Любовь и Народы (Гумилёв и Хеллингер)

13406743_627205374100743_2382045106572059651_n

В Центре Гумилёва наша интеллектуальная лаборатория сформировала новый метод познания народной души, а также методологию решения этнических конфликтов. Мы назвали новую программу «Этнические расстановки». Вот уже почти год мы работаем над решением этнических конфликтов в Карабахе и Приднестровье, Афганистане, над снятием украинской психотравмы. Уже есть первые практические результаты. Есть и теоретические.

Этнические поля

Гипотеза этнического поля была предложена Л.Н.Гумилевым с целью объяснения феномена единства этнических систем. (1)
Создавая гипотезу этнического поля, Л.Н.Гумилев опирался на более общие представления о биологических полях, сформулированные доктором биологических наук Б.С.Кузиным (2). Этот ученый утверждал, что поведение живых организмов, а также развитие систем, составленных этими организмами регулируется биологическими полями. Этнические же системы являются частным случаем групп живых организмов, развивающихся естественно и во взаимодействии с окружающей средой.
Серьезным аргументом в пользу гипотезы об этническом поле является феномен комплиментарности, труднообъяснимый с других позиций. Л.Н.Гумилев предположил, что этнические поля, подобно другим видам полей, имеют ритм колебаний. Близость этих ритмов у определенной группы людей порождает у них чувство взаимной близости и противопоставления себя всем прочим. Столкновение с носителями другого ритма вызывает ощущение чуждости, несходства, иногда доходящее до резкой антипатии.
Этническому полю свойствен колебательный процесс, как и всем физическим полям. Именно с колебательным процессом Гумилёв связывает способность одних этносов к сотрудничеству и даже слиянию, а других – исключительно к противостоянию. (3)
Например, «ритмы полей» китайского и кочевого суперэтносов столь разнились, что дружеский контакт между ними, даже диктуемый политическими соображениями, никогда не бывал прочным и продолжительным. И это не случайно.

При сочетании данного ритма с другими теоретически может возникнуть либо гармония, либо дисгармония. В первом случае происходит этническое слияние, во втором — нарушается ритм одного или обоих полей, что нарушает их связи и ведет к своего рода аннигиляции. (4).

Дуальный код полей

Итак этнические поля, они же биологические поля, имеют сходную структуру с описываемыми физикой «полями». Имеют свой ритм, свою сложную «ризоматическую» внутреннюю систему связей и свой неповторимый дуальный код, чёткое отличие от других полей по линии «свой» — «чужой» и «мы» — «не-мы».

Германский социолог Никлас Луман доказал, что так построены вообще все общественные системы на планете – от тубаларов до «Пепси-Колы», от отдела полиции курорта Клагефурт до Соединённых Штатов Мексики. Каждая живая система обособляется через кодирование коммуникаций: через «да-реакции» и «нет-реакции». (5) Дуальный код «истина-ложь», «правда-кривда», «мы-они» самоорганизует народы, консорции, банды и лаборотории. Парадоксально, но подобное разграничение – единственный способ уловить различия между отдельными группами и видами идентичности людей. Система игнорирует «нет» и «не-мы» и оставляет себе «да» и «мы», запирается в своей цитадели «Да» и там самовоспроизводится. (6)

Луман как-бы подсказывает нам, что этнические поля не являются самодостаточной «вещью-в-себе», что так построены все группы людей, даже очень маленькие. В свою очередь, этнос и его этническое поле — это совокупность огромного количества субэтнических полей, которые сами по себе суть совокупности иных более маленьких групп — вплоть до семей, как нижней социальной цепочки этнического. Здесь перебрасывается некий мостик для понимания процесса функционирования этнических полей. Если этническое и семейное поле по своим принципам схожи (ритмы, идентичность, ризоматичность, комплиментарность), то вполне возможно понять процессы жизни народа через жизнь семей.

Семейные расстановки

Работа методом семейных расстановок немецкого феноменолога Берта Хеллингера состояла в том, что в группе выбирались участники — заместители членов семьи клиента и расставлялись в пространстве на некотором расстоянии друг от друга, в соотвествии с внутренним образом клиента. Хеллингер открыл, что заместители членов семьи клиента в расстановке начинают чувствовать и транслировать поведение их реальных прототипов, несмотря на то, что они не знакомы с родственниками клиента лично и знают лишь то, кем они назначены в семейной системе со слов клиента, обычно, это имя, место в иерархии, факты из жизни. Восприятие заместителя как-бы раздваивается, с одной стороны он осознает себя, с другой стороны начинает проживать несвойственные ему чувства и эмоции, часто довольно интенсивные, вплоть до острых физических ощущений.

Феномен был назван «заместительским восприятием», а то место, где этот феномен раскрывается — полем («знающим полем» или морфогенетическим полем — термин Руперта Шелдрейка). В мировой практике последних десятилетий накоплен опыт, который позволяет расстановщикам доверять феноменам, которые проявляются в поле, и следовать им в своей работе.

