Истоки чеченского кодекса чести

Чеченское общество не раз находилось в состоянии нравственного кризиса. Сначала это было связано с распадом традиционного общества, потом с продолжительными войнами. Но чеченцы из поколения в поколение передают свою высшую и отточенную систему благородства и ценностей культуры. Как сотни лет назад, так и сегодня у вайнахов было принято, что младшие первыми здороваются со старшими, всадник, который спускается сверху, слезает с коня перед тем, кто поднимается. Все это называется уважением к человеческим достоинствам.

Как говорят специалисты, «чеченский этнос не упал с неба». Это продукт взаимодействия со многими народами. Безусловно, по культурной типологии – это народ кавказский и когда говорят или пишут об одном из народов региона, то в какой-то степени это относится и к остальным. Предки кавказских народов оставили в наследство блистательные примеры мирного сожительства. Языковая и конфессиональная пестрота присутствовала на Кавказе издревле. То, что сегодня называют толерантностью, демократией, гражданским обществом, у народов кавказского региона в крови.

В 2008 году в республике была издана книга «Чеченский этический кодекс «Къонахалла»», которая вызвала большой интерес среди общественности, ведь впервые был опубликован свод основополагающих правил «достойного мужа». Понятие «къонахалла» — вершина этической системы чеченцев, ее квинтэссенция. Как отмечает составитель кодекса, кандидат филологических наук Леча Ильясов, идеалы этого свода достижимы только для отдельных, благородных и достойных людей, которые готовы принести свои личные интересы и даже жизнь в жертву интересам народа и отчизны, и такие люди были во все времена. «Это статус. И он не дается за год, два, три, за десятилетие… Он постепенно, как ртутная капля накапливается, притягивая к себе мелкие частицы. Самый яркий момент «къонахалла» проявляется во время смерти… Достойной смерти. Къонах не умирает просто так. Самым достойным явлением умирающего считается то, когда пришли его проводить в тот мир, он рассмешит пришедших какой-нибудь шуткой. Къонах всегда умирает достойно. Так принято», — рассказывает этнограф Сайд-Магомед Хасиев.

Истоки чеченского кодекса чести в древней истории народа. Поныне существует такое понятие как Ночхалла — это формула того, каким должен быть настоящий чеченец, то, чему он следует добровольно. В далекие времена, в суровых условиях гор гость, не принятый в дом, мог замерзнуть, стать жертвой разбойников или дикого зверя. Закон предков — пригласить в дом, согреть, накормить и предложить ночлег гостю — строго соблюдается.

Гостеприимство — это нохчалла. Быть уступчивым — это нохчалла. Нохчалла — это умение строить свои отношения с людьми, ни в коей мере не демонстрируя своего превосходства, даже будучи в привилегированном положении. Напротив, в такой ситуации следует быть особо учтивым и приветливым, чтобы не задеть ничье самолюбие.

Сегодня в Чечне часто говорят о необходимости культурного возрождения. Взрослое поколение считает, что потомки нынешних вайнахов пойдут по тому пути, который им уготовят старшие. Творческая интеллигенция замечает, что в кавказских традициях достоинство человека возведено до неимоверных высот, а воспетая Западом толерантность – на Кавказе реально действующая издревле практика. Примеры – это и многоязычие, поликонфессиональность, социальная многоликость Кавказа.

В начале 1995 года при жесточайших обстрелах и бомбардировках города Грозного люди разных национальностей поддерживали друг друга, делясь последним куском хлеба и глотком воды. Оставляя город, чеченцы забирали с собой в села русских соседей, стараясь спасти им жизнь. В других обстоятельствах русские жители в Грозном спасали чеченцев, их дома и имущество. Таких примеров взаимовыручки множество.

История развития русско-чеченских культурных связей насчитывает несколько веков. В XVIII веке чеченцы и жители гребенских и терских станиц нередко заключали смешанные браки. Родственные связи устанавливались и путем куначества, аталычества (отдача детей на воспитание). Будучи соседями, они в течение многих веков перенимали друг у друга материальную и духовную культуру. Эти многообразные дружеские отношения нашли отражение во многих чеченских героико-исторических песнях — «илли». На жительство в казачьи станицы уходили иногда целые семьи горцев. Так, в станице Червленной жила семья Гулаевых; их считали потомками выходцев из чеченского тайпа Гуной. Эта гуноевская фамилия и в настоящее время считает себя родственной гребенским казакам станицы Червленной. Казаки тоже не лишены были родственных чувств по отношению к гуноевцам. О своем родстве с чеченцами говорят и семьи Егоркиных, Байсунгуровых, Титкиных и многие другие, проживающие в терских станицах.

Дружеский характер взаимоотношений чеченцев и казаков проявлялся и в том, что горцы отдавали на время своих детей в гребенские станицы, большей частью в семьи знакомых казаков, чтобы они учились разговорному русскому языку. Передовые представители местной интеллигенции не осуждали, а приветствовали и поддерживали эту систему, как одну из форм сближения с русской культурой, отмечая, что местные народы «изучение русского языка и грамоты считают делом, безусловно, необходимым»… Известный чеченский этнограф XIX века Лаудаев до поступления в Петербургский кадетский корпус в 1820-х изучил русский язык в станице гребенских казаков. В свою очередь казаки направляли своих детей к горцам-кунакам в чеченские села для обучения чеченскому языку.

Терские казаки позаимствовали у кавказцев несколько национальных блюд: калд-дятта — смесь творога с топленым маслом; чурек — пресный хлеб, лепешки с начинкой из сыра или овощей. Терские казаки прекрасно играли на кавказских музыкальных инструментах: зурна, свирель, горская двухструнная балалайка, барабан. Не только мелодии горских песен, но и танцы были восприняты казачеством. Возникший в станице Наурской темпераментный танец Наурская лезгинка стал «национальным» танцем терских казаков. Дружественные связи с чеченцами нашли свое отражение и в песенном творчестве гребенских казаков.

Специалисты уверяют, что все это способствовало не только русско-чеченскому сближению и укреплению разносторонних связей, но и экономическому и духовному развитию окраины России, частью которой считалась Чечня.

Тимур Уцаев, специально для «Вестника Кавказа» 

Лекториум он-лайн

Александр Секацкий "Метафизика пира" (сокр. вариант)



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>