Клёсов и бесы

Писатель Герман Садулаев проверяет подлинность ДНК-археологии

По заголовку моего опуса может подуматься, что я собираюсь защищать «основателя ДНК-археологии» Анатолия Клёсова от бесов-русофобов, но это не так. Скорее, я сам против Клёсова и всей клёсовщины, и доводы его оппонента от официальной науки, Олега Балановского, кажутся мне вполне разумными. И бесы здесь – это бесы самого Клёсова, его читателей и почитателей. Бесы в том смысле, в котором у Достоевского – соблазнители простотой «революционного» пути. «Революционного» именно что в кавычках.
Мой опус в некотором смысле рецензия или, вернее, читательская реакция на книгу «История ариев и эрбинов. Европейский запад против европейского востока». Конечно же, я не являюсь профессиональным генетиком, историком, археологом или лингвистом (впрочем, сам Клёсов тоже не является в этих областях учёным, признанным в профессиональном сообществе). Я, как и Клёсов – любитель, заинтересованный читатель. И мой искренний интерес к вопросам истории, идеологии и литературы, как мне кажется, даёт мне право на высказывание по поводу гипотез самопровозглашённого генетика.
Итак, передо мной книга. Издана в Москве в 2017-м году издательством «Концептуал» скромным тиражом в 1000 экземпляров. Однако это не значит, что идеи Клёсова непопулярны. Ведь данная книга не первая и не единственная у автора, к тому же его теории широко распространяются в сети Интернет, распространяются, надо сказать, подобно лесному пожару. В чём же секрет успеха?
Если говорить именно о рассматриваемом трактате, то это весьма сумбурное изложение, в котором нагромождение фактов, графиков, карт, выкладок, цитат и пересказов общепринятых теорий перемежается с догадками и фантазиями так, что вычленить последние практически невозможно. Но идеологическая суть прослеживается довольно отчётливо, а в заключении формулируется открыто: сначала Евразия, а теперь и весь мир являются ареной противостояния двух главных родов человечества, один из которых Клёсов именует «ариями», это носители Y-хромосомы гаплогруппы R1a и второго, для которого Клёсов придумал специальное имя «эрбины», по созвучию с названием гаплогруппы R1b.

При этом арии – это авторы Вед, они же славяне, они же древние русы, в общем, обычные давно нам уже известные по «Велесовой книге» и прочим «сенсационным открытиям» «ведические славяно-русы», а эрбины – это тюрки и прочая немчура. И те и другие, прежде братские роды возникли много тысяч лет назад где-то в Южной Сибири и расселились по континенту, но разными путями. Арии – в основном через Русскую равнину и, возможно, уже оттуда в Индию, а эрбины через низовья Волги, Кавказ, Междуречье и Северную Африку проникли сначала на Пиренейский полуостров и далее заняли всю западную Европу, попробовали продолжить экспансию на восток (драг нах Остен), но на линии от Балтики до Адриатики встретили силовое противостояние ариев. И доныне не просто граница, но линия фронта проходит там же.
Нельзя сказать, что абсолютно все построения Клёсова являются антинаучными.

