уверенность идти против решений центрального правительства, а у президента страны появилась возможность, которой он не переминул воспользоваться.



Отставка без даты

Президент Афганистана после церемонии приведения к присяге первым делом объявил исполняющих обязанности кабинета министров. Следующим его шагом стало назначение всех губернаторов исполняющими обязанности. Большинство губернаторов в ходе решения о назначении исполняющими обязанности были отстранены. Однако в результате напряжения и усилий, продолжавшихся несколько месяцев, Атто Мохаммад Нур в ходе последней поездки Гани в Мазари-Шариф был объявлен губернатором, а не исполняющим обязанности.

Начало прямых переговоров Атто Мохаммад Нура с президентом, приведших многочисленным протестам членов партии «Джамиати Ислами», привело к объявлению нового пакета соглашения между сторонами. В условиях, когда Исламская партия (ИПА) Гульбеббина Хекматияра подписала мирное соглашение с правительством, этот пакет, предполагающий рост числа людей, связанных с партией, в структуре правительства, предполагал, что Атто Мохаммад Нур передаст президенту своё прошение об отставке без указания даты.

Это прошение об отставке стало козырем для президента, после того, как переговоры с Атто Мохаммадом Нуром в качестве представителя от партии «Джамиати Ислами» на практике зашли в тупик. При том, что Атто Мохаммад Нур не собирался подавать в отставку, Гани воспользовался этим заявлением в качестве законного политического орудия против Нура когда посчитал нужным.

В то время, как сподвижники Атто Мохаммад Нура считали заявление об отставке условным и утверждали, что его подача обусловлена принятием требований партии «Джамиати Исломи» и выполнением обещаний президента, данных в ходе прошлогодних политических переговоров, президент посчитал нужным завизировать заявление об отставке без выполнения условий соглашения со своей стороны после последних переговоров между Абдуллой Абдуллой и Ашрафом Гани.

«Последний рубеж»

Считается, что президент Гани проявляет особое расположение к определённой нации (читай, пуштунам) и выдал государственную и административную монополию полномочий ограниченному кругу лиц и ведомств. Политическое поражение Абдуллы Абдуллы в качестве кандидата от партии «Джамиати Исломи» и представителя таджикской этнической группы при попытке получить 50% от разделения власти, оказали сильное давление на политику в отношении таджиков.

Передача административных полномочий, которые при разделении власти перешли к людям и министерствам, приближенным к президенту Гани, являются факторами, благодаря которым, многие сравнивают период Гани с концом эпох коммунистической власти. С точки зрения противников президента и тех, кто критикует его методы управления и политику с национальной точки зрения, ставленники в министерствах сейчас делятся на две группы. Ставленники министерства и ставленники Гани. Ставленники Гани или человек Гани — это человек, который на практике имеет больше полномочий и компетенций, чем министр. На местах есть люди, которые на уровне обычного начальника выше, чем ставленник финансового управления, исключительно по причине близких политических связей с президентом и/или являются членами особого круга президента.

Отставка специального представителя президента по делам реформ Ахмада Зии Масуда, которого называли третьим вице-президентом, также укрепила мысль о том, что Гани монополист и отдаёт предпочтение отдельной национальности.

Скандальное и запутанное дело первого вице-президента генерала Дустума, которое завершилось судом над несколькими людьми, близкими к нему, и его политической ссылкой в Турцию, подтвердило предположение, что президент продолжит политику мононациональной власти. Народ по всему Афганистану глубоко убеждён, что Гани стремится избавиться от других наций и даже некоторых сподвижников у власти.

Неожиданные отставки в администрации президента после формирования правительства национально единства и установление на административные посты в более чем 90% случаях приближенных к Гани лиц, а затем раскрытие националистических директив в управлении, в ходе которых осуществлялась смена ставленников на ключевых постах, подтвердили националистические взгляды Гани. Постоянное обсуждение этой ситуации в СМИ подкрепили заявления противников Гани. Опубликованное официальное письмо в дополнение к формированию специального подразделения против волнений в министерстве внутренних дел также создали почву для формирования общественного мнения, которое стало подвергать Гани резкой критике за политические и национальные предпочтения.

Таким образом, с этой точки зрения, Атто Мохаммад Нур является ключевым звеном в представлении национальных интересов таджиков из партии «Джамиати Исломи» в Балхе, провинции, которая считается «последним рубежом». 

Как он сам отмечал ранее на встрече с членами партии, Балх — «последний рубеж» против монополии, деспотии, тирании и потока угроз, идущих на север. Для Нура сохранение Балха после одной неудачной политической инициативы является авторитетным и конструктивным делом. Политические переговоры Атто Мохаммада Нура и президента, которые начались с обещаний и оптимизма, в итоге оказались безрезультатными. Самый влиятельный человек Балха оказался взбешён, в результате этих переговоров его могущество оказалось под вопросом.

Таким образом, для Нура сохранение его власти с генерацией вызова центральному правительству и лично Ашрафу Гани представляет собой тяжёлую битву. В этой связи он, называя Балх «последним рубежом» против деспотии и за сохранение власти таджиков, заявил о своем несогласии с решением Гани и, кажется, Балху предстоит вынести немалые трудности.

