К вопросу о генеалогии этноса

Для мыслящего человека извечно единственным выходом было познание необходимости и победа над ней, разрушение инферно. Другой путь мог быть только через истребление мысли, истребление разумных до полного превращения человека в скота. Выбор: или вниз – в рабство, или вверх – в неустанный труд творческой мысли.

И.А. Ефремов «Час быка»

Что есть генеалогия этноса? На первый взгляд, можно было бы сказать, что генеалогия этноса – это систематическое собрание сведений о происхождении, преемстве и родстве различных этнических групп. Но, если рассматривать этнос не просто как различные социальные группы, а как некое явление, связанное с развитием геоверсума[1], как явление более широкого масштаба, отражающее взаимосвязь между географической оболочкой и обществом, то вопрос о генеалогии этноса становится вопросом не об описании родственности тех или иных этнических групп, а вопросом о самом феномене этничности, о происхождении этноса как такового.

Актуальность такого исследования очевидна, в связи с возрастанием межэтнических и межнациональных конфликтов на территории практически всего земного шара. Кроме того, важность изучения данного вопроса обусловлена и все более остро ощущаемой проблемой Север – Юг, т.е. проблемой связанной с отношениями между индустриальными, экономически развитыми странами Севера (Европа, Америка, Австралия и т.д) и слаборазвитыми и развивающимися странами Юга (страны Африки, Южной Америки, Азии, а также отчасти сюда можно отнести и страны СНГ). Если страны Севера, при всей своей полиэтничности и многонациональности, при некотором рассмотрении представляют собой все же некое монокультурное объединение и их население имеет более менее схожие мировоззренческие ценности, обусловленные влиянием христианства и научно-промышленной революции, то страны Юга более разнообразны и в религиозном, и в культурном, и в материально-техническом отношении. А тот факт, что страны Юга более богаты природными ресурсами чем страны Севера влияет на то, что индустриально развитые страны стремятся к владению и использованию этими ресурсами, что не редко приводит к вооруженным конфликтам. С другой стороны, развитые страны Севера привлекают большое количество мигрантов из слаборазвитых и развивающихся стран, образующих в странах Севера довольно крупные диаспоры, не всегда вливающиеся и соответствующие культурно-мировоззренческим принципам коренного населения, а факты вторжения армий стран Севера в страны Юга часто порождает количество недовольных и сочувствующих стране подвергшейся агрессии на основании религиозной или культурной близости. Кроме того, увеличение числа мигрантов с Юга приводит и к тому, что члены диаспор начинают выдвигать требования к коренному населению с целью соответствовать уже их культурно-мировоззренческим ценностям, а иногда открыто не желают считаться с культурой страны принявшей их. Например, большой поток из мусульманских стран в страны Европы и выдвигаемые ими требования о постройке большего числа мечетей и даже о введении законов Шариата привел к тому, что лидеры ряда государств (Франции, Германии и др.) открыто заявили об ошибочности политики мультикультурализма и приняли ряд законов касающихся мусульманской части населения. Очевидно, что такое положение дел приведет к росту числа не довольных среди мусульман и вполне вероятно приведет к столкновениям на межэтнической и религиозной почве.

Также актуальность данной темы обусловлена ростом глобализации и ростом скорости передачи информации на глобальном уровне, приводящих с одной стороны к унификации культур, к размытию этнического различия, а с другой стороны – к увеличению и росту национальных движений, вплоть до национализма.

Таким образом, вопрос о генеалогии этноса важен для понимания и прогнозирования этнических процессов на планете, для предотвращения возможных межэтнических конфликтов, а также для более тщательного построения модели устойчивого развития.

Итак, чтобы наиболее широко осветить поставленный вопрос, а именно о происхождении такого явления как «этнос», о его взаимосвязи с природной средой, необходимо:

—     определить понятие этноса;

—     выявить главную «изюминку», сущность данного явления;

—     рассмотреть взаимосвязь между развитием общества и природной средой;

—     сделать выводы.

В настоящее время существует следующее, наиболее приятое, определение: этнос – это особый вид социальной группировки людей, возникающий не по воле людей, а в результате естественноисторического процесса. Характерная черта этносов – их значительная устойчивость: они, как правило, сохраняются многие и многие столетия. Каждый этнос обладает определенным внутренним единством, а так же специфическими чертами, отличающими его от всех других образований того же типа. Значительную роль при этом играет самосознание людей, составляющих единый этнос: как их взаимная идентификация, так и различение от других подобных общностей в форме антитезы «мы» — «они». За таким самосознанием, которое принято называть этническим, стоят объективные, реально существующие свойства входящих в этносы людей.

