Гиперпространство Пресвитера Иоанна

Кто несказанное чает,

Веря в тулупную мглу,

Тот наяву обретает

Индию в красном углу.

(Николай Клюев)

Обыватели не верят в мифы и таких людей миллиарды.

Не верят и в красоту.

Не знают, что на Венере солнечный диск в два раза больше чем здесь.

Какой ещё Пресвитер Иоанн?

Дорогие друзья, всё гораздо более зыбко, чем нам всем кажется…

Садясь на стул, мы думаем, что касаемся его поверхности. На самом деле мы зависаем чуть выше под действием электрических и квантовых сил стула и плаваем меньше чем в нанометре над сиденьем. Это означает, что любое касание условно, мы в принципе не можем добиться непосредственного контакта вообще ни с чем, а не только со стулом. Между двумя объектами, между субъектом и объектом всегда остаётся какое-то расстояние.

Ещё Эйнштейн на закате своей научной карьеры утверждал, что всю известную нам материю можно и нужно рассматривать как петли, колебания, искажения пространства-времени. Иными словами — всё что мы видим вокруг — от деревьев и облаков до звёзд на небе, — скорее всего иллюзия, разновидность складок гиперпространства.

Вам кажется, что вы зрите именно то, что «действительно» зрите? Нет, вы видите, лишь то, что вам показывает сетчатка глаза на основании опытной информации предложенной ей мозгом. Если бы дело обстояло иначе, вы никогда бы не справились с простыми вызовами среды. Например, не смогли бы оперативно отреагировать на летящий в лоб кирпич. Мозг «предполагает» попадание кирпича и показывает сетчатке картинку на мгновение раньше той, что должна произойти согласно временным законам. Т.е. фактически всё что мы с вами лицезреем — это иллюзия, предложенная нашим мозгом- «ясновидцем». Как правило мозг никогда не ошибается. Но бывают всё же и проколы. На этих «проколах», сбоях в «пророчествах мозга» и строится феномен оптических иллюзий.

Вот и со сказками схоже. Они не более иллюзорны, чем всё то что нас окружает. Лев Гумилёв зафиксировал, как «слух о Царстве Пресвитера Иоанна», сфабрикованный тамплиерами и иоаннитами, неожиданно для них самих привёл к приходу с Востока монгольской христианской армии.

Популярная книга Умберто Эко «Баудолино» зиждется на сходном сюжете. Интеллектуалы, богема Константинополя «придумывают» миф о Пресвитере Иоанне. Благодаря их «чёрной пропаганде» европейцы двинулись в крестовый поход, а император Барбаросса гибнет в каньоне Малой Азии. Но дальше случается невероятное. Сами сказочники отправляются на Восход и находят «придуманного ими» Пресвитера! Эко и Гумилёв отметили странное единство между воображением, грёзой и «обратными сторонами» человеческого бытия, психологии, антропологии, а также совершенно рациональными константами нашего мира.

Миф о Пресвитере Иоанне связал вокруг «Тридевятого Государства» сложными петлями историю и географию Средневековья. Ища пути в «Тайную Индию» — потомки крестоносцев открыли Америку. Миф «сложил» воедино Монголию, Рим, Палестину, Тибет, Византию, Халифат и Эфиопию.

Более того — эта легенда жива до сих пор — раз автор про неё пишет, а читатель — читает!

Согласно теории «вечного возвращения» Мирча Элиаде элементы мифа легко перестраиваются, миф «кочует» и воспроизводит сам себя: из Пустыни Иоанна Крестителя — к Царству Пресвитера Иоанна.

В мифе о Тайном Царстве живёт беспримерно живучая — непобедимая и нетленная субстанция. Наш скучный мир заливает её мёртвой водой Хроноса, ну а миф не сдаётся! Он всякий раз предъявляет Миру Сему источник вечной жизни, всплывающий будто родник в пустыне — То-Тут, То-Там…

Похоже мы должны признать, что Царство Пресвитера Иоанна действительно существует.

Иначе ничего не сходится…

Но где искать сии блаженные края? Мы замерли будто соратники Баудолино или востоковеды Петербурга перед «давно неизвестным» уравнением. Зная, что «Тайная Землица» есть, но не умея очертить её координат…

Прекрасно в нас влюбленное вино

И добрый хлеб, что в печь для нас садится,

И женщина, которою дано,

Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей

Над холодеющими небесами,

Где тишина и неземной покой,

Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.

Мгновение бежит неудержимо,

И мы ломаем руки, но опять

Осуждены идти всё мимо, мимо.

(Николай Гумилёв)

Научные открытия на стыке психоаналитики и социологии с большим скрипом объясняют нам природу мифической живучести. Есть предположения Жильбера Дюрана о «траекте» — об особой субстанции между философским субъектом и объектом, где формируются структуры воображения. (А из них, соответственно «ткётся» и окружающая реальность). Есть наука годология, придуманная психоаналитиком Куртом Левиным — о психологических путях, векторах и направлениях человеческих страстей и коллективных ожиданий. Но господа-учёные по-прежнему не могут ответить нам на главный вопрос об изначальной природе «мифического вещества», «пространства Миражей», откуда «рождается всё»!.. Может быть это происходит потому, что «учёные» смотрят на миф со стороны и не дают ему рта раскрыть?

