Научить любить малую родину

Население Архангельской области по-прежнему имеет тенденцию к сокращению. При этом превалирует не смертность, а миграция в более тёплые и богатые края. А уезжают, как известно, в основном молодые и активные. Понятно, что переломить эту тенденцию удастся только тогда, когда социально-экономическая ситуация в регионе радикально улучшится. Но в условиях кризиса (когда останавливаются предприятия), помноженного на разгильдяйство и безалаберность (когда предприятия ещё и горят), — задача трудновыполнимая

Разговор о понятиях

Пока удержать от желания покинуть область при отсутствии экономических стимулов может лишь любовь к родным местам. Этой цели будет служить и новое учебное пособие «Архангельский Север в истории России».
Поддерживая идею воспитания патриотизма, любви к малой родине у подрастающего поколения, хотел бы высказать некоторые вопросы и соображения.

Прежде всего, что всё-таки означает понятие «Архангельский Север»? Ведь административные границы нашего края на протяжении веков не раз менялись.

Было новгородское Заволочье, охватывающее территорию от Карелии до самого Урала. Была Архангелогородская губерния, включавшая Кольский полуостров, беломорское побережье Карелии и низовья Печоры, но не включавшая уезды к югу от Шенкурска (они входили в Вологодскую губернию). Был Северный край, объединивший Архангельскую и Вологодскую области и Республику Коми. Поэтому встаёт естественный вопрос: как широко будет распространяться понятие «Архангельский Север»? Войдут ли в него Вологодчина и другие территории, ныне находящиеся за границами области?

Боярский беспредел
Конечно, неизбежно будут подняты вопросы и об освещении отдельных периодов истории «Архангельского Севера». Скажем, как будут описывать в учебнике новгородскую колонизацию? Как время расцвета Поморья в составе Новгородской республики? Или всё-таки более трезво и объективно, ибо господин Великий Новгород в лице своей боярско-купеческой верхушки относился к своим двинским владениям именно как к колонии и жестоко подавлял стремление местных жителей к самостоятельности. В то время как их конкуренты за обладание этими территориями — московские князья не просто демократизировали управление Двинской землёй, но даже предоставили ей уставную грамоту — своего рода конституцию, даровавшую местным жителям широкие права.

Точно так же требует взвешенного подхода и описание борьбы жителей Русского Севера со скандинавской экспансией. Ведь известно, что знаменитые ушкуйники не только оборонялись от неприятеля, но и сами совершали разорительные набеги в норвежские фьорды. И печально знаменитый норвежский поход 1419 года, повлёкший разграбление многих поселений по берегам Белого моря и в устье Северной Двины, был на самом деле «симметричным» ответом на вторжение ушкуйников.
Что поделаешь, средневековье. Сегодня ты жертва агрессии — завтра сам агрессор. И наши предки тут не были исключением из общего правила.

От Поморья до Приморья

Тезис об отсутствии в Поморье крепостного права также нуждается в корректировке. Да, помещичьего землевладения здесь не было, зато существовало землевладение монастырское и дворцовое (собственность царствующего дома). Так что не все поморские крестьяне были свободными.

А население целых деревень по берегам Ваги и Северной Двины высочайшей волей переводили, например, в Воронежскую губернию. Есть и другие неоднозначные страницы истории — например, гражданская война на Севере.

Конечно, в новом учебном пособии должна быть отражена роль Архангельского Севера в освоении не только Арктики, но и Сибири. Бренд Поморья как родины землепроходцев, у истоков которого стоял наш замечательный историк, автор пятитомника «Русский Север» Владимир Булатов, должен быть отражён на страницах учебника. И сегодня, кстати, вологодские краеведы успешно эксплуатируют эту тему, в то время как жизнь и деятельность таких русских первопроходцев, как Семён Дежнёв и Ерофей Хабаров, связана с обоими регионами, составлявшими в ту далёкую пору единое экономико-географическое целое — Поморье. И эта тема должна получить достойное освещение в новой книге.

В игровой форме
А пока учёные мужи только приступают к работе над учебным пособием, в Архангельске увидела свет настольная игра «Поморы».

Теперь желающие могут почувствовать себя мореходами-промысловиками, отправляющимися за рыбой в Студёное море. Разработал игру архангелогородец Стас Серебряков, художественно оформила её жительница Пертоминска Екатерина Седачева.

Смущают только отдельные моменты игры. Например, её участник может заняться контрабандой соли или дать взятку рыбой администрации порта. Разумеется, понарошку. Но всё-таки не хочется, чтобы оригинальная игра повредила имиджу исторических поморов, изображая их взяткодателями и контрабандистами. Думаю, авторы учтут это при работе над усовершенствованным вариантом игры. Наверное, у «Поморов» появится и компьютерный аналог. В любом случае родную историю надо популяризировать. Быть может, тогда и сократится поток желающих покинуть отчий край.

Лекториум он-лайн

Александр Секацкий. "Сакральная география Америки", проект "Белая индия"



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>