Думается, что многие его предположения являются и интересными, и достойными изучения и разработки. Что же делает его теорию пара-научной, местами склоняющейся в лженаучную? Это соблазнительная простота, та же самая, которая обеспечивает ей повышенный интерес у публики и потенциальную возможность стать основой для нового, генетического, «Y- хромосомного» расизма.
Я не буду в своём опусе приводить объяснения генетических терминов, научные как-бы подтверждения и как-бы опровержения гипотез Клёсова. Для этого я недостаточно образован и не квалифицирован. При желании вы без труда найдёте все аргументы «про» и «контра» в многочисленных статьях, заметках, опусах, блогах, заполнивших Интернет. И первичное знание о смысле терминов тоже легко можно найти. Я остановлюсь на некоторых моментах исторического, культурологического, антропологического и философского порядка, которые понятны и мне, и прочим читателям, не являющимся академическими учёными.
Возражение первое. Клёсов исходит из положения, что каждый народ является по преимуществу потомством некоего первопредка, вычисляемого с помощью генетического анализа. Мне кажется, что это миф, который, хоть и укоренился в общественном сознании и даже приобрёл некоторую наукообразность, но является именно что мифом, идеологическим допущением, восходящим к представлениям о предке-тотеме племени, который зачастую отождествлялся с каким-то животным или богом. Причём древние вполне понимали идеологическую условность понятия первопредка и говоря, что «мы – дети волчицы» или «мы – потомки Одина» не генетическую археологию имели в виду, а нечто другое.
Клёсов пишет: рассматривая однообразную культуру, племя или народ мы можем с большой долей вероятности предположить, что носители данной культуры состоят друг с другом в родственных отношениях, имеют схожий генофонд. Это верно. Но генетическое родство соплеменников возникает со временем, в процессе совместного многовекового существования, в результате не только и не столько дивергенции, но и конвергенции семейных линий. То есть, совсем не обязательно, что всё племя произошло от одного отца, у которого были сыновья, а у тех свои сыновья и так далее. Если даже и так: на ком они женились? На сёстрах?
Эту проблему я называю «парадоксом детей Адама и Евы». Согласно известному мифу, Адам был первочеловеком. Чтобы у него появилась жена, у Адама ампутировали ребро и клонировали женщину из его собственного тела. Но как дальше происходило заселение земли? На ком женились сыновья Адама? На своих родных сёстрах, дочерях Адама и Евы? А внуки? На внучках, которые приходились им кузинами одновременно со стороны отца и со стороны матери? Это не очень красивая ситуация, как с этической стороны, потому что является явным и безвыходным кровосмешением, так и с биологической, потому что такое близкородственное потомство будет весьма слабым и болезненным. Но мы понимаем, что этот парадокс – чисто теологический, он возник из необходимости толковать миф, содержащийся в одной религиозной книге. На самом деле ни в какой популяции такой проблемы, скорее всего, не возникало.
В основе племени всегда было общество, состоящее из нескольких семейных линий, которые, конечно же, смешивались, роднились друг с другом, так, что с течением времени действительно мог «возникнуть» единый первопредок – тот мужчина, прямая мужская линия от которого по чистой случайности сохранилась. Однако он возник ретроспективно. Если это не объяснять, то складывается впечатление, что народ произошёл от первопредка по принципу Адама. Надо сказать, что Клёсов это, конечно, понимает, и временами поясняет, однако его адепты зачастую теряют это из виду, и не случайно, а потому, что вся идеология клёсовщины построена как раз на умалчивании этого важного обстоятельства.
