Уроки псковского

Памяти Саввы Ямщикова

А.Леон "Савва Ямщиков"

Летом 2010 года я написал цикл стихотворений о Пскове и его людях, как давно ушедших, так и ныне живущих. Это как бы ответ на книгу Саввы Ямщикова «Мой Псков» — в попытке найти «свой Псков», который может быть в душе каждого, как у каждого есть «мой Пушкин», «моя Москва»… Савва звал меня с женой-художницей Анной Леон летом 2009 года на Псковщину и говорил о том, как важно постигать её своеобразие. Но 19 июля того года Господь призвал его к Себе. На сороковины я смог взойти к месту его упокоения на городище Воронич… А сегодня – уже вторая годовщина.

Постижение «псковского», уроки псковского — исполнение призыва Саввы. Вот некоторые стихи из будущего сборника, а также графика Анны.

Памяти Саввы Ямщикова

1

Ходит по Пскову угрюмо чуждая Пскову толпа.

Как так случилось, что людям своя же земля – чужда?

Храмы живые приемлют свежий небес поток,

А.Леон "В жертвеннике Старого Вознесения"

Башни рождают силу, каждому дарят ток.

Нет, ошибаюсь – не каждому.

Глаз не могут поднять

Те, кто не смеет ни верить, ни молиться, ни ждать.

Жить в окружении чуда выпало всем, кто рождён.

Чем же вас запугали, если ваш взор заземлён?

Страшно прожить так близко с явленной красотой,

Не постигая Пскова – с неподнятой головой!

2

В блаженной немоте нам посланы не храмы,

Не крепости, не башни – город Псков

Суть явленное в каменном обличье

Предчувствие божественных красот,

Предначертанье будущего Рая

Для тех, достойных, кто сейчас увидит,

Кто замысел душой своей возьмёт –

И воплотит как жизненное дело.

Не реставрация, не хлопоты о камне,

Не длинные истории слова –

Псков суть призыв к строенью и величью

В душе твоей, в стране.

Так будь же!

 

Храм Старое Вознесение, Псков – долулягание

Отцу Георгию Бекленищеву

В Пскове чудес, как известно, немало –

Облачны храмы молочно красивы,

Свет по ним льётся небесно счастливый.

Башни-сторожи суровей, чем скалы.

 

В белых изгибах под сводами гаснут

А.Леон "Летом на реке Великой"

Бури и мысли, тоска и незнанье –

Здесь проступает вселенская ясность,

Тело свершает здесь… долуляганье.

 

Псковские предки ладонью шершавой

Стены ласкали, как глиною дети

Мажут строенья песочной державы,

Время утратив в моленье о Свете.

 

Выйди с закатом из города в храмы:

Молча услышишь и сердцем увидишь,

Лёжа алтарно и крестообразно,

Псков как избранник – несломленный Китеж.

 

Нет, не взлетят никакие глаголы,

Пули расстрельные коммунистов:

Всё будто вновь – и склоняемся долу.

Божье благое и детское — чисто.

 

Письмо иконописцу Зинону (Теодору)

Что же нежнее, что может быть тише, яснее и чище

А.Леон "Никола со Усохи Весна"

Пенья твоей руки, боголюбивый мой мастер?

Свет драгоценен касанья – на белом левкасе,

И в золоте ассистов, в праздничных складках…

Умное деланье, в красках сокрытое, явное зрящим,

Преосветляет окрестности светского Пскова, и миру – сиянье.

Кто же тебя из Мирожи изгнал? Кто лишил нас отрадного зренья?

Школы уж более нет, и иконы в Соборе пропали под желчью…

Разве не будет дождя из обещанных Библией градин,

Разве твоей не увидим мы более кисти?

 

Воронич

Воронич давно не город – стал он большим курганом:

Гейченко, Вульфы и Савва покоятся рядом с храмом.

Над ними – бездонное небо. Вокруг – безмятежная даль.

Кажется – воздух, прозрачность. Но это России сталь.

Воронич – плавильное слово, так именуют меч.

Приходишь сюда в молчанье – но обретаешь Речь.

Здесь Пушкин – хозяин и воин в статусе кузнеца,

Собирает бригаду – глаголом зажечь сердца!

 

Блаженный слуха

Памяти Максима Бражникова

(резко, но мягче нельзя)

 

Крепчает злоба: не видать ни зги.

Уродством наполняются мозги.

Пока в устах нет знаменного пенья,

А.Леон "Свет на псковской стене Апсиды"

Народу не увидеть возрожденья.

 

Все звуки мира спутаны тревожно.

Неуж и ты глуха, о Русская земля!

Душа ведь не поёт, когда пуста, ничтожна.

Так кто исправит звук, властители Кремля?

 

Блаженный чуял Свет за древними крюками,

Он понял, что другим — Россию не пронять.

Он в сталинскую тьму рассветом жил. Ночами

Знаменьям предков он велел – восстать!

Обращение к Александру Яхонтову

 

«Здравствуй, племя младое, незнакомое!» — Пушкин

 

Когда в народе нет учителей –

Нет в будущем ни счастья, ни надежды.

А.Леон "Свет на псковской стене Покров у Пролома"

И к старости бездарные невежды

Самодовольно множат упырей.

 

…Я шёл вдоль Крома, древняя Пскова

Сносила непристойные руганья,

Гарь шашлыков, пивные банки, ржанье

Потомков одичавших. Пой, река,

 

Своим глубинам псковские заветы.

Забыли здесь высокое родство:

Дворянского начала торжество,

Крестьянско-русские обеты.

 

Друг Яхонтов, зачем же ты читал

Тут Пушкину стихи? Поэзия забыта,

Тебя не помнят. Так земля разрыта –

И сеятеля нет. Об этом ты мечтал?

Х Х Х

На стихотворение Александра Яхонтова «Поэт» 1853 года

Там, на Камно, мне снился сон:

«Народной мысли представитель,

Друг истины, добра учитель,

Для государства нужен он…»

Так говорил мне, возбуждён,

Про роль поэтов всех времён

Владелец места родового,

Сам Яхонтов – из мглы былого.

Поэт, дворянства предводитель,

Гимназьи псковской возродитель,

Он крепостным свободу дал

И земли семьям расписал.

Недаром мальчик лет шести

Читал пред Пушкиным стихи –

Теперь наказы старины

Нам передал из глубины:

А.Леон "Чайка над куполом"

Для светлых дум, для звучных песен,

Для чувства вечной красоты!»

15 августа 2010 года, Сабурово

 

Саша Чёрный во Пскове и без Пскова

Это было в России, это было в раю…

Владимир Набоков

Саша Чёрный, брошенный в чужбины,

Вспоминая Псков, боготворил,

Не соборы мощные – простые

Псковские заборы, быт как тыл.

 

Посмеявшись больно над страною

В годы революций и беды,

Он в парижах вспомнил золотое

Псковское смиренье красоты:

 

«На тихом берегу Великой,

Широкой медленной реки, —

Забор оброс полынью дикой,

Крапивой проросли мостки…»

«Любой пустяк из прежних дней

Так ненасытно мил и чуден…

В базарной миске, средь сеней,

На табуретке стынет студень…»

х   х   х

Не дай нам Бог гражданских войн,

Накопленному – разоренья!

В Поганкиных палатах раны, стон

Слышны ли в тишине музейной?

 

«Палатный надзиратель» для солдат,

По сути был он медицинским братом.

Не смог из «брата» — «комиссаром» стать,

Покинув Псков, во Псков пришёл обратно.

 

Кругом уж – Елисейские поля,

Европа, техника, блаженства и искусства…

Там он прозрел след Божьего… в дровах

И пропечатал гимн капусте:

 

«Пройдёт Матрёна, мимоходом

Погладит ласково дрова,

И кот на них немым уродом

Вверху застынет, как сова…»

«По аромату и по хрусту,

Ещё в сенях, кто не поймёт:

Шинкуют белую капусту,

Меню российского оплот…»

 

Оплот российский Саша Чёрный

Увидел не в штыках солдат.

В быт незаметный и негорний

Унёсся восхищённый взгляд.

 

Неправда ль, и стихов и хлеба

Хватает всем, и молока?

Нам много ль надо Пскова, неба —

Чтоб жить сполна? Скажи, река!

Юродивый Николай Салос и царь Иван Грозный

Лишённый честных благ народного правленья…

Александр Пушкин, 1825 год

Блаженно бы жить без юродивых,

Но Русь не может без них.

Иначе царь Грозный-бессовестный

Закапывает живых.

— Будем ли мясом кормитися… в пост, царь-государь?

Нам, православным, не можется – в горле тоска-сухарь,

Костью торчит надменная воля твоя псковичам –

Нас на Москву отправишь ты, или отдашь червям?

А.Леон "Гремячья гора"

Колокол наш — глас ко Господу – ты отослал во плен.

Вече – наш разум и совесть нам – растоптал от измен.

Ешь же, прожуй потщательней мяса кусок – кровав!

Псков не убьёшь – расправится – наш несгибаем нрав».

Нет, не расскажет летопись, было ли так на дню,

И что говорил юродивый в келье своей царю?

Знаем, что Псков величием славен до тех времён,

Пока неистовый выжег предков лучших имён,

Пока он не выслал колокол – родный, большой, вечевой.

Но не посмел же полностью город изжечь вековой!

Псков зацепился в завременье – он под Москвой не угас.

Словами Николы, молитвою Господь от избытья спас.

Блаженно бы жить без юродивых,

Но Русь не может без них.

Иначе царь Грозный-бессовестный

Закапывает живых.

 

Чайка над куполом

Пастель Анны Леон «Никола со Усохи. Чайка над куполом»

Где купол с женской полнотою,

Там чайка режущим крылом

Раскроет небо голубое,

Чтоб понял я, что Псков – мой дом!

 

Когда и где бы ни родился

Мой дух – но Родина одна:

Сюда на время приземлилась

Моя бессмертная душа.

 

Она умчится дальше, дальше,

Она была везде, всегда.

И станет чуть мудрее, старше,

Богаче Псковом – навсегда.

 

Печоры

Памяти возродителя Печор – архимандрита Алипия (Воронова)

Вернуться в Печоры, в пещеры – в блаженное чрево Земли.

Укутаться снова корою и юной травой прорасти.

 

Цветение Пасхи исходно — как память о смерти зерна,

Надежда того, кто посеял – невидима, почвенна. Мгла

 

Не вольна принудить живое. Мгла мглою исходит на нет –

Подвижник, умерший в пещере – святым возвращается в Свет!

х   х   х

Печорские башни и стены, и звёздные их купола –

Приманка для грая воронья, слепым и глухим лепота.

 

Но суть здесь сокрыта иная: тут Китеж уходит с земли,

Спускается в чрево земное – утробное лоно страны.

 

Аскеты, прохлада, гробницы с глубинною мощью творят

Молитвы о нас строжевые, над Русью, бессонные, бдят.

 

Паломник, склонись же в почтенье здесь Матери — Русской земле,

Целуй её горькие травы, оставь свои слёзы – земле!

 

Фрески Мирожского собора

Пскову для чтенья дарован такой изумительный свиток –

Фрески волнами приносят не только рассказы и притчи,

В свитки завёрнуто мудрое жизни признанье,

Всех многранных явлений благое начало. Читай же!

 

Если главы не склонить – не увидишь сиянья,

Если глаза не закрыть – не откроется сердце.

Сколько веков пронеслось здесь вдоль глади Великой –

Также и мы: постараемся стать полноводны и тихи.

 

Покровская башня – защита от пролома

За эту башню мы поборемся! Если надо — войска пришлём!

Савва Ямщиков, 2009 год

  1. 1. Зачем горят шатры?

Окольный город, башня у Покрова – святое место русского ядра.

Здесь старцу Дорофею над проломом явилась Матерь Псковская сама.

Стефан Батор – не первый, не последний, кто ломится сломить нас навека:

Ливонские псы-рыцари, фашисты – «им имя легион, им несть числа».

Опасней всех родные же соседи – большевики, проросшие сквозь нас.

Как получилось, что страну губили Иваны да Петры, которых Спас не спас?

Так значит, рубежи Отчизны нашей проходят не по кромам

А.Леон "Алипий"

далеко,

Но по душе – твоей, моей – где Бога невидимо владенье, высоко.

И если сам не сбережёшь покрова, забыв свою духовную родню –

Проломятся Содома и Гоморры войска — и выжгут на корню!

Зачем горят (из года в год, о горе!) шатры над Псковом, сторожем Руси?

Знаменья, огневое заклинанье – «чтоб не ослабли души!» – так проси.

 

  1. 2. Храм Покрова и Рождества у Пролома

Шуйский Иван Петрович поклон здесь оставил свой –

Храм укромный со звонницей Покрову отдал двойной.

В Синодике здесь поминание каждой пскопской душе,

Что в битвах с Ливонским орденом с Богом ушла уже.

Нету малее храмика в просторнейшем русском краю –

Но только вот здесь проникаешься, что ты родился в Раю.

 

  1. 3. Псково-Покровская икона Богородицы

Икона из Германии вернулась, пройдя сквозь испытания войны –

Что это значит – милость возвернулась? И мы отныне будем прощены?

За наши отступления от веры, и за расстрелянных в застенках, что в церквях?

За то, что всё двадцатое столетье Россия корчилась под пыткой на углях?

О горе: в каждом ведь семействе… росли святые, рядом – комиссар.

Ушло из жизни поколенье силы. Живём средь вялых, закопавших дар.

 

Икона из Германии вернулась, пройдя сквозь испытания войны –

Что это значит – милость возвернулась? И мы отныне будем прощены?

Там писаны в пропорциях старинных Великий Псков — и малый человек,

Тот старец и кузнец, тот Дорофей с Пролома, которому поклонимся вовек!

Не закопал свой дар: у кузни с молотками он возгревал в себе духовный жар –

Избраннику Мать Псковская сказала: спасённый Псков воскреснет, как и встарь!

 

  1. 4. Снова стучат молотки…

 

Ямщиков сказал при первой же встрече: «Восстановишь Покровскую башню – тогда возродится Псковская земля!»

Губернатор Андрей Турчак, 2010 год

Год назад проходил я – гнилью несло из щелей,

Савва в Кремле ругался, Псков становился страшней.

Но вновь заработали пилы, от стружек воздух – как с гор,

Башня Покровская с силой к небу возносит шатёр.

Не верится, глазу неймётся – но плотники дали обет:

Псковская крепа России воскреснет. Убережёт от бед.

Будем стоять у Пролома — чуткие, духом крепки.

Пусть же стучат звонче покровские молотки!

 

Прапоры – от меча Всеволодова

Памяти Всеволода Смирнова – архитектора-реставратора, кузнеца и художника

И было два меча, что с трепетом хранили

Во Кроме псковичи в Соборе навека.

Довмонтов меч там был. И Всеволодова сила.

Они держали Псков, как облака в руках.

Знаменье в имени – могущество удара,

В двадцатом веке силу получить

От основателя, зиждителя – всё даром.

Задание дано — сполна судьбу избыть.

 

Так он окреп — и прапорами стали

Заветные о Родине мечты,

Которую губили немцы, Сталин –

А он был зван, чтоб воскресить черты

 

Поруганного, взбомбленного Пскова.

И он придумал – ветер уловить

В железный парус прапора тугого,

И Всеволодов меч по воздуху пустить!

 

Труворов крест

Сей кельтский крест – не то орудье пытки,

Которым злые римляне казнили.

На радость нам он парусные крылья

Раскинул, чтобы воздуха сгрести

С небес охапкою – и жест его понятен.

Боишься смерти – отходи отсюда!

Какие дали псковичи сумели

Увидеть сердцем, поднимая в гору

Труворов крест! Гранитная скала

Теперь как флаг – победу возвещает.

И нет у Псковщины надёжнее Герба.

 

Свет на стенах шершавых

Отцу Георгию Бекленищеву, настоятелю храма Старое Вознесение

Догорали Духова дня майски-солнечные просветы…

По простынным свежим стенам проплывали ангелы Света…

 

Сам священник уже в полутьмах зажигал в алтаре лампады,

Начиналась беззвучная связь между нами и Царством отрады.

В этом храме бывали не раз большевистские зверства, расстрелы –

Отчего же сюда пролилась Божья благость сполна, без пределов?

Эту тайну не сможем постичь: место лобное стало прозрачно,

В этом храме хочется жить – говорить же без слов, невзрачно.

По корявым, лепным рукам узнаём мы художников Пскова,

По шершавым от глины ступням — след надёжной души, основа.

Не в красивости, не в прямизне, не в линейной тяге отвесной –

Правда псковская со стен светом ангельским льёт чудесно.

 

Я лежал на расстрельном полу – там, где Жертву творят иереи.

И блаженно молчал… Но кто – Кто же вышел в алтарные двери?..

Догорали Духова дня майски-солнечные просветы…

По простынным свежим стенам проплывали ангелы Света…

Христос во Пскове

…Кто же вышел в алтарные двери?

Он незримо проходит по Пскову,

Удивляясь, что видит кругом,

Умолкая в младенческом слове,

Расцветая, где дышат добром.

 

Алой каплей и светом из Чаши,

Не меняя порядка вещей,

Он проходит так близко, но зрящий

Не узнает Его средь людей.

 

Зрящий спит наяву, обольщённый,

Будто видит всю жизнь в полноте.

Сколько ж скрыто от глаз невлюблённых,

Не встречающих Бога нигде!

Ледоход на реке Великой

Юлию Селиверстову

Так хрустят-то надломленных льдин пожары!

