Этнофутуризм: образ мышления и альтернатива на будущее (манифест)

Этнофутуризм — одно из перспективных направлений в современном искусстве, сочетающее подлинное знание народов и современные технологии. В настоящее время его последователи заявили о себе как об отдельной творческой силе. Этнофутуристы выставляются в музеях раскрашивают стены городов и возрождают образы прошлого. которые снова становятся сверхактуальными. Центр Льва Гумилева публикует серию исследований по этнофутуризму и Манифест финно-угорских этнофутуристов 1994 года, чтобы представить читателю историю того, как этот стиль произошел и каковы цели и задачи современных этнофутуристов.

pera1.

Этнофутуристическая конференция молодых финно-угорских художников, писателей, музыкантов и т.д. проводилась с 5 по 9 мая 1994 г. в Тарту. Этим событием было отмечена 5-я годовщина Эстонского Общества Костаби.

На этнофутуристические дни в Тарту были приглашены удмурты, коми, мари, карелы, ливы, эрзя, саамы, венгры и вырусцы, сето — всего около 100 гостей.

‘Гарту для них — знакомое и символическое место встречи, так как здешний университет для финно-угорских народов Российской империи уже издавна служил местом встречи и источником надежды на будущее.

Целью этих дней было ознакомление молодых финно-угорских художников и писателей с этнофутуризмом посредством речей, фильмов, выставок, песен и общения.

Последний день конференции был полностью посвящен обсуждению этнофутуристических планов и планированию совместной деятельности.

Вопрос вообще сложен, так как финно-угорские народы Российской империи в последние десятилетия особенно активно подвергались денационализации направленной на уничтожение их самобытности.

Конференция определила самобытную культуру (самость культуры) в качестве основы идентитета и его (основной ценности, а также решила всячески поддерживать и пропагандировать деятельность, обеспечивающую «этносу футу», т.е. выживание народа в будущем.

Решили выживать вместе.

В ходе дискуссии сложилось общее мнение: лучшим способом выживания является творческое соединение древнего финно-угорского образа мышления с новейшими возможностями информационного общества. Ниже предлагается обзор основ и истории возникновении финно-угорского этнофутуризма как образа мышления с позиции инициаторов и организаторов конференции.

2.

Этнофутуризм — это искра, возникающая внутри культуры при соприкосновении двух полюсов ее сущности. Этими полюсами являются, с одной стороны, наиболее присущие и наиболее свойственные народу представления, с другой, — самые новые, самые модернистские проявления мировой культуры.

3.

Возникшая искра способна естественным образом оживить культуру.

Эстонцы издревле называли сами себя землянами (земельным народом), что в качестве самоназвания местного населения известно и шире.

После того как И. В. Яннсен в 1857 году в газете «Пярну Постимээс» впервые назвал землянов эстонцами, постепенно и земля этих местных землянов стала называться Eestimaa, т.е. Эстонская земля.

В процессе дальнейшего роста самосознания и формирования эстонской национальной идеи возникло три взаимодействующих направления национальной идеологии, основанных на немецкой культуре и ориентации (Яннсен), на русских влияниях (Якобсон) и на национальной почве (Хурт).

Народ, который уже 10 000 лет пахал здесь землю и воспитывал на родном языке детей, за последние века привык выражать свои мысли и по-немецки. Эстонская интеллигенция времен национального возрождения получала образование на русском и немецком языках, а также и в соответствующем духе. Духовная атмосфера учебных заведении тоже складывалась, в основном, в условиях русского казенного или немецкого мелкобуржуазного менталитета. Молодая эстонская культура тем самым формировалась во многом на основе немецкой массовой культуры; и все же в 1838 году в первой программе академического Эстонского Ученого Общества заняло важное место собирание эстонского фольклора. Начатая в 1888 году Якобом Хуртом работа но сбору и хранению эстонского фольклора заложила с точки зрения далекой перспективы основу для фиксирования эстонского древнейшего устного народного творчества. Вдохновителями его работы были, с одной стороны, финн Юлиус Крон, занимавшийся тем же в Финляндии, с другой, — школьные учителя эстонского происхождения из разных уголков Эстляндии и Лифляндии. Организационно эта огромная работа но сбору древнейшего наследия была поддержана более всего Эстонским Обществом Литераторов (основанном в 1871 г.), Обществом песни и танца «Ванемуйне» (1865 г.), Эстонским комитетом Александрийской школы (1868 г.) и Эстонским обществом земледельцев (1870 г.). Огромная роль вдохновителя на собирания древних народных текстов принадлежала газете «Постимээс», где ежемесячно печатались отчеты о ходе сбора и призывы Я. Хурта.

Реальное положение дел было тогда причиной предпочтения немецкой основы в создании эстонской культуры: поддержка соответствующих направлений развития была в конце XIX века всеобщей. По-своему такой поддержкой было и собирание фольклора М. Й. Эйзеном, но в то же время составленные им народные издания оказались крайне существенными для формирования духовной основы следующего поколения эстонской интеллигенции.

Программа Я. Хурта но собиранию фольклора была ориентирована в более далекое будущее, предпосылкой которого были жизнь, построенная на национальной основе, и воспитание постоянно обновляющего осознания илентитета.