Y-хромосома сохраняет данные только о чисто мужской преемственности. Но мужская линия, как и чисто женская линия, весьма неустойчивы и прерывны. Что не означает прерывности и неустойчивости родственных связей как таковых! Клёсов заявляет, что он защищает идею о кровном родстве народа, а на самом деле он разрушает её, подспудно сводя родство только к чисто мужской линии, маркированной гаплотипом. Из фактического родства таким образом исключаются гетерогендерные родственные связи. Что противоречит науке и здравому смыслу. Ведь исключаются ваш дедушка по линии матери и бабушка по линии отца, хотя они внесли ровно такой же вклад в ваш геном, как и дедушка по линии отца и бабушка по линии матери. Именно гетерогендерным родством связан народ, а не весьма условной Y-хромосомой. Поэтому каждый народ формирует свой вполне узнаваемый даже внешне антропологический тип, фенотип. И камерунец с гаплогруппой R1b является родственником другим камерунцам, пусть даже и с другими гаплогруппами, куда более чем испанцу с той же гаплогруппой R1b, который является родственником другим испанцам, и это видно даже внешне, потому что камерунец – чернокожий. И русские, любых гаплогрупп, гораздо более родственны друг другу даже и чисто в генетическом смысле, чем индийским брахманам.
Возражение второе. Клёсов преувеличивает значение биологического, генетического фактора в образовании народа. Народ – это объединение людей, прежде всего, по культурному, географическому, языковому фактору, по образу жизни и модели поведения. Единство генофонда не является единственной или главной причиной возникновения и существования народа. Напротив, общность генофонда возникает с течением веков как следствие того, что люди живут на одной территории, по одним законам общежития, в одной культуре и склонны к естественной эндогамии, то есть, женятся и выходят замуж главным образом внутри своего сообщества. Любая «пришлая» семья в течении семи поколений полностью интегрируется в общий генофонд, так, что «маркер» её далёкого предка, присоединившегося к племени, может иметь только чисто научный интерес, как любопытный казус, а по антропологическим характеристикам это будут уже стопроцентные «местные». Тем более, по культурным основаниям, которые гораздо более важны в человеческом обществе. А учитывая феномен «бутылочного горлышка популяции», мы никогда не можем сказать точно, кто были изначальные «коренные» члены того или иного племени или народа. Весьма возможно, что гаплогруппы, ныне являющиеся большинством в популяции, ранее были меньшинством, и нынешнее положение лишь следствие исторической случайности. И, повторяю, в любом случае, это имеет второстепенное значение.
Возражение третье. Клёсов настаивает на том, что гаплогруппа тесным образом связана с народом, с национальностью (хотя разные национальности имеют в своём составе одни и те же гаплогруппы, а в одном народе присутствуют чуть ли не все гаплогруппы, хотя и в разных пропорциях). Но он сам опровергает себя, соглашаясь с ненавистными ему «популяционными генетиками» в том, что гаплогруппы по факту более связаны с географией, с местом проживания человека, чем с его национальной принадлежностью. Это удивительное открытие современной генетики. Казалось бы, что со всеми миграциями, древними и современными, с переселениями народов и простыми человеческими и семейными переездами, человечество должно было превратиться в некий однородный «суп» из перемешанного генофонда. Но так не случилось!
В действительности, значительное большинство людей на протяжении веков и даже тысячелетий продолжают жить на той же земле, на той же территории, в той же области, где жили их предки! Это, правда, поразительно. Меняются народы, языки, культуры и государства, но люди остаются теми же и там же. Выходит, что мигрируют, в основном, именно культуры, но не сами люди. Это понимает Клёсов, но не делает выводов, которые разрушили бы его теорию. Он явно преувеличивает значение миграций той или иной гаплогруппы и слишком жёстко связывает эти миграции с распространением культур и языков. Но наука говорит нам об обратном. Миграция языков и культур, несомненно, связана с миграцией носителей рассматриваемых языков и культур, но далеко не тождественна им.
Бывает, что достаточно статистически незначительного проникновения носителей культуры для того, чтобы новая культура охватила иные племена, которые могут сменить язык и даже самоназвание и идентичность. Я приведу анекдотичные примеры. Распространение марксизма на территории СССР вовсе не было связано с массовой миграцией немцев. Популярность голливудских фильмов не вызвана нашествием американцев. А китайские товары распространяются и вместе с китайской диаспорой, и независимо от неё. Так же и в древности, технологии, включая социальные технологии, а также культура и языки могли распространяться вместе с небольшим количеством носителей или даже совсем без них – их могли привносить возвращающиеся на родину гости.