Снега больше не будет – вот и прощаемся, плача.

Ждёт ли Псков по весне да по лету – удача?

Кто же знает — сказал бы – не знать бы небесной кары…

За поругань тяжёлых расстрелов, за темень в храмах,

И забытость сокровищ, что Кром накопил веками,

За потерю своей вечевой стати, спалённой Грозным,

И за много других — безнадёжно ли помнить? — грехов старых…

Что ж, не лучше ль пойти прям по льду – иль пробегом

Пролететь по-над льдинами, как над пропастью-пастью красной?

Нет, отчаянья бесов гони плёткой –

В морду, в зубы — под дых им, гадам!

Выдь к Великой и вспомни святое имя.

Ведь она же и впрямь прозвана Великой –

Так и ты — хватит ныть! – распрямись гордо,

Зубы сжав – будь же, пскович, Великим!

 

Псковская мера

Памяти архитектора-реставратора Веры Алексеевны Лебедевой

…Когда-нибудь и я из тяжести недоброй прекрасное создам

Осип Мандельштам

Женское ль дело – те камни и тяжести сводов измерить?

Мера лежит в основании псковской постройки.

Если в душе математика слита с поэзией Неба –

Силы пребудут и в вечность умчат, как на крыльях.

Девочка с папкой под мышкой, так быстро, по-птичьи, взлетает

К башням, подорванным вражеской бомбой иль миной…

В город разгромленный Вера вошла – а рассталась со Псковом,

Градом, сияющим древним размером, и смыслом и статью.

Высшему служат негромкие, скромные люди –

Сердце и разум у них – как яркие мерные свечи!

Высокие ступени

Валентину Курбатову

Мне не приснилось: я вхожу в Собор

На Троицу. Высокие ступени

Так тяжелы. Но ладан поднимает

Любое тело в глубину Небес –

Всё потому, что девочки-берёзы

Среди свечей невестами горят.

Колонны тоже лес. Огромными стволами

Они уж слишком высоко уходят. Глазу

Их не достать – там больше нет пространства.

Так высоко: не слышно ни сомнений,

Ни исповедных трудностей, ни сна.

Читай же Часослов, Апостола, мой Мастер,

Пари с Давидом, плачь с Экклесиастом!

Такие уж ступени – нам указан

Небесный слог и высшая Земля.

 

Союз нежнейший – Божие касанье

Михаил Владыкин реставрирует псковский храмовый образ 15 века «Иоаким и Анна»

Как в древности женились, как любили?

Молчат монахи, будто бы… забыли.

Хоть книгам монастырским несть числа –

Скрывается сей тайны свет. Одна

Лишь есть икона – главная в том храме,

Что близ Пролома – посвященье Анне

И мужу Иакиму. В ней сполна

Мы видеть можем, как к руке рука

Тянулись в милости, как линия легка…

Там говорили не «люблю» — «жалею»:

Подобно слово лебединой шее.

Завеса вновь откроется пред нами —

Окно в тот мир, где будут женихами

Все призваны, вне имени и званья

В союз нежнейший – Божие касанье.

 

Елеазаров Спас

…Кто же вышел в алтарные двери?

Он прошёл незамеченным, даже не скрипнула дверь.

Шёл, земли не касаясь – где ж Он теперь?

Там, за высоким забором, чуткие псы стерегут.

Здесь, у родильного дома, папы взволнованно ждут.

Где-то над Кромом далёко в облаке духи летят.

Кажется – жизни так много! Души же мёртвые – спят.

Выйдя из храма с пригорка, Он не коснулся земных,

Ветром, неслышно и нежно, волос коснулся моих.

Я же скажу: «Это листья, жёлтые, в осень летят,

Так завершается лето, в школы зовёт ребят».

Дети, гружённые ранцем, вышли на берег реки,

Кто их коснулся, погладил, будто вспоил с руки?

Все мы немножко похожи на стадо без пастуха,

Когда телята голодны — смотрят упрямо в глаза.

А если рассыпется время, спасётся ли кто в тот час?

Ответ – в глазах умилённых — Елеазаров Спас.

 

 

Правой руки сложенье (Елеазаров Спас)

Правой руки сложенье: указанье – моленье.

Средний перст – как Омега — на указательный вкрест.

Куда же мизинец тонкий, словно в полёте пенье,

Нас поведёт? Вниманье! Чуткость и детская мудрость

В этом жесте –

Всё есть.

 

Плач по псковскому Вече

«Лишённый честных благ народного правленья…»

Александр Пушкин, 1825 год

Сыпятся ветхие камни, всходят над ними берёзы:

Так набирают руины силу и ясность мечты.

Псковские Пиранези просятся графику в душу.

Где ж ты, художник Завета, града Окольного страж?

Эти песчаники живы. Только сменившие формы,

Ждут они речи свободной, псковского Веча призыв.

Сбудется ль Русь — вне самовластия, снова живая?

Сбудется ль Псков? Или камни память о тщетном хранят…

(Все стихи цикла «Уроки псковского» написаны летом 2010 года в подмосковной деревне Сабурово).

Сергей Маркус и Анна Леон.

* Справка:

Савва Ямщиков — художник-реставратор, искусствовед, историк, писатель, публицист,  председатель Ассоциации реставраторов при Фонде культуры РФ, действительный член Российской академии естественных наук (РАЕН, отделение «Российская энциклопедия»), ведущий специалист Всероссийского института реставрации (ГосНИИР), вице-президент Российского международного Фонда культуры, член Межведомственного совета по вопросам культурных ценностей, член Комиссии по рассмотрению вопросов о возвращении культурных ценностей, член Союза писателей России, член попечительского совета «Фонда Николая Васильевича Гоголя», ранее — председатель Клуба коллекционеров Советского фонда культуры.

Савва Ямщиков — заслуженный деятель искусств России, лауреат премии Ленинского комсомола, обладатель Святого благоверного князя московского Даниила и ордена «Полярная звезда», высшей награды Республики (Саха), он – первый реставратор, награждённый почётной медалью Российской Академии художеств.

Савва Ямщиков — друг, соратник и последователь евразийца-этнографа Льва Гумилёва.

Детство Саввы Ямщикова пришлось на трудное и голодное послевоенное время. Он вырос на Павелецкой набережной: дом 4, барак 14. Как выяснилось позже, его соседями были танцовщик Владимир Васильев, Юрий Лужков и Андрей Тарковский.

Одна часть семьи Ямщикова из крестьян, другая из духовенства. Отец был командиром пожарного взвода, умер в 1941 году от скоротечной чахотки. Бабушка окрестила маленького Савву в старообрядческой церкви, на Преображенке. В строительстве этой церкви (архитектор Баженов) принимали участие предки Ямщикова, старообрядцы (беспоповцы). Когда Василий Ямщиков принёс в ЗАГС документы и сказал, что хочет записать сына Саввой, как бабушка велела, ему ответили, что не может быть такого имени у советского ребенка. И записали Савелием. А в школе звали Вячеславом, говорили: «Гордись, тёзка Молотова». В детстве и юности Ямщиков исправно посещал церковные службы, пел в церковном хоре, но и комсомольцем был.

Савва Васильевич родился 8 октября 1938 года в Москве, РСФСР, СССР. Умер 19 июля 2009 года в Пскове, Россия.

Читать далее...

Красная ведьма

Трактат о женской энергии

В.Васнецов "Баба-Яга"

Господин Квадрат

Женская энергия держит белый свет в напряжении. Благодаря женщинам мир по-прежнему вертится. Это связано со многими аспектами, в том числе и со строением женского организма. Женская лёгкая фигура геометрически напоминает собой миндалину, она словно нимб и сияющий ореол овальной формы, вытянутый в вертикальном направлении. По латыни такая фигура именуется «рыбий пузырь».

А идеальный мужчина — «витрувианский человек» с картины Леонардо да Винчи (1) вынужден метаться между кругом и квадратом в бесконечном розыске «абсолютного центра» и «золотого сечения».  И зачастую его усилия тщетны, как поиски вечного двигателя.

Но чаще всего мужчина напоминает квадрат и ведёт себя как квадрат: угловатый, резкий, собирающий злость по краям, режущий мир острыми концами, расталкивающий вселенную локтями. Мужчины строят ромбообразные города квадратно-гнездовым способом: Нью-Йорк, Исфаган, Петербург, Рюриково городище. Энергия человеческая, запущенная в Адама Богом в незапамятные времена плохо себя чувствует в квадрате. Она мучается, хрипит, скапливается по углам. Такие квадраты медленно поворачиваются и на них далеко не уедешь. Чтобы двигаться, квадрату нужен круг, а мужчине женщина.

Раба Любви

А по женскому миндалевидному овалу энергия движется без остановки. Обычно женщины делают дел в десять раз больше, чем мужчины, безо всяких проблем и сверхусилий. Мужчине же, чтобы пересилить свою квадратную лень, необходим настоящий энергетический всплеск. Чтобы просто что-то сделать, куда-то отправиться… Поэтому он копит её по своим «красным углам». Часто не может накопить и валяется в пространстве, как ржавый танк, как прилунившийся старый советский луноход.

Иногда, канализируясь в вершинах мужских углов, энергия прорывается вон, становясь мужской агрессией, захватывая новые плоскости, вторгаясь в женские овалы-мандорлы, порождая иные миры.

Но заметим ещё раз (это очень важно) — для подобных «подвигов» мужчине нужно в тысячи раз больше энергии, пассионарности, воли, чем женщине.

Если бы женщина захотела, она с лёгкостью реализовала то, чем тешат себя мужчины: обуздала стихии, повернула планету вспять, воплотила бы в себе человеческую историю. Но женщина гармонична, самодостаточна и совершенна сама по себе. Она довольствуется собственными вихревыми кровопотоками и лунными циклами.

Она ходит по краю круга, но не выходит за грань. И в некотором смысле – она раба своего счастья.

Ева из Города Солнца

Энергия двигается по ней бесперебойно, не цепляясь за углы. В момент любовного соединения мужская энергия выплёскивается во вне, а женская, напротив, разгоняется, усиливается и преображается!

Женщины и витрувианские люди строят круглые «солнечные» города: Аркаим, Москву, Гелиополис. В дискообразных человеческих концентрациях энергия никогда не кончится, она, словно белка, будет крутить колесо судеб, перемалывая человеческие жизни в энтропийную муку.

Чтобы сдвинуться с места, мужчине-калеке нужна женщина, нужна её экстренная помощь. Инициатические духовные практики открывают мужчине знакомство с «анимой» — «внутренней женой», с собственной душой, запрятанной в секретную комнату квадратного мужского завода. Живая душа открывает в мужчине «женскую миндалину» и энергия начинает двигаться и в этом, не самом совершенном антропомеханизме. Мужчина-робот обретает жизнь – внутреннюю Еву-зарю. Он встал на дорогу света. На порог обретения «золотого сечения» Леонардо. Какое счастье!

В ободах

Антрополог Леви-Строс, исследуя южноамериканское племя бороро, подметил важную архетипическую деталь, свойственную всему человеческому роду с незапамятных времён: в индейских посёлках женщины живут в буквальном смысле на краю (2)!

Оставляя мужчинам центр для петушиных боёв и бесконечных сходов, женщины облюбовали наиболее внешнюю часть поселения, ободы социального колеса. Они выходят к дикой природе, соприкасаются. Оставаясь теснейшим образом связанными с родовым миром, священные знаки коего расположены в центре людского поселения, женщины прямо таки осязательно склеены с матерью-природой, обращены к миру жизни и черпают там бесконечную активность. Своею гладкой кожей они в вечном тактильном контакте с травами, камнями, деревьями, водяными струями, потоками воздуха и пучками запахов, с щебетанием птиц и сиянием месяца.

Это господа-мужчины, вырываясь из общественного центра, режут себе в природе ходы, как паразиты в соколином сердце. Попадая в живую среду, мужчина старается хватать всё, что блестит и шевелится, а дальше расчленить, разобрать, посмотреть, как устроено. Мужчина одновременно – ребёнок и хищник, он живёт глазами и берётся за всё что видит.

А сударыня, вечно пребывающая в мире чар и слуховых галлюцинаций, совершенно иное существо, также далёкая от мужчины по своей природе, как звезда Альнаир в созвездии Журавля далека от земного перочинного ножа.

Ведьма

Мужчина живёт бликами и миражами, а женщина – любовью, ибо она сама по себе есть любовь. Поэтому она лучше слышит, чем видит, ведь любовь – слепа. И любит леди ушами и носом. Она растворена в звуковой и ольфакторной среде. Пороги восприятия пахучих и летучих веществ у мужчины и женщины несоизмеримы. Французские психологи-экспериментаторы Тулуз и Вахид обнаружили, что дамы могли лучше господ определять запахи камфоры, цитрала, розовой и вишневой воды, мяты и анетола (3). Только на языке ароматов с помощью воистину звериного женского чутья можно разговаривать с обитателями тонких миров: душами предков, тенями умерших зверей и муравейников, субтильными духами леса, эфирными телами подруг и небесных девушек, огненными бабочками, прилетающими с той стороны…

Ведьма – мы произнесли это слово!

Яга. Край, где бегут энергии

И началась её демонизация.

ЯГА, ЯГА-БАБА, ЯГАЯ БАБА, ЯГАБИХА, ЯГАБОВА, ЯГАЯ, ЯГЙНИШНА, ЯГИХА, ЯГИШНА — баба-яга, сказочный персонаж, обитающий в дремучем лесу; ведьма. «На печи, на девятом кирпичи лежит баба-яга, костяная нога, нос в потолок врос, сопли через порог висят, титьки на крюку замотаны, сама зубы точит» (4).

В образе Яги скрыты гипертрофированные женские черты, те, что мы уже описали. Яга слепа, чаще на один глаз, но чует «русский дух», как заправский этнограф и парфюмер. Ибо «нос бабы – в потолок врос». Вся изба её – большой Orgue à parfums — парфюмерный орган из сушёных кореньев, трав и грибов, эфирных масел и спиртовых настоек, летучих ароматов неизвестных нам существ и ароматических эссенций известных нам мертвецов. Яга «любит ушами», впитывает инициируемого «молодца» через сказки и бесконечное мужское враньё, где рациональность дискурса тонет и теряется, возвращаясь к первозданному значению роя испускаемых звуков – к волшебному шуму, ещё не расчленённому на слова и смыслы.

Да, она, как и любая женщина, чувствительна к мужской вони и грязи и поту. Яга мужчину моет, а уже потом с ним разговаривает, растирая мускусом и амброй. Вернее не разговаривает, пока не накормит. Хозяйка мёртвого и живого мира за границей рационального человеческого бытия живёт в «Пряничном домике», в коем происходят зловещие инициации: там кормят и поят – «зубы точат» (Яга великолепно различает и вкусовую палитру), а после сажают в огненную печь и режут спины на ремни.

Потому что в архаические времена именно женщины были жрицами и проводили обряды инициации. В «священных домах», расположенных  на окраинах, жрицы связывались с предками и оберегали тотемические знаки секретного родства. Родство передавалось через женщин – недаром во многих русских сказках Ягу называют «тёщей», а по итогам подвигов и приключений герой награждается дочерью Яги, а после забирают парня в семью жены. (5)

Психоаналитик Кларисcа Пинкола Эстес написала великолепное эссе на тему «Яга – Великая Мать» (6), своими «титьками, на крюк замотанными» она вскормит весь мир людей и зверей. Яга вручает героине Василисе священный огонь предков, хранящийся в отшлифованных и раскрашенных человеческих черепах.

Снегурочка

Идея о том, что лучшие жрецы – это жрицы по-прежнему будоражит настоящих шаманов, одевающихся для обрядов в женские одежды (7) (8). Великий знаток русской сказки Владимир Пропп называл сие «ритуальным травестизмом». Это притом, что главный инициатор-чародей и жрец, и проводник в Иное в современном мире Санта Клаус, но в по-хорошему дикой России все помнят о том, что рядом должна присутствовать молодая жрица – Снегурочка.

Чувство отделённости мужчин от Священного настолько остро, что любой популярный «Дед Мороз» обязательно тащит за собой подобную «Снегурочку», любой медиа-волшебник ведёт впереди себя, словно духа-поводыря – настоящую калиброванную ведьму. Джон Леннон – Йоко, Николай Рерих – Елену, да и главный «Дед Мороз» западного мира – колдун Мэрлин в принципе не представим без Девы Озера – реальной хозяйки Священного – блаженного острова Авалон, где прошедшим испытание королям эта чудесная Яга вручает мечи.

Одна кровь!

Жрица существует на границе мира людей и зверей, стоит, облагороженная сиянием в проёме двери в Иное. Её платье, волосы и полированная медная кожа искрятся от потока неисповедного света. Изображение зыбко – в бликах и в солнечных зайчиках, полустёрто, словно во сне…

Образ Бабы постоянно сливается с масками и шкурами тотемных животных. Жрица самый лучший и искусный оборотень – царица метаморфоз. Ведь на каждую Красную Шапочку, отправляющуюся в инициатическое путешествие в «Далёкий дом» всегда есть Бабушка, чей лик напоминает зубастую пасть страшного серого волка. Бабушка поедает внучку и выплёвывает её. Пугает до смерти и тем заговаривает от смерти на вечные времена.

И всё это в динамике ритуального танца, крутящейся избы. От бегства на куроногих избах, от катания на ездовых печах умчаться в самою стихию скачки, стать вихрем. Слово Яга созвучно с именем бога Одина – «Игг»! Этот Игг, словно арауканская шаманка, для получения магических рун залез на дерево, любовно именуя его конём. Ну а наша красная ведьма, согласно русским сказкам — верховная хозяйка всех живущих на земле кобылиц.

