Как России вернуться на Балканы

Перед посольством Черногории в Белграде прошел митинг против жестокого избиения и арестов демонстрантов в черногорской столице Подгорице. В нем, в частности, приняли участие лидер Демократической партии Сербии Санда Рашкович-Ивич, член старейшинства движения «Двери» Владан Глишич, главный редактор «Новой сербской политической мысли» Джордже Вукадинович, представители «Сербской лиги» и, конечно же, рядовые белградцы. Митингующие сербы пришли к посольству Черногории с плакатом «Мы часть революции».

Напомним, что с 27 сентября в Черногории, являющейся, по выражению лидера воронежской сербской общины Любомира Радиновича, сердцем Сербского мира, проходят митинги и шествия широкой коалиции политических сил за отставку премьера Мило Джукановича. А 17 октября спецназ полиции и контртеррористическое подразделение МВД Черногории разогнали палаточный лагерь оппозиции, что, впрочем, не остановило протесты. Демократический фронт, их инициировавший, состоит из нескольких партий и движений. Среди них — «Новая сербская демократия», Движение за перемены, Рабочая партия, Демократическая народная партия, Демократическая партия единства, Партия объединенных пенсионеров и инвалидов труда. Основное требование участников митингов и шествий — отставка вашингтонской марионетки Джукановича и его кабинета. Но, по словам Радиновича, повестка не ограничивается сменой власти и назначением новых выборов в Скупщину. Протесты — повод заговорить о бедственном положении населения, о противно пропагандистских обещаниях прозападного руководства, о подлинной справедливости в обществе, о честных выборах, о большой ошибке признания Косова независимым от Сербии, о дружбе — в кавычках — с НАТО, о присоединении к антироссийским санкциям, о восприятии черногорского духа.

Мило Джуканович уверен, что начавшиеся акции — отнюдь не гражданский протест, так как широкая информационная поддержка, а, возможно, и финансирование акций, идет от Демпартии Сербии. А подконтрольные власти черногорские СМИ, в свою очередь, утверждают, что протестные настроения подогреваются не без помощи России. «Через час после разгона протеста в Подгорице 17 октября МИД РФ необычно быстро сделало заявление, дескать, у Москвы впечатление, что установка на ускоренное продвижение страны в НАТО предполагает подавление альтернативных подходов, — сообщает агентство CDM. — Россия поощряет протесты против НАТО, желая повторить сценарий 1989 года, когда попытка полиции остановить в Никшиче акцию рабочих привела к обострению конфликта».

МИД.jpg

Черногорскому официозу подпевают враждебные России, русским и сербам, как единственному братскому русским народу, укроСМИ. Украинский ресурс «Сегодня» сообщает, что за раскачкой ситуации в Черногории стоит сербское меньшинство. Хотя черногорцы — и есть сербы. Просто часть из них, как и в случае с русскими, заукраинилась, став мифическими черногорцами. Но, как надеется воронежец Любомир Радинович, являющийся уроженцем Черногории, протесты способствуют возрождению национального духа. Вот, кстати, характерный пример из того же украинского ресурса «Сегодня», явно противоречащий утверждению про «сербское меньшинство». «У нас в Баре организовывается какая-то ДНР! — говорит изданию жительница города украинка Ксения. — Две недели назад было шествие под хоругвями и сербскими флагами. У нас сложно найти черногорца — большинство людей считают себя сербами, принципиально говорят на сербском и против НАТО». В общем, в Черногории, если верить украинскому источнику, — сплошные ватники.

И очень бы хотелось, чтобы черногорские СМИ оказались правы. То есть чтобы Россия действительно поддерживала протесты в сердце Сербского мира.

«Нынешняя стратегия России в Восточной Европе основывается на признании статус-кво после поражения в холодной войне и попытке наладить отношения с компрадорскими элитами национальных государств, настроенными не просто антироссийски, а русофобски, — констатирует социолог Сергей Баранов. — Однако, несмотря на все попытки задабривания и газовую дипломатию, Россия так и не получила союзников и влияния, любой ее проект может быть заблокирован, как «Южный поток» или «Турецкий поток». Проблема даже не в прозападных элитах, а в самой сути государств и их национализма, рассматривающих Россию как жертву и пищу. Суть перемен в переходе от охранительной линии к активной перезагрузке ряда государств, лучше сказать, к их ликвидации в прежнем виде и созданию из их частей дружественных России или, если позволяет их этнический состав, созданию на их базе даже просто русских государств. В тех случаях, когда русификация государств невозможна из-за их отдаленности от Русского мира, необходимо коренное изменение политической и экономической системы и места в международных союзах. Кого я имею в виду? Речь может идти, конечно, не о всех странах Восточной Европы, а только о внутренне уязвимых из-за сложного национального состава или бедности и о тех из них, которые представляют для России крупный или просто заметный стратегический интерес. Так сказать, о слабых звеньях в цепи мирового западного империализма — об Украине, Молдавии, Румынии, Болгарии, Греции, Сербии, Македонии, Боснии. Вряд ли имеет смысл говорить об активных действиях в Польше, Чехии, Словакии, Венгрии. Россия утратила рычаги контроля над ситуацией в Центральной Восточной Европе и может лишь договариваться и играть на противоречиях. Но и значение ЦВЕ для России, Европы и Азии будет падать. Зато в Юго-восточной Европе можно отыграться.