И, вновь обращаясь к географии, современная наука новым звучанием наполнила понятие «родины». Оказалось, что родина ещё более важна для человека, чем мы думали. Родина поистине священна. Человек легче меняет язык, веру, культуру, технологии и саму свою национальную принадлежность, чем родную землю. На родной земле человек остаётся, даже согласившись считать себя «немцем», как славянское по происхождению население восточной Германии, «русским», как уральские народности, «арием», как темнокожее население южной Индии. Как бы печально это ни звучало для националистов, но родина оказывается для человека важнее нации. Человек меняет нацию, чтобы остаться на родине, гораздо чаще, чем оставляет родину, чтобы сохранить свою национальную принадлежность. Хорошо это или плохо, но именно это показывает изучение генофонда человеческих популяций.
Возражение четвёртое. Понятия «ариев» и «эрбинов» у Клёсова надуманные, искусственные. И если в отношении придуманных Клёсовым «эрбинов», которым он приписал даже некий язык «эрбин», можно оставить новацию на совести новатора, то произвольное использование имени ариев коробит. Нет никаких данных, свидетельствующих о том, что все прото-индоевропейские племена, жившие и кочевавшие никто-не-знает-где-точно по Евразии, называли себя «ариями» или даже просто осознавали своё родство и единство. Строго научно ариями в этническом смысле мы можем называть только те племена, которые мы находим уже на территории современного Пенджаба и в его окрестностях, с языком и религией Вед, откуда бы они там ни появились. Причём в самой арийской истории арийская идентичность была довольно расплывчатой: некоторые племена, которые сначала ариями не считались, позже были приняты как арии, видимо войдя в арийскую культурно-религиозную общность, а другие, сначала арии, потом откололись и стали не-ариями, а само понятие «арий» всё больше приобретало этический, а не этнический смысл.
Тот факт, что значительное число выходцев из индийских высших каст имеет ту же гаплогруппу, что и значительное число насельников восточной Европы, несомненно, подтверждает историческое родство ариев Индии с народами Европы, особенно восточной. Но эти выводы были сделаны наукой и ранее, на основе изучения сходства языков и культуры, из-за чего возникло понятие индоевропейской языковой семьи и культурной общности. Однако эта общность, как культурная, так и генетическая, могла возникнуть, опять же, не только в результате дивергенции, но и в результате конвергенции. То есть, племена-предки ариев и племена-предки европейцев когда-то и где-то жили вместе, имели тесные родственные, языковые и культурные контакты. Но это вовсе не значит, что они обязательно были одним народом, позже разошедшимся разными путями. Это могли быть и разные народы, сходившиеся и расходившиеся. Тем более, некрасиво называть «русов» «ариями», потому что это названия народов, разделённых и территориями, и тысячелетиями. Что бы ни говорили поклонники не существующих «славяно-русских Вед», славяне не поклонялись Индре, а арии не поклонялись Перуну. Можно найти сходства между Индрой и Перуном, а также Марсом и Кетцалькоатлем. Но это разные религии, разные культуры и разные божества.
Относительно современных русских, несмотря на значительную долю одной гаплогруппы, по вышеперечисленным основаниям совершенно нелепо считать всех русских потомками одного мифического первопредка или даже сводить истоки русского народа и русской цивилизации к одному корню, например, к славянскому. Несомненно, что восточнославянская составляющая послужила неким магнитным стержнем для образования русского народа. Но невозможно понять русскую цивилизацию, не принимая во внимание прочие её источники и составляющие части: готскую, варяжскую, византийско-греческую, уральскую, ордынскую, сибирскую и так далее. В культурном, языковом, политическом, религиозном и даже чисто в генетическом плане вклад этих иных источников был в сумме как минимум равновелик славянской основе.
И это вовсе не принижение русского народа и российской культуры; напротив, сужение базы России и русской нации к одной в значительной мере случайной гаплогруппе выглядит просто странным и действительно оскорбительным. А обзывание предков русских «ариями» в сугубо биологическом контексте вызывает стойкие нехорошие ассоциации: словно бы автор имеет в виду потакание вкусам расистов и нацистов, что, как я надеюсь, не так.
