Как Киев нарушал права крымских татар

После воссоединения Крыма с Россией мировые СМИ словно по заказу (как оказывают события, действительно по заказу!) принялись писать о том, что российская юрисдикция ухудшила положение крымских татар. Но так ли произошло на самом деле? Почему все авторитетные международные механизмы по правам человека из года в год били тревогу по поводу нерешённости земельных, имущественных и прочих проблем крымских татар, по поводу их отношений с властью в целом, а также в связи с недопущением их к принятию политических решений? Международные организации не раз с большой обеспокоенностью обращали внимание на общую атмосферу нетерпимости украинской власти применительно к запросам крымских татар. Причём речь шла о её постоянном нарастании.

Эта поистине общемировая озабоченность ухудшением положения крымских татар на Украине носила отнюдь не абстрактный, так сказать, вербальный характер, а находила своё выражение во многих конкретных резолюциях, принятых весьма влиятельными международными организациями, которые специализированно занимаются контролем за соблюдением прав человека. В этой связи небезынтересно привести ссылки на широко известные международные резолюции последних лет, затрагивающие ситуацию с крымскими татарами в тот период, когда они находились в правовом поле Украины.

В частности, Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) многократно указывал на отсутствие в украинском законодательстве мер, запрещающих дискриминацию по признаку расы или национального происхождения. Ещё в 1998 году в заключительных замечаниях по итогам рассмотрения 13-го и 14-го периодических докладов Украины о выполнении международной конвенции КЛРД отмечал, что крымские татары, возвращающиеся на Украину, сталкиваются с трудностями по части приобретения гражданства и не имеют эффективных средств для защиты своих прав.

Впрочем, важно напомнить, что собой представляют так называемые периодические обзоры в Совете по правам человека ООН. Эти процедуры регулярно проводятся в отношении абсолютно всех стран — членов Организации Объединённых наций (в порядке очерёдности) и предусматривают глубокий анализ ситуации с правами человека в данной стране, причём по многим критериям. Периодические обзоры проводятся в Женеве, где базируется Совет ООН по правам человека, по чёткой схеме: сперва представитель страны (как правило на уровне руководителя МИДа) делает доклад о положении с правами человека — разумеется, 95% выводов носят позитивный характер, а оставшиеся 5% «для приличия» отведены самокритике. Затем выступают представители всех 57 государств, входящих в Совет по правам человека ООН.

В этих выступлениях много критических замечаний. Но особенно активны представители неправительственных организаций, аккредитованных при ООН. Уж они-то не жалеют красок для того, чтобы представить мировому сообществу истинную ситуацию с правами человека в той стране, которая проходит через процедуру обзора. Следует также заметить, что представители НПО выступают в том же большой зале, где заседают дипломаты, а потому их мнение становится широко известным.

Вся критика суммируется, и примерно через две–три недели назначается повторное заседание, где страна получает возможность заявить возражения на замечания в свой адрес и разъяснить, каким образом она намеревается реагировать на неоспоримую критику. Результатом таких обсуждений — в два этапа! — становится резолюция Совета по правам человека ООН, а также соответствующие отчёты различных международных организаций. Из этого достаточно подробного описания ясно, что женевские резолюции и отчёты, вытекающие из периодических обзоров, — серьёзные документы, отражающие позицию мировой общественности.

Что касается положения крымских татар на Украине, мировая общественность била тревогу с 1998 года. Увы, безрезультатно: в 2001 году при рассмотрении докладов Украины КЛРД снова указал на существование у этой страты населения больших проблем. Более того, на сей раз была особо подчёркнута недопустимость провоцирования этнических конфликтов между крымскими татарами и другими меньшинствами, а именно такими конфликтами нередко сопровождался процесс переселения на историческую родину крымских татар.

Ещё сильнее обострилась ситуация в 2006-м. На сей раз в итоговом отчёте КЛРД указал на плохие условия проживания крымских татар, что негативно сказывалось на состоянии здоровья этой национальной группы в целом, а также сделал особый акцент на трудностях её социально-экономической интеграции в украинское общество. Они, как выяснилось, были лишены не только доступа к юридическим гарантиям собственности, но и физического доступа к инфраструктуре, включая системы водоснабжения, канализации, электричества, газа, отопления. Это, нелишне повторить, — выводы Международного Комитета по ликвидации расовой дискриминации. И это — 2006 год.

Плюс к этому в тот же период КЛРД фиксировал факты вандализма по отношению к религиозным объектам нацменьшинств, в том числе крымскотатарского. А одной из существенных рекомендаций было упоминание о необходимости выпуска учебников для школьников на языках меньшинств, в особенности на крымскотатарском. Таких учебников на Украине просто не существовало.

Однако и это не всё. В 2011 г. в своих заключительных замечаниях по итогам трёх объединённых докладов Украины КЛРД обратил опять-таки внимание на трудности, с которыми сталкиваются вернувшиеся на Украину крымские татары по части получения украинского гражданства, а также на отсутствие у них доступа к земле и на практическую невозможность трудоустройства. Кроме того, в заключительных замечаниях авторитетных международных организаций говорилось о недостаточных возможностях для изучения родного языка крымских татар, об актах оскорблений в их адрес.

