Латиф Педрам: «Мы поделим Афганистан на 10 федеральных провинций»

Лидер партии «Национальный конгресс Афганистана» доктор Латиф Педрам ответил на вопросы Центра Льва Гумилева

— Ваша партия единственная в Афганистане предлагает федеральное устройство страны. Как это технически сделать? И как это поспособствует урегулированию этнических конфликтов?

— Исламская республика Афганистан является унитарным государством с президентской формой правления. В настоящее время такая форма государственного устройства не актуальна и не в состоянии разрешить различные проблемы в нашей стране. 


Афганистан – многонациональное государство. Уровень социально-экономического и культурного развития во всех провинциях разный. В Афганистане можно наблюдать живые примеры современности и средневековья. Население Афганистана с точки зрения социального развития и этнического многообразия представляет собой сложное общество. Федеративная демократическая республика – также сложная административно-политическая структура. Для более легкого восприятия федеративную республику иногда называют «республикой республик». Таким образом, демократический федерализм, который справедливо распределяет власть между вершиной и основанием государственной пирамиды, похож на устройство нашей страны.

Государственный строй, который предлагает наша партия, гораздо современнее и эффективнее действующего режима. 

Федерализация Афганистана поможет его населению достичь двух главных целей: 

— Демократического решения национального и этнического вопросов;
— Демократического решения вопроса о гражданских правах.

Кроме этих двух принципиальных и стратегических задач, наш проект предлагает решение проблемы «Талибана». Переход Афганистана на федеративную систему позволит нам подготовить почву для мирного и законного присутствия талибов на подконтрольных им территориях. В особенности на юге и юго-востоке Афганистана. То есть, если движение «Талибан» наберет на региональных выборах необходимое количество голосов, то оно сможет организовать свое региональное правительство и законодательство, которые будут действовать в рамках конституции федеративного Афганистана, и на их основании талибы смогут защищать свои религиозные и традиционные ценности. Таким образом, мы сможем преобразовать вражду и борьбу между этническими группами Афганистана в здоровую социальную и экономическую конкуренцию между федеральными провинциями Афганистана, в противном случае страна окажется на грани распада. 

Существует несколько способов перехода Афганистана на федеративную систему.

— Созыв всеафганского совета старейшин Лойя-Джирги;
— Проведение референдума;
— Оказание давления на центральное правительство, через проведение гражданских кампаний, и, в случае необходимости (несогласия центрального правительства), ведение вооруженной борьбы за этническую справедливость. 


Мы поделили Афганистан на 10 федеральных провинций.


Федерализация Афганистана даст регионам больше автономии и возможностей для антикризисного управления — крупные региональные вопросы можно будет решать в рамках общей политики.
Передача власти и контроля над ресурсами провинций федеральным правительствам разделит радикально настроенные силы на небольшие формирования, которые будут заинтересованы в защите интересов местных народов. В результате чего экстремисты не смогут объединить все этнические группы под едиными радикальными лозунгами. 

Все это приведет к тому, что объединенные силы экстремистов разделятся на этнические группы, которые будут представлять свои федеральные экономические зоны, а стремление к этническому равенству и самостоятельности заставит их создать собственные партии. Таким образом, силы экстремистов ослабнут сами собой. 


Например, партия «Национальный конгресс Афганистана» сможет обсудить с движением «Талибан» общие интересы в федеральных зонах Кундуз, Тахар и Бадахшан, что практически невозможно сделать на уровне всего государства.


Проект федерализации Афганистана создаст новый стимул и новый политический интерес. Провинции, которые с культурной, экономической, социальной и политической точек зрения более развиты, например, Герат и Кабул смогут очень быстро встать на демократический путь и стать примером для других регионов.

— Вы отмечаете в своих выступлениях о перемещении экстремистов Афганистана на север страны. Как вы считаете это связано с целенаправленной политикой США в регионе?

— В 1990-х гг. после распада СССР США распространили свою гегемонию по всему миру. Под предлогом 11 сентября и присутствия в Афганистане Бен Ладена США решили продемонстрировать свою военную мощь на самой слабой стране мира – Афганистане. В этих же интересах господства американцы вторглись в Ирак и Средний восток, и, как однажды сказал Троцкий: «Могучая машина смерти и преступлений пришла в движение на всём Среднем Востоке».