Советский Энциклопедический Словарь 1988 г. издания даёт такое определение: «этническая общность (этнос), исторически возникший вид устойчивой социальной группировки людей, представленный племенем, народностью, нацией; термин «этническая общность» близок понятию народ в этнографическом смысле. Иногда им обозначают несколько родственных народов (этнолингвистические группы, например русские, украинцы, поляки и др. – славянская этническая общность), а также обособленные части внутри народа (этнографические группы)»[9, с.1568].

В относительно устаревшем теперь, Кратком философском словаре 1954 г. выпуска дается сталинское определение нации[2]: «исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры» [5, с.393].

В сборнике «Материалы VII научной конференции «Человек и природа – проблемы СЕИ[3]» Ширяева А. С. повторяет определение Ю.В. Бромлея: «Этнос в узком смысле слова можно определить как совокупность людей, обладающих общими, относительно стабильными особенностями культуры и соответствующим психическим складом, а также сознанием своего единства и эндогамией»[4].

В известном и нашумевшем труде Л.Н. Гумилева дается такое определение: «этнос – естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующих как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективом, исходя из ощущения комплиментарности» [2, с. 725]. В этом, определении под фразой «оригинальный стереотип поведения» понимаются отличительные черты того или иного этноса – психологические, языковые, культурные, рассовые, территориальные и другие признаки, которые определяют «ощущение комплиментарности» — т.е. ощущения соответствия или противоположности другим подобным сообществам, т.е. другими и более простым словами – антитеза «мы – они».

Также Гумилев дает и другое определение «этноса», практически полностью построенное на концепции географического детерминизма: «этнос – феномен биосферы, или системная целостность дискретного типа, работающая на геобиохимической энергии живого вещества, в согласии с принципом второго начала термодинамики, что подтверждается диахронической последовательностью исторических событий» [2, с. 11].

Вообще, на настоящее время существует несколько понятий и подходов к тому, что же представляет собой такое явление как «этнос» и сопряженные с ним понятия (национальность, нация, народность и т.д.): «Как нет сомнения в том, что существует такое понятие, как цивилизация, так же точно существует понятие этнос. Однако четкому определению эти понятия поддаются с  огромным трудом.

В самом деле, определений того, что такое цивилизация, как   утверждают историки «цивилизационисты» насчитывается якобы более 240. Определений этноса, очевидно, значительно меньше. Однако каждый, кто интересовался этой проблемой, пытался дать свое определение, очевидно, не находя для себя возможным удовлетвориться уже существующими. Как бы то ни было, можно насчитать несколько и даже десятки  определений того, что такое этнос. Таким образом, следует констатировать неопределенность в вопросе о самом понятии «этнос», так же как в понятии «цивилизация»[5].

Таким образом, существуют различные определения и понятия «этноса» и связанных, близких ему явлений (нация, народность), что вытекает из различных парадигм подхода к изучению этого феномена (географический детерминизм, экономизм, социологизм, биологизм и др.). Каждый из подходов как бы выносит за скобки какую-либо часть жизни «этноса», показывая ее определяющей. Ю.В. Бромлей писал по этому поводу: «Чем же вызван этот разнобой? На наш взгляд, в значительной мере тем, что как существенные, так и второстепенные свойства этноса интегрированы в единую целостную систему» [1].

Но какие же основные, существенные свойства этноса, которые можно было бы вынести за скобки и представить ядром этого явления, этой системы? Тот же Ю.В. Бромлей[6] пишет: «отправной точкой для всех представлений о различных видах этнических общностей в конечном счёте является антитеза «мы» – «они». И для этого есть определённые основания. Ведь само представление (в том числе обыденное) о существовании такой особой категории человеческих общностей, как этнические (под каким бы названием они не выступали: народ, этнос, народность, нация и т. д.), – в значительной мере результат противопоставлений одних общностей другим» [1]. Т.е. можно было бы предположить, что ядром этнической системы любого уровня было бы противопоставление этой системы всем другим подобным системам. Но такое предположение было бы верным только отчасти – такое противопоставление обусловлено в первую очередь социально-психологическими свойствами человека. Ведь в таком случае ученики одного класса, противопоставляющие себя ученикам другого класса образовали бы ядро этноса – но такого не происходит, после обучения эти «общности» распадаются, а противопоставление здесь связано с чисто социально-психологическими факторами. То же самое можно наблюдать и на уровне целых школ, ВУЗов, фирм, жилых районов и т.д. – т.е. на уровне различных социальных институтов, и при этом сами по себе эти институты могут быть полиэтничными, но при этом этническая идентификация или самоидентификация будет стоять в стороне от этого. Кстати, в вопросе об этнической самоидентификации возникают и курьёзы, как например во время последней переписи населения в России некоторое количество человек заполняя графу о национальной принадлежности идентифицировало себя как эльфов, а при подобной переписи в Англии нашлись люди, которые назвали себя джедаями. Но с другой стороны подобные явления не могут быть курьезами при серьёзном изучении различных субкультур и движений, а также при изучении влияния массовой культуры на общество – т.к. это в какой-то мере связано с этнологией и касается «предэтничеких» явлений в социуме (консорций и конвиксий),  но это уже отдельный вопрос.

