ИГИЛ: от Туркмении до Китая

У Китая (Поднебесная, КНР) и Туркменистана отсутствует совместная граница, но КНР просчитывает ситуацию с боевиками ИГ (Исламское государство) на несколько шагов вперед, при этом не зацикливается только на приграничных государствах.
В сентябре 2013 г. в Астане Си Цзиньпин впервые упомянул идею создания экономического пояса Шелковый путь. В своей речи, вспоминая историю древнего Шелкового пути, он также говорил о необходимости усовершенствования трансграничной транспортной инфраструктуры, о готовности Китая участвовать в создании транспортных сетей, соединяющих восточную, западную и Южную Азию, что создало бы благоприятные условия для экономического развития региона. Председатель КНР также говорил о целесообразности упрощения правил торговли и инвестирования для ликвидации торговых барьеров, повышения скорости и качества экономических операций в регионе.
В целом идея «одного пояса и пути» заключается в создании инфраструктуры и налаживании взаимосвязей между странами Евразии. В нее входит два ключевых направления развития: экономический пояс Шелкового пути и морской Шелковый путь. Речь идёт о создании торгового коридора для прямых поставок товаров с востока на запад на льготных условиях. Этот экономический коридор должен соединить Азиатско-тихоокеанский регион на востоке с развитыми европейскими странами на западе. Население вовлеченных стран насчитывает более 3 миллиардов, а общий объем ВВП около 21 триллиона долларов.

Инициатива предполагает создание шести составляющих экономических коридоров: Бангладеш-Китай-Индия-Мьянма, Китай-Монголия-Россия, Китай-Центральная Азия-Западная Азия, Китай-Индокитайский полуостров, Китайско-пакистанский экономический коридор и Евразийский сухопутный мост. Поставленную цель предполагается достичь посредством строительства дорог, портов, мостов и других инфраструктурных объектов, а также заключением соглашений о зонах свободной торговли.
Конечно в китайском проекте больше геополитики, чем экономики, потому что главная идея геополитических доктрин Китая — это мирное окружение, а мирное окружение можно создать, прежде всего, экономическими методами — в этом Китай на 100% уверен. В этом же заинтересована и Россия.
В настоящее время на границе Афганистана и Туркменистана постепенно наращивается численность боевиков радикальных организаций. По различным оценкам, в приграничных с Туркменистаном афганских провинциях находятся около 4 тыс. террористов, из которых 1,5 тыс. расположились в непосредственной близости от границ. Среди указанного количества имеются не только талибы, но и группы боевиков «Исламское государство» из числа уйгур, узбеков, таджиков, кыргызов, представителей Кавказа.
Практически каждый день на афганско-туркменской границе происходят боестолкновения с человеческими жертвами. Уже известно, что туркменское руководство проводит переговоры с представителями силовых структур России, Китая, Афганистана по вопросу об организации более эффективной охраны государственной границы Туркменистана, в том числе и посредством привлечения частных военных компаний.
Хочется отметить, что такие мерзкие качества, как малодушие и трусость, всегда подталкивали людей к греху. В попытках спасти собственную шкуру, человек шел на сделку с дьяволом, предавал своих близких, пренебрегал честью и принципами порядочности.
Именно в таком положении сегодня находится Туркменская Республика, спецслужбы которой, не имея сил для борьбы с террористами, всячески пытаются ублажить эту нечисть.
Эта угроза возникла не вчера и уже стала весьма ощутимой для туркменского народа. Так, в течение второго полугодия 2014 г. боевиками было убито более 60 туркменских пограничников, в 2015 г. погибли 20 и получили тяжелые ранения 25 военнослужащих, в мае 2016 г. общественности стало известно о 27 погибших на афганской границе.
Эксперты считают, что концентрация боевиков на границе с Туркменистаном свидетельствует о планах ИГ по заманиванию туркменской армии в своего рода «котел» между Марчаком и Кушки-Кухна. В случае нападения на Туркменистан, боевики смогут взять туркменские воинские части в полукольцо, что, скорее всего, приведет к последующему поражению большей части вооруженных сил страны.
После этого, тенденция террористических атак, по неизвестным причинам, была практически сведена к нулю. Так неужели террористы стали более лояльными к пограничникам или потеряли желание совершать вылазки на территорию Туркменистана?
