Евразийская интеграция: возможен ли выход из тупика?

СНГ «сдулся», ЕАЭС – буксует, а дальше то — что?

В последние годы уже стало совсем очевидно, что дела в евразийской интеграции на постсоветском пространстве идут не лучшим образом. В экономике абсолютно всех стран – участниц ЕАЭС наблюдаются известные трудности, причём, не, только из-за санкций стран Запада против РФ; временами между странами – участницами союза вспыхивают таможенные войны и иные подобные конфликты. И, в научной сфере наблюдаются крупные нелады: есть мнение, что наука в ЕАЭС фактически умерла [1]. Технотронного оазиса из Евразийского экономического союза определённо не получилось — наоборот, страны оного объединения превратились в территорию для устаревших технологий и стали рынком сбыта самой низкопробной продукции: например, «свыше 60 процентов электротехнической продукции, которая совершенно легально продается в белорусских магазинах, опасна для жизни» [2].

Или, вот ещё тема, подымаемая периодически: почему ЕАЭС фактически выпал из информационного пространства? Неужели, только из-за превращения ЕАЭС в «обыденность» (М. Шибутов) [3]? Или, всему виной — «болезни роста» (Р. Ошакбаев) [там — же]?

Более правдоподобная версия – это отсутствие реальных достижений в ЕАЭС: например, из-за просчётов разработчиков проекта, ибо «реализовать идею на практике оказалось сложнее, нежели это виделось ранее», (Т. Умбеталиева)[там — же], отсутствия реальных рычагов для того, чтобы обеспечить выполнение сторонами взятых на себя обязательств (Р. Ошакбаев)[там — же]. Или — чрезмерной бюрократизации: «На сайте правового портала ЕАЭС есть уже 4216 документов разного уровня: акты Высшего Евразийского экономического совета, Евразийского межправительственного совета, Евразийской экономической комиссии, Суда Евразийского экономического союза, документы ТС и ЕЭП, международные договоры, меморандумы, заявления, официальные сообщения Евразийской экономической комиссии» (М. Шибутов)[там — же].

Нетрудно заметить, что абсолютно всё вышеперечисленное наблюдалось и в СНГ, и, это — закономерно, ибо разработчиками обоих проектов были не некие «забугорные» специалисты, а представители постсоветской номенклатуры и соответствующих научных кругов, которые, после окончательной реабилитации евразийства в конце 80-х., решили примазаться к «процессу».

Как результат — странам бывшего СССР, раз за разом, буквально навязывались евразийские интеграционные «прожекты» – ССГ, СНГ, ЕАС, ЦАС, ЕврАзЭС, ЕЭП/ЕАЭС, часть из которых так и не была реализована вообще, а другая же — так и не продемонстрировала свою высокую эффективность.

Причём, в них наличествуют изъяны даже по сравнению с «эталоном» — Советским проектом. Например, модернизация окраин перестала быть стратегической задачей: ничего подобного советской индустриализации в национальных республиках, определённо, даже не планировалось. И, это справедливо не только в отношении стран Средней Азии и Закавказья, но окраин и депрессивных регионов собственно РФ: ведущиеся с начала 2000-х. разговоры о необходимости повторного освоения Сибири и Дальнего Востока, без которого «Россия обречена» [4], так, по сути, разговорами и остаются.

Нет, в официальных документах ЕАЭС слово «модернизация» один раз всё-таки присутствует: «ЕАЭС создан в целях всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик и создания условий для стабильного развития в интересах повышения жизненного уровня населения государств-членов» [5] – гласит преамбула на официальном сайте.

Однако в структуре ЕАЭС отсутствуют структуры, непосредственно отвечающие за модернизацию – ни как отдельный орган, ни как подразделение, например, в виде коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).
Можно предположить, некоторое отношение к модернизации имеет отдел анализа и перспектив развития Департамента развития интеграции в коллегии по интеграции и макроэкономики ЕЭК. Но, низкий иерархический уровень в административной вертикали вряд ли позволил бы ему, например, эффективно осуществлять координацию между подразделениями национальных академий наук стран-участниц союза, «фабриками мысли» и иными подобными структурами, занимающимися данной тематикой. Разумеется, если бы эта задача перед этим отделом была бы поставлена.