Возвращаясь к вопросу об этнической идентификации и самоидентификации, к вопросу об антитезе «мы – они», необходимо упомянуть также и такое явление как миграции – в рассматриваемом здесь вопросе важно следующее: чем крупнее по количеству человек этническая миграция, тем устойчивее во времени этническая самоидентификация мигрантов по отношению к автохтонному, коренному населению. Существенную роль также играет устойчивость связей между мигрантами и их родиной. Таким образом, в вопросе об устойчивости противопоставления «мы – они» и этнической самоидентификации возникает и вопрос о влиянии населения нового места на мигрантов и наоборот – о культурном влиянии мигрантов на автохтонное население, т.е. вопрос об ассимиляции. Естественно, что главную роль здесь могут играть такие факторы, как языковая и культурная близость, количественно соотношение мигрантов и коренного населения, природно-географические условия (влияющие на хозяйственный уклад), развитость технологий и др. Следовательно, антитеза «мы – они» может возникать и исчезать во времени, что обусловлено процессами этногенеза (ассимиляцией, слиянием и расщеплением этнических общностей и др.). Большую роль при этом может играть эндогамия – т.е. заключение браков только между членами какой-либо этнической общности, если эта общность располагает достаточным количеством населения, что бы исключить явление близкородственных связей. Здесь интересен обычай народов Крайнего Севера, согласно которому гость имеет связь с женой хозяина дома, где он остановился. Рождающийся потом ребенок считается полноценным членом поселения и народа, к которому принадлежала его мать. Этот обычай сохранился до сих пор еще в дальних уголках Камчатки. Также существуют традиции, согласно которым для заключения брака между людьми разных этносов, кому-либо из будущих супругов обязательно нужно принять культуру и религию другого из супругов[7].

Следовательно, противопоставление «мы – они» является условием необходимым, и при долговременной устойчивости достаточным, для выявления и возникновения этнической общности, но довольно изменчивым и не постоянным. Данная антитеза возникает под влиянием различных факторов: географических, культурно-исторических, экономических, политических, языковых и других, обусловленных в первую очередь историческим этапом развития человеческого общества. Эти факторы формируют то, что принято называть стереотипом поведения или этническим самосознанием, приводящим к противопоставлению «мы – они». Если схематически представить это в виде схемы или формулы, то это можно сделать так:

E=∑Fi

где E – этническое самоопределение, Fi – функции факторов влияющих на это.

Но, не смотря на то, что «этнос» — это, прежде всего явление, связанное с человеческим обществом, т.е. связанное с самообъединением людей по какому-либо признаку, это явление не является чисто социальным и социологическим, т.к. влияние географической и культурно-исторической среды на том или ином этапе развития на все аспекты человеческого бытия было различным. Следовательно, необходимо рассмотреть вопрос о взаимосвязи между природой и развитием человеческого общества.

Этот вопрос сам по себе важен и нуждается во всестороннем изучении, но для рассмотрения его в рамках данной работы необходимо помнить следующее:

—     человек возник в природной среде;

—     влияние природно-географической среды на жизнь человеческого общества очевидно;

—     деятельность человека приводит к изменению природы;

—     развитие человеческого общества характеризуется ускорением научно-технического прогресса;

—     в ходе развития человеческого общества скорость передачи информации на большие расстояния увеличивается, а следовательно увеличивается культурный обмен и культурное взаимодействие между народами;

—     в ходе развития человеческого общества не раз менялось мировоззрение и способы экономического производства;

—     наблюдение за различными сообществами, находящимися в настоящее время на различном уровне развития, показывают, что этнические общности возникли еще в доисторическое время.