Поскольку образ Яги архетипичен и уходит корнями к судьбам человечества, то не так сложно подобрать ему соответствия в культурах — совсем далёких от наших срубов, берёзок и валунов.

Ведь этимологически русская ЯГА – это тоже что и Ягуар. Слово «Yahuar» (Явар / Йавар) или «Yaguar» (Ягуар) на языке индейцев кечуа, означает «кровь». Слово «явар/ягуар» входило во множество кечуанских словосочетаний: «Yahuar yahuar» — полный крови, окровавленный, «yahuar macintin» — родственник (9).

Как мы знаем (всё благодаря этнографом) пускание крови было необходимым атрибутом инициации-испытания мужчины (10). Он обменивался рдяной рудой с женой и вступал в её клан – в союз Бабы Яги. На наречии бороро и мосетене (11) слова «Ягуар» и «Женщина» тождественны! Всё сходится: кровь, родственник, тёща Яга, кони и кобылицы и, о, да: ЯГУАР. Несущийся изысканный луноликий господь-убийца. Женственный тонкий покровитель всех кровяных метаморфоз. Всего связанного с циклами крови, луны, инициации, родства… «Любовь» и «Кровь» — лучшие рифмы эстрады Бабы Яги.

Когда современная техническая и мужская цивилизация окончательно исчерпает себя, Красная (кровяная) Ведьма вновь напоит миры молоком звёздных кобылиц. И колесо мира поедет по синему небу вспять (12).

Павел Зарифуллин

Примечания:

1) Витрувианский человек — рисунок, написанный Леонардо Да Винчи примерно в 1490-92 годах как иллюстрация для книги, посвященной трудам Витрувия, и помещённый в одном из его журналов. На нём изображена фигура обнажённого мужчины в двух наложенных одна на другую позициях: с разведёнными в стороны руками и ногами, вписанная в окружность; с разведёнными руками и сведенными вместе ногами, вписанная в квадрат. Рисунок и пояснения к нему иногда называют каноническими пропорциями.

2) Леви-Стросс «Печальные тропики», М., 2010

3) Toulouse, E. and Vaschide, N. (1899) Mesure de l’odorat chex l’homme et chez la femme. Comptes Rendue des Sceances de la Societe de Biologie et de Ses Filiales

4) Народные русские сказки Афанасьева, М., 1957

5) «Матрилинейность – общественный строй, предполагающий счёт родства только по матери, где счёт происхождения и наследования ведётся по женской линии. Это значит, что мальчик или девочка принадлежат к семье, клану или общине матери: мальчик наследует титулы и социальное положение брата матери, и имущество переходит к ребёнку не от отца, а от дяди по матери или тёти по матери соответственно». Бронислав Малиновский «Секс и вытеснение в общине дикарей». М., 2011

6) «Она живёт в одушевлённой танцующей избушке – в ней бурлит энергия и радость жизни». Эстес Кларисса Пинкола «Бегущая с волками», глава «Разнюхать факты: возвращение интуиции как инициация. М., 2008. Важнейшей отличительной чертой Яги, по мнению Эстес, является справедливость.

7) Согласно исследованиям народника Льва Штернберга шаман у гольдов меняет свой пол (иногда внешне – меняя одежду и украшения, а иногда и более существенно: меняются даже голос и конституция шамана, что свидетельствует о глубокой гормональной перестройке организма).

8) Скифские гадатели «энареи» букв. «Женоподобные» происходили из царских родов. Согласно греческим источником эти жрецы «гадавшие на жизнь» носили женское платье, усваивали женские привычки и даже говорили женскими голосами. Энареи в царстве скифов были окружены необычайным почётом. А.М. Хазанов «Социальная история скифов: Основные проблемы развития древних кочевников Евразийских степей»

9) Об инициатическом значении Ягуара в современном синема в статье Павла Зарифуллина «Люкримакс американский»

10) «Смешаем нашу кровь, соединим наши сердца для горя и радости, сын мой еще мне не родной матери» (Харузин 1890, 347). Итак, кровь перед браком смешивается. Здесь не сказано только, что она при этом пьется. В дальнейшем рассказывается, что отец девушки режет мизинцы и смешивает их кровь.

Лопарский миф лучше сохранил и формы, и смысл этого обряда. Извлечение крови и нанесение знаков и рубцов есть знак приема в родовой союз, в родовое объединение. Поэтому оно имеется уже в обряде инициации, в обряде приема нового члена в объединение”. Владимир Пропп «Исторические корни волшебной сказки», М. 1993

11) Збигнев Лев-Старович «Секс в культурах мира», М. 1991

12) Перо автора не успело ещё поставить точку в конце эссе, как новостные ленты буквально запестрили настоящими инициатическими телеграммами: «Красный Jaguar с изображением Бабы Яги угнан на западе Москвы», яростная женская энергия через сказочные знаки и символы не замедлила заявить о себе…

 

Продолжение Трактата о женской энергии

Читать далее...

Храм Богородицы во Влахернах – центр русской сакральной географии

Выступление Евгения Бахревского XIX Заседании Московского Евразийского Клуба «Сакральная география России»

Сакральная география не признаёт государственных границ. Сакральные центры той или иной цивилизации часто располагаются «за морем-окианом» или неведомых землях о расположении которых известно только по общему направлению – на Восток, на Север… Так дело обстоит с русским Беловодьем, «Индией Духа».

Однако есть и такие внешние сакральные центры, до которых добраться можно. Побывав там, цивилизация попадает под влияние этих центров, привязывается к ним невидимыми нитями навсегда.

Для России важнейшим сакральным центром является Царьград – Константинополь, нынешний Стамбул. Золотой Царьград – центр христианской вселенной, к северу от которого лежит Чёрное море (то есть море Северное), к западу – Белое море (Средиземное море в византийской традиции называлось Белым, и сохранило это имя в турецком – Ак дениз), к югу – Красное, Южное море.

В самом Царьграде есть особый русский сакральный центр, с которым чудесным образом связано множество важнейших событий в русской истории. Речь о храме Богородицы во Влахернах.

Влахерны – район Константинополя на южном берегу Золотого Рога. Сейчас он известен под турецким наименованием Айван-Сарай. Местность эта с древних времён славилось целебными источниками.

Строительство первой церкви на месте священного источника, за пределами городских стен, было начато между 450 и 453 годами св. августой Пульхерией (будущей благоверной царицей, †453, пам. 10/23 сентября) и завершено её мужем, царём Маркианом (450-457). О первом здании известно мало. Скорее всего, это была базилика. Сообщается, что она была богато украшена разноцветными мраморами. В церкви, по-видимому, была помещена икона, привезённая в 439 году царицей Евдокией из Иерусалима в Константинополь и подаренная августе Пульхерии. По преданию, эту икону написал апостол Лука. Она получила название Влахернитиссы.

В 458 году патрикиями Гальбием и Кандидом из Палестины была привезена риза Пресвятой Богородицы. Сначала они хранили её дома, но ввиду множества происходивших от святыни чудес, риза была по решению царя и св. патриарха Геннадия († 471; память 31 августа/13 сентября) перенесена во Влахернскую церковь.

В 473 г. в храме были помещены также мафорий (плат) и риза Богородицы. Царь Лев I Мудрый (457-474) пристроил к церкви часовню Святой Раки, а также купальню со святым источником. Относительно святынь, связных с Богородицей, которые хранились во Влахернском храме в разное время, имеется много противоречивых данных. В разное время упоминаются мафорий, пояс, погребальные пелены, гиматий и посох Пресвятой Богородицы. Главной святыней считался мафорий. Русские паломники поклонялись во Влахернах «ризе» и «поясу» Богоматери.

Во Влахернах находились и другие святыни. В разное время там хранились сандалии Христа, мощи вмч. Феодора Стратилата, рука вмч. Георгия и мощи св. Луки, мощи святых Патапия, Афанасия (или Анастасии), Панталеона.

Во Влахернском храме еженедельно по пятницам проводились службы с посещением царём Святой купальни. Устраивалось шествие из Влахерн в Халкопратию, воспроизводившее шествие на праздник Успения Богоматери в Иерусалиме от места Успения Богоматери, из церкви Сиона, в Гефсиманию, к гробнице Богоматери. Ежегодного во Влахернах особо отмечались дни Успения Богоматери 15 (28) августа, а также праздник Сретения Господня 2 (15) февраля.

Св. Юстиниан, будущий праведный царь, во время правления своего дяди Юстина I (518-527) достроил базилике купол, поддерживаемый колоннами, образовывавшими полукруг.

Царь Юстин II (565-578) пристроил к церкви Богородицы две апсиды, перестроив её план в виде креста. Вокруг церкви было возведено несколько зданий, так называемых триклинов, где временами жили цари. Триклины были соединены с храмом портиками и переходами, в них устраивали царские приёмы. В тиклине «Океан», например, приём проводился в праздник Сретения Господня.

Однако до времён царя Ираклия (610-641) церковь находилась за крепостной стеной. Перед самым наступлением авар в 626 году был построен новый участок стены, и Церковь Богородицы оказалась в защищённой части города.

В 626 году Константинополь с севера был осаждён 100-тысячным войском авар и славян, а с юга персами, покуда царь Ираклий со своими войсками был в дальнем походе в Малой Азии. Городом управляли сын и соправитель Ираклия Константин, патриарх Сергий (610-638) и префект города патрикий Вон. Царевич и патриарх с иконой «Одигитрия» и Ризой Пресвятой Богородицы торжественным молебном обошли стены Константинополя, обращаясь к помощи Богородицы. Вскоре авары предприняли общий восьмидневный штурм города в районе Влахерны с суши и с лодок, пытались переправиться через Золотой Рог, но были везде отбиты, и на следующий день были вынуждены снять осаду. Спасение Города было отнесено к прямому вмешательству Богородицы. В память этой победы был написано и установлено царём Ираклием «неседальное» пение – самый первый ликующий акафист Пресвятой Богородице:

Взбранной Воеводе победительная,

яко избавльшеся от злых,

благодарственная восписуем Ти раби

Твои, Богородице: но яко имущая

державу непобедимую, от всяких нас

бед свободи, да зовем Ти: радуйся,

Невесто Неневестная.

 

Этот акафист послужил образцом для всех последующих. Создан он диаконом Григорием Писидой на основе стихир святого Ефрема Сирина. Влахернскую икону Богородицы с тех пор византийские цари часто брали в военные походы.

При царе Ираклии Влахернский храм становится одним из важнейших в городе, на службу в нём были назначены 74 человека: 12 пресвитеров, 18 диаконов, 6 диаконисс, 8 иподиаконов, 20 чтецов, 4 кантора и 6 привратников. После осады во Влахернах была построена новая стена, окончательно определившая границу города. Крепостная стена, сохранившаяся до нашего времени, была возведена на том же месте царём Мануилом Комнином в середине XII в.

В 630 году после завершения войны с Персией царь Ираклий поместил во Влахернской церкви частицу Животворящего Древа Креста Господня, который был возвращён им из Персии в Иерусалим. В Х веке, по-видимому, святыня была перенесена в церковь Богородицы Фара.

В 717 году, при царе Льве III Исавре (680-741), Константинополь был осаждён арабами, но после моления к Богородице во Влахернах мусульманский флот был уничтожен бурей.

При том же царе 726 году было положено начало иконоборческой ереси. В начале иконоборческого периода церковь Панагии во Влахерне была центром православной службы, здесь каждую пятницу всенощная была посвящена чудотворной иконе Богородицы.

В 754 году во Влахернском храме заседал Иерийский иконоборческий собор, созванный царём Константином V Копронимом (720-775), наиболее ярым иконоборцем. Этот собор и утвердил иконоборческие нововведения.

После этого внутреннее убранство храма было переделано на иконоборческий лад. В житии св. Стефана Нового1 (день памяти 28 ноября /11 декабря), относящегося к 808 году, говорится, что святые иконы Влахернской церкви были заменены видами деревьев, птиц и животных: «Разрушивши в чтимой церкви Пренепорочной Богоматери Влахернской стенные росписи, на коих были представлены различные священные картины от Воплощения Бога и Его многих чудес до Его Вознесения и Сошествия Святого Духа, коим образом возвеличивались тайны Христовы, они превратили это место в подобие овощной лавки и птичника, украсив стены, и, сказать по правде, безвкусно, различными видами деревьев и птиц, диких животных и прочих скотов вперемешку с побегами плюща, цаплями, воронами и павлинами». Вместе с прочими росписями была уничтожена чтимая икона Богородицы, изображённой в рост.

При иконоборческой перестройке церкви исчезла и историческая икона Богородицы, написанная на дереве и обложенная золотом и серебром. Согласно преданию, эта икона была впоследствии найдена спрятанной в стену (в 1030 году), когда царь Роман III Аргир перестраивал церковь.

В 821 году, когда войско мятежника Фомы Славянина подходило к Константинополю со стороны Влахерн, царь-иконоборец Михаил II Травл (820-829) укрепил боевое знамя прямо на крыше Влахернского храма. Его сын Феофил вместе с патриархом взяли Ризу Богородицы и частицу Животворящего Древа Креста Господня и торжественно обнесли их вокруг стен столицы, после чего мятежники потерпели поражение.

В 860 году, когда царь Михаил III (842-867) был в походе на арабов, у стен Константинополя внезапно появились корабли «свирепого варварского народа Рос, пришедшего от берегов северного Тавра» (то есть с северного побережья Черного моря). Не встречая сопротивления, руссы высадились на берег залива Золотой Рог и начали опустошать окрестности, затем стали готовить осаду города. По словам св. патриарха Фотия, «Город едва не был поднят на копьё». Царь Михаил возвратился в столицу, но без войск. «Тогда мы, – пишет св. патриарх Фотий, – оставшись без всякой защиты и не имея помощи от людей, воодушевлялись надеждами на Матерь Слова и Бога нашего, Её просили умолить Сына и умилостивить за грехи наши, Её дерзновение призывали во спасение, Её умоляли покрыть нас покровом Своим, как стеною нерушимою, и сдержать дерзость варваров, смирить их гордость, защитить отчаявшийся город, и побороть врага, и уберечь собственную паству Её, когда Её ризу носили все до одного со мною для отражения осаждающих и защиты осаждённых, усердно совершали прилежные моления и литии. Тогда по неизреченному человеколюбию, при Материнском дерзновенном ходатайстве, Бог приклонился и гнев Его утих, и помиловал Господь достояние Своё. Поистине эта пречестная риза есть одежда Матери Божией. Носилась она вокруг этих стен – и неприятели, непостижимо как, обращали к ней тыл свой. Покрывала она город – и осадная насыпь их осыпалась, как по данному знаку. Приосеняла она осаждённых – и осада неприятелей не удалась, сверх чаяния, которым они окрылялись. Ибо, как только девственная риза эта обнесена была по одной стене, варвары сняли осаду города, и мы избавились от ожидаемого плена и сподобились неожиданного спасения. Нечаянно было нашествие врагов, неожиданно совершилось и удаление их. Чрезмерно негодование Божие, но неизреченна и милость. Невыразим был страх от них, но презренно было и бегство их».

Византийские летописи также говорят об этом чуде Божией Матери. По словам Георгия Амартола, 18 июня 860 года, св. патриарх Фотий крёстным ходом обошёл стены осаждённого города и на глазах у неприятеля опустил в волны Золотого Рога край ризы Божией Матери. Затем святыню перенесли в собор Святой Софии. После этого вдруг поднялась сильная буря. Флот руссов стал терпеть бедствие, многие их ладьи были разбиты о скалы или, опрокинувшись, потонули. Это страшное чудо заставило руссов не только снять осаду и отступить, но побудило их вскоре прислать в Константинополь посольство с предложением заключить мир и союз и с «просьбой сделать их участниками в святом крещении, что и было исполнено».

Ежегодное празднование Положения Честной Ризы 2 (15) июля было учреждено св. патриархом Фотием в честь возвращения святыни из Святой Софии во Влахерны.

О походе русских дружин на Константинополь сообщает и «Повесть временных лет». Её рассказ дословно повторяет известие «Хроники» Георгия Амартола, но уточняется, что поход возглавляли князья Аскольд и Дир. Уже в октябре-ноябре 860 года в Константинополь прибыло русское посольство для заключения договора «любви и мира». Помимо военных и торговых условий договор содержал статью о Святом крещении.

Упоминание о принятии руссами крещения содержится в Окружном послании св. патриарха Фотия 867 года. Вслед за рассказом о крещении Болгарии (865 г.) патриарх пишет: «И не только этот народ (болгары) променял прежнее нечестие на веру во Христа, но даже многими многократно прославленные и в жестокости и скверноубийстве всех оставляющие за собой так называемые россы, которые… возомнив о себе высоко, подняли руку против Ромейской державы. А в настоящее время даже и они променяли языческое нечестивое учение, которое содержали прежде, на чистую и неподдельную христианскую веру, с любовью поставив себя в чине подданных и друзей наших, вместо ограбления нас и великой против нас дерзости, которую имели незадолго перед тем. И до такой степени разгорелось в них желание и ревность веры, что приняли епископа и пастыря и лобызают святыни христиан с великим усердием и ревностью».

