Как китайцы и японцы «пожелтели»

Европейцы называли жителей Восточной Азии «белыми» до конца 18 века. Но стоило китайцам и японцам начать сопротивляться культурной ассимиляции, они сразу же стали «желтыми», причем не только в глазах европейцев. Как получилось, что жители Восточной Азии стали называться желтокожими? Такое отношение стало результатом расистского восприятия мира и не имеет ничего общего с настоящим цветом кожи людей, рассказывает South China Morning Post.

Если в 16 веке речь заходила о цвете кожи, западные путешественники, миссионеры или послы называли восточных азиатов белыми. А в ряде случаев вообще говорили, что они «такие же белые, как и мы». К 17 веку китайцы и японцы начали постепенно «желтеть» в издаваемых в Европе текстах. Слово «желтый» стало периодически использоваться в конце 18 века и уже в 19 веке стабильно вошло в обиход европейцев.

Китайцы постепенно начали терять прежнюю «белизну», так как стало ясно, что они желают участвовать в европейской системе торговли, религиозных и международных контактах. Другими словами, «белизна» не имела ничего общего с цветом кожи. Она показывала уровень цивилизованности, культуры, грамотности и покорности (особенно если предстояло принять христианство). Шведский ботаник и врач Карл Линней составил классификацию Homo Sapiens, разделив их на четыре вида согласно количеству континентов, известных в то время. Один из таких видов он назвал Homo Asiaticus. Для обозначения цвета этой группы он использовал латинское слово fuscus, что переводится как «темный» или «коричневый». Это произошло в 1735 году.

После этого возникли сложности с определением точного цвета для жителей Восточной Азии, так как другие расовые группы (европейская, африканская и американская) без проблем ассоциировались с белым, черным и красными цветами. В десятом издании классификации Линнея, опубликованном в 1758 году, слово fuscus было заменено на латинское слово luridus, которое переводится как «грязно-желтый», «желтоватый» или «бледно-желтый». Причины выбора не объяснялись, однако это слово и раньше встречалось в записях Линнея, правда, в отношении нездоровых и ядовитых растений. Неужели азиатский человек считался болезненным или опасным? В 1795 году немецкий анатом Иоганн Фридрих Блюменбах предложил свою систему классификации из пяти рас, которая стала первой однозначной маркировкой восточноазиатской желтизны. Важным аспектом его концепции стало включение всех восточноазиатских народов в одну расовую группу, названную монголоидной.


В конце 18 века все народы Азии были включены в монголоидную расу. Иллюстрация: Handout

«Желтый» стал расовым штампом, который означал только одно — отклонение от белой «нормальности». У Блюменбаха европейцы (или кавказская белая раса) находились в центре таблицы, окруженные монголоидной (желтый цвет), негроидной (черный), американоидной (красный) и малайской (коричневый) расами. Желтая раса стала ассоциироваться с физическими и культурными «отклонениями» от европейских норм белого человека. Некоторые мыслители выстроили целую расовую иерархию: на вершине находилась европейская белая раса, внизу — негроидная, а остальные между ними.


«Монгольская складка». Иллюстрация: Handout

В медицинском дискурсе 19 века начали проявляться физические «контуры» желтой расы. Акцент делался именно на «монголоидности», нежели на цвете. Медицинские исследования тех времен зачастую пытались определить монголоидную расу как совокупность определенных физических свойств, присущих только жителям Восточной Азии. Сюда относятся «монгольская складка» (или эпикантус — продолжение складки верхнего века, определяющее узкий разрез глаз), «монгольское пятно» (синеватая окраска кожи в области крестца, реже ягодиц или бедер) и «монголизм» (сегодня известный как синдром Дауна). Каждое из этих свойств приписывалось исключительно монголоидной расе, чтобы показать, как желтая раса отличается от здоровой и развитой белой.


«Монгольское пятно». Иллюстрация: Handout

Именно в конце 19 века слово «желтый» стало определять цвет кожи в европейских и восточноазиатских языках. Этому способствовала так называемая «желтая опасность» — концепция, связанная с потенциальной военной агрессией стран Восточной Азии. Наиболее очевидной угрозой того времени была Япония, которая одолела в вооруженном конфликте империю Цин (1894-95), начала строить свою империю и готовиться к войне с Российской империей.


«Народы Европы, охраняйте свои священные блага». Рисунок Германа Кнакфуса по эскизу кайзера Вильгельма II. Источник: Handout

В этот период идеи о желтой расе наряду с другими «достижениями» западной науки и техники стали входить в культуру народов Восточной Азии. В Китае, например, прижилось понятие желтой расы, так как желтый цвет имеет очень важное значение в китайской культуре (желтая река Хуанхэ, Желтый император Хуан-ди, мифический первопредок всех китайцев).

«Желтизна» показывала превосходство китайцев над «серебряными» европейцами. В Японии, напротив, желтый цвет не имел позитивных ассоциаций, и такие идеи всячески отвергались. «Желтые китайцы, но не японцы. Мы значительно превосходим китайцев и находимся наравне с европейскими державами», — иногда говорили в Японии. На Западе многие с этим соглашались, считая, что японцы может быть и «цветные», но не такие желтые, как китайцы. История расовых стереотипов на Дальнем Востоке нуждается в дополнительных исследованиях. В китайских источниках нет понятия желтой расы. Это всего лишь попытка европейцев дистанцироваться от других народов мира на основе концепции «белизны». Может, нам пора перестать использовать этот термин? Почему мы до сих пор называем людей желтыми?

Подготовил Арсений Бореев

Источник: http://ekd.me

Лекториум он-лайн

Карма или Божественная правда? Ответы на вопросы



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>