Возникновение человека нельзя рассматривать в отрыве от развития и становления человеческого общества, а сам процесс становления и развития человека принято называть антропосоциогенез, что есть «процесс становления человека и общества, в котором целостность одного уровня – сообщество животных (человекообразных обезьян) превращается в целостность другого уровня – общество людей… Понятие «антропосоциогенез» выражает органическое единство двух явлений: происхождение человека и возникновение общества. Оно выражает двуединый процесс, в котором одно не бывает без другого, так как происхождение человека сопровождается формированием общества, а генезис общества невозможен без становления человека. В то же время для них характерна и относительная самостоятельность и специфика, что выражается в понятиях «антропогенез» и «социогенез». В первом из них акцент сделан на происхождение человека, а во втором – на возникновение общества. Антропосоциогенез объединяет оба понятия и по своему содержанию шире каждого из них» [15, с.5].

Процесс антропосоциогенеза, при общем его рассмотрении, является процессом эволюционным, связанный с общими закономерностями развития материи, с единством и борьбой энтропии и эволюции (негэнтропии). При этом: «Эволюционный процесс, или рост организованности живых систем, возможен в силу их открытого характера, т.е. обмена со средой веществом, энергией и информацией. Чем интенсивнее процесс обмена или биологического круговорота вещества, энергии и информации, тем выше организованность или прогресс живых систем» [15, с.7]. Главным эволюционным отличием людей от животных, главным эволюционным «приспособлением» является способность осознанно, в соответствие со своим мировоззрением и возможностями изменять окружающую среду – т.е., другими словам, разум – эволюционное «приспособление» обеспечивающее выживание человеческого общества. При этом, как указывал в своих работах Маркс, роль труда в процессе становления человека была определяющей, но это труд не просто «механическое», бесцельное воздействие на среду, а целый сложный, сам по себе требующий пристального внимания процесс, в котором главным является осознанность действий, осознание их целенаправленности: «В определении труда, специфичного только для человека, незримо присутствует общение людей, общественное начало: оно выражено в присутствии «внешнего» фактора, действующего «как закон» по отношению к этому процессу обмена веществ между организмом и средой с помощью того или иного орудия. Этот подлинно социальный фактор – целенаправленность, целеполагание; даже если последнее выступает не в обнаженной форме социального заказа или приказа, а во вполне интериоризованной форме намерения, замысла, все равно цель, подчиняющая процесс труда, – это продукт принадлежности человека к общественной среде и его предшествовавших коммуникаций с нею» [7].

Человечество возникло в природной среде, и на первых этапах своего существования, было частью вмещающих ландшафтов, являясь частью природы. Скорее всего, этнические группы существовали уже тогда, представляя собой племена охотников-собирателей, со специфическим мировоззрением, отраженным в мифологии. Следовательно, предпосылки для антитезы «мы — они» возникли на самых первых этапах возникновения и существования человеческого общества. И, по-видимому, основой таких предпосылок являлась борьба за выживание, за право владеть лучшими охотничьими угодьями и т.д. И здесь следует отметить, что борьба эта велась не просто так, а была необходимой для удовлетворения потребностей человека, исходила из самой сущности человека, как такового. Как указывал Б.Ф. Поршнев, «Потребности – очень важная категория современной психологии. Однако это – связующее звено на пути к ответу на вопрос. В психике человека нет ни одного уголка и в низших, как и в высших, этажах, который не был бы пронизан воздействием его общения с другими людьми» [7], и хотя эти слова отнесены к другой проблеме, связанной со становлением человека и общества, в контексте рассматриваемого вопроса о генеалогии этноса потребности также могут являться неким связующим звеном, которое может помочь в объяснении происхождения этноса.

В самом деле, некий дуализм, противопоставление себя окружающему миру лежит в самой природе человека, но человека не отдельно взятого и оторванного от того или иного общества, а взятого относительно своего времени, социально-культурной и природной окружающей среды, в которой происходит становление личности. Э. Фромм по этому поводу писал: «Эволюция человека основывается на том факте, что он утратил свой первоначальный дом – природу – и что он никогда не сможет вернуться в него, никогда не сможет снова стать животным…

…Когда рождается человек – будь то индивидуум или человеческий род, он оказывается выброшен из ситуации, которая была бы определенной, насколько определенными могут быть инстинкты, в ситуацию неопределенную, неясную, открытую. Уверенность остается только относительно прошлого, а относительно будущего лишь постольку, поскольку им является смерть – которая на деле есть возвращение к прошлому, к неорганическому состоянию материи.