Таким образом, именно у стен Константинополя близ Влахернской церкви и Золотого Рога произошли события, сыгравшие важнейшую роль истории православной Руси. Князь Аскольд вскоре был убит князем Олегом, и крещение Руси отложилось ещё более чем на сто лет. Но при Аскольде в Киеве были построены первые христианские храмы, начал служение первый епископ. Символично, что первым храмом, построенным в Москве первым независимым русским митрополитом св. Ионой, был именно храм Ризоположения, где поместили частицу Ризы Богородицы, принесённую из Царьграда св. Дионисием, архиепископом Суздальским. Частица Святой Ризы до сих пор хранится в Москве, тогда как сама Риза была утрачена.

1 (14) октября 910 года, во время всенощного бдения во Влахернском храме, заполненном народом, св. Андрей, Христа ради юродивый (память 2/15 октября, греч. 28 мая), в четвертом часу ночи, увидел идущую по воздуху Пресвятую Богородицу, озарённую небесным светом и окружённую ангелами и сонмом святых. Преклонив колена, Пресвятая Дева со слезами молилась за христиан и долгое время пребывала в молитве, потом, подойдя к Престолу, продолжала Свою молитву, закончив которую, Она сняла со Своей головы покрывало и распростёрла его над молившимися в храме людьми. Житие св. Андрея сообщает, что он спросил стоявшего рядом с ним своего ученика, блаженного Епифания: «Видишь ли, брат, Царицу и Госпожу, молящуюся о всём мире?» Епифаний ответил: «Вижу, святый отче, и ужасаюсь». Пресвятая Богородица просила Господа Иисуса Христа принять молитвы всех людей, призывающих Его Имя и прибегающих к Её заступлению. «Царю Небесный, — глаголаше в молитве на воздусе со Ангелы стоящая Всенепорочная Царица, — приими всякаго человека, молящегося к Тебе и призывающего Имя Мое на помощь, да не отыдет от Лика Моего тощ и неуслышан».

В ранних вариантах жития говорится, что св. Андрей Юродивый был родом из Скифии, в более поздних, с XVII века, он называется «новгородцем». Юношей Андрей был продан в Константинополе в рабство богатому сановнику Феогносту. Хозяин обучил его грамоте и сделал своим секретарём. Однажды св. Андрей увидел во сне Иисуса Христа, Который призвал его к подвигу юродства. После этого св. Андрей принял вид безумца. Феогност отвёл его в храм великомученицы Анастасии Узорешительницы в надежде на исцеление. В храме св. Андрею явилась сама вмц. Анастасия и апостол Иоанн Богослов, которые укрепили его в намерении стать юродивым. Вскоре хозяин отпустил безумного раба. Андрей стал скитаться по улицам Константинополя, терпел побои и ругань, пил из луж, воровал на рынке, спал с собаками, милостыню раздавал нищим. Несколько человек знали о его юродстве и просили у него совета. Последние дни св. Андрей провёл в доме Епифания, предсказав тому, что он станет патриархом. После смерти тело св. Андрея исчезло, оставив лишь благоухание.

В Константинополе было два монастыря, посвящённых св. Андрею Юродивому.

Около 1164 года св. благоверным князем Андреем Боголюбским (1110-1174, пам. 4/17 июля) праздник Покрова Божией Матери был установлен в Русской Церкви. Греческая церковь не знает этого праздника, хотя во Влахернском храме о видении св. Андрея помнили. В XIV веке русский паломник дьяк Александр видел во Влахернах икону молящейся за мир Пресвятой Богородицы, написанную так, как Её созерцал св. Андрей. Скорее всего, икона была русского происхождения.

16 августа 944 года из города Эдессы в Константинополь были привезены и помещены во Влахернском храме Нерукотворный образ Спасителя (Мандилион) и письмо Господа Иисуса Христа к царю Эдессы Авгарю. Позднее эти святыни были перенесены в собор Святой Софии, а и затем в церковь Богородицы Фара в царском дворце.

Киево-Печерский Патерик сообщает, что около 1073 года Матерь Божия направила из Константинополя в Киев греческих зодчих, явившись им во Влахернском храме со словами: «Хочу церковь Себе построить на Руси в Киеве: повелеваю же вам — возьмите золото себе на три года и идите на возведение её… Прииду же и Сама увидеть церковь, и в ней хочу жить… Моим именем хочу назвать её, — и, вручив икону Успения Божией Матери, добавила: — Она наместной да будет». Выйдя из храма, зодчие на облаке увидели изображение великолепной церкви. Зодчие исполнили повеление Богородицы. Их мощи ныне почивают в Ближних пещерах, а икона, переданная Самой Богородицей до сих пор составляет главную святыню Великой Церкви Киево-Печерской Лавры.

В 1030 году при ремонте Влахернской церкви в её стене была обнаружена чудотворная икона с изображением Богородицы и Младенца Христа. Царь Роман III Аргир (1028-1034) украсил внутренние поверхности арок храма золотом и серебром.

В 1070 году церковь была разрушена пожаром, но цари Роман IV Диоген (1067-1078) и Михаил VII Дука (1071-1078) восстановили её.

К 1075 году относится первое описание «обычного чуда», происходившего от образа Богородицы во Влахернах. На пятничной вечерне завеса перед иконой чудесным образом поднималась, икона «оживала», словно бы Богоматерь являла себя в ней; в воскресенье завеса опускалась на прежнее место. Чудо происходило не всегда, и отсутствие его расценивалось как недоброе знамение. Чудо описано не только греками, но и латинскими и русскими паломниками. После 1204 года сведений об «обычном чуде» более нет, икона, скорее всего, была украдена завоевателями-латинянами. Возможно, именно эта икона была обретена в стене храма во время ремонта 1030/31 года.

После захвата Константинолполя крестоносцами в 1204 году храм перешёл в руки латинян, здесь разместилась община каноников. Царь Никейской империи Иоанн III Дука Ватаци (1222-1254) выкупил церковь у католиков вместе со многими другими монастырями Константинополя. Однако об основных святынях церкви источники более не упоминают. По-видимому, они были вывезены на Запад.

В 1285 году во Влахернской церкви проходил Собор, на котором Византия отказалась от Лионской унии.

В 1348 году генуэзские пираты разграбили храм и убили нескольких священников.

29 февраля 1434 года «какой-то молодой вельможа решил поймать птенцов», для чего забрался на крышу Влахернской церкви и неумышленно устроил пожар. Храм полностью сгорел. Это было время запустения столицы доживавшей последние годы Империи.

После завоевания города османцами в 1453 году одна из почитаемых икон Богородицы Влахернитиссы была перенесена на Афон

Развалины Влахернской церкви были известны среди православных Стамбула, святой источник был почитаем не только христианами, но и мусульманами. К нему совершались крестные ходы в субботу Акафиста и на праздник Положения Честной ризы Божией Матери. Вода из источника протекала под городской стеной и впадала в море. Сохранились свидетельства о чуде, когда в день потопления вражеского флота (2 июля) вода в море, куда впадал источник, становилась кровавой и сохраняла этот цвет до 1 сентября. По сообщению XIX века, «Оберегает всё то место, откуда течёт святая вода, русская полонянка, для того, что ей указано с тех людей, кто к святой воде придёт, брать по деньге с человека, и тем она питается».

В 1867 году землю со святым источником выкупила греческая гильдия скорняков и построила небольшую церковь. В 1964 году Иринарх Коваса украсил церковь фресками на сюжеты, связанные с историей храма. Справа от алтарной преграды помещены купель чудотворного источника и мраморный фонтан для сбора святой воды.

Икона Богородицы Влахернской, хранившая Город от врагов, по преданию, была вывезена из Константинополя, попавшего под власть турок, на Афон. 16 октября 7162 (1653) года «образ пречистыя Богородицы Одигитрия, что принесен из Грек, из Лахернской церкви», был подарен царю Алексею Михайловичу Гавриилом, протосингелом иерусалимского патриарха. Икона была помещена в Успенском соборе Кремля. Ныне древняя икона хранится в музее Московского Кремля.

В настоящее время Влахернская церковь действует. Она находится в районе Айван-сарай вглубь квартала от улицы Мустафа Паша Бостаны (Mustafa Paşa Bostanı sokağı). Как и все действующие православные церкви Стамбула, она огорожена стеной. Территория храма очень ухоженная. Здесь бывает много паломников, в основном из Греции. В храме находится старинный список иконы Богородицы Влахернитиссы, по-видимому, чудотворный. Это понятно по многочисленным благодарственным приношениям. Впрочем, из России паломников здесь очень мало. По словам смотрителей церкви, в год во Влахернах бывают тысячи греков, румын, болгар. Русских ежегодно бывает 20-30 человек.

Все русские люди, побывавшие в Стамбуле, поклонившиеся великим памятникам нашей духовной Родины – Византии, понимают, насколько русское место – Стамбул. Это чувствуют даже те из русских путешественников, кто не слишком интересуется христианством, а просто дышит воздухом Царьграда. Не зря Россия стремилась сюда на протяжении трёхсот лет.

Не стоит воспринимать эти мои утверждения как поддакивание Ф.М. Достоевскому, что Константинополь «должен» быть нашим. Он и так наш, нужно это почувствовать. Чтобы почувствовать – побывать. Какие ещё чудеса ждут русских паломников во Влахерне? В значительной мере зависит от паломников.

Когда Россия поймёт, сколь необходим ей этот сакральный центр, на юге нашей империи снова появится Царьград. И не нужно будет в связи с этим снова пытаться выгнать турок в Азию. С турками мы как-нибудь договоримся, против духовного присутствия русских на Босфоре они возражать не станут.

Евгений Бахревский

Статья закончена 17 июля 2011, в день памяти св. благоверного князя Андрея Боголюбского

 

1 Св. Стефан Новый, один из мучеников эпохи иконоборчества, был вымолен родителями и посвящён матерью Богу именно во Влахернском храме.

 

 

Читать далее...

Сказкотерапия

Все без исключения малыши любят сказки. А вот что такое сказкотерапия? Зачем она нужна? И могут ли сами родители использовать ее приемы в воспитании детей?

Сказкотерапия – направление практической психологии, которое, используя метафорические ресурсы сказки, позволяет людям развить самосознание, стать самими собой, и построить особые доверительные, близкие отношения с окружающими…
Каким образом, посредством сказкотерапии удается достигать таких целей?
Во-первых, сказка всегда служила средством встречи ее слушателя или читателя с самим собой, потому что метафора, лежащая в основе сказки выступала не только «волшебным зеркалом» реального мира, но – в первую очередь – его собственного, скрытого, еще не осознанного внутреннего мира…
Во-вторых, нацеленность сказкотерапии на развитие самосознания человека, определяемая сущностью сказок, обеспечивает как контакт с самим собой, так и контакт с другими. Сказочная метафора в силу присущих ей особых свойств оказывается способом построения взаимопонимания между людьми.
В-третьих, в сказке отсутствуют прямо выраженные нравоучения или рекомендации, усвоение необходимых моделей поведения и реагирования, новых знаний о себе и мире происходит незаметно, исподволь.
Сказкотерапия как психологический метод накладывает свои возрастные ограничения при работе с детьми: ребенок должен иметь четкое представление о том, что существует сказочная действительность, отличная от реально существующей. Обычно навык такого различения формируется у ребенка к 3,5-4 годам, хотя, безусловно, в каждом конкретном случае необходимо учитывать индивидуальные особенности развития ребенка.
Сказка обычно выполняет три функции: диагностическую, терапевтическую (коррекционная) и прогностическую. Диагностическая сказка предполагает выявление уже имеющихся жизненных сценариев и стратегий поведения ребенка. Инструкции, которые предъявляются ребенку в данном случае такие: «Сочини сказку о мальчике пяти лет», «Сочини любую сказку». Затем психолог проводит анализ сказки. Таким образом, может быть выявлен базовый жизненный сценарий, либо ставшие привычными способами реагирования поведенческие стереотипы ребенка. Также диагностическая сказка может способствовать выявлению отношения или состояния ребенка, о которых он не хочет или не может говорить вслух. Например, проверить отношение ребенка-дошкольника к разводу родителей, можно, рассказывая ему такую сказку:

Птенцы

В гнездышке на дереве спят птички: папа, мама и маленький птенец. Вдруг налетел сильный ветер, ветка сломалась, и гнездышко упало вниз. Все оказались на земле. Папа летит и садится на одну ветку, мама садится на другую. Что делать птенцу?

Внимательно выслушайте ответы ребенка. Чаще всего дети говорят так: “Птенец тоже летит и садится на какую-нибудь ветку”, “Полетит к маме, потому что он испугался”, “Полетит к папе, потому что он сильней”, “Останется на земле, потому что он не умеет летать, но будет звать на помощь, и папа (или мама) прилетит и заберет его”.
Признаками скрытой тревожности ребенка являются ответы, подобные следующим: “Птенец не умеет летать, поэтому останется на земле”, “Попытается лететь, но не сумеет”, “Умрет от голода (или от дождя, холода и т. д.”, “О нем все забудут, и кто-нибудь наступит”.
В том случае, когда диагностируется потенциальное развитие событий, можно говорить о прогностической функции диагностической сказки. В этих сказках, будто матрешка в матрешке, раскрываются суть и особенности будущего жизненного сценария человека.
Терапевтическая сказка – сказка, благодаря которой собственно происходят позитивные изменения в состоянии и поведении ребенка.
Сказкотерапевтическая работа с ребенком может быть проведена различными способами:
Для работы может использоваться существующая авторская или народная сказка.
Терапевт и ребенок могут сочинять сказку вместе, одновременно драматизируя ее всю либо отдельные элементы.
Ребенок может сочинять сказку самостоятельно.
Рассмотрим, каким образом проводится работа со сказками в практической консультативной работе детского психолога.
В приведенном ниже примере онлайн-консультации сеанс сказкотерапии предлагается провести маме девочки самостоятельно, опираясь на известную народную сказку. Психолог рекомендует сказку и предлагает примерный перечень вопросов, которые необходимо обсудить с девочкой для достижения терапевтического эффекта. Работа со сказкой представляет собой только часть терапевтического взаимодействия.

Вопрос

Ситуация такая. В гости пришла подруга с сыном (ему 4 года). Мы с подругой были на кухне, потом я зашла в детскую – смотрю – дочка лежит на кровати (ей 3,7). Я спрашиваю: «Что лежишь?», она долго молчит, потом говорит: “Он мне неприятно делает”. Выясняется, что этот Мальчик толкает ее на кровать и пытается укусить.
Я не стала заострять внимание – спросила: «А почему не оттолкнула, если неприятно? Меня не позвала, да и сказала бы ему, что не надо». Она: “Я сказала, только очень тихо”.
Даже не знаю, что меня больше волнует – такое поведение мальчика или неумение дочери уйти от неприятной ситуации… Подскажите, что в таком случае можно сделать…

Ответ

События могут развиваться в двух наиболее вероятных направлениях. Во-первых, девочка может постараться вытеснить случившееся, поскольку оно будит неприятные чувства и ощущения, и вести себя так, как будто бы ничего не случилось. Во-вторых, девочка может испытывать необходимость «выговорить» все, что с ней произошло.
Итак, если девочка сама не вспоминает об инциденте, но Ваша тревога не проходит, то можно провести профилактическую работу следующим образом. Возьмите для чтения русскую народную сказку «Кот, Петух и Лиса», где Лиса похищает Петуха, он кричит, Кот прибегает и спасает его. После прочтения обсудите эту сказку с дочерью, затронув такие вопросы:
Как Петуху удается спастись от Лисы? (оказавшись в беде, Петух громко кричит, и Кот приходит ему на помощь) Важно не проводить параллелей с беспокоящей Вас возможно травматической ситуацией, пусть вся терапевтическая работа пройдет на уровне бессознательного девочки…
Почему Кот спасает Петуха? (потому что они живут, как одна семья, а родственники обычно заботятся друг о друге и помогают в сложных и неприятных ситуациях). Здесь можно привести какой-нибудь пример из жизни Вашей семьи, о котором девочка имеет представление, например, кто-то оказался в больнице – все члены семьи: бабушки, дедушки, тети, дяди – навещают его, заботятся, потому что любят.
Если девочке важно выговориться, то ваша задача – внимательно выслушать ее, ни в коем случае не отмахиваться от ее желания поговорить. Также важно дать ей ощутить вашу поддержку и отклик чувствами, например, «…да, мне тоже бывает неприятно, когда кто-то пытается заставить меня делать без моего желания. Знаешь, иногда меня это расстраивает, иногда злит». Таким образом, вы поможете дочери освободиться от неприятных воспоминаний, а также установить с ней более близкие и доверительные отношения. Для девочки очень важно видеть в маме единомышленника – человека, который мыслит и чувствует схожим образом.
Приведенный пример иллюстрирует возможность самостоятельной сказкотерапевтической работы мамы с собственной дочерью. Такая работа, проведенная своевременно, тонко и с большим чувством такта, возможно, в будущем позволит девочке безбоязненно обращаться за помощью к маме в случае необходимости, следовательно, будет способствовать развитию близких доверительных отношений мамы и девочки.
Рассмотрим следующий пример консультации, где в терапевтических целях происходит совместное терапевта и ребенка творчество сказки…

Вопрос

Денис (4.5 года) в последние несколько месяцев стал совершенно неуправляемым: не слушает ничего из того, что ему говорят взрослые, грубит, недавно стал всех передразнивать. Младшего брата (6 месяцев) он очень любит, но иногда делает очень странные вещи: может отобрать у него пустышку или выпить приготовленный для него сок.

Ответ

Непродолжительная беседа с мамой мальчика показала, что запрос на консультацию сделан для разрешения ситуации детской ревности. Было принято решение работать с проблемой в рамках сказкотерапии.

