Волшебные папиросы (Зимняя сказка Льва Гумилёва)

 

 

 

Когда мерещатся чугунная ограда
И пробегающих трамваев огоньки,
И запах листьев из ночного сада,
И темный блеск встревоженной реки,

И теплое, осеннее ненастье
На мостовой, средь искристых камней 
Мне кажется, что нет иного счастья,
Чем помнить Город юности моей.

Мне кажется, Нет, я уверен в этом!
Что тщетны грани верст и грани лет,
Что улица, увенчанная светом,
Рождает мой давнишний силуэт.

Что тень моя видна на серых зданьях,
Мой след блестит на искристых камнях.
Как Город жив в моих воспоминаньях,
Так тень моя жива в его тенях!

Норильск, 1942 г.

(Забавно, что сюжет неисчезающей тени возник у мамы и у меня одновременно и параллельно. Когда мы встретились в 1945 г., это удивило нас обоих. — Л. Н. Гумилев).

Посвящаю эту сказку моей светлой жене Наталье
в день ее рождения 9 февраля 1989 г.

Действующие лица:

Люди:

Очарованный Принц (в миру студент) 
Золушка (в миру студентка)
Ванька Свист

Читать далее...

Этносфера и космос

Мы продолжаем публикации по теории этноса, данные Львом Гумилевым, с развернутым описанием этого релятивного явления. Надеемся, что оно внесет некоторую ясность в осознание современного политического и межэтнического процесса.
О термине “этнос”
Этнос как явление
Этнос и категория времени
Этногенез и этносфера

Все, что можно зафиксировать как научными приемами, так и простым наблюдением, есть изменение в окружающем нас мире. Только процессы и эксцессы улавливаются нашим сознанием, а затем служат поводом для размышлений и объяснений. Это диалектика природы и истории, т.е. пространства и времени, а поскольку мир вокруг нас постоянно изменяется, то, естественно, он является объектом науки.

Древние люди знали о космосе, наблюдая движение звезд и планет, но считали сам факт такого перемещения вечным, что было ошибкой. Галилей, открыв пятна на Солнце, показал, что небесные тела изменчивы и, следовательно, могут быть изучаемы. Однако долгое время космос считался пустотой, которая не изменяется и, значит, не подлежит изучению. Даже сам Лавуазье, обсуждая сообщение о метеорите, упавшем во Франции, провел такое решение: «Камни с неба падать не могут, потому что на небе нет камней». Но факты были сильнее догмы. Теперь ясно, что голубое небо — атмосфера — не защищает поверхность Земли от воздействия неба черного и что пучки энергий, приходящие извне, пробивают ионосферу и другие защитные оболочки Земли, достигая поверхности планеты. Значит, поверхность Земли — наш родной дом — открыта черной бездне и ее воздействиям. Это отнюдь не мистика, а география.

Читать далее...

Поклонение святым мощам в культах Евразии

Самым мощным евразийским культом прошлого века был коммунизм в форме советоизма.

Я, как коммунистический антрополог и как антрополог советоизма, расскажу вам о поклонении святым мощам в практиках советоизма.

Это не стёб, это не постмодернизм и не шутки, это моя давняя теория. На всех лекциях я вкратце упоминаю о том, что в советское время проснулась некая народная религия.

Человек по своей природе религиозен, но иногда он восстаёт против официальной религии. Против религии, принявшей государственную, формальную, официозную форму. И иногда он свергает эту религию, сбрасывает священников с колоколен. Но это не значит, что он избавляется от религиозности в себе. Его религиозность принимает какие-то другие формы и, чаще всего, они соответствуют обычным для этой цивилизации культам.

На территории Евразии испокон веков существовали определенные культовые практики, и они особым образом проявились в коммунизме, проявились в советское время. Повторяю, это не шутки. Существовали и практики, и культы, и вера, которые помогали людям жить, воспитывали, образовывали людей, двигали их на подвиги. И в этом смысле советская религия также реальна, как и всё остальное. Также реальна, как и любые традиционные религии, как наука, поскольку реальными были её плоды.

Читать далее...

Иван-Царевич как Махди

С прискорбием сообщаем, что в Алма-Ате скончался известный философ и метафизик Гейдар Джемаль.
Публикуем беседу Джемаля и Зарифуллина об орденах, Пресвитере Иоанне, Иване-Царевиче, Достоевском и Сокрытом имаме

Павел Зарифуллин: Вы часто пишите об орденах. В Российском суперэтносе, российской цивилизации духовными орденами по своей структуре безусловно являются староверческие согласия. Военные ордена — это опричники, большевики, эсеры.