С момента оккупационного присутствия в Афганистане и до настоящего времени США ни разу не проводили честную политику — их поведение всегда было противоречивым. С одной стороны, они говорили о борьбе с терроризмом, а с другой стороны — сотрудничали с талибами и ДАИШ. 

США защищают только свои национальные интересы. Везде, где затрагиваются американские интересы, США начинают защищать права человека и демократию, но параллельно сотрудничают с самыми кровавыми диктаторами и самими реакционными режимами. США заинтересованы в усилении экстремизма и распространение войны на севере Афганистана, поэтому сознательно и целенаправленно раскачивают и без того не стабильный регион.

США также хотят втянуть в кризисную ситуацию Россию, Китай, Индию и Иран, чтобы ослабить их. Америка старается обострить ситуацию и еще больше разжечь пламя войны в центральной Азии (так как там присутствуют геополитические интересы России) до такой степени, чтобы их масштабы достигли уровней сирийского, украинского и грузинского кризисов. Свобода слова, демократия, права человека – все это предлог для того, чтобы оправдать свои преступления в нашей стране. Афганистан не цель, а инструмент в руках США. Афганистан играет роль военной базы, откуда экспортируется война, преступность и дестабилизация во всю центральную Азию.


Жители Афганистана теперь знают истинные намерения США. И это не случайно, что народные представители в Парламенте Афганистана хотят отмены соглашения по безопасности, заключенное между Кабулом и Вашингтоном. 


— Отношения России и Афганистана сегодня оставляют желать лучшего. Измениться ли эта ситуация в будущем? Что нужно для этого сделать руководству и гражданскому обществу наших стран?

— Отношения Кабула и Москвы во времена так называемого национального единства стали хуже. Глава правительства Афганистана Ашраф Гани обратился к руководству России с просьбой о поставке афганской армии военной техники и вертолетов Ми-35, но получил отказ.


Соглашение по безопасности, заключенное между Кабулом и Вашингтоном не допустит подобных договоренностей. Армия Афганистана – это всего лишь незначительный элемент в ВС НАТО. В соответствии с этим соглашением, вооруженные силы Афганистана должны быть оснащены вооружением стандарта НАТО, однако, американцы в настоящее время вывозят из Афганистана свое оружие и военную технику. 


Афганистан полностью оккупирован США и их союзниками. Поэтому, когда отношения между Россией и Америкой накаляются, Кабул отстраняется от Москвы. Если США потерпит фиаско в Афганистане (а это неизбежно), то после их выхода из Афганистана Кабул будет вынужден налаживать отношений с Россией. Руководство и жители Афганистана, конечно же, осознают необходимость дружить с Россией. Афганистан и Россия издавна сотрудничают друг с другом, в то время как США долго время находились за океаном.

Российские лидеры знают, что делают и что надо делать. После событий 11-го сентября Россия сотрудничала с США в Афганистане по вопросам борьбы с терроризмом. Тогда Россия нуждалась в поддержке международного сообщества для урегулирования чеченского и кавказского кризисов. Россия не отправляла войска в Афганистан, но обеспечивала США и НАТО важной разведывательной информацией. В настоящее время Россия сотрудничает с Афганистаном по вопросам противодействия терроризму и остановке наркотического трафика.

Афганцам не интересна пропаганда руководства режима Кабула, они ценят дружбу с правительством и народом России и знают, что они помогают поддерживать мир и свободу в Афганистане. Руководство России тоже в свою очередь ценит дружеские отношения с Афганистаном, которые складывались на протяжение всей истории двух стран, и при формировании своей политики делают ставку на них. И, конечно, они знают, что мы представляем собой сильный Азиатский союз, и мы обязаны контролировать все процессы в регионе.


Надо относиться с осторожность к действующему правительству Афганистана. Руководство Афганистана не может действовать самостоятельно и проводить политику в интересах своего государства. На самом деле внешней политикой Афганистана занимается США. В Афганистане под эгидой МООНСА союзники США учредили гражданские институты и искусственно создали гражданское общество. Афганское общество не является результатом естественного развития. Гражданские институты Афганистана подконтрольны странам-спонсорам, которые в свою очередь связаны с США, поэтому они не могут действовать самостоятельно. Но не смотря на эту зависимость гражданские институты могут внести свой вклад и улучшить отношения Афганистана и России. Эти институты могут рассмотреть спорные вопросы и объяснить их афганцам. 