Затем был приглашен Денис. В результате краткого интервью с ним стала известна следующая информация: любимая сказка мальчика – «Колобок», причем не классический текст, а мультипликационная версия, где Колобок совершает прогулку по лесу, спасается от лисы и благополучно возвращается к старику со старухой.

— Денис, как ты думаешь, что было дальше с Колобком? Какие приключения и события? Как он дальше жил у старика со старухой?

-Жил он хорошо и весело… (Денис серьезно задумался) А потом дед с бабкой себе еще одного колобка слепили…

-Первому колобку понравился второй колобок?

-Да, сначала понравился…

-Чем он понравился?

-Он был новый и интересный, и совсем маленький… Я хотел с ним играть… ОЙ! Колобок!

-Конечно, сказка ведь про колобка. А что было потом?

-Бабка сказала, что с ним нельзя играть, что он еще маленький и выгнала первого колобка в другую комнату…

-Да, первый колобок, наверное, расстроился и даже обиделся…

-Да…

-Первый колобок большой и сильный, он много знает и умеет. Как ты думаешь, что умеет первый колобок, чему бы он мог научить второго маленького колобка?

-Первый колобок умеет рисовать, строить гараж, катать машины, бросать мяч, дразниться…

-Да, это важные и нужные вещи. Тем более, что второй колобок ничего из этого не умеет, кто его будет этому учить? Бабке с дедом, наверное, некогда. Ты бы хотел, чтобы колобки подружились?

-Да…

-А что бы колобки стали делать, когда подружились? Ты мог бы досочинить эту сказку?

-Ну… Старший колобок бы возил маленького на коляске, срывал бы ему красивые листики и цветочки, камушки бы необычные показывал… еще качал бы на качели… потом… когда подрастет…

-А чем колобки могли бы дома заниматься?

-Дома бы… дома я бы строил ему замки, пусть бы он ползал и ломал, я еще построю, мне не жалко…сказки бы еще читал колобок, чтобы маленький засыпал быстрее… Много еще чего…

-Как мы назовем сказку, которую ты сочинил?

-Два колобка.

-Смотри, Денис, мама улыбается. Как ты думаешь, ей сказка понравилась?

Денис улыбается маме и бежит к ней обниматься. Для Дениса терапевтическая сессия окончена.

Для мамы обязательно должно быть продолжение в виде беседе о детской ревности, способах ее профилактики и действиях в критических ситуациях; результатом такой работы, как правило, становится осознание того, что только от родителей, их чувства такта, терпения и выдержки, зависит, какими будут взаимоотношения младших и старших детей.
В приведенном выше примере сказка использовалась в качестве метафорической призмы, сквозь которую рассматривалась сложившаяся конфликтная ситуация. Чувствуя себя защищенным сказочной реальностью, ребенок смог сформулировать собственные чувства и осознать желания, а также сказать о том, что есть определенная доля вины мамы, которая не смогла организовать, в силу нехватки опыта и соответствующих знаний, гармоничное общение своих детей.
Еще одним приемом работы в рамках сказкотерапии становится сочинение сказки для конкретного ребенка по поводу случившейся с ним травматической ситуации. Иногда дети, сталкиваясь какиминибудь проблемами, приходят к нам, взрослым, но чаще всего способы разрешения, которые мы предлагаем им, для них не подходят. Тогда они приходят к выводу, что мы им помочь не можем. А куда же девать накопившуюся печаль, раздражение, гнев или радость, которые уже переполняют ребенка? Здесь на помощь может прийти сказкотерапия… Вот, например, такая сказка была придумана для девочки, проигравшей в конкурсе «Мисс детский сад».

Сказка «Роза и ромашка»

В маленьком садике росли по соседству яркая алая роза и скромная нежная ромашка. Ромашка только что распустилась, ее еще не окрепшие лепестки были белыми, обычными. Ромашку окружало множество разнообразных полевых цветов. Но ее ничего не радовало. Она оченьочень хотела стать прекрасным, необычным цветком. Ромашка с восхищением смотрела на гордую заносчивую розу. «Как было бы здорово стать точно такой же, как она!» думала застенчивая ромашка.
Но вот однажды шла по дорожке красивая маленькая девочка. Увидев ромашку, она остановилась и с восхищением сказала: «Какой красивый необычный цветок! Какие снежнобелые нежные лепестки! Сердцевинка похожа на маленькое солнышко!». Ромашка сначала не могла понять этих слов, до этого момента она считала себя самым уродливым растением. Девочка объяснила ромашке, что каждый цветок хорош посвоему. А роза, например, колючая…

Сказку обязательно необходимо обсудить. Вопросы для обсуждения: почему Ромашка с восхищением смотрела на розу? Что значит «каждый цветок хорош посвоему»? Можно ли эту фразу сказать про людей?
Таким образом, сказкотерапия наиболее детский метод психотерапии метод чего?, потому что она обращена к чистому детскому началу каждого человека. Через восприятие сказок мы воспитываем ребенка, развиваем его внутренний мир, лечим душу, даем знания о законах жизни и способах проявления творческой силы и смекалки, а также помогаем ему лучше узнать и понять самого себя.
Однако прежде, чем самостоятельно заниматься сказкотерапией, родителям необходимо почитать книги по данной методике, где даны рекомендации специалистов и даже советы, как правильно самим сочинять сказки. Кратко они могут быть сформулированы следующим образом:
Сеанс сказкотерпии необходимо проводить некоторое время спустя после предположительно травмирующей ситуации, когда ребенок успокоился и способен взглянуть на происшедшее со стороны, в нашем случае через призму сказочной реальности. Наиболее подходит для такого общения время перед дневным или ночным сном.
«В некотором царстве, в некотором государстве»…Эти слова как будто дают понять, что такая история могла произойти где угодно: может быть, за тридевять земель, а может быть, и совсем рядом. Это будет зависеть от того, насколько близко к себе захочется принять сказочную историю. Определенное место действия психологически отделяет ребенка от событий, происходящих в сказке. Ребенку сложно перенести себя в конкретное место, особенно если он там никогда не был.
Для того чтобы ребенок лучше воспринимал то, что с ним происходит в сказке, можно придумать ритуал перехода в Волшебную страну. Одним из элементов такого ритуала может стать «превращение» ребенка в любого сказочного героя (по его выбору). Для этого можно организовать Место превращения, например, коврик перед кроватью или специально огороженная кубиками конструктора площадка.
Способ подачи сказочного материала и привлечения ребенка к творческому процессу родитель также может выбрать сам. Он может рассказывать сказку, задавая включающие вопросы ребенку в пиковых ситуациях: например, как ты думаешь, почему герой поступил так, тебе понравился его поступок, как бы ты поступил на его месте? Родитель может предложить ребенку сочинять сказку вместе, рассказывая ее небольшие фрагменты по очереди. Также возможен вариант, когда взрослый предлагает ребенку сочинить сказку на заданную тему. Еще одним вариантом сказкотерапевтической работы может стать рассказывание известной сказки от лица различных персонажей.
Таким образом, комбинируя различные приемы сказкотерапии, можно помочь каждому ребенку прожить многие ситуации, с аналогами которых он столкнется во взрослой жизни. И значительно расширить его мировосприятие и способы взаимодействия с миром и другими людьми.

Анна Бердникова

Мезоевразия

Читать далее...

Страну захлестнула волна эмиграции?

«Чемоданные настроения» россиян за последние два года обрели почти физическую плотность. Понимая, что настроение – категория субъективная, авторы материала решили провести свое расследование.

В порядке убывания

Мы обратились к теме не случано. Один из знакомых как-то вскользь заметил: «А я вот домик в Сербии присматриваю…» Словно горящую спичку в стог сена бросил. Его собеседники вдруг заволновались: «А мы тоже, мы тоже об этом думаем!» Решили сверить часы с окружающим миром – и стали спрашивать знакомых и незнакомых о том, думают ли они об отъезде. Оказалось, думают. Исключений, что встревожило не на шутку, почти не было. Однако для составления объективной картины самодеятельных опросов было недостаточно.

Но, обратившись к профессиональным измерителям общественного мнения – во Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонд «Общественное мнение» (ФОМ) и Аналитический центр Юрия Левады («Левада- центр»), мы поняли, что однозначного ответа на вопрос, увеличилось ли за 2009–2010 годы количество россиян, желающих эмигрировать, не получим. Во-первых, исследование на эту тему в нынешнем году было только одно, и то у рекрутингового портала SuperJob.ru. Его сотрудникам удалось выяснить, что серьезно задумываются об эмиграции 41%, а реально рассматривают для себя эту возможность (выби- рают страну, готовят документы) 18%. 46% респондентов настроены патриотично и уезжать не хотят.

Между тем, «Левада-центр» по результатам аналогичного опроса в мае 2009 года пришел к выводу, что лишь 13% россиян хотят уехать на постоянное жительство в другие страны. ВЦИОМ на основании своего исследования в июле 2008 года сообщил всего о 9% наших соотечественников, желающих покинуть страну навсегда. Кстати, гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров уверяет, что этот показатель и сейчас остается на прежнем уровне.

У ФОМ мы обнаружили исследование 2007 года, в котором говорится, что уехать на постоянное место жительства в другую страну хотели бы 14% респондентов. Центр миграционных исследований, оперируя опросом начала 2000-х годов, указывает на 10–15% респондентов, морально готовых к смене гражданства.

Сравнивать данные из разных источников некорректно, поскольку они получены на основе разных методик, и все же мы решились проанализировать их в целом, чтобы снять субъективный фактор (далеко не все измерители общественного мнения позволяют себе независимые исследования по политическим причинам). В сухом остатке получилось, что тенденция усиления эмиграционных настроений россиян все же прослеживается. 2010 год – 18% (респонденты, реально рассматривающие возможность уехать; SuperJob.ru), 2009 год – 13% (желающие уехать из страны на ПМЖ; «Левада-центр»), 2008 год (июль, докризисный период) – 9% (желающие уехать из страны на ПМЖ; ВЦИОМ).

Впрочем, есть один невеселый момент, в котором едины все источники опросов: львиная доля патриотов, полагающих, что покидать Родину неправильно, старше 35 лет. Более молодое, образованное и социально активное население составляет большинство среди тех, кто хотел бы уехать.

Косвенные доказательства

По словам Михаила Виноградова, президента Фонда «Петербургская политика», все большее разочарование представителей среднего класса, бизнеса в отношении перспектив развития страны очевидно. «Часть населения явно стремится жить на два дома – здесь и за границей, и передряги внутри страны лишь укрепляют их во мнении, что они поступают правильно. Часть людей склонна негативно воспринимать такие сигналы «сверху», как слова Владимира Путина «дубиной по башке», которые были сказаны в адрес участников «митинга несогласных». И здесь уместно вспомнить, как к середине 2000-х годов сам Владимир Путин превратился из «президента надежды» в «президента привычки». А обществу в любом случае необходимо развитие, необходимы цели развития», – отмечает аналитик. Наглядную картину роста общественных опасений фиксируют опросы ВЦИОМ.

За последние 2,5 года (март 2008 – август 2010) количество тех, кого тревожит рост безработицы, выросло вдвое – с 25 до 50%. Кроме того, в мае 2010 года 63% респондентов были убеждены, что в случае спора между представителем власти и рядовым гражданином в России суд примет сторону первого вне зависимости от ситуации. По мнению еще 17%, все решает размер взятки. Осталось только прибавить к общей картине пожары лета-2010, перспективы неурожая и повышения цен на продукты, а также обратить внимание на очередной опрос. В сентябре этого года ФОМ выяснил, что 33% респондентов испытывают недовольство и готовы принять участие в акциях протеста.

Впрочем, по мнению Михаила Виноградова, несмотря на растущие неблагоприятные факторы, явного всплеска эмиграционных настроений среди россиян сейчас нет и говорить о сотнях тысяч наших сограждан, уже решивших распрощаться с Россией, нельзя.

В таком случае не понятна возрастающая напряженность вокруг затяжных переговоров по линиям РФ – Евросоюз и РФ – США на предмет безвизового режима, а также реадмиссии, то есть согласия страны принять своих граждан, депортированных из другого государства. В середине сентября глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что затягивание Евросоюзом подписания соглашения с РФ о переходе к безвизовому режиму – это проблема, которая уже становится неприличной и препятствует сотрудничеству России и ЕС. По его словам, опасения роста нелегальной миграции и преступности из-за отмены виз безосновательны. Вместе с тем, в Европе пеняют на Россию, указывая на ее неготовность принять обратно нелегалов в полном объеме. А возвращать придется многих. Если в 2009 году ФМС России не фиксировала подобных случаев, то за первое полугодие 2010 года она приняла из-за рубежа 931 ходатайство о реадмиссии граждан РФ, удовлетворив пока только 454 из них.

Явное и тайное

Вопрос «А сколько все-таки уезжает?» оказался не менее сложным, чем попытка узнать, насколько сильны «выездные настроения» в стране. Официальной статистики по этому вопросу нет, во всяком случае, в открытом доступе. В МИД России нам сообщили, что у них такие данные отсутствуют. По информации Федеральной миграционной службы, в 2008 году на ПМЖ в другие страны выехали 80 000 человек, в 2009 – 44 000, в 2010 году падение по сравнению с аналогичным периодом 2009 года уже составляет 27%.

«Мы сами удивились, когда зафиксировали эту тенденцию, – рассказал глава ФМС Константин Ромодановский. – Либо кризис действительно повлиял на активность в области эмиграции, либо уезжающие стали скрывать от нас истинные мотивы своей поездки за рубеж. Многие при выезде не указывают, что едут на ПМЖ, и посчитать их мы не можем». Его коллега – замруководителя УФМС по Омской области Анна Гусева добавила, что есть много тех, кто выезжает по временным паспортам, по приглашениям, как обычные граждане – на 2–3 года или на 5 лет – как студенты на учебу. «За это время они вполне могут найти себе там работу и остаться. Так что соотношение между теми, кто выехал за границу на ПМЖ легально, и нелегалами составляет 1:20», – уточняет Анна Гусева.

В ФМС нет данных о том, в какие страны выезжают россияне. Мы обратились за информацией в посольства тех стран, которые наши граждане наиболее часто называли в опросах (SuperJob.ru, ВЦИОМ) как привлекательные для эмиграции, – США, Финляндии, Германии, Израиля, Италии и Австралии. Эти же государства упоминали специалисты, помогающие нашим соотечественникам оформлять документы на выезд. Цифры, предоставленные посольствами указанных стран, кроме Израиля и Италии, также демонстрируют спад российской эмиграции (см. «Посольская статистика»), косвенно подтверждая слова чиновников: количество эмигрантов либо снижается с 2007 года, либо остается на прежнем уровне.

По информации портала «ГдеЭтотДом.ру», за последние пять лет в России сформировалась новая группа потенциальных эмигрантов – люди, которые уже приобрели дома и квартиры за рубежом. Это более 2,5 млн человек. «Топ-10» стран, популярных среди покупателей недвижимости, возглавляют Болгария, где за три года количество новых собственников из России превысило 150 000, и Германия – более 90 000 человек. В десятку самых популярных стран в первом полугодии текущего года также вошли США, Турция, Кипр, Испания, Израиль, Чехия, Египет, Финляндия.

В любой момент эти россияне могут уехать из страны и больше не вернуться. Официально уведомлять российские органы власти наши соотечественники не спешат. Почему? Ответ достаточно прост – они боятся. Ведь большинству из этих людей есть что терять на Родине.

С 2003–2004 года, по мнению некоторых экспертов, в стране началась так называемая пятая волна эмигра- ции (подробнее см. «Волны эмиграции»), объем которой к началу 2009 года составил, по разным оценкам, от 230 000 до 440 000 человек (с учетом скрытой и нелегальной эмиграции, не нашедшей отражения в официальной статистике).

Волны эмиграции

В конце 80-х – начале 90-х годов, когда в СССР были упрощены правила выезда за границу, на Западе ожидали не менее 20–25 млн эмигрантов из Советского Союза. Эти прогнозы не сбылись. К 1993 году из РФ на ПМЖ за рубеж выехали около 140 000 человек, затем кривая пошла вниз: ежегодно из стра- ны выезжали до 100 000. В 1998 году произошло качественное изменение выездного потока – большинство в нем составили этнические русские, которые держат первое место до сих пор. Всплеск до 160 000 эмигрантов произошел сразу после дефолта – в 1999 году. Затем очередное плавное снижение, когда в 2002 году эмиграция сократилась до 67 000. В 2004 году ее уровень составил 54 000 человек. Период с 2004 по 2009 год ознаменовался, по разным оценкам, 4–8-кратным увеличением количества эмигрантов.

По мнению Михаила Виноградова, социальной эмиграции, вызванной нищетой и бедностью, как Молдове и Таджикистане, в России не предвидится. А вот эмиграция по идеологическим причинам, когда люди не уверены в собственном буду щем и в будущем своей страны, продолжится прежними темпами. В «Левада-центре» полагают, что в 2010–2011 годах эмигрировать из России могут до 100 000 человек. В 2009 году легально покинули страну 44 000 человек.