Вся, правда в том, что со второй половины прошлого года спецслужбы Туркменистана стали налаживать отношения с главарями «Талибан» и «ИГ» в надежде обезопасить страну от атак террористов. В Ашхабаде поняли, что собственная армия не в состоянии защитить рубежи государства и, движимые страхом, стали платить «откупные» за спокойствие на границе.
Не говоря уже о крупных суммах американской валюты, на текущий момент за это временное спокойствие террористам передано большое количество различных боеприпасов, около 250 автоматов и пулеметов Калашникова, до 2-х десятков противотанковых гранатометов и 2 единицы БМП-3. Указанное вооружение было вывезено туркменскими спецслужбами в Афганистан и передано боевикам, как говорится, «с доставкой на дом».
Этой информацией поделились должностные лица пограничных подразделений, несущих службу на туркменско-афганской границе, которые, являясь немногими адекватными госслужащими, боятся, что завтра переданное боевикам вооружение будет использовано против туркменских военнослужащих и мирных граждан.
Кроме того, совершенно новое видение получает и недавняя нашумевшая информация о поставках вооружения талибам в афганскую провинцию Сари-Пуль «неизвестными вертолетами» – ближайшие аэродромы для таких поставок находятся как раз на туркменской территории. Естественно здесь уже не обошлось без американцев. США используют Туркмению, чтобы сохранить своё влияние в Афганистане.
Главной задачей США является полная нейтрализация инициативы России (так называемые «московские консультации») по диалогу с талибами и организация переговорного процесса под эгидой Вашингтона при участии заинтересованных стран-соседей Афганистана. Придание ашхабадским переговорам статуса «под эгидой ООН», являющегося наиболее высоким с точки зрения международного права, должно на длительное время исключить из ситуации вокруг Афганистана все другие переговорные инициативы, неподконтрольные США, то есть КНР, ИРИ…
Как стало известно, обеспечение боевиков боеприпасами и оружием не являлось единственным средством откупа. Пограничники получили указание сверху не реагировать на проникновения нарушителей из Афганистана на отдельных участках границы.
Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, что этими нарушителями являются талибы, члены «ИГ» и наркоконтрабандисты, финансирующие их деятельность. Сегодня для них открыта вся территория Туркменистана, а на больших автотрассах страны можно все чаще заметить джипы с афганскими номерами и бородатыми водителями.
По сообщениям отдельных представителей органов власти и управления, туркменская территория используется боевиками в качестве укрытия при проведении антитеррористических операций афганской армией. Здесь они поправляют свое здоровье и пополняют необходимые запасы за счет уже сформированной в Туркменистане пособнической сети. С начала 2015 г. по настоящее время в крупных городах государства задержаны более 250 туркменских граждан, являющихся сторонниками «Талибана» и «ИГ». А сколько таких, проживающих в сельской местности, пособников, еще не выявлено – одному только богу известно.
К сожалению, но история независимого Туркменистана уже была запачкана фактами сближения с террористами, в связи с чем, можно предположить, что нынешний способ обеспечения спокойствия в государстве, скорее всего, был предложен старыми чекистами, служившими в Министерстве национальной безопасности еще при Туркменбаши. В период правления Сапармурата Ниязова туркменские спецслужбы также помогали талибам укрываться на территории государства. Тогда боевики беспрепятственно перемещались по стране, а в сентябре 2008 г. даже устроили перестрелку в Ашхабаде.
Конечно же, можно согласиться, что такая форма обеспечения безопасности может быть оправдана тем, что переданные террористам финансы, боеприпасы и оружие не стоят жизни даже одного туркменского солдата. Но, как показывает практика, «заигрывание с террористами» не сохранит мир надолго и, в конце концов, приведет к дестабилизации ситуации во всем государстве в целом.
Так, в недалеком прошлом Турция вела бизнес с «Исламским государством», боевики которого впоследствии стали убивать самих турецких граждан. В отличие от Туркменистана, Турция имеет достаточно сильную армию, с помощью которой она может исправить свои ошибки. В свою очередь, туркменская армия, а точнее ее немощность, явилась причиной сложившейся ситуации, в которой Ашхабад «заключил сделку с дьяволом».