Гейдар Джемаль: В этом есть довольно любопытный момент, заключающийся в том, что перебрасывается некий мостик между категорией сакрального ордена как организации духовного пути, духовного братства с определёнными практиками и техниками — к понятию «партия», причём такому, как оно сформировалось не в парламентской демократической Европе на буржуазном Западе, а в России — из политической кружковщины, из политического подполья. Тесные братства единомышленников, ведущие обречённую борьбу насмерть: «Народная расправа», «Чёрный передел». Мне самому приходило в голову соображение о некой особой аналогии между партийностью и военно-орденской организацией. Тем более что это уже не оригинально, не свежо, Сталин говорил об ордене Меченосцев (в качестве внутреннего круга большевистской партии). Эти примеры можно распространить и на германский опыт, где НСДАП и СС прямо возводили свою духовную преемственность к балтийскому ордену Серебряного Креста и Розы.

Я согласен, что между партийностью и орденским вариантом есть аналоги. Но можно сказать, что в Коране упоминаются две партии: партия Аллаха и партия Сатаны (хизб Аллах и хизб аш-шайтан). Тем самым легитимизируется партия как политическая структура, она определяется как единственно возможный духовный орден, партия Аллаха — это орден. В этом свете суфийские тарикаты сразу лишаются легитимности, потому что позволительно спросить — в какой степени так называемый тарикат (а основных материнских тарикатов — двенадцать) является отделением, филиалом, структурой «хизб Аллах». Если мы такой вопрос поставим, если мы проанализируем свойство и пафос мистической и социальной активности суфиев, мы обнаружим, что они не являются «хизб Аллах» ни в каких параметрах, а значит Коран не легитимизирует суфийские ордена.

Читать далее...

Философия Нового Скифства

Огонь и пафос героев Великого Октября по-прежнему согревают застуженные сердца. Золотой Век есть и там – в Будущем – надо только идти, скакать, лететь – не останавливаясь и ничего не боясь! 

Летокеан, Летокеан.
В летинных крылованиях

Ядрено взмахи дрогнуты
Шеи — змеи красных лебедей
В отражениях изогнуты
Пусть — долины — живот
Горы — груди земли
Окрыленные нас укрылят корабли
Станем мы небовать, крыловать
А на нелюдей звонко плевать.

Василий Каменский

Посвящается свободным кочевникам Прошлого и Будущего

Современный нам Анархизм на Западе по-прежнему жив и бодр, он будоражит своими антропологичсекими и политологическими озарениями мыслящую публику.
В Анархизме Делёза и анархо-примитивистов Зервана, Блэка и Хомски звучит детский крик новых идей, они дают некоторую надежду, направление к интересующей нас проблеме – поиска русской правды и справедливого скифского будущего. Через революционную антропологию и возвращение в Абсолютное Прошлое.

Примитивисты – Время назад! 

Анархо-Примитивизм был рождён структуралистской революцией и экспедициями Леви-Стросса. Неожиданно оказалось, что человек Нового Времени по своим умственным и физическим способностям не хуже и не лучше (а возможно и гораздо дряннее) кроманьонского охотника Каменного Века.
Когда научным образом было доказано, что штирнеровский и народовольческий субъектевист – это не революционный сумасшедший, но воспоминание о свободном и сильном номаде доисторического человечества.
Когда антропологи и археологи вынесли из этнографических исследований факт, интуитивно угаданный русскими анархистами, идеализировавшими бунтующих казаков:
В доисторическом обществе не было рабства и принуждения, не было работы в сегодняшнем смысле этого слова, не было отчуждения. Но была бездна свободного времени на стихи, любовь, танец, магию и разговоры со звёздами.

Гипер-народники

Анархо-примитивизм – анархистская критика культурных, религиозных и технологических достижений Цивилизации.

Примитивисты утверждают, что переход от охоты и собирательства к сельскому хозяйству дал начало расслоению общества, принуждению и отчуждённости. Они являются сторонниками отказа от цивилизации посредством: деиндустриализации, ликвидации разделения и специализации труда, упразднения технологии.
Не все примитивисты обращают внимание на проблемы современной цивилизации. Некоторые, такие как Теодор Качинский, видят корень зла в индустриальной революции. Другие — в различных более древних достижениях цивилизации: появлении монотеизма, письменности, начале использования металлических инструментов.