Не менее показательны и отчёты Комитета по правам человека. В том же 2006 г. при рассмотрении шестого периодического доклада Украины Комитет указывал на проявления ненависти в адрес крымских татар, даже на акты вандализма. А в 2013 г. подчёркивалось, что большинство преступлений против крымских татар совершали радикальные украинские националисты и расисты. При этом правоохранительные органы страны, согласно отчёту Комитета по правам человека, квалифицировали эти преступления просто как хулиганство.

Документально зафиксированные факты такого рода можно множить и множить. Например, 16 августа 2013-го Верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств ТОРС указала на отсутствие на Украине закона о восстановлении прав ранее депортированных людей при возвращении на историческую родину. По её мнению, на Украине отсутствовала нормативно-правовая база репатриации. Это приводило к стимулированным Меджлисом самозахватам земли и соответственно — к межэтническим конфликтам.

А Комиссар СЕ по правам человека ХАММАРБЕРГ, с которым мне не раз приходилось общаться, в письме по итогам визита на Украину в ноябре 2011 г. указывал на важность полной интеграции крымских татар, включая вопросы занятости, жилья и соцзащиты.

Наконец, пожалуй, главное. По итогам трёх циклов мониторинга докладов о выполнении Украиной Рамочной конвенции о защите нацменьшинств Комитет министров Сответа Европы принял целый ряд резолюций — от 5 февраля 2003 г., от 30 марта 2011 г. и от 18 декабря 2013 г., которые последовательно требовали от властей Украины решить вопросы участия крымских татар в экономической, социальной, культурной и общественной сферах. При этом высказывалось беспокойство по поводу роста случаев расизма и нетерпимости.

Этот перечень международных документов, которые из года в год фиксировали удручающую ситуацию, сложившуюся на Украине, можно продолжить. Не менее строгие резолюции принимали Еврокомиссия СЕ против расизма и нетерпимости, Комитет экспертов Европейской хартии СЕ региональных языков и языков меньшинств, а также другие организации. Все эти документы базировались на прямых исследованиях конкретных ситуаций в Крыму, а не на сообщениях из социальных сетей.

В совокупности они свидетельствуют о том, что положение крымских татар на Украине с каждым годом не просто ухудшалось, а приближалось к катастрофической черте.

Вызывает изумление то, с какой непринуждённостью диаметрально изменился тон западных СМИ после возвращения Крыма в Россию. Оказывается, на Украине крымские татары чуть ли не благоденствовали, никаких проблем с властями полуострова и Киева у них не возникало. О вынужденных самозахватах земли, о притеснении крымскотатарского языка никто на западе теперь и не вспоминает. Общий тон политиков и СМИ сводится к примитивной пропагандистской ноте: на Украине крымским татарам жилось распрекрасно, а вот в России хуже некуда.

Этот пример в очередной раз демонстрирует гутаперчивость и тенденциозность хвалёного западного общественного мнения, на деле круто замешанного на политических пристрастиях, а порой и на прямых указаниях «обкомов».

На самом деле именно после перехода крымскотатарской общины Крыма в правовое поле России были сразу же решены две коренные проблемы этого многострадального народа, которые, вопреки нажиму международных правозащитных организаций, Киев не хотел даже рассматривать. Во-первых, в России крымскотатарский язык признан на территории Крыма государственным, а во-вторых, в законодательном порядке урегулированы земельные права крымских татар. Не говоря уже о широком участии представителей этого народа в органах власти. Неслучайно 95% крымских татар приняли российское гражданство.

Конечно, было бы преждевременным говорить, что все копившиеся десятилетиями проблемы этого народа в Крыму уже решены. Но процесс несомненно развивается в позитивном направлении, в частности, в таких важных вопросах, как языковой и образовательный. Чтобы убедиться в этом, недостаточно «сидеть» в соцсетях, вылавливая негативные сообщения, выплеснутые сторонниками потерявшего авторитет меджлиса, руководитель которого заседает в киевской Раде. Кстати, в Страсбурге мне приходилось воочию наблюдать, с каким пренебрежением и панибратством депутаты ПАСЕ в кулуарах похлопывают по плечу маленького ДЖЕМИЛЁВА, который слишком уж явно выглядит среди них неким младшим партнёром.

Надо приехать непосредственно в Крым, как это сделали французские парламентарии, и на месте убедиться в том, насколько улучшилось сегодня положение крымских татар — в сравнении с прошлой ситуацией на Украине, когда международные механизмы по правам человека с унылым постоянством фиксировали нарастание нарушений прав крымских татар в период пребывания полуострова в составе «незалежной». Увидев сегодняшний день, можно понять, почему съезд крымских татар, состоявшийся на полуострове, выразил недоверие турецкому сборищу под началом ДЖЕМИЛЁВА.

К счастью, прежние резолюции международных организаций, призванных контролировать соблюдение прав человека, не горят. И напоминание о них выглядит очень злободневно. Они объективно фиксировали реальность. Только на их основе и можно по-настоящему, реально оценить ситуацию, складывающуюся в российском Крыму, где крымскотатарский народ обрёл государственный язык, почувствовал себя равным среди других народов, населяющих полуостров и всю Россию.

Анатолий САЛУЦКИЙ (сайт «50 плюс»)

Лекториум он-лайн

Анастасия Гачева: Октябрьская революция как предчувствие космоса



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>