Проблема существования человека – проблема уникальная во всей природе; ведь он, можно сказать, выпал из природы, но все еще находится в ней; он отчасти божество, отчасти животное; отчасти бесконечен, отчасти конечен. Необходимость находить вечно новые решения противоречий своего существования, находить все более высокие формы единства с природой, своими ближними и самим собой, служит источником всех психических сил, которые движут человеком, всех его страстей, аффектов и тревог»[8].

Таким образом, можно предположить, что одним из свойств человека, как сознающего субъекта является противопоставление себя окружающему миру, осознание своего отличия от него, в том числе и от других людей. Т.е. из того, что человек осознает себя в окружающем мире, следует то, что он способен отличать себя от окружающей реальности. Человеческий разум и окружающая среда находятся при этом в диалектическом единстве и борьбе противоположностей, неотрывно влияя друг на друга.

Степень влияния человека при этом характеризуется уровнем овладения технологий и использования ресурсов окружающей среды, силой влияния на географическую оболочку. При этом человеческое общество и окружающая среда были, есть и будут представлять собой систему, развивающуюся согласно общим законам развития систем, и прежде всего, согласно закону сохранения энергии. При этом, использованная человеческим обществом энергия воплощается в предметах материальной и духовной культуры: «Сейчас становится все больше сторонников информационной концепции антропосоциогенеза, признающих человечество или цивилизацию (культуру) в качестве материальной системы, обеспечивающей негэнтропийный эффект. Достигается это путем нарастающей концентрации аккумулированной энергии, на основе которой происходит «стержневая физико-техническая линия прогресса цивилизации, растущая целесообразная компоновка сил природы»[9]. Данная мысль созвучна с мнением известного физика М. Борна: «Мне кажется вполне законным считать, что одним из решающих факторов истории является тот вид энергии, которым человечество располагает в данный момент»[10][15, с.8].

Приведенный выше отрывок, по сути, отражает принцип самоорганизации материи — т.е. такое свойство, которое определяет «поведение» системы, её дальнейшее развитие, причем в основе этого принципа лежит закон сохранения вещества и энергии (второе начало термодинамики) – система будет находиться в том состоянии, в котором обеспечивается наиболее устойчивое состояние при минимальной затрате энергии. Это во многом фундаментальный принцип существования и развития природных систем, проливающий свет на процессы эволюции как в живой, так и в неживой природе: «Для понимания процессов эволюции исключительно важное значение приобретают междисциплинарные исследования, проводимые в рамках новой концепции самоорганизации, которая, была названа синергетикой. Новые результаты, полученные в этой области, показывают необоснованность прежнего абсолютного противопоставления живых систем неживым и проливают новый свет на проблему возникновения живого из неживого. Опыты и теоретический анализ показывают, что при наличии строго определенных условий процессы самоорганизации могут происходить и в системах неорганической природы. Опираясь на ту концепцию, можно представить весь окружающий нас мир как самоорганизующийся универсум и тем самым лучше понять современную естественно-научную картину мира» [8; с. 29].

Если рассматривать человеческое общество и культуру с позиции принципа самоорганизации, то их происхождение и развитие – результат самоорганизации и саморазвития объективной реальности, и «надо ли возводить пропасть между тем, что произвели человеческие руки, и тем, что создал крошечный полип? Ведь и то и другое, в конечном счете, суть произведение Природы. И то и другое – суть порождение одного и того же процесса самоорганизации. Поэтому не следует ли нам принять иную точку зрения, состоящую в том, чтобы не противопоставлять одно другому, а изучить развитие искусственного и естественного с единых позиций развертывания организационных форм материального мира?…

…в процессе развития материя приобретает еще одно свойство, потенциально ей присущее, — она обзаводится интеллектом и общественными формами организации, способными производить «искусственное», то есть такие материальные объекты, которые могут быть созданы только с участием интеллекта и общественных форм памяти.

Вместе с ними возникает и новый феномен – духовная жизнь, феномен биологический и общественный одновременно» [6; с.141-145].