Регион гораздо более значим и с ним связаны большие риски и для Европы, и для Азии. Говоря о Балканах, обычно имеют в виду обломки Югославии — уже продукт перезагрузки и ликвидации, которая прошла без нашего участия, хотя она еще не вполне закончилась, и к ней можно успеть, если здесь есть для нас интерес и, самое главное, рычаг. Без рычага на Балканах мы никто. Нам могут запретить строить газопровод и все, что угодно. Так что, говоря об активном влиянии России на Балканах, на ту же Сербию, нужно думать о геополитическом рычаге, не о виртуальном, культурном, а реальном рычаге, который может достать до нее в географическом смысле. Он может пройти только через юг Украины. Поэтому, говоря о Киеве, мы смотрим на Балканы навстречу теплому юго-западному ветру.

В чем геостратегическая ценность юго-восточного клина Украины? В том, что он сильнейший рычаг геополитики в Европе. Он упирается в Дунай и Молдавию, и вклиниваясь, делит Западную Евразию на две части: 1) южную — Причерноморье и Балканы и 2) северную часть — Центральную Восточную Европу и исконные восточнославянские русские территории. Фактически запад Одесской области и Молдавия — уже Юго-Восточная Европа, если ориентироваться на западные карты. Следует отметить, что устье Дуная является одним из ключевых узлов европейской истории, точкой ее начала в IV тыс. до н.э. Такие узловые точки не утрачивают свое влияние полностью. С учетом сказанного главная цель, конечно, Украина — самый большой «больной человек Европы», поглотивший часть русского населения и территорий. Для нее изначально и применима такая стратегия перезагрузок. На Украине речь идет о юго-восточном — юго-западном клине, так называемой Новороссии — вплоть до Буджака. Перезагрузка Украины уже началась с отделением Крыма и Донбасса. Крым — подставка для клина — рычага. Сам по себе Крым — не рычаг на Балканах. Россия вынуждена была начать раздел Украины из-за давления обстоятельств Майдана-2014 и вопреки политическим установкам руководства России на единство и сохранность бывшей советской республики, которую нужно было поддерживать — непонятно только: зачем? Украина уже перешла под контроль НАТО, и ее раздел — вывод из-под контроля НАТО наиболее ценной для нас части. Целой Украине уже не выйти из железных рук Запада. Но и России целая враждебная Украина не нужна, а Украина так устроена, что в целом виде будет только враждебной, так как питается нашей юго-восточной частью.

А что Молдавия? Неужели просто маленькая, бедная, никому не нужная страна? Но почему тогда вокруг нее такой сыр-бор? Ценность Молдавии не вполне понятна без рычага Новороссии. Но рычаг Новороссии выстраивается. Значение Молдавии всегда понимали западные стратеги и не планировали отдать Молдавию под протекторат России. Молдавия уже практически стала жертвой Запада, даже — как антирусское национальное государство. Она обречена. Молдавии отведена роль части Большой Румынии. Но в ходе борьбы возможно ее дробление на части. Центральную — прорумынскую, а также северную — прославянскую — Бельцы и часть Южной Буковины (в украинском варианте, на самом деле — смешанном славяно-молдавском), южную — Гагаузию и восточную — русское Приднестровье. Из антирумынских частей можно создать второе федеративное молдавское государство — часть Русского мира. Такое государство жизнеспособно при условии контроля русских над Одесской областью Украины. Впрочем, дезинтеграция Молдавии и создание пророссийской молдавской федерации как контригра возможна уже сейчас, даже при сохранении захваченной фашистами Украины и стабильной ситуации в ЕС. Текущие события вокруг нового Майдана в Кишиневе могут приблизить подобный сценарий. С Молдавией тесно связана политика в отношении Румынии. Дестабилизация Румынии необходима для нейтрализации ее роли в Молдавии. В Румынии слабое звено — проблема венгерской части Транссильвании, и в таком случае Венгрия выступает союзником России. Хоть и ненадежным, и ситуативным, но союзником. К чему склонно и ее нынешнее руководство. Выделение венгерской части из Румынии невозможно, но оно может быть одним из факторов напряженности. Венгрия также заинтересована в автономии Закарпатской области Украины (бывшей Подкарпатской Руси), которая может перейти под ее неформальный протекторат. Здесь общий интерес у России и Венгрии. Автономия или отделение Закарпатья — также неизбежная часть перезагрузки Украины, если она продолжится. Процессы в Румынии, в Закарпатье с участием Венгрии и в Буковине (Черновицкая область) с участием России через север Молдавии (Южную Буковину) становятся реальными в случае общего кризиса ЕС и его частичной дезинтеграции. Румыния может быть нейтрализована, хотя и останется противником России. Таким образом, юго-восточный стратегический клин, направленный от России через Украину и Молдавию на Балканы, к Сербии, Македонии, Черногории, Боснии, упирается в два враждебных нам типично восточноевропейских государства: Румынию и Болгарию. Ситуацию с Румынией мы описали, она в целом нам безразлична, кроме блокирования ее возможной агрессии в Молдавии и Буковине.

