Мы живем в мире гражданских войн

О травмах и уроках Гражданской войны в интервью «Росбалту» рассуждает профессор факультета истории Европейского университета в Санкт-Петербурге Борис Колоницкий.

— С революционных событий 1917 года и начала Гражданской войны прошло уже сто лет. Можно ли говорить о том, что, несмотря на все споры, в российском обществе за это время сложилась какая-то общая концепция тех поворотных моментов нашей истории?

 — Пока, к сожалению, этого так и не произошло. Все опросы показывают, что по отношению к революции и Гражданской войне наше общество расколото почти пополам. Например, Октябрьскую революцию более 40% россиян оценивают положительно, а чуть меньше 40% придерживаются противоположной точки зрения.

Как видите, никакого единства нет. Причем хочу отметить, что данная память в любом случае не является сегодня горячей и актуализированной. Наверное, это хорошо, но за будущее не поручусь.

 — Почему же мы до сих пор расколоты на «белых» и «красных»?

 — А я не говорил, что общество расколото именно по такому принципу. Не думаю, что все оценивающие Октябрь положительно назвали бы себя «красными».

— А есть ли вообще шанс, что нам удастся прийти к какому-то общему знаменателю по этому вопросу?

 — Конечно, есть. Хотя речь идет об очень долгом пути, да и рецидивы на нем весьма вероятны. Подобных примеров довольно много. В США в прошлом году уничтожали памятники конфедератам. В Испании сегодня ведутся большие дебаты по поводу перезахоронения тела Франсиско Франко. Даже в Финляндии, являющейся образцом преодоления памяти о гражданской войне, раны иногда болят, и вокруг этой темы возникают острые дискуссии.

Так что данный процесс в любом случае не будет простым и потребует работы многих людей — причем не только историков, авторитет которых в современном обществе и так не очень велик, но и талантливых писателей и режиссеров.

— В каком направлении хотя бы необходимо двигаться?

 — Путей, на самом деле, несколько. На мой взгляд, одна из главных проблем, требующих решения, — это желание романтизировать ту или иную сторону. Без сомнения, в отечественной литературе есть такие произведения, как «Тихий Дон», где достаточно откровенно описывается весь ужас Гражданской войны. Но, к сожалению, это не занятая на века позиция. «Откатов» от нее довольно много. Достаточно вспомнить проект памятника примирения, который должен был появиться в Севастополе в 2017 году. К счастью, от этой идеи отказались.

— Почему — к счастью?

 — У любого мемориального проекта должно быть академически-научное обеспечение. Необходимо понимать, что в Гражданской войне участвовало очень много сторон. Это не была борьба исключительно «белых» и «красных», которые, в свою очередь, тоже были разных «оттенков».

Поэтому совершенно недостаточно изваять памятник, где красивый красноармеец пожимает руку не менее красивому офицеру Белой армии. Вместо этого стоит подумать, что в Гражданскую войну были вовлечены не только воюющие. Основными ее жертвами стали вовсе не солдаты, офицеры или комиссары, а мирные жители, которые погибали в результате этнических конфликтов, террора, голода и болезней. Очень важно посмотреть на конфликт с их позиции.

— Любая война — а гражданская, пожалуй, в особенности — связана с большим количеством страшных эпизодов. Нужно ли сегодня говорить обо всех скелетах в шкафах, которые таит в себе эта тема?

 — Обо всем мы все равно никогда не узнаем. Но точно никто не должен исключать, что в любой семье могут быть свои скелеты. Например, не секрет, что случаи людоедства во время Гражданской войны не были единичными. В частности, историк Игорь Нарский в книге «Жизнь в катастрофе» приводит свидетельства своего рода демократического каннибализма: в некоторых деревнях на Урале принимали резолюции, в которых местные жители официально просили у властей разрешение поедать трупы.

И вот такие моменты необходимо изучать, поскольку мы все должны помнить, что наши предки были поставлены в нечеловеческие условия существования, меняющие сознание. Это та травма, которая до сих пор с нами.

— Каким образом она влияет на наше общество сегодня?

 — Мне кажется, что это проявляется в нежелании касаться страшных эпизодов Гражданской войны.

— Эта травма поддается терапии? Как с ней можно справиться?

 — Думаю, что справиться можно, только разговаривая о жертвах. Смотреть на Гражданскую войну нужно глазами большей части страны, а не красивых воителей, которых можно романтизировать. Необходимо проникнуться ужасом того периода. Без этого не понять, почему люди, жившие в то время, были носителями весьма специфического сознания.

