Надо ли России возвращать Сербии Косово?

На Балканах снова отчетливо запахло порохом. Без могущественных союзников осуществить коррекцию границ не получится, а союзник у сербов за пределами Балкан только один.
В воскресенье в передовицах многих сербских газет цитировали ответ пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова на вопрос, окажет ли Россия помощь Сербии в вопросе о Косово. В эфире радиостанции «Говорит Москва» Песков заявил, что «пока преждевременно» говорить о том, будет ли Россия оказывать помощь Сербии после обострения ситуации в Косово. «Сначала должны состояться переговоры между лидерами двух стран», — добавил Песков.

Многие в Сербии восприняли эту фразу как свидетельство того, что Москва готова бросить Белград на произвол судьбы. Многие в России считают, что ввязываться в еще один конфликт за пределами страны, пока не решены более насущные проблемы в ближнем зарубежье, неразумно и даже опасно.

Вопрос этот и в самом деле очень сложный.

Балканы издавна называли «пороховым погребом Европы». В этом прекрасном, живописном и населенном чудесными людьми краю почти всегда кто-то с кем-то воевал, отсюда выплеснулось и прокатилось по миру кровавое цунами Первой мировой, и здесь же случилась последняя большая европейская война, которой сопровождался распад Югославии. В 1999 г. США и их союзники по НАТО массированными бомбардировками заставили президента Сербии Слободана Милошевича вывести части сербской армии из Косово и Метохии.

С этих пор – почти двадцать лет – на Балканах формально царил мир, хотя в Косово постоянно шли ползучие этнические чистки, оттуда выдавливали сербское население, албанские боевики взрывали православные церкви и разрушали монастыри, убивали неугодных им лидеров сербского сопротивления, пресекали попытки сербов защищать свои анклавы на севере края.

В Сербии потерю Косово – исторического сердца страны — воспринимают как чудовищную историческую несправедливость, которая обязательно должна быть исправлена. При этом сербы хорошо понимают, что сами по себе вернуть Косово не смогут: за спиной у режима в Приштине (режима коррумпированного, плотно сидящего на главной артерии европейского наркотрафика и на финансовых потоках от еще более черных и страшных разновидностей преступного бизнеса, вроде продажи человеческих органов для трансплантации) стоит вся мощь США, разместивших на территории Косово крупнейшую в Европе военную базу Бондстил.

Но надежда все-таки не умирает – и связана она с Россией, которую многие здесь считают старшим братом, способным прийти Сербии на помощь в трудную минуту.

Я не раз обсуждал проблему Косово с сербами и черногорцами, и в этих разговорах обязательно всплывало имя российского президента. Вот если бы Путин вмешался… вот если бы Путин помог… вот если бы Путин послал войска… Однако до недавнего времени все это оставалось абстрактными рассуждениями, тем более что само сербское руководство не стремилось переводить отношения с Приштиной в плоскость вооруженного конфликта.

Напротив, очарованный мечтами о членстве в Евросоюзе и сопутствующих этому денежных потоках из Брюсселя, Белград послушно выполнял рекомендации евробюрократов о постепенном сближении с Косово, хотя признание независимости РК по-прежнему оставалось непреодолимым препятствием для этого процесса.

Но в сентябре 2018 г. все изменилось.

В субботу на севере Косово, в местечке Газиводе на территории общины Зубин Поток, населенной сербами, появился президент республики Хашим Тачи. Появился он в сопровождении внушительной охраны – полицейского спецназа из подразделения ROSU. По разным данным, спецназовцев было от 60 до 130 человек. Они взяли под контроль территорию ГЭС «Газиводе» и центр экологии и спорта вблизи плотины, куда Тачи заглянул после прогулки по озеру. При этом четверо сербов были «ненадолго задержаны» по соображениям безопасности.

Формально Тачи имел право появиться на территории Зубин Потока, поскольку округ Косовска Митровица, в который входит эта община, согласно административно-территориальному делению частично признанной республики, входит в состав Республики Косово, а значит, находится под юрисдикцией Приштины. Однако по факту этот сербский анклав достаточно самостоятелен – как и сербская часть города Косовска Митровица, разделенного напополам рекой Ибар. Та же самая река Ибар, запруженная в семидесятых годах югославскими инженерами, образовала искусственное озеро Газиводе, по которому и плавал на катере Хашим Тачи.