Туркмения также входит в планы Китая по проекту создания экономического пояса Шелковый путь, но боевики ИГ, в том числе из числа уйгур (из СУАР), в самом Китае не могут развернуть свою террористическую деятельность, а вот в западном подбрюшье Поднебесной им будет гораздо легче, где их уже китайцам будет трудно достать.
Чего стоит только протяженность газопровода «Туркмения – Китай». Магистральный газопровод проходит по территории Туркмении, Узбекистана, Казахстана, общей протяженностью 1900 км., и Китаю — 4500 км. Проектная мощность газопровода – 40 млрд. куб. м. в год. Уничтожение газопровода нанесет страшный удар по туркменской экономике и станет большой проблемой для Китая, который может лишиться поставок газа по выгодным расценкам.
Кроме того, в поле зрения боевиков попадают железнодорожные и автомобильные магистрали, тоннели, мосты, в том числе устройства и системы, обеспечивающие их эксплуатацию, и другие инфраструктурные объекты.
Сегодняшняя обстановка подталкивает КНР к сближению с Туркменией и совместной организации противодействия террористической деятельности ИГ и «Исламскому движению Восточного Туркестана» (ИДВТ).
Это прекрасно понимает и руководство Туркменистана, которое в настоящее время крайне озабочено вопросами повышения обороноспособности страны и, в особенности, охраны государственной границы. Известно, что Туркменистан укрепляет границы не только с Афганистаном, но и с соседним Узбекистаном, поскольку опасается, что именно с территории менее благополучного в экономическом отношении Узбекистана в Туркменистан могут проникнуть боевики «Исламского государства».
Современный Туркменистан вряд ли сможет оказать реальное сопротивление нападению боевиков с территории Афганистана — и тому несколько причин.
Во-первых, в отличие от Таджикистана или Кыргызстана, находящихся в союзнических отношениях с Россией и рассчитывающих на ее военную помощь, Туркменистан долгие годы придерживался концепции нейтралитета, что играло выгодную роль в экономическом развитии страны, но в ситуации, подобной настоящей, может лишить Туркмению военной поддержки, так как военно-политических союзников у страны нет.
Во-вторых, Туркмения — страна, с определенными социальными проблемами, вызванными, в том числе, и существованием в относительной изоляции, при весьма специфическом политическом режиме.
В-третьих, население Туркменистана малочисленно и рассредоточено, что создает определенные проблемы на пути организации местной обороны.
В-четвертых, вооруженные силы Туркмении, несмотря на общее благосостояние страны, считающейся одной из наиболее богатых стран региона, никогда не отличались высоким уровнем боеготовности.
Сухопутные войска Туркмении, на которые в случае нападения боевиков ляжет основная тяжесть обороны страны, насчитывают 18,5 тыс. солдат и офицеров и состоят из трех кадрированных моторизованных дивизий, двух моторизованных бригад, учебной дивизии, воздушно-штурмового батальона, артиллерийской бригады, бригады реактивных систем залпового огня, ракетного и противотанкового полков, двух зенитно-ракетных бригад и инженерного полка. На вооружении сухопутных войск состоят 10 танков Т-90С, 670 Т-72, 170 БРДМ-1 и БРДМ-2, 930 БМП-1 и БМП-2, 12 БРМ-1К, 829 БТР-60, БТР-70 и БТР-80.
Около 12 тыс. солдат и офицеров проходят службу в подразделениях Государственной пограничной службы Туркменистана, включающей 12 пограничных отрядов.
События на территории сопредельных провинций Афганистана заставили туркменское руководство обратить повышенное внимание на укрепление государственной границы, в том числе — на увеличение численности пограничных подразделений. Прежде границы Туркменистана и Афганистана охранялись российскими пограничниками, однако затем Ашхабад отказался от помощи России и российские пограничные заставы были с территории Туркменистана выведены.
После вывода российских пограничников общий уровень организации охраны государственной границы Туркмении значительно ухудшился. У государства не хватает сил и средств по организации эффективной охраны и обороны границы, в том числе и с Афганистаном.