Гражданская война ведь пришла во многие дома еще до 1917 года. Ей предшествовали депортации сотен тысяч человек, многие из которых погибли, восстание 1916 года в Средней Азии и т. д. Маятник насилия начал раскачиваться еще до революции, и большинство жителей Российской империи уже не были мирными людьми.

— Получается, что сто лет назад подобного потрясения нашей стране в любом случае было не избежать?

 — Определенно, конечно, это доказать невозможно. Но мне кажется, так или иначе что-то бы «рвануло». В некоторых странах гражданская война в итоге началась и без Первой мировой — например, в Испании. А какие-то государства не избежали проблем, даже выйдя победителями в 1918 году.

С одной стороны, Великобритания по итогам войны увеличила свою империю, однако затем почти сразу начала ее терять по кускам. Последовали восстания в различных регионах, в частности в Египте и Индии, была проиграна Англо-афганская война 1919 года. А самое главное, Англия утратила ключевую для себя территорию — Ирландию, бывшую для нее почти тем же, чем для России является Украина. Конечно, Соединенное Королевство сохранило за собой свой аналог Донбасса — Северную Ирландию. Но основная часть все равно была потеряна…

— Можно ли назвать большевиков абсолютными победителями в Гражданской войне?

 — Это довольно сложный вопрос. Ведь многие люди, которые «делали Октябрь», были недовольны тем, что в итоге получилось. Возможно ли представить что-то более пробольшевистское, чем Кронштадт? Но в 1921 году именно он восстал под лозунгом «третьей революции». Это наиболее известный всем пример, однако далеко не единственный.

Самое интересное, некоторые видные деятели Белого движения считали, что победили именно они. В частности, Николай Устрялов полагал, что в 1917 году борьба шла за Великую Россию с сильной армией. И в итоге большевики выполнили эту задачу.

Конфликты в партии также появились после 1921 года. Ситуация Гражданской войны держала всех большевиков вместе и заставляла забыть о разногласиях. Но на будущее они смотрели по-разному, что впоследствии привело к появлению всевозможных оппозиций, групп и платформ.

— В чем для нас сегодня состоит главный урок Гражданской войны?

 — Главный урок любой войны заключается том, что ее проще начать, чем закончить. Для гражданской войны эта истина справедлива особенно и ныне приобретает некую зловещую актуальность.

Сегодня мы живем в мире гражданских войн, что с нашей перспективы кажется не вполне очевидным. Но если до 1945 года конфликты были в основном межгосударственными, то после — преимущественно гражданскими. С окончанием Холодной войны данная тенденция еще больше усилилась. Афганистан, Сирия, Ливия, Йемен — это далеко не полный список. По некоторым подсчетам, в мире сейчас ведется не менее сорока гражданских войн.

В свою очередь, они воспроизводят различные гуманитарные катастрофы, порождают волны беженцев, распространение наркотиков, торговлю оружием и т. д. Все это дестабилизирует общую обстановку и создает расползающиеся «черные дыры». А попытки отдельных держав прекратить подобные конфликты приводят лишь к тому, что они затягиваются и усложняются.

Поэтому на период 1917—1922 года нам нужно смотреть не через призму «белых» или «красных». Речь не о примирении, а об отказе от романтизации и экзотизации Гражданской войны, которую необходимо понять во всей ее сложности и ужасе.

Беседовала Татьяна Хрулева

Источник: Росбалт

Лекториум он-лайн

Этнографический концерт Pine Trees Undeground На дне рождения Евразийского центра им. Льва Гумилёва



Вам также может понравиться

Один комментарий

  1. 1

    да ! да ! нужно жить просто раздельно ! суперэтносы носители антисистем для других суперэтносов должны иметь границы между собой … Россия и территории СССР это естественные територии для строителей коммунизма — советского суперэтноса …Европейский колониальный и мировой еврейский суперэтнос должен жить в своих границах ..западноевропейских гетто , за чертой оседлости …границы должны составлять мертвые зоны…
    Вчера в фильме про Жукова … был эпизод когда Сталин отказался фотографироваться с маршалами победителями …после пафосной речи что русский народ терпит милитаристский имперскую советскую элиту на русской земле — а это большой подвиг для народа ..
    пока будут антисистемнное вхождения российской элиты в мировое , а на самом деле европейско — колонизаторское , управление , гражданская война может вспыхнуть в любой момент .. так что надо разводить европоидов — колонизаторов , жидов- евреев, и советских туранцев по своим территориям … и избежать очередное кровавое месиво..

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>