Процесс эволюции неживой природы, живого вещества и общества, эти три уровня организации материального мира – звенья одной цепи, и «Становится все более понятным, что единый процесс мирового развития – это не игра случая. Он имеет определенную направленность – происходит непрерывное усложнение организации. Это результат взаимодействия объективной необходимости со столь же объективной стохастичностью нашей Вселенной. Реальность такова, что необходимость вовсе не исключает случайность, но определяет потенциальные возможности развития, которые согласовываются законами природы…

…В качестве таких ключевых слов, которые могут быть использованы для описания общих свойств основных механизмов развития и неживых материальных структур, и живого вещества, и организации общественной жизни, я предлагаю использовать «дарвиновскую триаду»: изменчивость, наследственность, отбор. Эти слова в моей интерпретации должны нести более широкий смысл, чем тот, который придается им в эволюционной теории» [6, с.35-36].

Тогда логично, что процессы этногенеза, возникшие, по-видимому, еще в доисторическую эпоху, обусловлены основным законами развития материального мира.

Буквально термин этногенез (от греч. еthnos – племя, народ и genes —  происхождение) означает «происхождение народов. Этногенез включает в себя как начальные этапы возникновения какого-либо народа, так и дальнейшее формирование его этнографических, лингвистических и антропологических особенностей» [9; с.1568]. Внутри и между различными этническими образованиями происходят различные процессы, обусловленные социальными, культурными, экономическими и в том числе природными причинами.

К этим процессам относятся процессы этнической ассимиляции, слияния и разделения этнических групп, процессы этнических миграций. Эти процессы взаимосвязаны между собой.

Возникновение каждой этнической группы и развитие каждой этнической группы (этногенез) обусловлено непосредственными контактами входящих в него людей. Это возможно, как правило, лишь в том случае, если люди живут по соседству, т.е. на одной территории. Общность территории выступает, таким образом, прежде всего как условие формирования этноса [4 с. 7]. Вместе с тем она является так же важнейшим условием самовоспроизводства этноса, обеспечивая развитие хозяйственных и других видов связей между его частями; природные условия этой общей территории влияют на жизнь людей, в некоторых общих особенностях их хозяйственной деятельности, культуры, быта, психики. Однако и территориально разобщенные группы этноса могут длительное время охранять свои специфические черты в области культуры и психики, а также прежнее самосознание общности. Даже находясь на значительном расстоянии друг от друга, они обычно обладают некоторыми общими этническими свойствами.

Естественно, что процессы этногенеза не статичны, они имеют свою динамику, обусловленную различными факторами, среди которых важнейшими являются этнопсихологические, социально-экономические и природно-географические. Динамика этих процессов неотрывно связана с общим ходом мирового социально-исторического процесса, хотя локально и отдельно для каждого этапа существуют свои особенности, обусловленные культурно-мировоззренческими особенностями соответствующего этапа.

В эпоху доисторического общества, когда человечество наиболее было зависимо от природно-географических условий, эта динамика выражалась в виде борьбы между отдельными племенами и группами за право на продолжение своего существования – т.е. во многом была обусловлена естественным отбором в биологическом смысле этого выражения. Культурно-мировоззренческий уровень развития людей той эпохи был примерно одинаков, и выражался в мифологическом мировосприятии. Следовательно, противопоставление по антитезе «мы — они» происходило в основном на уровне родоплеменных отношений, т.е. в основном за счет родственных связей, хотя конечно не исключены отношения, основанные на личной, субъективной симпатии отдельных членов ранних обществ.

Но с ходом развития человеческого общества, с развитием орудий труда, ростом материального производства, совершенствованием представлений об окружающем мире, увеличением числа людей, изменением социально-экономических отношений, миграций племен и племенных объединений (часто обусловленных географическими факторами или миграцией животных), происходило качественное изменение динамики этногенеза. Эта динамика представляла уже не просто борьбу между отдельными племенными группировками за биологическое выживание, но уже борьбу и культурный обмен между различными системами общественной организации, способами материально-технического производства, укладами быта и культуры.

Сама по себе динамика исторического процесса характеризируется ускорением темпа развития общества, увеличением силы воздействия человеческого общества на окружающую среду.

Общую динамику исторического процесса можно описать словами Б.Ф. Поршнева, сказанными еще в 1974 г., но справедливыми и в наше время: «Эмпирически наш современник знает, как быстро происходит обновление исторической среды, в которой мы живем. Если ему сейчас 75 лет и если разделить его жизнь на три двадцатипятилетия, то они отчетливо покажут, что каждый отрезок много богаче новациями, чем предыдущий. Но при жизни его предка на аналогичные отрезки приходилось заметно меньше исторической динамики, и так далее, в глубь времен. А в средние века, в античности, тем более на Древнем Востоке индивидуальная жизнь человека вообще не была подходящей мерой для течения истории: его мерили династиями – целыми цепями жизней. Напротив, человек, который начинает сейчас свою жизнь, на протяжении будущих 75 лет, несомненно, испытает значительно больше изменений исторической среды, чем испытал наш семидесятипятилетний современник. Все позволяет предполагать, что предстоящие технические, научные и социальные изменения будут все уплотняться и ускоряться на протяжении его жизни….