В пути формирования эстонского национальною идентитета стою роль сыграли труды многих творцов и мыслителей, будь то поэзия К. Я. Петерсона, основанная на народном сознании, эпосы и национально-психологические статьи Аугуста Анниста, народные книги и исследования о силе нации Оскара Лооритса, деятельность Антса Ораса в посредничестве европейской культуры, основанном на народном сознании, общественная или издательская работа Бернарда Кангро, направленная на поиски своего, будь то философия аутентичной религии и сравнительное религиоведение Уку Мазинга, помощь Пауля Аристэ в содействии к единению финно-угорских национальностей, поиски Ильмара Лаабана в синтезировании этнографии и сюрреализма, взгляды Велло Сало на курьёзы эстонской культуры и литературы с народной точки зрения, внедрение Рейном Сеппом в эстонскую культуру древнейших мифов мира, полемические выступления Айна Каалепа и его осознание народной культуры на фоне других культур. работа Арво Валтона но распространению и сопоставлению мифов и уклада жизни финно-угорских народов, познавательность рукописных статей Яана Каплинского, этнографические фильмы Леннарта Мери о финно-уграх или обработка народной музыки Вельё Тормисом.

Возрождение этнофутуризма в Эстонии связано с восстановлением независимости Эстонии в 1986-1991 годах.

Литература, искусство и мышление еще находились под влиянием периода социализма; требовалось время для привыкания к расширяющемуся миру и прояснения нового познания, вызванного изменившейся ситуацией.

Новая эпоха нуждалась в новых подходах, поиски которых поначалу были затруднены. Старшее поколение писателей и художников в большинстве своем ушло о политику, ищущих новых путей и искусстве осталось относительно мало.

Периодическое обновление национальной идеологии свойственно каждой живой культуре так же, как змее для выживания необходимо менять кожу.

4.

Несмотря на различия в историческом развитии и современном состоянии народов, на сегодняшний день ясно видно сходство основных проблем финно-угорских народов.

Финно-угорские народы на территории Российскою государства сохранили древнюю народную культуру в форме деревенской культуры. Ее наиболее жизнеспособными компонентами являются собственная религия, живая народная песня, предметы рукоделия в каждодневном обиходе, сохранение языка в качестве домашнего. Отсутствует национальная городская культура. Как выжить в современном мире в качестве народа, когда еще нет собственной национальной городской культуры?

Изменившийся мир создает для молодых финно-угорских культур благоприятные условия:

  • возможность развиваться в контексте более развитой культуры;
  • исчезновение канонизированности в современной высокоразвитой культуре позволяет исходить из традиции и творчески ее развивать;
  • этническое своеобразие находит в масштабе всею мира поддержку как в массовой. так и в элитарной культуре;
  • распространяющаяся экологическая философия является древним мировоззрением финно-угров.

Финно-угры осознают, что в конце концов нет разницы — ассимилироваться ли среди русскими или европейцами. Ассимиляция будет смертью в любом случае.

Всего финно-угров народов насчитывается около 25 миллионов, и это достаточное количество, чтобы занять влиятельное место среди народов мира. Принадлежность к большему сообществу способствует и росту самосознания.

5.

Развитие технологии и цивилизации для финно-угров долгое время было неблагоприятным фактором. Города, иерархические организации и негибкие модели мышления оказались неприемлемыми для нашей натуры. Народы с индивидуалистическим укладом мышления не могли добиться успеха в мире государтв, воин и церквей, приспособление к которому привело к широкому распространению стресса, с алкоголизма и самоубийств.

Информационное общество 90-х годов развивается в направлении, в основе которого лежат общедоступные компьютерные сети. Сеть, приобретающая все большее значение, без которой вскоре трудно будет представить свое существование, создает совершенно новую среду, существенно отличающуюся от традиционных отношений. Такая сеть не подчиняется какому-либо центральному управлению, она позволяет избегать манипулирования и служения каким-либо политическим, религиозным или коммерческим целям. Мы имеем дело с первой свободно действующей структурой, в которой отсутствуют централизация, возможность доминирования и идеологический контроль.

Сеть — это место, где финно-угр почувствует себя удобно. Информацией можно делиться более чем по-христиански — ее хватает всем и от употребления она не уменьшается, а растет, возобновляясь. Она является открытой системой. Приближающийся к энтропии избыток информации, сравниваемый часто с джунглями, не подавляет психику лесного народа, позволяя ему войти и подходящую для его натуры среду.

Индивидуалистически настроенные финно-угры, привыкшие надеяться на себя и имеющие для ориентирования более сложный и действенный аппарат, чем тот что построен на 10 заповедях, могут таким образом продолжать свою жизнь в современных условиях, в то же время опираясь на традиционную национальную природу своих предков.

Сеть поможет финно-уграм сохранить свойственный для них рассредоточенный образ жизни, при сохранении одновременно с этим контакта с окружающим миром, что предоставит для самовыражения и общения невиданные возможности. В рамках этой сети ни один народ не опережает других на века, она является новой как в Америке, Скандинавии, гак и в Сибири.

План завоевания финно-уграми мира основан на творческом сосуществовании древнего уклада мышления и современной технологии. Здесь скрывается великий шанс для финно-угров.

Этнофутуризм, раскрывающий творческие силы, это не идеология, а образ жизни и выживания.

Маарья Пярл-Лыхмус, Каукси Юлле,
Андрес Хейнапуу, Свен Кивисильдник

1994

Лекториум он-лайн

Закрытие выставки Систематизм Арт барабанным боем отметили в ЦДХ



Вам также может понравиться

3 Комментариев

  1. 1

    Угро- фины появились на берегах Балтики примерно в середине первого тысячелетия.

  2. 2

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>