Игра героев

Афганистан — поле этнических игр и страна этнических героев. Попытки национализации и перехода от этнической политики, предпринятые за прошедшие полтора десятилетия, по различным причинам оказались безуспешными. Этнические лидеры, этнические интересы, этнические угрозы и дискурсы, связанные с одним этносом, главенствуют в обществе, политике, отношениях и убеждениях народа. Для Атто Мохаммада Нура, который в настоящее время близок к национальному дискурсу таджиков, эта игра «остаться или уйти» из Балха — героическая игра.

В то время, как подход президента, со слов официальных представителей и людей, близких к Гани, представляет собой конец суверенитета джихадистских, этнических и местных лидеров. Мирное соглашение правительства с Хекматияром, мягкость и безразличие правительства к его националистическим заявлениям и лицемерию лишь подогрели этническую игру. Особые возможности для Хекматияра и обеспечение его безопасности на собраниях и в поездках по провинциям имеют место одновременно с обузданием престижа власти на политической арене с одной стороны и созданием вызова для присутствия представителей партии «Джамиати Исломи» в структуре власти, террористическими атаками на собрания, связанные с партией и другими активными протестующими группами. Все это создало для Атто Мохаммада Нура арену, где войдя в этническую среду, он возьмёт курс на победу.

Различный подход Абдуллы Абдуллы по отношению к общим мотивам партии «Джамиати Исломи» и этнической группе таджиков, который с одной стороны стал возможен из-за ослабления его присутствия в правительстве и с другой стороны, в ряде случаев был реализован, находясь в одном направлении с политикой правительства, поставил Атта Мохаммада Нура в положение, когда существенная сила в лице таджиков сражается за Балх в политико-этнической игре с фронтом партии «Хезби Исломи» и общественным мнением.

Атто Мохаммад Нур за прошедшие несколько лет постепенно превратился в личность, которую таджики считают желанным представителем и предводителем. С точки зрения самого Нура, насколько бы ни был громок его уход из Балха, какой бы напряжённостью он не сопровождался, он станет ближе к достижению варианта для замены главы правительства. Заявления об отставке Нура со стороны правительства только приближают его к заветной должности. В таком случае, естественно, что среди недовольного правительством народа, полагающего, что их представитель лишился власти, а угрозы в их регионах возрастают, спокойствие и интересы подвергаются всё большей опасности, на Атто Мохаммада Нура возлагаются еще большие ожидания.

«Джамиати Ислами» на пороге принятия решения

Переговоры, которые прошли в Балхе при участии свыше 30 членов партии и продлились примерно 8 часов, завершились с двумя ясными результатами: во-первых, «Джамиати Ислами» поддерживает Атто Мохаммад Нура в его качестве губернатора Балха. Во-вторых, в случае объявления отставки Атто Мохаммада Нура с поста губернатора, представители партии, в том числе, министр иностранных дел Саллахуддин Раббани, подадут в отставку.

Результаты этой встречи и решение партии было передано напрямую Абдулле Абдулле, что привел к тому, что он вынужден был взять паузу для принятия решения. В то время, как Абдулла обещал провести переговоры с президентом, Гани воплотил в жизнь своё решение.

Не стоило ожидать, что Абдулла Абдулла наложит вето на решение Гани или поставит его под вопрос. После многочисленных взлётов и падений в настоящее время партия находится на пороге принятия радикальных решений, касательно своих отношений с Ашрафом Гани и правительством национального единства.

Неудачи этой партии в получении президентского кресла и вслед за этим отстранение от власти соответственно, а кроме того, давняя вражда партии «Джамиати Ислами» с партией «Хезби Ислами» Хекматияра и лично Гульбеддином, поставили «Джамиати Ислами» в трудное положение.

Безрезультативные инициативы «Джамиати Ислами», посредством прямых переговоров с президентом с целью получения большей власти, привили ключевым членам партии чувство унижения и ослабления.
И сейчас Атто Мохаммад Нур прямо посреди этого народного, этнического и партийного недовольства в качестве рулевого одной из могущественных партий Афганистана превратил борьбу за свою должность в войну партии «Джамиати Ислами». События последних трёх лет в отношении монополизации власти и увеличения этнической напряжённости на политической арене, привело партию «Джамиати Ислами» к поворотному моменту.

Активное присутствие Атто Мохаммад Нура в жизни партии «Джамиати Ислами», политические события, связанные с Афганистаном и самой партией, народное недовольство и ситуация с безопасностью на севере Афганистане напрямую зависят от окончания дуэли Ашрафа Гани и Атто Мохаммада Нура. Каким бы ни был конец этого противостояния, Нур и «Джамиати Ислами» сейчас едины: перед этими двумя сейчас стоит один вызов — необходимость опровержения заявления об отставке.

Заки Дарьяби

Центр Льва Гумилёва в Афганистане

Лекториум он-лайн

Открытие проекта «Белая индия» в 2015. Выступление Олега Бахтиярова



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>