Читать далее...

Скифский Аутопоэзис

Скифы как Жизнь    

Скифы почти не оставили после себя имён – титулы Липоксай, Анахарсис, Спагопир – не более, чем архетипы в кривых греческих переводах.

Скифы прежде всего презентуют собой активность, анонимность и множественность. И не только в виде (по выражению профессора Абаева) «хищнеческих, волчьих походов», но в ритме роя – непрекращающейся и стремительной Множественности. Распадающейся и легко соединяющейся вновь, словно Ртуть, словно Русские.

Начало: Скифы и Солнечный РусскийИван-Царевич и Скифский волк, Новая Скифская ХронологияСкифская ПолитикаСкифская мобилизация

Мильоны вас – нас тьмы и тьмы и тьмы!

Попробуйте – сразитесь с нами!

Геродот писал, что во время оно царь Ариант решил устроить перепись скифского населения. Для чего потребовал от каждого воина по бронзовому наконечнику от стрелы. Скифы с неохотой принесли – каждый по гранёному наконечнику. Ариант посчитал их, но цифры никому не сказал. Он повелел слить из всех наконечников гигантский бронзовый котёл, мистическим образом соединив всех-воинов-скифов в единстве евразийской купели.

С тех пор сознание всех народов Турана и Русской Равнины коллективное.

С тех времен скифы и сотни народов-потомков суть разящие стрелы, спаянные бронзовым чаном.

Скифы не просто пылающая во фрактальных языках степного костра Жизнь –

Скифы утверждают переполненность Жизни, буруно-образность Жизни, вопль вихря и радость выпитой травоядной крови. Когда ветви смерчей высовываются из изогнутых облаков, словно чёрные языки жирафов. Когда Небо готово взорваться соком молний. Мы радуемся Множественности запахов, электрических разрядов и влаги, ветра и огня С-Той-Стороны.

Языки превращаются в хоботы, грозовые облака шарят смерчью, словно слепые слоны, по напуганной до смерти земле. Множественность Жизни берёт её в оборот и закручивает планету туда, куда захочет.

Скифы презентуют собой идею непрерывной жизни, идею родства между видимым и невидимым, между живым и мёртвым, между осколком предмета и целостным предметом.

Читать далее...

Скифская мобилизация


У меня созревает мысль О российском перевороте, Лишь бы только мы крепко сошлись, Как до этого в нашей работе.

          Я не целюсь играть короля И в правители тоже не лезу Но мне хочется погулятьИ под порохом и под железом.

          Мне хочется вызвать тех, Что на Марксе жиреют, как янки. Мы посмотрим их храбрость и смех, Когда двинутся наши танки.

Сергей Есенин

  Начало: Скифы и Солнечный Русский, Иван-Царевич и Скифский волк, Новая Скифская Хронология, Скифская Политика

Текст посвящается переходу Венеры через Солнечный диск

Шахматный Рейх

Западная модель государственно-общественного устройства зиждется на принципах глобального порядка, рациональной «шахматной игры» власти и народа. Власть обеспечивает законы через политику, парламент и полицию и вяжет сети «скрытого господства» через пара-масонские клубы, аристократическое родство и транс-национальные корпорации. На низовом уровне за порядок отвечает «социальная машина», незримые подписанты «общественнного договора». Власть – чёрные, общество – белые. Вместе они исполняют шахматные этюды и бесконечный «марлезонский балет». Власть разделяет самое себя и уравновешивает активность общества и – наоборот – «социальная машина» рационализирует частную жизнь индивидуумов, семей (ювенальное право), муниципалитетов и профсоюзов и ограничивает государство.

Что вверху – то и внизу! В данном примере мы наблюдаем механический порядок, в нём — никакому «скифству», спонтанному проявлению жизни, внутреннему огню и тому, что Делёз называл «машиной войны» — места нет! Цыган из Франции депортируют самолётами, из антиглобалистов делают теле-фриков, курильщиков загоняют в гетто, словно средневековых евреев, «неполиткорректных людей» засовывают в социальный вакуум. Делает это само общество, даже не пенитенциарная система.

Читать далее...

Скифская политика

Начало.  

