Организаторы анимационного проекта подняли проблему отношений отцов и дочерей на Кавказе

Проект «Отцы и дочки», призванный сломать стереотип об авторитарном главе кавказской семьи, продемонстрировал и проблемы во внутрисемейных отношениях, признались организаторы на презентации, которая прошла в Махачкале 9 марта. Традиционная для Кавказа сдержанность отношений между отцами и дочерьми не исключает теплые чувства между ними, считают опрошенные «Кавказским узлом» жители региона и ученые.

«Мы слышим об отцах в прессе только негативное: он выгнал дочь, подавил все ее идеи. То есть отец выступает в публикациях как диктатор, ущемитель свобод, барьер ко всему. Но это несправедливо. И поэтому мне захотелось рассказать истории, когда отец, наплевав на все принятые в обществе нормы, сделал так, чтобы его дочь была счастлива», — рассказала корреспонденту «Кавказского узла» автор проекта, журналистка, публицист и правозащитница Светлана Анохина.

При этом она отметила, что беседы дочерей с отцами — крайне редкое явление в республике. «Традиции говорить с детьми в России нет, а в Дагестане — так тем более», — сказала Анохина.

Реализация проекта началась с конца 2017 года. Организаторы попросили дочерей анонимно написать своим отцам, невзирая на то, жив ли родитель и даже виделись ли они с ним когда-либо. «Просили людей написать о том, какими они стали благодаря отцу. У кого-то, может, с отцом было чувство защищенности и уверенности, у кого-то появилась неуверенность. Чьи-то судьбы могли быть сломаны, а у других, наоборот, отец сумел выправить очень тяжелую ситуацию. Нам хотелось показать именно последний типаж. Отца, к примеру, который вывез маленьких дочерей из Сирии. Или, когда семья решила, что дочка опорочила их честь и достойна смерти, отец отправил ее подальше от этого ужаса. То есть внутри семьи он защитить ее не смог, но зато в прямом смысле слова спас ее», — рассказала Анохина.

Проект задумывали как дагестанский, но письма стали приходить и из других регионов — Чечни, Сибири, отметила руководитель проекта Аида Мирмаксумова. «Он стал даже международным — письма присылали с Украины, из Армении, Грузии», — добавила она. По словам Мирмаксумовой, за два месяца были получены порядка двадцати писем.

Светлана Анохина отметила, что долго подбирала формат для реализации идеи, пока не познакомилась с серией мультфильмов художника Татьяны Зеленской «Однажды меня украли…». «И я решила такими вот несерьезными рисунками поговорить о важных вещах. Не назидательно, а просто по-человечески рассказать эти истории», — пояснила Анохина.

В результате в интернете были размещены девять видеороликов по письмам участниц проекта. «Когда мы только запустили проект, почти все письма были с претензиями. Где-то была детская обида, где-то другое. И из первых пяти опубликованных роликов только один был с благодарностью папе», — сказала Аида Мирмаксумова.

Это не только не отвечало желанию организаторов, но и вызвало критику проекта. «Если женская часть аудитории положительно отзывалась о нашей идее, то мнения мужской части разделились. Некоторые начали нас обвинять в том, что мы выносим грязное белье, и даже в том, что мы хотим дестабилизировать семейную обстановку», — отметила Мирмаксумова.

Тем не менее, организаторы положительно оценили такой результат. «Мы, сами того не ожидая, вскрыли очень болезненные вещи. Но они очень важные. Мы не собираемся создавать портрет отца-негодяя. Мы предоставляем площадку женщинам, чтобы они могли высказаться и начать разговор. Разговор с отцом, которого нет в наших традициях», — резюмировала Светлана Анохина.

На презентации проекта в махачкалинском Центре этнической культуры, состоявшейся 9 марта, были показаны несколько видеороликов, снятых для Youtube-канала проекта, письма читали и вживую. Также зрителям показали короткий мультфильм, созданный художницей-аниматором Асият Джабраиловой.

Организаторы сообщили, что к маю планируют снять в общей сложности пять мультипликационных роликов о том, как отцы предотвратили беду или нашли выход из непростой ситуации. «Мультипликационные ролики направлены на то, чтобы вернуть образ отца как защитника, а не карателя и тюремщика, который может только запрещать и наказывать», — сказала Мирмаксумова.