Источники: Госкомстат РФ, Институт проблем глобализации (руководитель – М. Делягин), Организация по экономическому сотрудничеству и развитию, миграционные службы Швеции, Нидерландов, ФРГ, США (в основном – о параметрах нелегальной миграции из РФ)

МНЕНИЯ:

А как государство реагирует на проблему эмиграции? Если говорить об официальной позиции, то она опирается на официальные данные, а они указывают на снижение эмиграционных потоков. Стало быть, решать нечего – проблемы нет. В качестве иллюстрации такой позиции можно привести мнение Андрея Спажакина, замруководителя УФМС по Воронежской области: «Если сравнивать с общей численностью населения региона, а это почти 2,4 млн человек, то получается, что 150 уехавших – капля в море. Если бы счет шел на тысячи, как было с уровнями смертности (30 000 естественной убыли за прошлый год) и рождаемости (15 000 новорожденных за тот же период), то здесь мы, конечно, имели бы явную и серьезную тенденцию». Есть и другие мнения.

«Россиянам помогают уезжать»

Отец Александр (Егород), преподаватель Российского государственного православного университета, психолог:

– Чем Вы могли бы объяснить незатухающие эмиграционные настроения в стране?

– Эта проблема имеет давнюю трагическую историю. Только со времен перестройки за пределами нашего Отечества оказались около 60 млн бывших соотечественников. Россияне продолжают уезжать, и часто это лучшие люди – представители науки и культуры, элита нашего общества. Причины общеизвестны: низкая социальная обеспеченность, нестабильная экономическая и политическая ситуации, катаклизмы. У нас один из самых низких уровней зарплат учителей, врачей, ученых, работников культуры. Нет уверенности в будущем своих детей, нет бесплатной медицины и бесплатного образования. А на Западе возможностей больше и уровень социальной защищенности выше. Это многих склоняет в пользу отъезда. Есть большое подозрение, что такая ситуация была создана неслучайно.

– В каком смысле?

– В различных формах и под различным соусом многие западные политики, в частности Мадлен Олбрайт (госсекретарь США в конце 90-х. – Прим. ред.), в свое время проводили мысль о том, что на такой огромной территории, как Россия, русских людей слишком… много (численность постоянного населения России на май 2010 года – 141,9 млн, из них почти 80% – русские. – Прим. ред.).

– Много?

– По оценкам западных политиков, от 15 до 50 млн коренного населения в стране было бы достаточно. Остальную частьдолжны составить гастарбайтеры из других стран. То есть те люди, для которых Россия была бы временным местом ра-боты, и не более. И тогда нашей страной можно было бы очень легко управлять и овладеть всеми ее природными богатствами. А каким образом сокращать население? Создать тяжелую экономическую, экологическую и политическую ситуацию в стране. Мы постоянно должны быть в кризисе, способствующем уменьшению народонаселения: болезни, эпидемии, низкая рождаемость, эмиграция и так далее.

– Неужели Вы думаете, что во всем виновато именно западное влияние?

– Во-первых, не только западное. На наши недра, духовный и интеллектуальный потенциал претендуют Япония, Китай, мусульманские страны. Во-вторых, так сложилось, что институт власти в той же Европе формировался столетиями. Наша элита не имеет корней в традициях России, хотя и обладает большим капиталом. Российские чиновники во многом безграмотны, необразованны в вопросах государственного строительства. Не потому, что они плохие люди или не патриоты, они просто не получили знаний в области управления государством. Вот поэтому так легко и бездумно при Ельцине были приняты все рекомендации американских советников, которые привели к разрушению нашего государства. Тогда влияние Запада стало действительно очень сильным. И сейчас активность этих сил только нарастает, потому что другим великим державам все более необходимы ресурсы нефти, газа, электроэнергии, воды, полезных ископаемых. Тревожит то, что укрепление иностранных интересов в нашей стране происходит незаметно для нас.

– Но есть ли выход? Как можно остановить людей, как сделать, чтобы им хотелось остаться?

– Россия – это самовосстанавливающая ся система. Сейчас все больше людей приходит к осознанию того, что прозападный путь нам навязан. И что стране нужна не только сильная власть, но власть высокодуховная. В нашей истории есть немало примеров, когда в самые опасные периоды на помощь приходили такие православные подвижники, как Сергий Радонежский, Александр Невский, Козьма Минин и Дмитрий Пожарский. А остановить эмиграцию можно за весьма короткие годы. Достаточно провести ряд реформ и поднять социальное обеспечение населения до уровня западного. Но на то нужна огромная политическая воля властей, а также воля самих граждан. Кто еще, кроме нас с вами, может защитить нашу Родину? Уехать всегда проще… Но такое понимание может прийти только с повышением гражданского сознания, с возрождением духовных, христианских ценностей.

«Не пускать!»

«Действительно, существует негласная установка «не пускать!», особенно бизнесменов, успешных ученых, изобретателей. Их надо оставлять в РФ всеми возможными способами», – объяснил один из чиновников ФМС, попросивший не называть его имени. Кроме того, и самим предпринимателям власть неоднократно давала указ оставить мысли об эмиграции и даже не думать о том, что им удастся спокойно уехать, сохранив свои состояния.

Яркий пример – встреча первого заместителя главы Администрации Президента РФ Владислава Суркова с бизнесменами, прошедшая весной этого года. «Важно, чтобы российский бизнес не сидел на чемоданах, как заявил здесь Сергей Полонский (глава девелоперской компании Mirax Group. – Прим. ред.), а работал, занимался продвижением нашей страны, повышением ее престижа на других рынках», – отметил Сурков. Сергей Полонский тогда активно жаловался на чиновников и говорил о том, что предприниматели «сидят на чемоданах». С них-то Сурков и посоветовал ему слезть, да еще и припомнил, куда следует идти тем, у кого нет миллиарда. Предприниматели намек поняли.

Поэтому можно предположить, что эмиграция сдерживается искусственно, особенно та, которая связана с оттоком капитала и экономически активного населения. Современная эмиграция – это очередной отток умов, пусть даже абсолютные цифры у ФМС и падают, но иногда один уехавший (например, основатель «Евросети» Евгений Чичваркин) стоит бюджету столько же, сколько побег примерно пары тысяч клерков.

«И не надо эту проблему обсуждать так серьезно»

Михаил Жванецкий, писатель-сатирик:

Знаете среднестатистический анекдот 70-х годов? Стоят два еврея и о чем-то тихо беседуют. К ним подходит третий и говорит: «Я не знаю, о чем вы, но уезжать-таки надо!» Так вот, это к вопросу об отъездных настроениях в современной России. И не надо спрашивать, почему. Просто потому что. Нам всегда чего-то не хватает в себе и у себя. Трудно, очень. Трудно, невозможно трудно, но и живем, и радуемся, и смеемся, и любим… Между прочим, почти всерусские классики стремились уехать из России, да и не только они.

Стремились, а потом с такой же страстностью рвались обратно… Почему? Потому что. Мы у себя задыхаемся от нехваткичего-то – денег, свободы, жилплощади, возможностей самореализации…. Потом уезжаем – ох, ну, вырвались! – и начинаем задыхаться от этой не нашей среды, отношений, построенных на бизнесе, – душевности нам не хватает, с тоской вспоминаем грязь, кухни, хамство в метро… А зачем ты так стремился уехать?

И у нас ничего не меняется! Разве сейчас что-то принципиально не так, как при Гоголе и Чаадаеве? Нет, все осталось. Или вернулось? Нет, все же осталось… Раньше сам факт отъезда из страны был чем-то из ряда вон выходящим. А нам свойственно хотеть луну с неба и, самое интересное, добиваться ее! Представьте себе: луна – Ваша личная, ух ты! Ну и что с ней дальше делать? Куда ее девать?

Понимаете, мы не умеем жить вне того, к чему привыкли. Поэтому, уехав, начинаем строить вокруг себя что-то наподобие того, что было.

здесь. А потом удивляемся: а почему так? Почему хорошо там, где нас нет? Потому что мы есть здесь, и все, что было, привозим с собой. Наши проблемы и размышления о смысле жизни – нам просто без них невкусно жить!

Давайте опять вернемся к классикам. Я не хочу никого приводить в пример конкретно или цитировать, но проанализируйте… Уезжали, учились за границей, набирались… и идей в том числе. А потом возвращались в Россию, ругали ее, но жить без нее не могли. Это как болезнь. Вместе – тесно, врозь – скучно.

Вы говорите – кризис? А кризис у нас всегда – возраста, жанра, экономический, семейных отношений, профессии, что-то еще забыл… а, да, отцов и детей! Это толь ко одна из частей нашей жизни, и всего-то. Мы уже так к ним привыкли, что просто их не замечаем. А тут нам наговорили про экономический кризис, и мы решили, что все, надо ехать. Ну, хорошо, у нас здесь кризис, но ведь у них там – тоже. Их кризис лучше нашего? Да, наверное, у них там всегда лучше, чем у нас здесь. Пора бы к этому привыкнуть и смотреть на это спокойно.

И потом, у нас ничего не бывает так, как там. У нас все по-своему. Возможно, я слишком категоричен, но знаете, мне бы там было неинтересно. Политика, экономика… Мы же привыкли жить вне этого. Мы относимся к своему государству как школьник, который плутует с учителем. И самое интересное, мы всегда в выигрыше! Мы не можем жить как положено, нам тесно в привычных рамках. Вот если бы можно было не насовсем; чтобы уехать, но остаться, когда хорошо с друзьями, с любимыми и с нелюбимыми тоже, кстати. Мне кажется, что проблема и в этом тоже.

Мне кажется, что самая сложная часть проблемы, то есть самая большая проблема современных людей – потеря чувства юмора, точнее, утрата способности смеяться и посмеиваться надо всем этим. Мы слишком серьезны, а это тяжело само по себе, а особенно у нас. Если не смеяться, не шутить, зная, что, тем не менее, это часто смех вопреки чему-то, то тогда, может, и действительно стоит уехать… Хотя нет. Все равно будет тянуть назад.

И не надо обсуждать эту проблему так серьезно, не надо. Все решится без нас – кто-то уедет, кто-то нет. Кто прав, кто виноват – не знаю, но здесь интереснее, хотя и труднее.

Дмитрий Морозов, Анна Никольская, Ольга Александрова, Антон Белых

 

Читать далее...

Самые северные скотоводы мира

Послевоенная советская историческая наука попыталась выстроить идеологи-ческое обоснование политическим репрессиям, проведенным в Якутии в 30-х го-дах. В это время были отчуждены окраинные земли. Таймыр был передан Краснояр-скому краю, Аяно-Майский район отдан Хабаровскому краю. Было создано 16 на-циональных районов с территории которых скотоводческое население выселено в центральные районы. И это послужило причиной голода в Чурапчинском улусе, ко-гда местному населению не дали возможность использовать резервные скотовод-ческие территории по реке Нотора.

Поэтому после войны были заново пересмотрены вопросы не только историче-ской науки. По многим вопросам, касающимся культурной, духовной и хозяйствен-ной жизни народа саха были сделаны соответствующие поправки. В том числе и по сельскому хозяйству. Было принято считать, что якуты занимались только скотоводством и коневодством, а оленеводство является характерной хозяйствен-ной отраслью только малых народностей Севера. До сих пор этот тезис сохраняет свою силу.

Если современные ученые признают, что имеются эвенки оленные, конные и скотоводы, то за народом саха оленеводства не оставили. В этом году Оленек-ский улус стал эвенкийским национальным районом, хотя никакого отношения к эвенкам — маньчжурам население этого улуса не имеет. Хотя об оленекских якутах замечательную книгу написал новосибирский ученый И. Гурвич «Оленные якуты». В этой книге он развил идеи Г.В. Ксенофонтова, который в 1937 году писал: «Так называемые «вилюйские тунгусы» не являются тунгусами в собственном смысле этого слова. Дальше мы доказываем, что вилюйские и оленекские тунгусы составляют основное ядро «северных якутов – оленеводов», которые издревле говорят по-якутски, сами считают себя «якутами» и имеют обычаи и нравы более близкие к якутским, чем к тунгусским» [7, с. 239]. Но книга «Оленные якуты» скорее исключение из общего правила, до сих пор наука продолжает широко использовать неправильные выводы послевоенных историков.

Между тем, историки до войны были более объективными в вопросах культурной и хозяйственной жизни якутов. Так как в это время традиционное хозяйство якутов еще не было разрушено, и некоторые сомнительные даже и сейчас выводы просто не были бы восприняты читающей публикой. Главная задача, которая ставилась в то время перед историками, была критика колониальной политики самодержавия. Поэтому на остальные второстепенные выводы историков, касающиеся культуры и хозяйства народов Якутии, советская власть пока не обращала внима-ния. Поэтому точка зрения академика С. А. Токарева, изложенная в довоенное время в его книге «Очерк истории якутского народа», по сельскому хозяйству якутов может служить исходной точкой для исправления сделанных позднее поправок: «Самые северные в мире скотоводы, но в то же время рыболовы, охотники и отчасти оленеводы, — так соединяют якуты в своем хозяйственном укладе формы южного и северного хозяйства» [1, с. 11].

И этот автор там же подчеркнул характерную для якутского оленеводства особенность: «Но разведение оленей для них, как и для других народов таежной полосы, не является основной отраслью хозяйства (как, например, для ненцев и чукчей), а имеет вспомогательное значение: олень для якутов только средство передвижения».

Подтасовку данных для получения необходимых выводов в послевоенной исто-рической науке можно увидеть на примере Б.О. Долгих, на работу которого до сих пор ссылаются ученые, когда речь заходит о средневековой истории Северо — Востока России. Он знаменит тем, что составил «точную» карту расселения населения региона и об этом событии в Истории Якутской АССР изданной в 1957 году имеются следующие строки: «Советские ученые не раз пытались картографировать расселение якутов в XVII в. Одна такая попытка была сделана И. И. Майновым по имевшимся в его время (1927 г.) материалам. Другая карта была составлена С.А. Токаревым на основании архивных данных, третья – С.И. Боло по историческим преданиям якутов; наконец, наиболее точная карта расселения якутов и их соседей составлена Б.О. Долгих главным образом по данным ясачных книг. По ясачной книге 1648 г. численность якутов определяется приблизительно в 26 тыс. человек» [2, с. 14].

История Якутской АССР, откуда взята карта Долгих, была издана в 1957 году под редакцией С. А. Токарева. Несмотря на официальный запрет властей, заслуженный академик остался при своем прежнем мнении. В этой же книге на 126 странице напечатана карта Ремезова и написано следующее: «Замечательной сводкой всех географических знаний о Сибири и в том числе Якутии явилась «Чертежная книга Сибири» Семена Ремезова (1698-1700), занявшая особое место в миро-вой картографической науке. Из русских картографических работ в течение XVII-XVIII вв. черпали сведения европейские авторы – Витзен, Мессершмидт, Страленберг и др. В иностранной литературе и географических картах того времени широко использованы материалы русских землепроходцев о населении Сибири и Якутии, о природных особенностях края». [2, с. 126].

Замечательные строки, все остальные, в том числе и европейские знаменитости, которые в свое время писали про Якутский край, значит, черпали сведения, а некий Б.О. Долгих не захотел. Но чего не делали в советское время ради научной карьеры. Поэтому карта Б.О. Долгих, составленная в 1952 году на основа-нии изучения ясачных списков зимовий по данным 1648 года, противоречит листу из «Чертежной книги Сибири».

Неправильное расположение Верхневилюйского зимовья, где собирался ясак у племен проживающих в верхнем течении реки Вилюй, позволило Б.О. Долгих составить карту расселения населения Якутии, которая отвечала бы политическому заказу партийной верхушки советского государства. То есть, в это время ученые по заданию партии пытались научно доказать, что народ саха является недавним пришельцем на этой земле. А появление народа саха пытались сдвинуть к XV-XVI в. И проживали, якобы, саха, в основном, только на территории Лено-Амгинского междуречья, поэтому река Вилюй не была заселена ими к появлению русских каза-ков. Вторым косвенным признаком проведения этой политики является следующая запись в Истории Якутской АССР, которая была издана к 325 летнему юбилею добровольного вхождения Якутии в состав России: «Якуты разводили крупный рогатый скот и лошадей». [2, с. 14]. Про оленеводство, естественно, уже ни слова.

Составлен чертеж С.У. Ремезова по схематичным картам, которые использова-ли казаки. Карта отражает расселение населения и расположение зимовий на се-редину 17 века. То есть на ней нарисовано именно то самое расселение племен, которое пытался подправить в угоду политике Б.О Долгих. Казаки в своих чертежах не могли допускать ошибок, от этого могла зависеть жизнь следующих за ними землепроходцев.

Исследователи наследства картографа отмечают, что он и сам лично встречался с казацкими атаманами во время составления своей карты. Узнав, что 16 декабря 1700 г. в Тобольске проездом появился известный землепроходец В. Атласов, С.У. Ремезов немедленно подал челобитную воеводе с просьбой «списать у того пятидесятника скаски, какову он дал в Якуцку о тамошнех краях, где он был» [3, с. 158].

При таком подходе специалиста к своему делу исключены ошибки. Можно согласиться с мнением: «Сохранившиеся чертежи С. У. Ремезова, уступая в матема-тическом обосновании современным ему западноевропейским картам, а в технике съемок и составления карт работам петровских геодезистов, отразили и донесли до наших дней такое обилие детальных и в большинстве своем достоверных историко-географических сведений о Сибири XVII в., что заслуженно приобрели мировую славу и известность, как выдающийся памятник русской науки и культуры» [3, с. 198].

Пометки сделанные на карте действительно могут многое объяснить нам, так как несут на себе печать тех времен. Верхневилюйское зимовье располагалось у устья реки Ботуобуя, где в современное время построен город Мирный. И тут же рядом надпись «От Верховилюйского зимовья до Олекминского острога на конях через хребты ездят». И тут же на углу карты запись «От Танарейского зимовья до Верховилюйского зимовья дощениками». А рядом нарисовано озеро и приписка «Озеро с самосадной солью». Несомненно, это Кемпендяйское озеро. Ошибиться после чтения этих пометок в географическом расположении Верхневилюйского зимовья нельзя.