Остается Болгария. В отличие от Румынии, с которой у России назревает этнический конфликт по поводу Приднестровья и других частей Молдавии, Болгария интересна нам как стабильный союзник — территориальный плацдарм на Балканах, ведущий к Сербии. Но что я имею в виду под стабильным союзником? Сохранять стабильность нынешней Болгарии России нам тоже нет никакого смысла. Что бы мы ни говорили о симпатиях простых граждан, Болгария — страна — хронический предатель России. В нынешнем виде она будет только врагом. Развалить Болгарию тоже невозможно. Но ее нужно вытащить из рук Запада. Болгарию надо вернуть в стан союзников. При одном условии, что она выйдет из ЕС и лишится самостоятельности, иначе опять предаст Россию. Болгария стала экономической, социальной и политической жертвой ЕС. В Евросоюзе Болгарии ничего не светит. Де-факто у нее статус внутренней колонии. Дестабилизация внутренней обстановки с приходом дружественных сил с выходом из ЕС и НАТО вместе с Грецией — неплохой сценарий для Болгарии и нынешних Балкан вообще. В центре всей стратегии оказывается Одесса. Если русские войска будут стоять на Дунае в Одесской области, отношение Болгарии и Греции будет другое. Опять же, вопрос кризиса еврозоны — ее способности и желании влиять на Болгарию и Грецию и платить за них.

В связи с Одесской областью и дальнейшей работой по Болгарии, Греции, Румынии нужно обратить внимание на три крупных русифицированных диаспоры СНГ, уже вросших в большую русскую нацию: болгар, греков и молдаван. В случае реализации сценария, когда Россия снова на Балканах, открыта дорога в Сербию и оттуда в Центральную Европу и Средиземное море. Вековая русская мечта может сбыться. Россия вернется к положению конца XIX века после победы в русско-турецкой войне. Нужны, конечно, не сами проливы и балканские государства, а возможность реализовывать через Балканы свои проекты. Сценарий перезагрузки — раздела-ликвидации может применять не только к странам юго-восточного клина. Может оказаться, что кризис охватит и такую стабильную и дружественную вроде бы страну, как Белоруссия. В Белоруссии при некотором попустительстве власти растет национализм, и победоносный Майдан трудно исключить. Тогда России также придется делать непопулярный шаг либо по поддержке дружественного режима на штыках (увы, и такое реально), либо по ликвидации страны и включении в Россию, возможно, даже и не целиком. Не исключены конфликты в Латвии и Эстонии, но больше как отвлекающие. Хотелось бы отметить, что сходная с перезагрузкой нацгосударств стратегия создания буферных квазигосударств, таких как Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, ДНР и ЛНР, имеет ограниченную эффективность, скорее как глухая оборона. Нужна именно ликвидация враждебных национальных государств в прежнем виде, а если их невозможно ликвидировать, то перезагрузка. Для России абсолютно безразличны дальнейшие судьбы титульных наций, многие из которых искусственны и заведомо враждебны русскому проекту.

Россия относится к той же цивилизации, что и страны Восточной Европы, как правило, к той же конфессии, Православной церкви, но такое не играет главной роли в цивилизационной идентичности. Нас объединяют три главных компонента цивилизации — славянское происхождение, Православие и социалистическое прошлое, также нерадостная реальность быть западной колонией. Россия является активным центром цивилизации, а другие страны Восточной Европы, как правило, относятся к цивилизационной периферии, но ближе к мировому центру, чем Россия. Восточная Европа — родственная зона России, из которой ее почти выдавили. Наибольшее цивилизационное своеобразие по отношению к Западу сохранила Юго-Восточная Европа — Балкано-Карпатский регион. Россия не может серьезно влиять на ситуацию в Европе, не имея сильного влияния на страны Восточной Европы или хотя бы на их часть. Санитарный коридор исключает его. Если клин не пробить, Россия отталкивается в Евразию, в сферу Китайской народной республики».

«Четыре пера»

Лекториум он-лайн

Круглый стол «Москва и Константинополь – церковная ситуация на Украине"



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>