Между тем, наука и техника в ЕАЭС, без коих никакое повышение конкурентоспособности национальных экономик априори невозможно, тоже «пострадали»: если информационно-коммуникационными технологиями всё-таки заведует Департамент информационных технологий ЕЭК [6], то остальное передано в Фонд по делам экономического и научно-технического сотрудничества, который … только предполагается создать [7].

Вот почему напрашивается закономерный вывод: всесторонняя модернизация – явно не цель ЕАЭС, не его важнейшая задача – а лишь некая абстрактная декларация о будущих намерениях. И, стоит ли после этого удивляться, что количество желающих участвовать в евразийском движении от проекта к проекту постоянно уменьшается?

Впрочем, и возможных альтернатив евразийской интеграции для постсоветских стран не так уж и много. Уход в ЕС, со всеми его достоинствами и недостатками, актуален только для европейских стран бывшего Союза; полномасштабную модернизацию с опорой исключительно на собственные силы, после краха СССР, могли позволить себе разве что Россия и Украина. Однако ни одна из них так не воспользовалась этой возможностью. Участие же в проектах регионального сотрудничества, в большинстве случаев могут приносить лишь ограниченные дивиденды.

Остаются тесные, вне всяких блоков и союзов, двусторонние связи с очень влиятельными державами. Ожидаемый эффект — не только увеличение оборота торговли, но и возможность модернизации экономики до уровня более развитых стран. Например, и США и Россия (СССР) в прошлом неоднократно проводили успешную модернизацию проблемных стран и экономически отсталых территорий.

Поэтому, Китай из рассмотрения придётся исключить. Хоть, он и не прочь поучаствовать в проектах евразийской интеграции, например, как дополнение к своей инициативе «Один пояс и один путь», но успехов в реформировании иных стран у него не имеется, поскольку сравнительно недавно был объектом модернизации сам. Кроме того, КНР имеет претензии (пока только на страницах школьных учебников) на «временно утраченные территории Поднебесной», что у стран-соседей не может не вызвать понятных опасений.

Россия: локомотив, который уже не тянет

В интервью от 11.08.2017 главы Международного совета российских соотечественников Вадима Колесниченко обсуждались причины «украинского поражения» Русского мира: присвоение группой лиц многих российских миллиардов, выделенных на «перепрошивку» украинского общества, неэффективная работа российского МИДа, фонда «Русский мир» и иных структур по сравнению с их оппонентами из американских фондов и НКО [8].

Однако проблемы у Русского мира наблюдаются не только на «украинском» направлении; например:
— финансирование «чисто» русских регионов, в отличие от «мультикультурных» Москвы и Петербурга, осуществляется по остаточному принципу;
— на притеснение русских за границей власти РФ реагируют избирательным образом: в одних случаях (Украина, Прибалтика) реакция всё-таки имеет место, в других — нет;
— русским из ближнего зарубежья получить российский паспорт часто труднее, чем, представителям национальных меньшинств: например, осетинам из Южной Осетии [9];
— хоть мир и называется Русским, но среди его апологетов и идеологов доминируют выходцы с Кавказа и Прибалтики, украинцы, представители иных национальностей.

По существу, наблюдается несоответствие даже в терминологии: Русский мир – не совсем то и «русский», а скорее – Мир Русскоязычный, Московский, Российский, Россиянский.
Подобная подмена — и в современном российском евразийстве, под коим, в первую очередь, подразумевают современную российскую геополитику. Зато, для учения Льва Гумилева, например, сейчас времена не самые лучшие: «Конечно, теорию пассионарности изучают в некоторых российских, казахских и узбекских вузах, работы Гумилёва переведены на ряд языков, но… из распространённых — только на английский и турецкий. На немецком языке в наличии только перевод «От Руси к России», причём сделанный силами энтузиастов, без помощи государства. «Этногенез и биосфера Земли» в Германии не издан. Мало того, там на учёного прилепили ярлык маргинала и антисемита. В очень многих странах «последний евразиец» совсем неизвестен. Зато книги, например, А.Г.Дугина переводятся почти на все языки и в огромном количестве. Парадокс, да и только!» [10].