Партия-метеорит
Необходимо определить реальную политическую принадлежность Нового Скифства. Наши предшественники симпатизировали левым эсерам – народникам и социалистам, силе очень своеобразной, объединявшей в своём политическом багаже вполне либеральные лозунги отстаивания прав человека и отмены смертной казни со вполне себе «мракобесной» тоской по «идеальному русскому крестьянству», а также очень конкретные на исторический момент Второй Русской Революции социалистические цели и требования прав трудовых коллективов и советов.
Они же ожидали создания интернациональной федерации евразийских народов и чуть ли не первыми на планете начали отстаивать «народные права». По итогам разгрома нашей первой «скифской партии» 6 июля 1918 года — рядовых активистов практически поровну поделили между собой большевики и коммуно-анархисты армии Нестора Махно.
Вот так между национал-социализмом (нарождавшимся), евразийством (нарождавшимся) и анархизмом пронеслась, как комета над Россией странная партия левых эсеров.
Сейчас мы смотрим почти с «космической временной выси» не только на чаянья и идеи Русской Революции, но и на политологические откровения эпохи Модерна – Нового Времени. Мы можем трезво оценивать и бесконечно рефлексировать по их поводу – мир постепенно переходит в Постмодерн, где нет уже места классическим политическим канонам и платоновским идеям. Или есть?

Читать далее...

Скифская Агни-йога

Выступление Павла Зарифуллина для слушателей в Музее Востока в рамках лекториума «Культ огня» образовательного проекта «Белая индия»

Сакральная география Огня

Огонь — великая субстанция, способная преобразить людей и планету.
Мы все идём тропой огня, всю свою жизнь. В русских условиях не обязательно искать Пылающие страны среди жертвенников и факиров Чёрной индии. Всё у нас под боком.

Истинная Страна Огнепоклонников — это не Иран и не Индия.

В СССР возжигание Вечного Огня приобрело фантастический масштаб: в каждом районном центре, на братских могилах и соборных площадях поселились раскалённые цветы. Россия с советских времен — страна огнепоклонническая, царство древних «колора крови» пылающих знаков и огненных букв. Именно на Руси в XX веке проявился и победил «флешмоб» под названием «Вечный огонь». (1)

Когда каждый городок выстраивал посреди себя жертвенник.

Эту игру русских пироманов и поджигателей отлично видно сверху со стороны спутников, ангелов и замерзших в стратосфере птиц. На карте размером с одну шестую планеты трепещут, как в языческие времена бесконечные огоньки, светлячковый рой.

Мы увеличиваем карту и попадаем в особое удивительное царство-государство.

Где мама-зима и папа-огонь породили Питер, его единство противоположностей. («Половина туловища — пламя, половина туловища — лёд» Н. Гумилёв).

Читать далее...

Этническое поле

Последователи и популяризаторы теории Гумилева, безусловно, правы, утверждая, что Гумилев раскрыл тайну рождения, становления, расцвета и ухода в небытие этносов. Доказательство того факта, что каждый этнос проходит определенные фазы в своем развитии, представляет собой значительный шаг в понимании законов этногенеза. И, тем не менее, фундаментом теории Гумилева является не само по себе открытие о наличии в этногенезе хронологической закономерности, а то, что этногенез представляет собой природное явление, не зависящее от воли человека. Толчок пассионарности, воздействуя на коллектив людей, создает условия для рождения в данном регионе этноса. Сам же толчок пассионарности возникает в результате появления на Земле определенного вида энергии.

«И есть третий вид энергии, который мы получаем небольшими порциями из космоса, — это пучки энергии, приходящие из Солнечной системы, иногда пробивающие ионосферу, достигающие дневной поверхности планеты и ударяющие нашу Землю, как, скажем, ударяют плеткой шарик, обхватывая какую-то часть ее, молниеносно производят свое энергетическое воздействие на биосферу, иногда большое, иногда малое.
Описанное явление и есть механизм сопричастности каждого человека и каждого человеческого коллектива с космосом». (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 55).

Третий вид энергии, который далее Гумилев определит, как пассионарность, рождается в результате воздействия на биосферу Земли определенного излучения.

«Каков характер этого излучения? Здесь мы можем строить только гипотезы. Их две. Первая – о возможной связи пассионарных толчков с многолетней вариацией солнечной активности. Вторая гипотеза – о возможной связи со вспышками сверхновых». (Лев Н. Гумилев, «Конец и вновь начало», стр. 406).

Читать далее...