Крым — неотъемлемая часть России

Почему подавляющее большинство крымчан считают именно так.

В марте 2017 года исполнится третья годовщина исторического референдума в Крыму, когда жители полуострова решили присоединиться к России. Как за минувшее время менялось настроение крымчан, как менялась их жизнь и каково их социальное самочувствие сейчас, когда уже можно сравнить Крым украинский и Крым российский? Об этом в интервью «Парламентской газете» размышляет  член Комитета Совета Федерации по международным делам, представитель от законодательного органа государственной власти Республики Крым Сергей Цеков.

— Сергей Павлович, Крым и всё, что связано с ним, очень дорого нашему народу. Хотелось бы узнать, что за два года сделано, какие возникали трудности в этот период и дать оценку событиям, происходящим вокруг Крыма и Украины.

— Мы довольно быстро интегрировались в состав России. Буквально в течение нескольких месяцев после референдума. Подавляющее большинство крымчан ощущали, что все эти годы после разрушения Советского Союза мы всё-таки жили вместе с Россией. Этот настрой и духовный подъём позволили быстро решать социальные проблемы, перерасчёты и выплаты пенсий, зарплат бюджетникам с первых месяцев и в полном объёме, в значительно большем денежном выражении, чем это было при украинской власти. Очень быстро был осуществлён переход от украинских денег к российским. Думали, что потратим на это больше года, а уложились за 3-4 месяца.

В 2014 году мы практически сформировали ту политическую систему, которая есть в России. Уже в 2014 году, хотя планировали в 2015, были проведены выборы в местные органы власти, в городские и районные советы, в Государственный совет Республики Крым. Мы ожидали многих сложностей, связанных с тем, что фактически являемся островом, а не полуостровом. Эти сложности проявились буквально с первых дней. Вначале была водная блокада, потом транспортная, затем продовольственная. Наконец, одна из самых сложных для нас — энергетическая блокада. Все эти годы мы живём в условиях информационной блокады, и фактически не только политики, а весь Крым находится под санкциями. Получить визы в европейские государства, в США крымчане напрямую не могут, их чуть ли не вынуждают ехать в Киев. Но скажу, что все эти трудности мы очень уверенно преодолеваем. Они не разочаровали крымчан в правильности их выбора в марте 2014 года, а, наоборот, укрепили в понимании того, что всё сделали правильно.

При этом замечу, что блокады, которые против нас осуществлялись, вредили в значительной степени самой Украине. Особенно продовольственная, ведь она фактически была направлена против украинских производителей. Крым был хорошим рынком сбыта. Они фактически отказались от этого рынка и освободили его для российских структур. Российские производители очень быстро заполнили все ниши, и у нас в магазинах всего в достатке — как продовольствия, так и промышленных товаров.

Атмосфера в Крыму хорошая. Два с половиной года здесь проводят социологические опросы, которые показывают, что крымчане и сегодня, если бы проводили референдум, в подавляющем большинстве высказались бы за воссоединение Крыма с Россией. Считаю, что очень эффективно работает руководство Крыма — глава Республики и председатель Государственного совета, что также подтверждается результатами социологических опросов. Уровень доверия у местного населения к Сергею Аксёнову превышает 85 процентов. Приблизительно такой же процент доверия населения и у Владимира Константинова, председателя Государственного совета. Прошедшие выборы в Государственную Думу этот уровень доверия подтвердили. Наши выдвиженцы, а фактически и вся крымская политическая система, успешно встроилась в политическую систему Российской Федерации, в основном через партию «Единая Россия». Партия у нас пользуется высокой поддержкой. На последних выборах она получила свыше 70 процентов голосов. Кандидаты-одномандатники, выигравшие выборы в Крыму, также являются представителями партии «Единая Россия».