ГЭС на озере Газиводе построили еще во времена СФРЮ, когда никому и в голову не приходило делить энергетическую инфраструктуру между сербами и косоварами. Сегодня же этот объект стал яблоком раздора между Белградом и Приштиной: последняя утверждает, что электростанция «Газиводе» является собственностью Республики Косово и не намерена вести никаких переговоров с Сербией об этом комплексе. Белград подчеркивает, что строительство ГЭС велось на средства, предоставленные МВФ – кредит отдавала сначала Югославия, потом Сербия, а строительные работы выполняла белградская компания «Гидроградня».

Поскольку электроэнергией ГЭС «Газиводе» снабжается весь север Косово, а водой – не только Косовская Митровица, но и Приштина, вопрос о принадлежности комплекса имеет стратегическое значение. Сербия настаивает на том, чтобы Газиводе находилось под контролем будущего Сообщества сербских общин – органа самоуправления сербских анклавов на севере Косово. Непосредственное управление водными ресурсами Газиводе предлагается передать общине Зубин Поток, на территории которого находится ГЭС и часть водохранилища.

Для жителей Зубин Потока это будет означать существенное повышение уровня жизни – сейчас албанские власти республики в буквальном слове обирают их до нитки: по правилам ЕС, именно жители общины должны получать большую часть от прибыли ГЭС и водохранилища, однако все средства утекают в Приштину. Переговоры между сербским министром энергетики Зораной Михайлович и ее косовским коллегой о принадлежности Газиводе тянутся уже много месяцев, но никакого прогресса в них не наблюдается.

8 сентября на озеро Газиводе прибыл президент Сербии Александр Вучич. Попил кофе с сотрудниками ГЭС, пообщался с местным населением, обнадежил – мол, Сербия их не бросит. Прямым текстом сказал, что те, кто в белградских кафанах рассуждает о том, как бы вернуть Косово, сами воевать за Косово не пойдут, а детей своих уже давно отправили жить и учиться в Лондон и Вашингтон. Но пообещал, что Сербия вложит «миллионы евро» в инфраструктуру и институты сербских анклавов в Косово, в здравоохранение и социальные учреждения. Заявил о том, что хочет «компромисса, а не диктата».

А спустя три недели в те же места нагрянул Хашим Тачи с отрядами полицейского спецназа.

Тачи, в прошлом полевой командир Армии освобождения Косово по кличке «Змей», профессиональный боевик, отличавшийся крайней жестокостью, гуляя по дамбе ГЭС, разглагольствовал перед журналистами: он, мол, любит посещать природные достопримечательности Косово, и в данный момент именно этим и занимается. Но всем было ясно – его визит это недвусмысленная демонстрация силы.

Сербы, живущие в крае, восприняли это, как оскорбление. Вечером того же дня на автотрассе, проходящей через Зубин Поток в Косовску Митровицу, были возведены баррикады – по всей видимости, чтобы не пустить Тачи с его кортежем дальше в глубь анклава. А в Белграде президент Александр Вучич и министр внутренних дел Небойша Стефанович отдали приказы о приведении в полную боевую готовность армии и спецподразделений полиции Сербии.

На Балканах снова отчетливо запахло порохом.

В воскресенье Александр Вучич отвечал на вопросы журналистов. Он рассказал, что пытался дозвониться до руководства ЕС в Брюсселе (но там никто не снял трубку), что разговаривал о происходящем в Косово и Метохии с генсеком НАТО Йенса Столтенберга и «американцами» (Вучич не уточнил, с какими именно, но, по-видимому, речь шла о после США в Сербии). Но самое главное – о том, что будет обсуждать проблему Косово с президентом Владимиром Путиным во время своего визита в Россию 2 октября.

«У меня будет встреча с Путиным, и мы обсудим все важные вопросы. Конечно, приоритетом является ситуации в Косово и Метохии, я также хотел бы, чтобы Сербия была страной мира и экономического процветания, и я буду добиваться поддержки президента Путина на всех международных форумах», — сказал Вучич.

Естественно, кто-то из журналистов тут же спросил, может ли Вучич попросить российского президента, чтобы русская армия вмешалась в конфликт в Косово так же, как она сделала это в Сирии.

«Мне не хотелось бы, чтобы на нашей территории разворачивались большие вооруженные конфликты», — уклончиво ответил Вучич. Можно, конечно, посчитать, что он дал отрицательный ответ, однако в политике очень важно не только то, что сказано вслух, но и то, что не сказано. Само построение фразы «мне не хотелось бы…» свидетельствует о том, что Вучич не исключает для себя подобной просьбы. И вот почему.