Жители Кавказа увидели глубокие чувства за сдержанностью отношений в семье

Замира, выросшая в традиционной кавказской семье, рассказала корреспонденту «Кавказского узла», что никогда не чувствовала недостатка любви со стороны отца. «Да, были некоторые ограничения, но они не рождают никаких комплексов. Наоборот, это воспитывает определенным образом. Я всегда знала, что я папина дочка. Отец чувствует ответственность, и девочки это знают. Одно дело сказать: «Я тебя люблю», — и погладить по головке. А другое, когда ты знаешь глубинные отношения, глубинную связь», — отметила она.

Девочка в кавказской семье чувствует абсолютную защищенность, подчеркнула Замира. «Девочек воспитывают в семье с тем, чтобы она готова была покинуть родной дом и жить в семье мужа. После замужества она должна принять культуру нового общества, как свою родную. Но у нее есть почва под ногами. Она знает, что отец, брат не оставят ее в тяжелом положении. А это большое дело», — сказала она.

По словам Замиры, внутри кавказской культуры соответствующие обряды и традиции выглядят логично и гармонично. «Когда эти обряды выносятся за пределы культуры и их пытаются навязать и показывать как пример другой культуре – это уже неправильно. Когда кавказцы выезжают за пределы региона, они должны жить по нормам, принятым в той местности», — считает девушка.

Молодое поколение воспитывалось на Кавказе по семейной модели, где все делилось на мужскую и женскую сферы, отметила кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований Фатима Озова.

«Девочки редко обращались к отцу напрямую. Если нужен был его совет или разрешение, они делали это через маму или бабушку, которые уже и начинали разговор с отцом. Между дочерьми и отцом хоть и была некая дистанция, они всегда ощущали его заботу, его присутствие в их жизни. Это расстояние возвышало их отношения, придавало большую силу, серьезность. И самой большой неудачей считалось осуждение отца. Эта прекрасная традиция», — считает Озова.

По ее мнению, теплых отношений в семье это не исключает. «Дух теплых отношений присутствовал в семьях не через сюсюканье, а через серьезные манеры. Это упрощает многие моменты семейного бытия и возвышает семейные ценности», — сказала Фатима Озова корреспонденту «Кавказского узла».

Эти традиции в основном сохранились и сейчас, несмотря на размывание традиционных ценностей, полагает ученая. «Отец – глава семейства. И соблюдение субординации, в хорошем смысле этого слова, только укрепляет отношения членов семьи. Это и есть порядок. Каждый знает свое место, оно достойное. Многие стремятся сохранить этот порядок. И он никак не унижает ни женщин, ни девочек. Напротив, он позволяет избегать прямых столкновений, недопонимания», — сказала она.

У кавказских отцов всегда было трепетное отношение к дочерям, несмотря на то, что они не могли публично выражать свои чувства, заявила этнограф, кандидат исторических наук Макка Албогачиева.

«Многое уже ушло в прошлое. Какова ситуация, сейчас сказать сложно, так как этот аспект мало изучен. Но радикализация некоторой части населения привела к тому, что дочери перестали слушаться родителей и уходят из дома. Раньше такое было недопустимо. Она понимала, что если ушла – назад дороги нет. Но это скорее исключение из правил. В целом в семьях сохранились этикетные нормы. В том числе и уважительные отношения отцов и дочерей», — сказала этнограф «Кавказскому узлу».

Она отметила, что по сравнению с советским временем появилось больше мужчин, имеющих двух или трех жен. «И, как заметил дагестанский классик Расул Гамзатов, есть ревность матерей, есть ревность жен, но всего страшнее ревность дочерей. В семьях, где у отца не одна жена, происходит раскол. Дочери это расценивают как предательство отца, и поэтому теряется доверие. Как свидетельствуют собранные полевые материалы, девочки считают, что если отец так поступил, то она тоже будет вести себя так, чтобы сделать ему больно. Но это тоже, скорее, исключение из правил», — добавила Албогачиева.

Отношения между отцами и дочерьми на Кавказе традиционно основывались не на страхе, а на уважении, считает имам мечети адыгейского аула Тахтамукай Мыс Асфар. «В плане воспитания девочек традиции адыгов были практически такими же, как и в шариате. Между отцом и дочерью не было таких близких отношений, она не рассказывала ему свои тайны. Все это происходило в женском кругу», — добавил он корреспонденту «Кавказского узла».

Источник: Кавказский Узел

Лекториум он-лайн

Александр Секацкий. Справедливость: карма или божественная правда?



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>