А на месте, где у Б.О. Долгих нарисовано Верхневилюйское зимовье, в современное время расположен улусный центр Верхневилюйск. Эта местность называется Куорамыкы. Селение возникло здесь в начале ХХ века, и там никогда не бы-ло зимовья казаков. В середине XIX в., во время путешествия Р. Маака, Верхне-вилюйская инородческая управа была расположена на берегу маленького озера в одной версте от озера Дюллюкю. [6, с. 118]. Ближайшее от Куорамыкы зимовье казаков было в 40 верстах вниз по течению реки Вилюй на речном острове. Там в XVIII веке располагалось некоторое время зимовье Оленское названное по реч-ному острову Јл³²н³³х. Затем это зимовье, из-за постоянного затопления весен-ним паводком перенесли вниз по течению со старым названием Оленск. Это совре-менный город Вилюйск.

А причина того, что казаки, которые передвигались в летнее время, исполь-зуя каюки и дощаники, не встречали на своем пути саха, заключается в способе ведения хозяйства коневодов. В летнее время коневоды верховьев Вилюя бордонцы и джарханцы откочевывали на Лену. Поэтому в своих отписках казаки указывали, что в верхнем и среднем течении реки Вилюя они не встречали конных людей. Ко-чевали коневоды по реке Сµµнэ. До сих пор этот путь, начало которого отмечено на Ленских скалах рунической надписью, называется джарханский тракт. На карте Ремезова об этом пути коневодов написано: «р. Синяя. По ней живут тунгусы и якуты ясашных волостей».

К приходу первых представителей народа курыкан — предков вилюйских олене-водов саха — тунгусов, Ленскую землю заселяли немногочисленные бродячие само-дийские племена — юкагиры, которые занимались оседлым рыболовством. Рыболов-ство сочеталось у них с охотой. Ездовым животным, которое использовали при редких перекочевках, была собака. Собака является первым животным, который приручил человек. Северную часть Североамериканского континента до сих пор заселяют индейские племена, которые, также как и юкагиры, имеют в качестве ездовых животных собак.

Другим животным, которое помогло осваивать человеку таежное пространство является олень. Но олень также является последним животным, которое приручил человек. Необходимость приручения этого животного было продиктовано экономи-ческими причинами. Степь в это время стала сильно нуждаться в мехах, которые наравне с шелком становились предметом купли и продажи. В могиле хуннского правителя в Ноин Уле вместе с китайским шелком обнаружены полуистлевшие куски иркутского и камчатского соболя [4, с. 35], что показывает наличие такого торгового обмена в степях.

Поэтому приручение оленя происходило на краю лесостепи в разных местах от Урала до Тихого океана около 2000 лет назад. При этом использовали навыки, полученные при разведении степных животных. Можно выделить два направления, по которым в последующем развивалось оленеводство. Первое направление — ис-пользование оленей как вьючных животных для охотников на пушного зверя. Вто-рое направление разведение оленей как стадных животных. Естественно, второе направление появилось позже.

Доказательством того, что оленные охотники за пушным зверем появились во времена хуннов, показывают археологические находки в Западной Якутии. Все ук-рашения и оружие погребений «оленных якутов» идентичны хуннским. В сочетании с известными фактами об идентичности волос вилюйских якутов с хуннскими и наличием арийского антигена, характерного для народа саха и прибайкальских бурят булагатов, это показывает, что оленные люди – тунгусы Западной Якутии были выходцами из Прибайкалья, в то время входящего в состав хуннских государств, расположенных в Забайкалье.

Хозяйство оленных охотников не могло существовать самостоятельно. Хотя они и существовали за счет охоты и рыболовства, все предметы из железа, рыбо-ловные принадлежности из конского волоса, необходимые для увеличения эффек-тивности рыболовства и охоты эти племена получали в метрополии. Не следует думать, что эти оленные люди перебили всех юкагиров – древних жителей края, которые селились по берегам рек и озер. Столкновения в первобытном обществе обычно происходят при нехватке продуктов питания. Оленные охотники за пушным зверем, которые имели более совершенные орудия труда, чем местные жители, и могли на той же территории прокормить больше человек. Но даже в современное время Якутия мало заселена. 2000 лет назад количество населения могло быть несравнимо меньше. Это и определяло отношение между людьми. Выгоднее было найти общий язык и вести совместное хозяйство, чем воевать. И общим языком в этих случаях становится язык более культурных пришельцев. В якутском языке немного самодийских слов, но на территории Якутии очень много самодийских названий местностей, которые некоторые современные исследователи топонимики принимают за маньчжурские названия.

Маньчжуры, т.е. эвены и эвенки, начали развивать оленеводство на Дальнем Востоке чуть позже. Не было экономической необходимости. Для нужд степи и для торговли с Китаем хватало прибайкальской и алтайской пушнины. Только тогда, когда усилились маньчжурские степные племена, могла возникнуть необходимость в пушнине для торговли с Китаем. Поэтому оленеводство маньчжуров могло разви-ваться только после 9 века, когда забайкальская степь опустела из-за засухи. В то же время маньчжуры, которым путь на запад преграждали тюркские племена, кроме вьючных и ездовых оленей охотников-эвенков, начали развивать стадное оленеводство, которое характерно для эвенов. Хозяйство эвенов полностью само-стоятельное хозяйство, основным источником существования которого является сам олень. Рыболовство и охота являются уже побочными отраслями. Стада оленей нельзя содержать в тайге, для этого больше подходит лесотундра и горная тундра. Проникновение эвенов на север Якутии через Жиганск и Верхоянье закончилось уже после прихода русских.

На карте Ремезова и Долгих это движение отмечено. Современные долганы, как народность, возникли именно на территории реки Анабар, где пришлые эвены смешались с местными якутами. Свидетельством этому могут служить пометки ка-заков на карте Ремезова. «Зимовье Оленское, живут якуты». И вторая запись про тундру от реки Оленек до Лены: «Живут многие иноземцы тунгусы и якуты розных волостей». Иноземцами тунгусами названы эвены, которые в 17 веке проникли в приленскую тундру, которую не смогли освоить к тому времени оленеводы, ското-воды и коневоды народа саха, так как тундра не могла быть этновмещающим про-странством скотоводческого народа при средневековом уровне развития хозяйст-ва. Казаки точно отметили многочисленность эвенов. Количество охотников на пушного зверя из народа саха, которые жили за счет охоты и рыболовства в зоне тундры, было несравнимо меньше, чем иноземцев тунгусов-эвенов. Численность последних зависело только от численности стад оленей, которых они пасли на просторах тундры. Но численность оленных якутов, рассеянных по таежной зоне, была значительна. Народ саха и в то время занимал в основном ту же самую тер-риторию, на которой и сейчас живут их потомки.

Но, несмотря на наличие оленеводства и скотоводства, основной отраслью хозяйства народа саха до прихода русских оставалось коневодство. В. Серошев-ский считал основным занятием древних якутов коневодство, и нашел доказатель-ство этому не только в устных сообщениях многочисленных рассказчиков, но и в отписках казаков и даже в религиозных жертвоприношениях. [5, с. 251]. Ското-водство, как отрасль хозяйства, возникла в Якутии вместе с появлением на Лене хоринских племен скотоводов уже в XIV в. Это подтверждено раскопками. Но ма-лонаселенность территории, например, Лено-Вилюйского междуречья, позволяла проживать, используя менее трудоемкое, чем скотоводство, коневодство, сочетая его с охотой на крупного зверя и рыболовством.

До сих пор в сельской местности популярна охота с собаками на лося. Охот-ник на коне может подобраться практически вплотную к лосю, которого «держат» лайки. Если собаки «хорошо идут», добыча такого охотника не ограничивается двумя или тремя лосями за охотничий сезон. Также в наслегах до сих пор прак-тикуют подледную добычу озерной рыбы неводами. И сейчас можно получать при этом рыбу тоннами. Охота, как и рыболовство, и в настоящее время является не-плохим подспорьем к основной, хозяйственной деятельности жителей отдаленных якутских наслегов.

Такая особенность хозяйства якутов отмечалась вплоть до конца XVIII в.: «Надо сказать, что большинство якутов по-прежнему сочетало разведение скота с охотой и рыболовством. В «Описании якутской провинции», составленном неиз-вестным автором в 1794 г., так описан хозяйственный календарь якутов. «С 20-го числа июня здирая с дерев сосновую кору и суша оную запасаются для пищи на зиму, потом косят сено, по прошедствии же осени отлучаются в леса для промыс-лу зверей…, возвращаются с промысла из ближних мест в декабре, а из дальних в марте апреле». «Промысел якутов, — отмечалось в «Описании», — состоит единст-венно в улове зверей и в промене их на хлеб, на потребные для них железные вещи… ловят также для пищи и рыбу».» [2, с. 136].
Народ саха был вынужден увеличить количество скота и перейти на оседлый образ жизни, потому что появление с русскими казаками большого количества промышленников, охотников за пушным зверем, подорвало охотничью базу края.
Так в 1642 г. через Якутскую таможню прошли 1124 человека, из них на про-мыслы — 891, а с промыслов на Русь и в сибирские города – 233 человека. В 1656/57 г. в Якутской таможне заплатили явку 549 человек. В дальнейшем в свя-зи с истреблением ценного зверя, наплыв на промыслы значительно сократился [2, с. 56]. Был выбит не только пушной зверь, но резко сократилось и поголо-вье лосей. Р. Маак во время своей поездки по Вилюйскому округу в 1854 г. на-писал, что доказательством к тому, что лоси в прежнее время встречались до-вольно часто, служит, между прочим, то обстоятельство, что некоторые урочища и озера носят названия «лосиных». [6, с. 355]. Сам лось, по Р. Мааку, был выбит полностью за 70 лет до его поездки.

Но в местах богатых дичью еще и в 1830-х годах сохранились группы якутов, которые не занимались скотоводством: «На севере, в Жиганском и Усть — Янском улусах и Нижне — Колымском ведомстве значительные группы якутов, также как и «бродячие» роды жили промысловым хозяйством, а скотоводством не занимались» [2, с. 183].

Документы также свидетельствуют и об обратном явлении, что в местах, где охота стала менее удачной, оленные якуты — тунгусы были вынуждены начать за-ниматься скотоводством. Так второй Ясачной комиссией в 1830 г. среди вилюй-ских тунгусов были выделены «бродячие» и «кочевые» группы. В Кэлтятском роде (кэлтээки) из 119 муж. душ 29 были причислены к «кочевым»: они имели 42 лоша-ди и 63 головы рогатого скота. В Угулятском роде из 263 муж. душ 102 души бы-ли также причислены к «кочевым»: они имели 474 лошади и 595 голов крупного рогатого скота [2, с. 213].

Историки склонны, уменьшение численности оленных охотников, относить за счет междоусобных столкновений, оспенных эпидемий и частых голодовок. Встре-чаются и некоторые «знатоки», которые в политических целях пытаются доказать, что местное тунгусское население истребили пришельцы якуты. Но цифры показы-вают другую причину. В 1830 году 39 % Угулятского рода оленных перешло на скотоводство. Быраканский, Угулятский и Шелогонский роды оленных по данным первой Ясачной комиссии имели 524 мужчины плательщиков ясака [2, с. 206]. В Верхневилюйском улусе в наслегах с одноименными названиями до 60-х годов ХХ столетия еще содержали оленей для охотников за пушным зверем. Таким образом, оленные якуты Вилюя никуда не исчезали, а перешли на скотоводство.

Переход на разведение крупного рогатого скота начался в густо заселенном Лено — Амгинском междуречье еще до прихода русских. Затем скотоводство рас-пространилось и в Лено — Вилюйское междуречье. Но это не означает, что туда обязательно откочевывали скотоводы с Лены. Местное население при истощении охотничьих промыслов переходило с оленеводства и коневодства на более трудо-емкое скотоводство, с заготовкой кормов на зиму, не отказываясь от занятий рыболовством и охотой. Обычно, основываясь на подтасованных данных Б.О. Дол-гих, принято считать, что численность якутского народа за годы его вхождения в состав России возросла с 25 тысяч человек в 1648 г. до 250 тыс. в 20-х го-дах ХХ столетия [2, с. 40].

Но численность народа саха в момент прихода русских была намного больше. Токарев С.А. пишет: «.. Но если взять и не только ЯАССР, а весь советский Север, то ни одна из коренных народностей его, и даже все они вместе взятые (оставляя только в стороне живущих в европейской части Союза коми-зырян) не равняются по численности с якутами» [1, с. 9]. Многочисленность народа объяс-няется тем, что саха создали самобытное хозяйство, приспособленное к северным условиям.

Можно приблизительно подсчитать естественный прирост населения, занимаю-щегося скотоводством и коневодством. В период между двумя переписями Ясачных комиссий плательщиков ясака в центральных улусах прибавилось на 5080 человек и стало 49480 человек [2, с. 181]. То есть, за полвека численность скотовод-ческого населения центральных районов увеличилось только на 10%. За 300 лет естественный прирост, значит, не мог превышать 120-150 тысяч человек. То есть к приходу русских на Лену народ саха – оленные охотники, коневоды и скотово-ды, занимавшиеся также охотой и рыболовством, составляли около 100-130 тысяч человек и они занимали практически всю территорию Якутии, пригодную для ско-товодства и табунного коневодства.

Таким образом, устоявшееся в исторической науке мнение о том, что якуты южные скотоводы и коневоды, переселившиеся большой группой только в XIV в. из Прибайкалья не соответствует, на самом деле, действительности. Хозяйство на-рода саха является многоукладным комплексным хозяйством, хорошо приспособлен-ным к окружающей северной природе, в котором гибко сочетаются как южные, так и северные формы хозяйств. Таким оно было всегда, таким остается и сегодня. Сложилось оно задолго до характерного в данное время для некоторых малых на-родностей Севера отрасли северного хозяйства, в котором олень является основ-ным хозяйственным животным.

Андрей Кривошапкин
Использованная литература

1.Токарев С.А. «Очерк истории якутского народа» М.: Соцэкгиз. 1940. 248 с.
2.История Якутской АССР. Том 2 М.: Изд-во АН СССР, 1957. 418 с.
3.Гольденберг Л.А. «Семен Ульянович Ремезов» М.:Изд-во Наука, 1965. 260 с.
4.Марков С.А. Земной круг М.: Молодая гвардия, 1971. 560 с.
5.Серошевский В.Л. Якуты. Опыт этнограф. иссл-ия. 2-е изд., М., 1993. 736 с.
6.Маак Р.К. Вилюйский округ. 2-е изд., М.: Яна, 1994. 592 с.
7.Ксенофонтов Г.В. Ураангхай сахалар. Очерки по истории якутов. Том 1, 1-я книга. Якутск: Нац. изд-во Республики Саха (Якутия), 1992. 416 с.
8.Ксенофонтов Г.В. Ураангхай сахалар. Очерки по истории якутов. Том 1, 2-я книга. Якутск: Нац. изд-во Республики Саха (Якутия), 1992. 317 с

Читать далее...

Время разобрать Россию

За всю историю человеческого общества сложилось значительное количество идентичностей, которые каждый его член может использовать для самоидентификации. Национальная идентичность была изобретена одной из последних 300 лет назад, но до сих пор обрела популярность только на незначительной площади земного шара и связана с авторскими проектами создания нации. Массимо д’Азелью, один из идеологов итальянской нации прямо говорил: «Мы создали Италию, теперь мы должны создать итальянцев». Аналогичные высказывания можно встретить у всех «отцов нации», предлагавших привести доставшийся им народ в соответствие с национальной «проектной документацией». Сейчас, когда народы земли осознают свои права и отказываются быть материалом для проектировщиков, возникает вопрос, на базе чего будут созданы новые государства, когда нация как концепт не переживет XXI века. А у нее нет никаких внятных и убедительных оснований его пережить.

Этническая идентичность (и шире – самосознание) для этого не подходит. Оперируя все теми же категориями государства-нации, этнические группы просто создают превращенные формы наций – этнократические государства, где этнос подменяется нацией, но действует в соответствии с теми же концепциями национальной идентичности и использует тот же самый инструмент для обоснования своих суверенных прав. Это гражданство, унификация, единый рынок, единая армия и единое законодательство – все, что было присуще классическим государствам-нациям. Именно в таком виде их признают другие государства и, в соответствии с учредительной теорией государства, именно в таком виде они могут рассчитывать быть признанными мировым сообществом [государств-наций].

Существует огромное количество различных идентичностей: гендерная, этническая, национальная, религиозная, расовая, групповая, региональная, профессиональная, корпоративная идентичность, эго-идентичность, квир-идентичность, гомо-, би- и гетеросексуальная идентичность, идентичность по гильдии, по роду и по сообществу интересов, по месту заключения, по месту рождения или взросления (импринт-идентичность). Однако только одна из них в настоящий исторический отрезок может претендовать на способность создавать государство. Там, где кризис нации наступил раньше всего и там, где нация так и не сложилась, прослеживаются попытки создать государство на иных, отличных началах. Прежде всего, это региональные союзы, для создания которых формулируются и используются региональные идентичности.