Сейчас на Балканах начинается процесс если не перекраивания, то по крайней мере коррекции границ, проложенных в 90х годах прошлого века администрацией Клинтона. Это касается не только Косово и Метохии, но и Республики Сербской, президент которой, Мирослав Додик, не раз заявлял, что Босния и Герцеговина (куда сейчас входит РС) в ее нынешнем виде является недееспособным государством, и что для Республики Сербской будет лучше выйти из ее состава – и создать союзное государство с Сербией, куда могут также войти четыре населенных сербами муниципалитета Косово и даже Черногории.

Без могущественных союзников осуществить эту коррекцию границ не получится, а союзник у сербов за пределами Балкан только один – и это Россия. Кстати, вряд ли можно считать совпадением, что Мирослав Додик сейчас находится в Сочи, где вместе с Владимиром Путиным не только смотрит за гонками Формулы-1, но и ведет важные переговоры, касающиеся дальнейшей судьбы своей республики.

А вслед за Додиком приедет в Россию и президент Сербии Александр Вучич, в тылу которого – тлеющий фитиль в Северном Косово и продолжающая находиться в состоянии повышенной боевой готовности сербская армия.

«Подобной демонстрации российской силы и присутствия на Балканах прежде не бывало», — пишет хорватская газета «Telegram».

И делает вывод: это ответ Москвы на попытки Запада присвоить себе Балканы в качестве собственной сферы интересов.

Безусловно, Россия никогда не согласится с тем, чтобы Запад (как США, так и ЕС) вел себя на Балканах, как на собственном заднем дворе. Но стоит заметить, что это  не российский президент посещает Балканы, а сербские лидеры летят в Москву и Сочи. Это сербам сейчас особенно необходимо заручиться поддержкой могучего союзника на Востоке.

Но насколько реально рассчитывать на эту поддержку?

В 2014 г., после возвращения Крыма в родную гавань и фразы Путина о том, что границы России «нигде не заканчиваются», в патриотической среде были популярны футболки с надписями: «Крым – Россия; Аляска – Россия; все в мире – Россия и только Косово – это Сербия!». В этом, на первый взгляд, шуточном лозунге, заключено зерно очень важной истины. Крым – священная земля для русских. Косово – священное сердце Сербии. Признать принадлежность Крыма России – равно признать принадлежность Косово Сербии.

С одной стороны, Сербия наш друг – а в нынешней международной обстановке каждый друг России ценится на вес золота. Сербы народ действительно братский, и ни в одной, пожалуй, стране мира к русским не относятся с такой искренней симпатией и доброжелательностью, как в Сербии.

Однако симпатии народа – это одно, а отношение политической элиты и курс руководства – дело совсем другое.

К сожалению, сама история отношений наших двух стран это доказывает – в час трагических испытаний в 1999 г. российское руководство в лице Б.Н. Ельцина предало Сербию, а героический бросок наших десантников на Приштину, который мог бы изменить судьбу Косово, был бесславно слит по прямому приказу из Вашингтона.

Но теперь ситуация вроде бы изменилась: Россия вернула себе суверенитет и накопила достаточно сил, чтобы защищать своих друзей, а вот сербская элита с надеждой смотрит в сторону Евросоюза. Да и среди рядовых сербов желающих получить гражданство ЕС – и, разумеется, прилагающиеся к нему плюшки – гораздо больше, чем тех, кто мечтает об экономическом и политическом союзе с Российской Федерацией.

Да, Сербия мужественно сопротивляется попыткам втянуть ее в антироссийский блок – несмотря на давление со стороны Брюсселя и Вашингтона, страна не присоединилась к санкциям против РФ, и при нынешнем руководстве, вероятнее всего, не присоединится. Но ведь и Крым российским Сербия до сих пор тоже не признала. В более спокойные времена об этом можно было бы и не напоминать – как не напоминаем мы об этом, например, нашему партнеру по Союзному государству Белоруссии.

Но вот если Вучич действительно попросит Путина о помощи (тем более о военной, хотя пока что об этом речь вроде бы не идет) в разрешении косовской проблемы – этот вопрос и может, и должен быть поставлен, что называется, ребром.

Даже самая крепкая дружба время от времени нуждается в проверке на прочность. И косовский тест для такой проверки подходит как нельзя лучше.

Источник: ForPost

Лекториум он-лайн

Закрытие выставки Систематизм Арт барабанным боем отметили в ЦДХ



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>