В период избирательной кампании в процессе многочисленных встреч с избирателями мы почувствовали разницу по сравнению с предыдущими выборами. Я в избирательных кампаниях участвовал с конца 80-х годов. Постоянно встречался с избирателями, много слышал от них разного. Чаще всего на встречах не было веры в то, что будут выполнены обещания и программы, о которых говорят кандидаты в депутаты. Сейчас атмосфера совсем другая. Избиратели говорят: «Да какие там проблемы, всё хорошо! За два с половиной года сделано столько, сколько не делали за 20 с лишним лет». Сами начинали говорить о том, что уже сделано: про оборудование, которое поставили в школы, про ремонт образовательных учреждений, детских садов, про открытие новых врачебных амбулаторий, фельдшерско-акушерских пунктов и о многом другом. Говорили о том, что даже улицы стали освещать, вспоминая, что в сельской местности в Крыму у нас улицы вообще не освещались.

В Крыму большое уважение и любовь к Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. В самых различных аудиториях, когда только называешь его имя, сразу бурная реакция и буря оваций. Примерно такая же реакция, может, чуть поменьше — на упоминание Аксёнова и Константинова. При этом, конечно, все мы понимаем, что нам ещё работать и работать, чтобы дотянуть Крым до уровня наиболее развитых регионов Российской Федерации. Мы надеемся, что нам удастся достичь этого уровня. В то же время не обольщаемся, видим долговременные проблемы и задачи. Например, когда мы сравниваем наши дороги с дорогами других российских регионов, то это сравнение не в нашу пользу.

У нас очень амбициозные цели. Мы считаем, что придёт время, когда станем одним из ведущих регионов Российской Федерации и Крым будет не дотационным, а бюджетообразующим регионом страны. Хотя, конечно,  на этом пути ещё очень много трудностей. Мы обсуждаем их и ищем варианты решения. К примеру, весьма сложно быстро интегрироваться в юридическую систему страны. Мы же не знали изначально, как проводить тендеры, конкурсы. Мы к этому не были готовы. У нас ведётся большая работа по перерегистрации всего того, что есть. В частности, по перерегистрации недвижимости, имущества, земельных участков. Эта база у нас создаётся с нуля, специалистов нет, поэтому, безусловно, ощущаем определённые сложности. У нас есть средства для того, чтобы ремонтировать дороги, водопровод, другую инфраструктуру, но у нас нет специалистов, соответствующего оборудования и материалов. За 23 года независимости Украины фактически вся дорожная служба полуострова была сведена к нулю. У нас были практически закрыты все асфальтобетонные заводы. Есть сложности, но мы работаем над их преодолением. К нам приезжают опытные специалисты из других регионов России.

— Ни для кого не секрет, что наши недруги очень умело используют национальный фактор. Не случайно братоубийственная бойня, которая развёрнута в Новороссии, коснулась практически каждой семьи. Как национальный фактор влияет на обстановку в Крыму, где проживают люди разных национальностей— и татары, и украинцы, и русские, и евреи?

— Что касается взаимоотношений между славянскими народами, то проблем особых нет. И во времена принадлежности Крыма Украине мы были не столько русскими или украинцами, сколько славянами. Даже если национальность указывали «украинец», то на вопрос о родном языке отвечали «русский». По языку примерно более 70 процентов населения Крыма называли русский родным языком. А когда задавали вопрос: на каком языке вы думаете, на каком языке вам снятся сны, то процент был ещё больше — за 90. Здесь с точки зрения отношения между русскими и украинцами — мы единый народ, представители единого русского мира. Хотя, конечно, и среди русских, и среди украинцев в Крыму есть определённая группа, которая сожалеет, что Крым оказался в составе Российской Федерации. Многих из них понять можно. Если ты родом из Украины, конечно, сожалеешь, что ты не на родине. Вроде бы был частью родины, а теперь родина от тебя ушла. Но, как мне кажется, у славян всё это преодолимо.

Пройдёт время и появится ощущение большой родины, а большая родина — это большой Русский мир, а большой Русский мир — это Россия, Украина, Белоруссия. Для этого надо проводить определённую работу, в том числе воспитательную. Это непростая работа, особенно с молодёжью, у которой жив дух противоречия: кто-то учился на Украине, изучал украинскую историю, поэтому мы видим, что настроения среди молодёжи в определённой степени протестные. Не потому, что им хуже стало жить. По большому счёту они и не знают, как живётся на Украине, и при этом всё равно хотят подчеркнуть, что мы родились на Украине и Украина чуть ли не родина для нас. Пройдёт время, и всё это уйдёт в прошлое. Хотя я уверен, что со временем и на Украине к России люди будут относиться как к своей большой Родине.