В процессе накопления опыта и наблюдений Берт Хеллингер сформулировал несколько действующих в семейных системах законов порядка, нарушение которых приводило к явлениям («динамикам»), предъявляемым клиентами как проблемы. Изменение расстановщиком семейной конфигурации с помощью перестановок и разрешающих фраз, позволяло восстановить порядок в системе и способствовало облегчению семейной динамики, формированию нового внутреннего образа клиента и, в последствии, приводило к разрешению предъявленной проблемы. Эти законы получили название «Порядков Любви». (7)

Это было только начало. На сегодняшний день, следуя за феноменами, проявляющимися в клиентских полях, ведущие расстановок сталкиваются в том числе и с внесемейными явлениями — динамиками больших систем, касающихся природных катастроф, социальных изменений (войн, эпидемий, миграций, смен религии и тд), уходящих в глубину веков. Информация о значимых событиях, которые повлияли на выживание клиентской системы, хранится у клиента, как представителя и части системы, как на физическом генном уровне, так и в бессознательном, что во многом определяет ключевые паттерны человеческих судеб.

От Семейных расстановок к этническим

Гумилёв сформировал теорию этнического поля, и «подключаясь» к этим полям, возможно решать конфликты внутри этих полей по аналогии с подключением к семейному полю в семейных расстановках.

Ведущими этнотренингов выступили Павел Зарифуллин, этнолог, директор Центра Льва Гуимлева и Анна Королевская, практикующий психолог, редактор сайта Центра Льва Гумилева в Афганистане.
В своих практических этнорасстановках мы выбирали «заместителей» внутри этноса или суперэтноса. Они «замещали», как народы, так и регионы, а также значимые для народа мифологические архетипические фигуры (предков, святых, отцов-основателей, богов). Т. е. мы добавили к нашим расстановкам теорию и методологию Юнга. Ведь его идея «коллективного бессознательного» вполне ложится на теорию полей — и больших — этнических, и маленьких — семейных. Кстати Карл Густав Юнг на определённом этапе своих поисков считал, что коллективное бессознательное сопоставимо с народом и его душой. Эта «народная душа» «доверху» наполнена архетипами — структурами и моделями, лежащими в основах мифов, сказок и сновидений. Не удивительным было, что архетипы немедленно заявили о себе в наших этнических расстановках.
Если можно решать семейные проблемы клиентов, то таким же образом можно решать и конфликты народов, а также конфликты внутри этносов. Через «заместителей», подключающихся к этническим полям, через изменение характера внутрисистемных связей.
Теория системных связей, которую Гумилёв развивал, исходя из трудов Берталанфи, Н. Трубецкого и Малиновского (8) в итоге оказалось ключевой в его гипотезе этнических полей.
Хеллингер также считал первичность и важность именно связей между субъектами расстановок.

В этнических расстановках мы находили и другие взаимосвязи между Семейным и Этническим. Термин «ресурсных предков», который используют семейные расстановщики, является апелляцией к пассионарным предкам по Гумилеву, благодаря которым семейная или этническая система выжила или перешла на качественно иной уровень. Ресурсный предок — это пассионарий. «Обращение» к кластеру информации (или по-другому к энергии), которая связана с ним, позволяет изменять энергетический вектор в поведении людей, решать неразрешимые задачи. Гумилёв называл это «пассионарной индукцией», когда пассионариям удаётся менять в обществе поведенческие установки, сообщать им повышенную активность и энтузиазм. Этот ресурс сохраняется в генетической памяти людей, даже спустя поколения гармоничных потомков. Обращение к нему открывает возможность инициировать людей и народы на сложные поведенческие процессы — менять судьбу, отстаивать идентичность, решать внутренние конфликты.

Бездна

Была и особая специфика, которую отметили расстановщики при проведении этнических расстановок.
В них выплыл странный феномен, который мы «обозначили» термином «Бездна». Это своего рода немотивированный Хаос, всплывающий во время поиска решений этнических конфликтов. Как правило он имел негативную составляющую, провоцировал столкновения, буквально «проедал» этносы, не давал «заместителям» народов договориться.

Знание гумилёвских исследований позволило нам лучше понять и квалифицировать этот феномен. Гумилёв именовал «Бездной» явление антисистемы.
Это целостность людей с негативным мироощущением, она стремится к уничтожению системы, будь то государство, культурный и экологический ландшафт или этнос. Антисистема вырабатывает для своих членов общее мировоззрение. Для антисистемы, независимо от конкретной идеологии её членов, существует одна объединяющая установка: отрицание реального мира как сложной и многообразной системы во имя тех или иных абстрактных целей. Идеология антисистемы всегда противопоставляет себя любой этнической и религиозной традиции.
Гумилёв описывал антисистемные мировоззрения прошлого буквально, как «проедавшие» народы и культуры, будто раковая опухоль. В свою очередь мы наблюдали в этнических расстановках современные аналоги и акторов антисистем — комиссаров «оранжевых революций» и террористов ИГИЛ.