У институтов гражданского общества Афганистана уже был положительный опыт, когда они сотрудничали с Пакистаном и Индией. Они отправляли делегации своих представителей друг другу, проводили совместные конференции и семинары и в итоге смогли помочь в решении некоторых проблем, и, что не мало важно, им удалось оказать давление на свои правительства. 


В Афганистане сотни тысяч людей, которые отучились в России, знакомы с ее культурой и владеют русским языком. Эти люди могут работать в рамках институтов гражданского общества, проводя совместные собрания в Москве и Кабуле для того, чтобы наладить отношения между двумя странами.

Российское руководство для того, чтобы использовать этот огромный потенциал в лице афганцев, которые отучились в России, должно объяснить историю отношений и сотрудничества между двумя странами и важность дружеских отношений между Афганистаном и Россией независимо от официального правительства, его институтов, образованного общества и элиты Афганистана. 


Институты гражданского общества были эффективны, например, при решении конфликта между Израилем и Палестиной из-за реки Иордан. Также они показали свое эффективность при разрешении противоречий Бразилии и Парагвая из-за реки Парана.


Пакистанский институт «Палтад» уже пригласил к себе сотни представителей элиты Афганистана, и представители этой организации настроены на ведение серьезного диалога. Я участвовал несколько раз в этих конференциях. Это неправительственная организация, которая очень доступно объясняет и эффективно решает спорные вопросы между Афганистаном и Пакистаном. Благодаря этому органу, несмотря на очень напряженные отношения между правительствами Афганистана и Пакистана, диалог народов обеих стран очень хорошо налажен. 


— Как вы оцениваете актуальную ситуацию в Афганистане? Есть ли выход из перманентного конфликта в стране?

— Правительство Афганистана охвачено внутренним структурным кризисом. Так называемое правительство национального единства совершенно утратило свою легитимность и вот-вот потерпит полный крах. Если бы не военное присутствие США, то правительство Кабула очень быстро бы развалилось, а его место заняла бы оппозиция. Ежедневно формируются различные коалиции, которые в долгосрочной перспективе не имеют плана развития, однако они все чаще требуют независимости и заявляют об отделения от правительства.


Текущее положение правительства Афганистана усугубляется нарастающим кризисом в политике, руководстве и безопасности. В самой системе противоречия между различными правительственными органами и ключевыми фигурами увеличиваются. Коррупция пронизывает все правительство. 

20 миллионов человек, то есть около 75% всего населения Афганистана живут за чертой бедности.

Молодые люди мигрируют из страны из-за того, что не могут найти работу. Разрыв между классом богатых и бедных стал слишком большим. Дезертирство в силах безопасности достигло огромных масштабов. Некоторые дезертиры присоединяются к «Талибану» и другим оппозициям.

 Вооруженные террористические группы ДАИШ на севере Афганистана становятся сильнее. Правительство больше не способно обеспечивать безопасность в стране. 

Более 65% территории страны находится под контролем оппозиции. Крупные города, в том числе и Кабул, сталкиваются с серьёзными угрозами своей безопасности.


В сложившейся ситуации Афганистану необходимо провести федерализацию для того, чтобы афганцы могли распоряжаться экономикой своих провинций и отвечать за безопасность в них. В противном случае страна столкнется с хаосом в национальном масштабе, что может привести к распаду Афганистана. Афганистан должен пересмотреть свою региональную и международную политику.

Афганистан больше не может выступать в качестве военной базы для одной из мировых держав.

Необходимо обратить внимание на региональные и международные отношения. 


Биполярного мира больше не существует, современный мир – многополярный. Наше руководство должно определить свои интересы, переосмыслить и закрепить своё положение с учётом политики в Движении неприсоединения. Текущее положение Афганистана в качестве военной базы НАТО негативно влияет как на само государство, так и на весь регион в целом. 


Военное присутствие США в Афганистане будет способствовать продолжению войны в стране, а также экспорту насилия, экстремизма и войны в центральную Азию, что, конечно же, не в наших интересах и не интересах региона.

Беседовали Павел Зарифуллин, Ильхом Нарзиев

Центр Льва Гумилёва Афганистан

Лекториум он-лайн

Скифский глобализм - часть 2



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>