Одна из ключевых проблем современных туркменских пограничных сил — нехватка личного состава подразделений и невысокий уровень подготовки солдат и офицеров. Туркменское командование вынуждено отправлять большую часть призывников именно в гарнизоны, расположенные вблизи государственной границы с Афганистаном. Некоторые участки границы с Афганистаном практически не охраняются, что в перспективе может привести к крайне опасным последствиям для Туркменистана. Пока отсутствие должной охраны государственной границы является лишь поводом для недовольства Казахстана, поскольку именно через Туркмению в Казахстан направляется основной поток афганских наркотиков. Для Китая же это предупреждение, что вместе с наркотиками через Казахстан на территорию СУАР могут проникнуть и боевики «Исламского государства» и «Исламского движения Восточного Туркестана».
ВВС Туркменистана насчитывают 3 тыс. человек и включают в свой состав две истребительные эскадрильи, транспортную и учебную эскадрильи, вертолетно-штурмовую и вертолетно-транспортную эскадрильи, несколько ракетных дивизионов. На вооружении ВВС Туркменистана — 22 истребителя Миг-29 и два Миг-29УБ, три истребителя-бомбардировщика Су-7Б, 65 истребителей-бомбардировщиков Су-17, два самолета-штурмовика Су-25МК, один транспортный Ан-26 и два учебных L-39, 10 штурмовых вертолетов Ми-24 и восемь транспортных Ми-8.
ВМС Туркменистана на Каспийском море насчитывают 500 человек и включают 5 патрульных катеров российского производства, 1 патрульный катер американского производства и 2 ракетных катера.
Главной проблемой туркменской армии является низкий уровень подготовки личного состава, вызванный как недостаточным уровнем образования большинства призывников, так и отсутствием развитой системы подготовки. В туркменской армии — дефицит высококлассных специалистов, способных работать со сложной военной техникой, в особенности — пилотов ВВС.
Несмотря на проводимые туркменскими властями реформы, реальное положение дел в этой сфере остается неудовлетворительным, и способность туркменской обороны эффективно реагировать на новые угрозы представляется сомнительной. В стране ощущается предвоенная мобилизационная атмосфера. Ужесточаются условия прохождения гражданами срочной военной службы.
В-пятых, еще одна важная проблема — межклановые и межплеменные противоречия, которые распространяются и на подразделения вооруженных сил, существенно ослабляя туркменскую армию.
В свою очередь в прессе стали появляться сообщения о резком росте религиозного экстремизма внутри страны. К сожалению, в силу закрытости этой страны, у международного сообщества отсутствует какая-либо достоверная информация о ситуации внутри Туркменистана.
При этом туркменское правительство, придерживаясь избранного пути нейтралитета, официально отрицает наличие угрозы на афганской границе и даже направило соответствующую ноту в адрес Казахстана после заявления Нурсултана Назарбаева, озвучившего совместную с Путиным позицию о наличии определенных опасений за ситуацию на туркменско-афганской границе. Это создает серьезные проблемы для организации международных усилий помощи Туркменистану.
В целом, можно отметить, что экстремистские настроения в Туркменистане традиционно не имели широкого распространения. Однако в последние годы рост напряженности в соседнем Афганистане начал оказывать резкое негативное влияние на ситуацию в республике.
Причем именно на туркменско-афганской границе зафиксировано наиболее интенсивная концентрация боевиков, в том числе сторонников ИГ. Следует правда отметить, что пока речь идет об «игре флагами» сконцентрировавшихся на границе боевиков «Исламского государства» и всякого рода террористических и экстремистских элементов, т.е. в обмен на финансирование с Ближнего Востока определенные группы приграничных афганских туркмен поднимают флаги ИГ, не подчиняясь напрямую приказам «халифа». Тем не менее, вероятность прямого вторжения боевиков из Афганистана нельзя исключать.
Поэтому Поднебесной приходится заблаговременно устанавливать деловые отношения с руководством Туркменистана с целью обеспечения собственной экономической безопасности и противодействия террористическим угрозам международных террористических и экстремистских группировок «Исламское государство» и «Исламское движение Восточного Туркестана».

Валерий Синько

Лекториум он-лайн

Александр Секацкий "Метафизика пира" (сокр. вариант)



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>