Возражение пятое, последнее. Представлять историю отношений славянских племён и русского народа с германскими племенами («эрбинами», в классификации Клёсова), как вечное враждебное противостояние — это исторически и идеологически недопустимое упрощение. И не зря Клёсов, рассказывая обо всех, от татар до англичан и от балтов до египтян, ни словом ни обмолвился о готах, о моих любимых готах, загадочном племени, само существование которого разбивает все клёсовские построения. С ужасом думаю, что он и им бы атрибутировал какую-нибудь гаплогруппу. И примитивизировал бы их историю в соответствии со своим генетическим редукционизмом.
Если легендарная история готов хотя бы отчасти соответствует действительности, они высадились на берега северо-восточной Европы около 1-го века нашей эры. Далее они вступили в тесный контакт с вендами (балто-славянами). Я думаю, уже тогда венды были готизированы, а готы вендизировались. Далее, они жили со славянами ещё два или три века. Создали на территории нынешней восточной Европы «империю», державу Германариха. Заняли Крым. Наверняка вместе воевали – не только между собой, но и с тем же Римом. Потом вошли в союз с аланами. Далее с гуннами. Пошли на Рим. Дошли до Испании и там растворились, приняв католичество и латинский язык богослужения. Готы умели «подстраиваться» и «подстраивать», живя с другими народами – это мы видим по их жизни в Италии и в Испании. Наверняка так же было и на территории будущей Руси. Влияние готов на славян до сих пор не изучено полностью. Но оно было. И состояло не только в завоеваниях. Из готского языка в русский вошли такие слова как «меч», «хлеб» и «буква». И многие века спустя автор «Слова о полку Игореве» говорит о готских красных девах, которые звенят русским златом и поют время Бусово. И никто не знает, что это значит, но сам факт такой долгой народной памяти говорит о многом. А ведь готы были германским племенем. Далее, скандинавы, как бы мы ни оценивали их роль в построении русской государственности, были совсем не чужими русской земле. А в самой Европе ведь тоже нет единства мифических «эрбинов» Клёсова. И как замечал Лев Гумилёв, русские вполне комфортно могут сотрудничать с германцами, тогда как германцы не вполне совместимы с англичанами. Клёсов говорит, что теории его оппонентов политически и идеологически вредны русскому народу, но, мне кажется, наоборот – клёсовщина изолирует русских и от германцев, и от эллинизма, ставшего византийским православием, и от тюрков Евразии. Родство с индийскими брахманами, конечно, приятно, но в политическом смысле это как-то маловато за объявление вечной войны всем соседям и даже согражданам в собственной стране.
Нельзя не вспомнить теорию пассионарности Льва Гумилёва. С одной стороны, она тоже не принимается академическим сообществом как полностью научное построение. И книги Гумилёва часто более вдохновенны, чем обоснованы. Но есть какая-то человеческая, светлая правда в его изысканиях и мечтах, соединяющая народы любовью, а не разъединяющая враждой. И гораздо вернее уже сугубо научные труды могут быть основаны на поэзии о пассионариях, чем на цифровых «штрих-кодах» ДНК по Клёсову. Или, например, Циолковский, который по философии был русский космист, мечтатель, но и прикладная наука удобно встала на его плечи. Повторюсь, я не квалифицирован, чтобы давать чисто научную оценку гипотезам Анатолия Клёсова. Для этого есть другие люди. Но некоторое этическое и эстетическое чувство во мне регистрирует внутреннюю не-красоту и не-правду «ДНК-расизма», отчасти переводимую в дискурсивное мышление, как было показано выше, отчасти даже и нет. И хочется сказать словами памятника арийской, санскритской письменности: анарья джуштам асваргьям акирти карам – это недостойно ария, лишает небес и приводит к бесславию.

Герман Садулаев

Лекториум он-лайн

Сакральная география Чечни



Вам также может понравиться

Один комментарий

  1. 1

    Вот вам ответ Клесова на эту статью: http://pereformat.ru/2017/07/sadulaev/#more-8032
    *Не следует проходить по ссылке выше, если имеется аллергия на аргументы, основанные на научных фактах, и критический (а не гуманитарно-графоманский) подхдод к изучению днк-генеалогии.

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>