Наше исследование — это перевод с языка Вымышленного Царства. Мы не пытаемся выстроить миф под себя, наоборот — хотим дать мифу высказаться. Наша сказка — самодостаточное существо. Дайте же ей наконец поведать о себе, «всю правду рассказать»…

«Шестое чувство» в Гиперпространстве

Новейшая физика с её теориями «множественности Вселенных», десяти суперструн и «кротовых дыр» между различными измерениями, как будто сегодня стоит на стороне исследователей таких стран, как Беловодье или Земля Санникова. Можно даже сказать, что заявление: «Царство Пресвитера Иоанна находится в гиперпространстве» гораздо более научно, чем утверждение: «Я таки сижу на стуле»… Т.е. наука на нашей стороне. Она улыбается нам, как симпатичная девушка и взывает к активности, к особого рода внимательности.

Между поэзией и новейшей физикой мы продолжим поиски Царства Пресвитера Иоанна.

Как сказал великий исследователь стихии грёз Гастон Башляр: «Образы, расширяясь, увеличиваясь, становятся космическими, приобретают черты своего рода единиц грёз. Но этих единиц так много, что они оказываются эфемерными. Более постоянная единица грёзы появляется, когда грезят о материи, когда грезящий проникает в «суть вещей». Когда в грёзе соединяются космос и вещество, всё становится одновременно великим и устойчивым».

Как мальчик, игры позабыв свои,

Следит порой за девичьим купаньем

И, ничего не зная о любви,

Всё ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах

Ревела от сознания бессилья

Тварь скользкая, почуя на плечах

Еще не появившиеся крылья;

Так, век за веком — скоро ли, Господь? —

Под скальпелем природы и искусства,

Кричит наш дух, изнемогает плоть,

Рождая орган для шестого чувства.

У меня такое чувство, что поиски Пресвитера Иоанна не закончены. Более того, есть явные знаки, что скоро Царство опять постучится к нам в наши оледенелые души, в наши заваленные снегом дома.

Основатели квантовой механики дали этнографам бессознательного, драйверам «вымышленных царств» уникальную систему шансов. Не один шанс, а много. Любой Гейзенберг, Шрёдингер и Венециано скажет вам на странные мольбы про Шамбалу: «А почему бы и нет?». И более того: «Скорее всего — конечно, да!».

Группа физиков, исследователей нашумевшей «М-теории» Аркани-Хамед, Димопулос и Двали, выдвинула предположение о том, что пятое измерение, возможно, не бесконечно, а находится всего лишь в миллиметре от нашего, покачиваясь прямо над нашей Вселенной, совсем как в научно-фантастическом произведении Герберта Уэллса. Т. е. вы, господа, не можете сесть на стул, потому что между вами и стулом (или столом, или землёй) в 5 нм расположено чаемое нами Царство.

В романе Клиффорда Саймака «Кольца вокруг Солнца» описаны многочисленные планеты Земля, существующие каждая в своём мире, но на одной и той же орбите, и отличаются эти миры и эти планеты друг от друга лишь незначительным (на микросекунду) сдвигом во времени. Многочисленные Земли, которые посещает герой романа, образуют единую систему миров.

Квантовая физика подтвердит вам — о, да, конечно же так оно и есть. Всё возможно. Священный кот Шрёдингера, золотой тотем новой науки, как обычно не более жив, чем мёртв. Науки в которой отныне ВОЗМОЖНО ВСЁ, науки на глазах изумлённой публики, обратившейся в магию.

Вслед за физикой и математикой медленно тащится философия. Основатель «модального реализма» (корнями уходящего к модальной множественности миров Лейбница) Дэвид Льюис выдвинул восемь логических объяснений существования планет-двойников, людей двойников в мультивселенной. Среди них есть такие любопытные замечания: «возможные миры принадлежат к той же онтологической категории, что и наш актуальный мир, они отличаются от него только содержанием; «актуальность» является индексальным понятием, мы отличаем наш мир от остальных возможных миров только потому, что «находимся» в нём. Льюис верно заметил, что теория «множественности миров» является «раем для философов», подобно тому, как теория множественности является сама по себе «раем для математиков». Ну, а для нас вечных «искателей Беловодья», чего греха таить, наша дорогая множественность, открывает перспективы собственно Рая на Земле (на этой или какой-то другой), наличие полноценного Адамова царства.

Надо лишь поменять «точку сборки» (как говаривал Кастанеда) и на тебе — вот он едет — Царь-Освободитель — тот-единственный-кого-так-ждали...

Я — Иоанн, царь и поп, над царями царь; под моей властью три тысячи триста царей. Я поборник православной веры Христовой. Царство же мое таково: в одну сторону нужно идти десять месяцев, а до другой дойти невозможно, потому что там небо с землею встречается.

Надо просто отметить (в сердце своём) — Царство Пресвитера Иоанна действительно существует! И мир станет другим. Встаньте на эту волну. И Яндекс захлестнут Иные новости. Например такие:

Во главе неисчислимого войска Восточный Король скоро въедет в Москву и в Петербург…

Павел Зарифуллин

Белая индия

SyB-XedqbCY

Лекториум он-лайн

Зоя Тагрина и Айнана Тагрина Этнотренинг «Чукотские танцы против конфликтов»



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>