… Если разметить передний край всемирной истории по этим грандиозным вехам – от возникновения древнейших рабовладельческих государств и через три финальные для каждой формации революции, то обнаруживается та самая ускоряющаяся прогрессия, о которой шла речь. Ряд авторов полагает, что длительность или протяженность каждой формации короче, чем предыдущей, примерно в три или четыре раза. Получается геометрическая прогрессия, или экспоненциальная кривая (см. схему 1)» [7].

Рис.1 Экспоненциальная кривая [7].

 

Такая динамика этапов исторического прогресса, очевидно, вытекает из упомянутого выше принципа самоорганизации материи.

В ходе своего существования и развития человеческое общество создало и окружило себя тем, что называют «вторая природа», т.е. культурой, причем с ходом исторического времени «оторванность» материальных культурных памятников от естественной природной среды возрастала. Тем не менее, в памятниках культуры заключена этническая история народов Земли, отражены их мировоззрение и достижения, через них происходит передача этнической идентичности от прошлых поколений будущим. По отношению к обществу, к отдельному человеку или к группе людей, культура выступает как некая среда, причем среда одновременно и материальная, и духовная – в материальных памятниках культуры отражается духовная жизнь того или иного общества и наоборот, материальные творения рук человека влияют на духовную сторону человеческой жизни.

Культура становится некой средой, влияющее на все стороны человеческой жизни, также как естественный природный ландшафт вмещал в себя первобытного человека и влиял на его жизнь. Такую среду удобно было бы назвать социокультурным ландшафтом, проявляющемся в пространстве и времени в виде материальных и духовных памятниках. Вместе с тем через культуру выражается этническая идентификация, культура часто служит маркером, определителем того или иного этноса, через культуру происходит противопоставление по антитезе «мы – они». Но существует и обратная связь – культура влияет на становление этнического самосознания, на процессы этногенеза, и влияние это подобно влиянию природных ландшафтов на людей прошлых времен.

Таким образом, очевидна логическая связь между общим для развития всей материи принципа самоорганизации и существованием феномена этничности. Эта связь выражается в ходе исторического прогресса, во взаимодействии общественной и биологической форм существования материи, она заложена в самой природе человека, в его стремлении познавать этот мир, которое невозможно без противопоставления одного другому, которое в итоге приводит к объединению и к дальнейшему диалектическому развитию.

Отсюда следует, что вопрос о генеалогии этноса является вопросом не о происхождении того или иного этноса, не вопросом о сугубо общественном и культурном развитии, но вопросом, в котором во многом заложена проблематика будущего человечества, рассмотрение которого требует анализа взаимоотношения природы и общества, понимания неотрывной связи между развитием человечества и эволюцией биосферы. В противном случае человечеству может грозить военная или социальная катастрофа, замена прогресса и движения к ноосфере тем, что в произведениях Л.Н. Гумилева названо «антисистема» или «принцип инферно» в произведении «Час быка» известного советского палеонтолога, геолога, философа и писателя И.А. Ефремова, замена культуры «цивилизацией» в том значении этого слова, которое придавал ему Шпенглер в своем труде «Закат Европы».

Отделение этнического и общественно-исторического развития от закономерностей развития бытия планеты чревато опасностью и в сугубо этнографическом плане – такое отделение является одной из предпосылок возникновения нацизма[11]. Как известно, индустриальный кризис промышленной революции привел в Европе к двум мировым войнам, вторая из которых – самая кровавая и жестокая за историю человечества – была порождена идеологией нацизма, о котором Э. Фромм сказал так: «Нацистская система — это «усовершенствованный» вариант довоенного германского империализма; нацисты продолжают дело павшей монархии. (Впрочем, республика тоже практически не мешала развитию монополистического капитализма в Германии, даже помогла ему по мере своих сил.)… Нацизм психологически возродил нижние слои среднего класса и в то же время способствовал разрушению их прежних социально-экономических позиций. Нацизм мобилизовал эмоциональную энергию этих слоев и превратил ее в мощную силу, борющуюся за экономические и политические цели германского империализма»[12].