Что касается взаимоотношения с крымскими татарами, я бы не сказал, что они стали хуже за эти два с половиной года, и не сказал бы, что они улучшились. Ситуация нейтральная. Они насторожены, некоторые верят, что это чуть ли не временное явление — нахождение Крыма в составе России. Среди них есть много проводников идеи, что Крым всё равно воссоединится с Украиной или вернётся в Украину. Но многие почувствовали разницу между Украиной и Россией с точки зрения решения бытовых проблем, обустройства населённых пунктов, где проживают крымские татары, решения их социальных проблем. Крымские татары стали получать больше жилья, земельных участков для строительства. Но искренности в отношениях пока нет. Стараемся эту ситуацию изменить к лучшему. Считаю, что на это уйдёт не один год. Крымско-татарский вопрос подогревают из Украины известные личности: Джемилев, Чубаров, Ислямов и другие. Влияние определённое они пока ещё сохраняют. Мне кажется, что изменения могут произойти в связи с тем, что большая турецкая делегация приехала в Крым. Для крымских татар это серьёзно и существенно в связи с высоким уровнем доверия к Турции. Но для того, чтобы уровень доверия между славянами и крымскими татарами стал высоким, на это надо потратить очень много усилий и времени.

— Это не так просто, когда идеология последних лет только разогревала националистические настроения. Я вспоминаю свои последние поездки на Украину. Это было ещё в 90-е годы. Уже тогда чувствовалось, что идёт активная работа против России.

— Активная работа против России шла и будет идти, с учётом тех антироссийских настроений, которые сейчас есть в украинском обществе, но уверен, что всё это временно. В определённый момент появятся другие политические силы, которые будут говорить о том, что Россия — это на самом деле наши братья, что Россия — это наш родственный народ и мы вообще часть единого русского народа. Собственно говоря, на Донбассе уже прозрели, в Новороссии прозрели. А ещё 20-25 лет назад, когда только было движение в сторону независимости Украины, ещё до разрушения Советского Союза, многие восточные украинцы из Донбасса и Одессы доказывали, что украинцы — это отдельная нация, что украинское государство имеет тысячелетнюю историю и имеет право на независимость. Что Украина — очень богатая страна, она будет жить в достатке и будет чуть ли не первая в Европе. Но потом жизнь показала другое, прозрела и Восточная Украина, и Южная. Сейчас мы слышим, что говорят в Донецкой народной республике и в Луганской народной республике. Там постоянно подчёркивают, что Донецк и Луганск — это неотъемлемая часть русского мира. Придёт время, и то же самое будет говорить подавляющее большинство регионов Украины. Может быть, за исключением западных областей.

Почему западные украинцы так враждебно настроены против России? Откуда эти корни? Многие считают, что это связано с репрессиями, которые были перед Великой Отечественной войной и после войны. На самом деле корни уходят в более глубокие времена, и самое главное заключается в том, что православные люди на Западной Украине в какой-то момент православие предали. Некоторые стали униатами, другие католиками. По моему мнению, предатели больше всего ненавидят тех, кого предают. Предательство украинской политической элиты на Западной Украине привело к тому, что на протяжении последующих столетий там культивировалось не просто неуважение к России, а даже ненависть. Мне кажется, корни в этом. Вообще националисты очень активны, очень деятельны, в отличие от другой части населения. Эта активность была востребована в первые годы независимости Украины. Потом стала спадать. Когда были выборы Ющенко, «оранжевая революция», мы уже видели, что Украина раскололась на две части: одна часть, условно, Западная, вторая часть — Восточная. Придёт время, когда и значительная часть Центра и Севера Украины тоже прозреет и будет с нами, с Россией. А что на Западе? Сложно сказать. Мне злобный антироссийский настрой западных украинцев, с одной стороны, понятен. С другой стороны, насколько они готовы к изменениям в этих взглядах и повороту к России — есть большие сомнения.

