Миссия НАТО в Афганистане: главная проблема 2017 года

A different ISAF patch is attached to a backpack of a U.S. soldier of the 1st Battalion, 17th Infantry Regiment, 5th Brigade, 2nd Infantry Division, in the Badula Qulp area, west of Lashkar Gah in Helmand province, southern Afghanistan, Wednesday, Feb. 17, 2010. (AP Photo/Pier Paolo Cito)

События в Афганистане, деятельность ISAF (International Security Assistance Force, Международные силы содействия безопасности — возглавляемый НАТО войсковой контингент, действующий на территории Афганистана с 2001 года) и затянувшаяся контртеррористическая операция, временная неспособность превратить успехи в мощные инфраструктурные решения, низкая социальная связанность жителей страны, а также заверения нового президента США в том, что его курс подразумевает концентрацию на внутренних проблемах страны, меняют характер международных отношений во всем регионе.
В 2016 году многие тенденции были особенно заметны. Большая часть из них – реакции на неспособность международного контингента решить поставленную задачу, и международных групп сотрудничества предложить проект развития для страны.

Туркмения

В уходящем году пришла в движение Туркмения. Ее подчеркнутый нейтралитет и невмешательство ни в какие процессы международного сотрудничества в этом году были поставлены под сомнение. Интенсивность российско-туркменских контактов возросла в два раза, и не только по вопросам газа. Хотя Туркмения всегда была в стороне от афганского кризиса, надо полагать, Бердымухамедова все же начали волновать вопросы безопасности.

Он не только укрепляет международное положение, но и собирает армию: снова встала проблема бипатридов, имеющих российское гражданство, переговоры по которым зашли в тупик в 2013 году. Им предлагают определиться какой иметь паспорт, а значит и в какой армии служить.
Основания для опасений стали очевидны к сентябрю, когда начались разговоры о новой конституции. ОБСЕ выразила свои опасения на тему судьбы демократических свобод в Туркмении. Особенно их интересовало снятие запрета на создание политических партий по религиозному принципу, что особенно странно на фоне того, как «партия по религиозному принципу» разрушает соседний Афганистан. Естественно, что глава государства не хотел бы видеть Туркмению ни как американскую базу для войны в Афганистане, ни как базу для контроля всего региона, куда переведут войска после вывода контингента из самого Афганистана.

Таджикистан

Начинает нервничать и политическая элита Таджикистана. Когда 48% таджикского бюджета составляли доходы гастарбайтеров в России, «лидер нации» мог позволить себе выгонять российских пограничников или арестовывать российских летчиков, но как только доходы упали, возник и повод для пессимизма. Своих сил, даже с безвозмездной передачей военгородков и многомилионными безвозмездными траншами из России, не хватает.
Сегодня Таджикистан пытается решить дилемму, которой не стояло еще несколько лет назад: как участвовать в евразийской интеграции в экономическом и военном смысле, но не участвовать в ней в смысле политическом. Другими словами, как вернуть безработных гастербайтерами обратно в Россию, и как сделать так, чтобы новый евразийский союз защищал границы от наркоторговцев и боевиков, но при этом не подписывать никаких политически обязывающих документов. В первую очередь, тех, что делают Таджикистан частью Евразийского союза. Так как в рамках общей тенденции к выравниваю политических режимов сверхцентрализованной власти «лидера нации» придет конец.
В связи с этим Таджикистан – один из преданнейших сторонников военного сотрудничества. Его контингент в относительных числах один из самых крупных. Самое большое количество офицеров, учащихся в российских вузах по программам образования, таджикские. Активно участвует в учениях «Нерушимое братство». Все это тенденции, начавшиеся после саммита ОДКБ в 2015 году в Душанбе и продолжающиеся до сих пор. Однако противостоит им политическое охлаждение и экономические проблемы безработицы и сокращение бюджета. Россия пытается увязать экономические решения с политическими обязательствами по ЕАЭС и потенциальным ЕАС, и есть тенденции к тому, что в 2017-2018 году Рахмон окажется сговорчивее. Потому что проблемы северных территорий Афганистана несмотря на кризис никуда не делись.

Индия

Афганистан – это печать, которой скрепляются и российско-индийские отношения. С самого обретения независимости Индии российско-индийское сотрудничество носило более характер сотрудничества военного, с провисающим и несоответствующим ему сотрудничеством торгово-экономическим.
Ничего не изменилось и в настоящий момент. Половина вооружений Индии поставлено Россией. Россия участвует в разработке Индией собственных ракет, подводной лодки и истребителя пятого поколения. Но вместе с тем общий товарооборот между Россией и Индией составил всего $7,63 млрд. объем, несопоставимый с истинным уровнем российско-индийских отношений.
Причины тут две. Во-первых, любое сотрудничество с Индией будет происходить с оглядкой на Пакистан, а значит и Афганистан. Индия видится через фильтр пуштунской проблемы, так или иначе подстегивающей нестабильность во всем регионе (Кашмир, Вазиристан), и также качающей индо-пакистанское равновесие. А значит будет содержать военный компонент. Поскольку Россия не участвует в организации дел в Южной Азии, это сотрудничество будет основано на принципах «быстрого прагматизма», то есть заработка на вооружениях. В отличие от «долгого прагматизма» выстраивания торговых связей. Во-вторых, само существование нестабильного Афганистана, разделяющего Индию и Россию, не позволит выстроить торговый коридор. Автомат Калашникова не покроется плесенью и не сгниет, пока идет обходными путями, но для многих товаров – от продуктов до текстиля – долгие поездки по третьим странам могут оказаться пагубными.
В этом смысле российско-индийские отношения обречены нести печать Афганистана. И изменений этой ситуации не предвидится.

Резюме

Присутствие ISAF позиционировалось как связывающее для противоборствующих сторон во внутриафганском конфликте. Причем связывающее в обоих смыслах: как привязывающее конфликтную геометрию к определенным городам, в которых находятся контингенты, так и связывающую конфликт внутри страны, не давая расползаться по региону. Но несмотря на это конфликт продолжает отравлять региональную политику и, в первую очередь, отношения России со странами-стратегическими партнерами.

Виталий Трофимов-Трофимов

Центр Льва Гумилёва в Афганистане

Лектриум он-лайн

Александр Секацкий. "Сакральная география Америки", проект "Белая индия"



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>