И в этом отношении, не важно, как проявляет свое разрушительное действие общество потребления, в открытой пропаганде нацизма и фашизма, власти одних над другими, или же несет «свободу и демократию» странам третьего мира на крыльях бомб и ракет, провоцируя рост межэтнических конфликтов и терроризма.

Виктор Рябов

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бромлей Ю.В. К вопросу о сущности этноса. http://scepsis.ru/library/id_836.html#_ftnref26;
  2. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – М.: Эксмо, 2008 г.;
  3. Ефремов И.А. Час Быка. http://efremov-fiction.ru/roman/3;
  4. Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М., 1997г.;
  5. Краткий философский словарь. Под ред. М. Розенталя и П. Юдина. Изд-е 4-е, дополненное и исправленное. Государственное издание политической литературы, 1954 г.;
  6. Моисеев Н., Человек и ноосфера. М., «Молодая гвардия», 1990 г.;
  7. Поршнев Б.Ф.. О начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии). Издательство «Мысль» Москва, 1974 г., http://psylib.kiev.ua/.
  8. Рузавин Г.И. Концепция современного естествознания: Учебник для вузов. – М: ЮНИТИ, 2005г.;
  9. Советский Энциклопедический Словарь, главный редактор Прохоров А.М. М.: «Советская энциклопедии» 1988г.;

10.Сухарчук Г. Д. О понятии «этнос»; «Ландшафт и этнос» под редакцией Э.С. Кульпина; Академия городской среды; Центр социоистественных исследований; Институт востоковедения РАН; Москва, 1999 г.;

11.  Фромм Э. Человеческая ситуация. пер. с англ. под редакцией Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 1994 г.;

12.Фромм Э. Бегство от свободы http://www.aquarun.ru/psih/ks/ks3.html

13.Шальнев В. А. Проблема взаимодействия общества и природы: взгляд географа. – Ставрополь: Из-во СГУ, 2006 г.;

14.Ширяева А. С. К вопросу об этногенезе. «Ландшафт и этнос» под редакцией Э.С. Кульпина; Академия городской среды; Центр социоистественных исследований; Институт востоковедения РАН; Москва, 1999 г.;

15.Югай Г.А. Антропосоциогенез: философские и психологические аспекты (От биологической к социальной форме движения). Новое в жизни, науке, технике; серия Биология 2/1982. Изд-во «Знание» Москва 1982 г.;

 


[1] Системное пространство (сфера) Земли, включающая не только абиотические, биотические и биокосные компоненты природы, но и социально техногенные (в том числе и духовные) компоненты общества, возникшее в результате диверсификации дообщественной географической оболочки, процессами социогенеза, техногенеза и культурогенеза. (Шальнев В. А. Проблема взаимодействия общества и природы: взгляд географа. – Ставрополь: Из-во СГУ, 2006, с. 7)

[2] К сожалению, в доступном издании данного словаря отсутствовали страницы, на которых должно было даваться определение понятию «этнос», а также отсутствовало понятие «народ».

[3] Социально-естественная история

[4] Ширяева А. С. К вопросу об этногенезе. «Ландшафт и этнос» под редакцией Э.С. Кульпина; Академия городской среды; Центр социоистественных исследований; Институт востоковедения РАН; Москва, 1999 г., с. 235

[5] Сухарчук Г. Д. О понятии «этнос»; «Ландшафт и этнос» под редакцией Э.С. Кульпина; Академия городской среды; Центр социоистественных исследований; Институт востоковедения РАН; Москва, 1999 г., с. 229.

[6] При этом он ссылается на Б.Ф. Поршнева «Социальная психология и история», М., 1966, стр. 3 и сл.

[7] В наше время эта традиция практически не соблюдается в индустриально развитых странах, где основным регулятором общественных отношений  являются не этнические традиции, а экономическо-политические факторы. Хотя и здесь эти традиции негласно соблюдаются в различной степени.

[8] Фромм Э. Человеческая ситуации. Пер. с англ. под редакцией Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 1994г. – с.11-12

[9] Кузнецов Б.Г. Философия оптимизма. М., 1972 г, с.272.

[10] Борн Макс. Моя жизнь и взгляды. М., 1973, с.84

[11] Стоит отметить, что Л.Н. Гумилев рассматривал фашизм как одну из форм проявления «антисистем», а в произведении А.И. Ефремова «Час быка» описана планета, с чисто фашистским общественным устройством.

 

Лекториум он-лайн

Новый человек как девайс экосистемы. Герман Садулаев



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>