— Вы совершенно правильно отметили, что предательство православия и приводит к таким печальным результатам. Я вспоминаю высказывание одного из иерархов Украинской Православной церкви, когда его спросили, в чём основная причина войны на Донбассе? Он сказал: «Отсутствие веры у людей».

— Действительно, я сейчас вспоминаю свои беседы со схиархимандритом Ионой Одесским. Он умер несколько лет назад. Но ещё при жизни он говорил, что мы единый народ, что мы должны жить вместе. Он пророчествовал, что после его смерти начнётся война. Я так понимаю, что, только обратившись к нашей православной вере, мы сможем утихомирить эту бойню. Не должен брат убивать брата.

Самая жестокая война — гражданская. Жизнь это подтверждает. Кто бы мог подумать, что украинцы будут стрелять в украинцев, что войска украинской армии, государственные вооружённые силы будут стрелять по гражданским домам на востоке Украины. Или, допустим, что они способны сделать то, что сделали в Одессе. В голове не укладывается, что такое возможно. К сожалению, это произошло. Это наука всем нам. Мы в России ни при каких условиях не должны допустить ничего подобного. С одной стороны, я русский человек, патриот, за Россию, за Русь, но при этом я лично и мы в Русской общине Крыма всегда были против выраженных националистических настроений, потому что у нас уже давно сложилось глубокое убеждение в том, что национализм очень сильно вредит той нации, частью которой ты являешься, потому что национализм зачастую ведёт к разрушительному результату.

Национализм на Украине привёл к войне и к её разрушению. Россия вмешалась? Да нет. Это они там строят такую легенду. На самом деле крайняя форма национализма привела к разрушению государства. Кто основной виновник того, что Крым ушёл из Украины, воссоединился с Россией? Украинские националисты — те, кто организовал кровавую бойню на Майдане, кто больше всего демонстрирует ультрапатриотические взгляды, они как раз Украину и разрушают. А в России наша терпимость, уважение к представителям разных национальностей, уважение к представителям разных вероисповеданий — это как раз и способствует созданию единого, крепкого государства, крепкой российской нации.

Именно поэтому сейчас и стали говорить о российской нации. Кто-то говорит «да», кто-то говорит «нет», но, скажем так, этот процесс не быстрый, должно прийти внутреннее понимание у представителей всех национальностей, что они являются не только русскими, татарами, чувашами или представителями других национальностей, а что они являются частью великого российского народа. Этот процесс идёт, и это очень здорово. Когда начинают стенать о том, что русские ущемлены, русские наиболее несчастны, как-то не очень это воспринимаю. Думаю, что мы, русские, — великий народ и мы настолько сильны и настолько великодушны, что этим всё определяется. То, что мы сохраняем другие народы, языки, культуры, это очень правильно. Когда Европа пытается нас учить, как нужно относиться к национальным меньшинствам, я уже много раз повторял: вы сначала все национальные меньшинства уничтожили на территории своих государств, а теперь учите нас защите их права. А мы как раз сохранили и национальные меньшинства, и их культуру, и их языки. Это у нас надо учиться, как быть терпимым в межнациональных и межконфессиональных отношениях.

Также убеждён, что наша сила ещё и в консерватизме, в приверженности традиционным духовным, культурным ценностям, культу семьи, культу взаимопомощи. С возрастом и опытом начинаешь понимать, частью чего ты являешься, частью какого народа и какой культуры, какой духовности. И думаешь, надо же, Бог тебе дал возможность быть частью этого народа! Ты же не выбирал, это же Господь так распорядился. Хотя, конечно, отмечу, что крымская молодёжь воспитана в условиях украинского государства, и с ней ещё надо много работать.

Вёл беседу Андрей Печерский, «Парламентская Газета«

Лектриум он-лайн

Ответы на вопросы лекции "Философия Святых Мощей"



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>