Эти и многие другие идеологические провалы не могли не сказаться на экономическом базисе современной России. Если в СССР были: индустриализация и коллективизация, развитие науки и культуры, освоение целины, Сибири и Дальнего Востока; то в РФ – лишь «энергетическая империя». Введенный из-за западных санкций курс на замещение импорта показал, что многие виды производств РФ уже утрачены, уцелевшие — сильно зависят от поставки импортных комплектующих, материалов и оборудования.

Поэтому Россия уже не может быть ни безусловным лидером евразийской интеграции, ни катализатором модернизации в какой – либо отдельно взятой стране.
Однако, в целом, ценность евразийской интеграции для РФ отнюдь не снижается – наоборот, для многих регионов, которыми Москва управляет плохо (Тува, Бурятия, депрессивные области Нечерноземья и другие), она только возрастает.

США: Кто хочет стать следующей Украиной?

Ситуация с США довольно двойственная: власти этой страны всячески противодействуют евразийским интеграционным процессам, опасаясь появления нового СССР [11], однако, именно Штаты имеют наибольший опыт модернизации отдельных стран. При их содействии были: заложены основы «немецкого экономического чуда» (план Маршалла (1948-1951), экономическая реформа Людвига Эрхарда(1948)), проведены преобразования в Японии (1946-1951), Тайване (1949-1962), Сингапуре (1959-1990), Южной Корее (1962-1970) и Китае (1978-1989).

Но, после 1991 года у США подобных успехов не наблюдается. Длительно управляемые проамериканскими политиками постсоветские страны отличаются либо весьма посредственными показателями в экономике (Польша, Литва), либо — откровенно плохими (Болгария, Украина, Латвия, Молдова).

Куда больше повезло Чехии, модернизация которой прошла «под патронатом» ФРГ, и Словакии (ФРГ, Япония и Южная Корея). А также — Словении (Италия), и Эстонии (ряд скандинавских стран).
Наиболее логичная версия феномена: «Из своей победы в холодной войне Америка вынесла важный вывод — большой союзник — волшебным образом может стать большим конкурентом, и, если Южная Корея, Япония и ФРГ — хотя бы демонстрируют политическую лояльность, в случае с Китаем не наблюдается и этого. Поэтому уровень Польши — это тот абсолютный максимум, на который может рассчитывать новый союзник США» [12]. Хотя, стоит добавить, уровень более вероятный – Украины.

Кстати, одна из «любимых сказок» многих украинских политиков и их американских кураторов про то, как президент Виктор Янукович и министр обороны Дмитрий Саламатин уничтожили украинскую армию. Ибо, на поверку, обороноспособность Украины подорвали всё-таки предшественники Януковича[13], к тому же «Саламатин был министром только в 2012 году – а «оказия» случилась два года позже!» [там-же].

США наносили вред и украинской экономике. Классический случай – срыв в 1998 году контракта на поставку турбин для Бушерской АЭС (Иран) после визита в Киев тогдашнего госсекретаря США Мадлен Олбрайт. По разным оценкам, общие экономические потери Украины тогда составили от 350 до 600 миллионов долларов [14]. Правда, США пообещали компенсацию, которую, как позднее жаловался премьер-министр Украины тех лет Анатолий Кинах, Украина почему-то так не получила [15].

Иногда довольно трудно понять американскую стратегию в отношении Украины: ведь ещё Бжезинский писал о важности этой страны, однако, вместо усиления, США почему-то безмерно её ослабляли. Неужели, уже с 90-х., России готовили нынешний крымско-донецкий капкан? Или, было решено ослабить Украину до такой степени, чтобы она не представляла для РФ особой ценности? Так сказать, тактика «выжженной земли» в период постмодерна? К сожалению, об истинных мотивах США сейчас можно только догадываться, пока не будут открыты американские архивы.

Зато очевидно, что близкая дружба с США в настоящий момент — занятие не безопасное. И, альтернативой ни региональному сотрудничеству, ни евразийской интеграции она быть не может.