Предел работы антисистемы — погружение этнического поля в небытие, достижения максимальной энтропии.

Отдельно мы, как исследователи инициатических мифов у народов Евразии, заметили что феномен «Бездны» и гумилёвских антисистем применим к легендам о преображении героя сказки, а также к описаниям инициатических братств и практик примитивных народов. Эти «практики» отвечали за обряды «перехода» внутри социальной группы, зачастую путём жестоких испытаний инициируемого. Это что-то сродни «прививки от смерти», «антисистема» под контролем системы или ритуальное прикосновение к «Бездне».

В семейных расстановках подобный феномен проявляется, когда какой-либо член системы, обладая достаточной энергией, выходит за границы своей системы, или переходит несколько границ, покидая родной дом, край, страну, либо делает это по принуждению, выжив, он создает систему с новыми свойствами, так из хаоса рождается решение.

Это явление тоже необходимо учитывать в дальнейших исследованиях. Получается, что наши предки использовали яд «Бездны» и антисистем, как лекарство.

В нашу работу мы также подключили исследования философа Рене Жирара, о миметической природе конфликта, об участниках конфликта, повторяющих друг за другом насильственные действия, когда зло отвечает на зло, порождая бесконечное насилие, как заразу или вирус.

Любовь Народов

Ну а главным лекарством от Бездны, от антисистем, от перманентного насилия и Гумилёв и Хеллингер видели Поток жизни и Любовь. Свой главный труд по семейным расстановкам Хеллингер так и назвал «Порядки Любви».

Любовь пронизывает миры, любовь связывает людей в семьи, комплиментарность, взаимная симпатия организовывает составные единицы этносов — субэтносы, консорции и конвиксии. Любовь соединяет семьи и консорции в Народы. Так, согласно философии Гераклита, Эрос порождает Космос.
По Ферекиду, «Зевс, намереваясь стать творцом, превратился в Эрота: создав космос из противоположностей, он привёл его к согласию и любви и посеял во всем тождественность и единение, пронизывающее Универсум».
Любовь и Народы схожи в своей ризоматичности, они путешествуют между социальными стратами и государственными границами, через бесконечные миры живых и неживых существ.
Любовь и Народы суть главные олицетворения Потока жизни. Любовь живет через семьи и этносы, и как бы сквозь них. Мы умираем, но вновь воскрешаем через свой народ. Так бесконечно происходит круговращение «порядков любви».
Этот невероятный поток зафиксировал Николай Клюев:

И тогда прозревают души,
Тихий Углич и праведный Псков
Чуют звон колокольный с суши,
Воск погоста и сыту блинов.

Блин поминный круглый недаром:

Солнце с месяцем — Божьи блины,

За вселенским судным пожаром

Круглый год ипостась весны.



Не напрасны пшеница с медом —

В них услада надежды земной:

Мы умрем, но воскреснем с народом,

Как зерно, под Господней сохой.

Любовь выступает бесконечным ресурсом для связей в расстановках. Любовь становится ресурсом для решения этнических конфликтов. Любовь видится и нашим ресурсом внутри народной памяти. Через неё — внутри народов — все мы живём вечно. И бесконечно черпаем свои силы.
Ради триумфа субстанции Любви в этом мире работает и наш проект «Этнические расстановки» в Московском центре Льва Гумилёва.
Мы только в начале исследовательского пути. Но полны оптимизма и приглашаем друзей, как учёных коллег, так и волонтёров к активному соучастию.

Павел Зарифуллин

Ссылки:

(1) Мичурин В.А. «Некоторые закономерности поведения человека в коллективе в свете теории этногенеза Л.Н. Гумилева» Опубликовано//Мичурин В.А.»Теория этногенеза и будущее России». СПб Гу, СПб, 2008.
(2) Кузин Б.С. «Принцип поля в биологии»
(3) Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л.Н.Гумилева. Составитель В.А.Мичурин. Под редакцией Л.Н.Гумилева.//В кн.: Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. — М., 1993.
(4) Гумилев Л. Н. «Этногенез и биосфера Земли», Ленинград, 1989
(5) Луман Никлас «Общество как социальная система»
(6) Зарифуллин П. В. эссе «Скифский аутопоэзис» в книге «Новые скифы», СПб, 2013
(7) Хеллингер Берт «Порядки любви: разрешение системно-семейных конфликтов и противоречий», М., 2007.
(8) Малиновский А. А. «Значение общей теории систем в биологических науках»
Опубликовано//ежегодник Системные исследования. — М.: 1984.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>