Евразийская альтернатива: возможные контуры

Очевидно, что евразийская интеграция не должна быть навязана сверху — это должен быть естественный процесс. Создание наднациональных структур по образцу советских министерств и ведомств – не оправдано, ибо они будут столь же малоэффективны, да и в той, или иной степени всё равно будут ущемлять суверенитет отдельных стран.

Процесс здоровой евразийской интеграции должен начинаться не на уровне президентов и премьер-министров, а куда ниже – региональных властей разных стран, сообществ бизнесменов, «фабрик мысли», отделов академий наук и отдельных интеллектуалов.

Способствовать, помогать процессу должны не иерархические, а сетевые структуры – некий аналог НПО/ НКО, которые продемонстрировали свою эффективность, но «заточенные» на модернизационные задачи: привлечение инвестиций и новых технологий в регион, помощь изобретателям, учёным и так далее.

Плохо работающие технопарки и свободные экономические зоны должны быть преобразованы в более эффективные структуры; именно они должны стать ячейками ускоренной модернизации евразийского пространства.
Идее Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева по привлечению к процессам евразийской интеграции стран не только бывшего СССР должен быть дан зелёный свет. Например, привлечение Ирана, который, в отличие от Китая, не имеет территориальных претензий к соседям, и, — Индии, имеющей, в отличие от РФ, все современные технологии.

И, только после наполнения проекта евразийского объединения концептуальным содержанием, интеграция должна быть «поднята» на уровень президентов и премьер-министров евразийских стран.

Полит-Азия.кз
Ссылки

1. ЕАЭС: смерть науки. https://zonakz.net/2017/08/02/eaes-smert-nauki/
2. Юрий Пашик: «Где деньги, Зин?». http://www.nv-online.info/by/811/economics/139942/
3. Почему ЕАЭС выпал из информационного пространства и что его ждет? https://radiotochka.kz/32239-pochemu-eaes-vypal-iz-informacionnogo-prostranstva-i-chto-ego-zhdet.html
4. Без нового освоения Сибири и Дальнего Востока Россия обречена. http://www.km.ru/world/2012/09/19/otnosheniya-rossii-i-yaponii/692611-bez-novogo-osvoeniya-sibiri-i-dalnego-vostoka-r
5. Евразийский экономический союз. http://www.eaeunion.org/#about
6. Евразийская экономическая комиссия. http://www.eurasiancommission.org/ru/act/dmi/inftech/Pages/default.aspx
7. Национальный научный портал Республики Казахстан. http://www.nauka.kz/page.php?page_id=844&lang=1
8. Виктор Шацких. Почему русский мир «всухую» проигрывает американскому миру. https://zonakz.net/2017/08/11/pochemu-russkij-mir-vsuxuyu-proigryvaet-amerikanskomu-miru/
9. Виктор Шацких. Почему российские агрессоры напали на грузинских агрессоров. https://zonakz.net/2017/08/08/pochemu-rossijskie-agressory-napali-na-gruzinskix-agressorov/
10. В. Воронов. Русский мир: перезагрузка неизбежна. Критика доктрины «Изборского клуба». https://imhoclub.by/ru/material/russkij_mir_perezagruzka_neizbezhna/ctime/2
11. Клинтон: США не допустят возрождения СССР. https://russian.rt.com/article/1787
12. В. Воронов. Лукашенко против оппозиции: единство и борьба противоположностей? http://www.dal.by/news/99/11-04-15-15/
13. В. Воронов. Саморазоружение Украины: так уж ли во всём виноват Янукович? https://buzina.org/golos-naroda/2562-samorazoruzhenie-ukrainy.html
14. Е. Филиндаш. Бушерский «облом» от Вашингтонского «обкома». http://blogs.pravda.com.ua/authors/filindash/4c74f27a15676/view_print/
15. Россияне зарабатывают наши миллионы. http://archive.kontrakty.ua/gc/2002/39/23-arbitrazh-nash-dengi-vashi.html

Лекториум он-лайн

Олег Шишкин Философия Святых Мощей



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>