Когда житель Санкт-Петербурга заявляет идентичность «я – петербуржец», выходец из Кавказского региона, невзирая на этническую принадлежность, называет себя «я – кавказцем», а гражданин Египта отказывается считать себя «я – арабом» и настаивает на том, чтобы его считали «я – египтянином», они все проявляют региональную идентичность, превалирующую и над этнической и над национальной. А региональная идентичность в отличие от этнической более открыта и может быть использована при строительстве государств нового горизонтального типа, трансрегионального, более сетевого по сравнению с теми государствами, которые предлагает любой национальный проект.

В своей основе региональное сообщество более «заземлено» по сравнению с национальным, оно же менее «воображаемо» – в терминологии Бенедикта Андерсона. В условиях информационного общества, региональные community складываются вокруг территориальных проблем (обмен информацией, самоорганизация, экология, политическое требование). В социальных сетях есть множество групп с выраженной региональной или местной идентичностью (субъект федерации, регион, город, село, даже парковая зона или территория, существующая в рамках урбан-фольклерной географии – например, «Бермудами» жители Петербурга называют треугольник между микрорайоном Светлановский, Тихорецким проспектом и улицей Байкова, хотя никаких административных предпосылок для этого нет). Иногда суммарное членство эти сообществ бывает серьезным.

Региональные сообщества чтобы стать полноценным регионом с его узнаваемой экономикой, культурой, историей, географическими границами и образом, должны иметь возможность управления своей идентичностью, имеющей комплексную природу. Прежде всего, речь идет о самоуправлении, способности организовывать свое пространство с учетом интересов самого сообщества без оглядки на федеральный центр. Если проблема без участия федерального центра не может быть решена, человек утрачивает связь с региональным сообществом и продолжает увязывать свои ожидания со столицей (а по каждому частному случаю начинает организовывать спам-рассылки в высшие федеральные органы власти и на имя всех известных ему директоров федеральных СМИ).

Важнейшим фактором для формирования региональной идентичности традиционно является образование, в которой существует превалирующий по объему над федеральным региональный компонент. В такой системе федеральный стандарт выступает обобщающим минимумом, который и должен проверяться средствами ЕГЭ. Наличие этого минимума должно гарантировать и оплачивать федеральное правительство. Региональный компонент отвечает требованиям регионального сообщества, он включает региональную специфику по ОБЖ, краеведение, обществоведение, «патриотологию», основы региональной религиозной культуры, специализацию предметов федерального компонента с учетом экономических требований региона. Поскольку человек прежде всего живет в своем регионе, а потом уже в стране, эти предметы не могут быть сведены к факультативным занятиям, как это принято делать сейчас в России (на фоне ликвидации регионального компонента в образовании в принципе).

Другой важнейшей структурой, формирующей региональную идентичность, являются вооруженные силы. Кризис нации напрямую порождает кризис национальной армии, которую в будущем заменят региональные отряды милиции. Милиция – это не отряды правопорядка (полиция), это иррегулярные вооруженные формирования, которые носят в разных странах разные наименования («пешмерга» в курдских провинциях, гражданская гвардия во Франции, российские казаки до XIX века), и используются региональными властями для решения региональных проблем, к которым не должна привлекаться армия.

В России роль милиции выполняют Внутренние войска, наследие советских репрессивных подразделений, задача которых стрелять в советских людей, недовольных своим социальным положением в случае актов открытого недовольства. Их, а вместе с ними структуры гражданской обороны и дружину, должны заменить отряды милиции, сформированные на территории региона, имеющие нелетальное оружие. Участники таких отрядов милиции должны жить «на гражданке» и быть готовыми решать региональные проблемы от стихийных бедствий до этнополитических конфликтов. Только так народ имеет возможность реализовать свое право на самооборону в человеческих неказарменных условиях – без дедовщины и уклонизма. К тому же это втрое сократило бы число чиновников в этой области.

Другими не менее важными признаками развитого регионализма является возможность сообществ определять свой язык и форму судебного производства. Эти проблемы решаются демократическим путем и в рамках европейского законодательства.

В настоящее время региональные языки регламентируются Европейской хартией региональных языков и языков этнических меньшинств, однако судопроизводство считается приоритетом федерального правительства. Между тем народ имеет право сам определять форму судопроизводства. И если для регионального сообщества шариат является более предпочтительным, он имеет право настаивать на введение шариата и судить согласно данным канонам в рамках своего региона с согласия всех сторон судебного разбирательства.

Делегирование многих полномочий в регионы сократит целые министерства и батальоны чиновников. Например, министерство культуры становится пережитком государства-нации, так как культура как объект национального строительства перестает существовать, а министерства культуры создавались именно для обеспечения культурного превосходства одних наций над другими. Такую же судьбу постигнет и министерство спорта, туризма и молодежной политики, так как эти вопросы, так же как и вопросы культуры, регионы вполне способны решать самостоятельно без оглядки на Москву. Министерства регионального развития и сельского хозяйства также окажутся под вопросом. В настоящее время они скорее тормозят трансрегиональный обмен, получая федеральную управленческую ренту.

Обеспечение реальной территориальной автономии и регионализма возможно только в условиях, когда не только управленческие, но и фискальные функции передаются на уровень региона. Без подкрепленных финансами полномочий реальный регионализм невозможен. Здесь реализуется право народа на природные ресурсы, преимущественный доход от которых идет на социальную политику региона. Подобные модели использования дохода от природных ресурсов уже были опробованы ООН в некоторых нефтеносных странах, например в Нигерии, где нефтедоллары все меньше играют на руку авторитарной власти и все больше вкладываются в строительство школ и больниц.

К тому же социальная несправедливость, которая заключается в том, что столица «обворовывает» регионы, выкачивая из них энергоносители и металлы, обладает значительным эффектном этногенеза. В этих местах растет этническое самосознание (даже среди этнических русских, выделяющихся в отдельный народ поморов), за которым будет расти только сепаратизм и строительство новых этнократий, если несправедливость не будет устранена.

Важной остается такой барометр состоятельности государства как доверие (по Ф. Фукуяме). Находясь в пределах видимости, региональная власть, наделенная реальными полномочиями, более заинтересована отстаивать интересы регионального сообщества и выполнять его заказы. Разрыв власти с регионального сообщества ведет к бронированным автомобилям, кремлевским стенам и миллионам охранников.

Традиционно считается, что высокая автономия и множество функций, которые берут на себя регионы, способствует развалу страны. Веками Россия «собирала» русские земли, забирая у регионов ресурсы, права, встраивая их в тесные рамки вертикалей власти. И регионы доказывали Москве свою лояльность ее имперскому, классовому и национальному проектам. Сегодня настает время доверять регионам, время «разбирать» Россию обратно, учить регионы управлять самими собой, возвращать в регионы отобранные деньги и лучшие кадры, которые получили возможность реализоваться только в столице. Будущее России в стране самостоятельных регионов, планирующих свое развитие и строящих свое собственное будущее. Время радикального регионализма и региональных идентичностей!

Виталий Трофимов-Трофимов, «Права народов»

Читать далее...

История кыпчаков, которых мы именуем половцами

Многие историки, изучающие историю России, часто пишут о междоусобных войнах князей и их отношениях с половцами, народом, имеющим много этнонимов: кипчаки, кыпчаки, половцы, куманы. Чаще рассказывается о жестокости того времени, но очень редко затрагивают вопрос о происхождении половцев.

Очень интересно было бы узнать и ответить на такие вопросы, как: откуда пришли они?; как они взаимодействовали с другими племенами?; какой образ жизни они вели?; в чём состояла причина их переселения на Запад и связано ли это с природными условиями?; как они сосуществовали с русскими князьями?; почему историки так негативно писали о них?; как рассеялись они?; есть ли среди нас потомки этого интересного народа? На эти вопросы нам наверняка должны помочь ответить работы востоковедов, историков России, этнографов, на которые, мы и будем опираться.

В VIII-м веке, практически во время существования Великого тюркского каганата (Великий Эль) в Центральной и Восточной частях современного Казахстана сложился новый этнос — кыпчаки. Кыпчаки, пришедшие с родины всех тюрков — с западных склонов Алтая — объединили под своей властью карлуков, кыргызов, кимаков. Все они получили этноним своих новых хозяев. В XI-м веке Кыпчаки  постепенно продвигаются к Сырдарьи, где кочуют огузы. Спасаясь от воинственных кыпчаков, они переселяются в степи Северного Причерноморья. Практически вся территория современного Казахстана становится областью владений кыпчаков, которая получает название Кыпчакская Степь (Дешт-и-Кипчак).

Кыпчаки стали переселяться на Запад, практически по той же причине, что и когда-то хунны, которые стали терпеть поражения от китайцев и сяньбийцев только по той причине, что в восточной степи началась страшная засуха, нарушившая благоприятное развитие державы Хунну, созданной великим шаньюем Модэ. Переселение в западные степи оказалось не таким уж и лёгким, так как постоянно происходили стычки с огузами и печенегами (канглами). Однако, благоприятно на переселение кипчаков влияло тот факт, что Хазарского каганата, как такового, уже не существовало, ибо до этого, повышение уровня Каспия затопило многие поселения хазар, селившихся на берегах Каспийского моря, что явно потрепало их экономику. Концом этого государства служило поражение от конницы князя Святослава Игоревича. Кыпчаки перешли Волгу и продвинулись до устьев Дуная. Именно в это время у кыпчаков появились такие этнонимы, как куманы и половцы. Куманами их назвали византийцы. А половцами, кыпчаки стали называться на Руси.

Давайте рассмотрим этноним «половцы», ведь именно вокруг этого наименования этноса (этнонима), ведётся так много споров, так как версий очень много. Мы выделим основные:

Итак, первая версия. Этноним «половцы» по мнению кочеведов, произошёл от «полова», то есть это солома. Современные историки судят по этому названию, что кипчаки были светловолосыми, а может даже и голубоглазыми. Вероятно, половцы были европеоидными и не зря наши русские князья, приезжавшие в курени половцев, часто восхищались красотой половецких девушек, называя их «красными девками половецкими». Но ведь есть ещё одно утверждение, по которому можно сказать, что кыпчаки были еврорпеоидным этносом. Обращаюсь к Льву Гумилёву: «Наши предки дружили с половецкими ханами, женились на «красных девках половецких, (есть предположения, что Александр Невский был сыном половчанки), принимали крещеных половцев в свою среду, а потомки последних стали запорожскими и слободскими казаками, сменив традиционный славянский суффикс «ов» (Иванов) на тюркский «енко» (Иваненко)».

Следующая версия чем-то тоже напоминает версию, выше сказанную. Кыпчаки являлись потомками сары-кыпчаков, то есть тех самых кыпчаков, образовавшихся на Алтае. А «сары» переводится с древнетюрского как «жёлтый». В древнерусском же «половь» и означает «жёлтый». Это может быть от лошадиной масти. Половцы могли называться так потому, что ездили на половых лошадях. Версии, как видите, расходятся.

Первое упоминание о половцах в русских летописях сводится к 1055 году. Историки такие, как Н. М. Кармзин, С. М. Соловьёв, В.О. Ключевский, Н. И. Костомаров считали кыпчаков жуткими страшными варварами, сильно потрепавшими Русь. Но как говорил Гумилёв о Костомарове, что: «в собственных бедах приятнее обвинить соседа, нежели себя».

Русские князья нередко бились между собой с такой жестокостью, что можно было бы принять их за дворовых собак, не поделивших кусок мяса. Причём, происходили эти кровопролитные междоусобицы очень часто и были они более страшными, чем какие-то небольшие нападения кочевников, допустим на Переяславское княжество. Да и здесь не всё так просто, как кажется. Ведь князья использовали половцев, как наёмников в войнах между собой. Потом же наши историки стали рассказывать о том, что Русь якобы вынесла борьбу с половецкими полчищами и защитила Европу, как щит от грозной сабли. Короче говоря, у наших соотечественников фантазий было предостаточно, но к сути дела они так и не пришли.

Интересно, что Русь защищала европейцев от «злых варваров-кочевников», а после этого Литва, Польша, Швабская Германия, Венгрия стали продвигаться на Восток, то есть на Русь, на своих «защитников». Уж больно надо было защищать нам европейцев, да и защиты-то никакой не было. Русь, несмотря на свою раздробленность, была намного сильнее половцев и те мнения историков, перечисленных выше, являются необоснованными. Так что никого от кочевников мы не защищали и никогда не были «щитом Европы», а скорее были даже «щитом от Европы».

Вернёмся к отношениям Руси с половцами. Мы знаем, что две династии-ольговичи и мономашичи, стали непримиримыми врагами, и летописцы, в частности, склоняются на сторону мономашичей, как героев борьбы со степняками. Однако, давайте объективно рассмотрим данную проблему. Как мы знаем, Владимир Мономах заключал с половцами «19 миров», хотя «князем миротворцем» его никак не назовёшь. В 1095 году он предательски убил половецких ханов, которые согласились прекратить войну — Итларя и Китана. Затем князь киевский потребовал, чтобы князь черниговский Олег Святославич либо отдал сына Итларя, либо сам его умертвил бы. Но Олег, будущий хорошим другом половцев, отказал Владимиру.

Конечно грехов было достаточно и у Олега, но всё же, что может быть более омерзительным, чем предательство? Именно с этого момента началось противостояние двух этих династий — ольговичей и мономашичей.

Владимир Мономах смог произвести ряд походов на половецкие кочевья и вытеснил часть кыпчаков за Дон. Эта часть, стала служить грузинскому царю. Кыпчаки не потеряли своей тюркской доблести. Они остановили натиск турок-сельджуков на Каваказе. Кстати, когда сельджуки захватывали половецкие курени, они забирали физически развитых мальчиков, а затем продавали египетскому султану, который выращивал из них элитных бойцов халифата — мамлюков. Кроме потомков кипчаков, в египетском халифате служили султану потомки черкесов, которые также являлись мамлюками. Однако это были совершенно разные подразделения. Половецкие мамлюки носили название ал-Бахр или бахриты, а черкесские мамлюки ал-Бурдж. Позже эти мамлюки, а именно бахриты (потомки половцев) захватят власть в Египте под руководством Бейбарса и Кутуза, а затем смогут отбить нападения монголов Китбуги-нойона (государство Хулагуидов)

Возвращаемся к тем половцам, которые всё-таки смогли остаться в Северо-Кавказских степях, в северном Причерноморье. В 1190-х годах половецкая знать частью принимали христианство. В 1223 году командующие монгольским войском в два тумена (20 тыс. чел.), Джэбэ и Субэдей, совершили внезапный рейд в тыл половцам, обойдя Кавказский хребет. Половцы в этой связи просили помощи на Руси, и, князья решили им помочь. Интересно, что, по мнению многих историков, негативно относившихся к степнякам, если половцы вечные враги Руси, то как они объяснят столь быструю, почти союзническую, помощь со стороны русских князей? Однако, как известно, совместные войска русских и половцев потерпели поражение, причём не по причине, допустим превосходства противника, которого и не было, а по своей неорганизованности (русских с половцами было 80 тыс. чел., а монголов всего-то 20 тыс.  чел.). Затем последовал полный разгром половцев от темника Батыя. После этого кыпчаки рассеялись и практически перестали считаться этносом. Часть их растворилась в Золотой Орде, часть приняла христианство и вошла в позднее в Московское княжество,  часть, как мы говорили, стала править в мамлюкском Египте, а часть ушла в Европу (Венгрия, Болгария, Византия). На этом история кыпчаков заканчивается. Остаётся только описать общественный строй и культуру этого этноса.

У половцев был военно-демократический строй, практически, как и у многих других кочевых народов. Единственная их проблема заключалась в том, что они никогда не подчинялись централизованной власти. Их курени были отдельными, поэтому если и собирали общее войско, то это случалось редко. Часто несколько куреней объединялись в небольшую орду, руководителем  которой был хан. Когда же некоторые ханы объединялись, то во главе выступал каган.

Хан занимал высшее положение в орде, и к именам половцев, занимающую эту должность, традиционно прибавлялось слово «кан». После него шли аристократы, которые распоряжались общинниками. Затем главы, возглавлявшие рядовых воинов. Самое низкое социальное положение занимали женщины — служанки и колодники — военнопленные, которые выполняли функции рабов. Как было написано выше, в орду входило определённое количество куреней, которые состояли из семей-аулов. На владение куреня назначался кошевой (тюрк. «кош», «кошу» — кочевье, кочевать).

«Основным занятием половцев было скотоводство. Главной пищей простых кочевников служили мясо, молоко и просо, любимым напитком — кумыс. Одежду половцы шили по собственным степным образцам. Повседневной одеждой половцам служили рубахи, кафтаны и кожаные штаны. Домашними делами, по сообщениям Плано Карпини и Рубрука, обычно занимались женщины. Положение женщин у половцев было достаточно высоким. Нормы поведения половцев регулировались «обычным правом». Важное место в системе обычаев половцев занимала кровная месть.

В большинстве, если исключить аристократию, которая стала принимать христианство, то половцы исповедовали тенгрианство. Так же, как и тюркюты, половцы почитали волка. Конечно, в их обществе служили и шаманы, именуемыми «басхамы», которые вели общение с духами, лечили больных. В принципе, они не отличались ничем от шаманов других кочевых народов.  У половцев был развит погребальный культ, а также культ предков, постепенно переросший в культ «вождей-героев». Над прахом своих покойников они насыпали курганы и ставили знаменитые кипчакские балбалы («каменные бабы»), поставленные, как и в Тюркском каганате, в честь воинов, павших в борьбе за свою землю. Это прекрасные памятники материальной культуры, отражающие богатый духовный мир их создателей.

Половцы часто воевали, и военное дело у них стояло на первом месте. Кроме отличных луков и сабель, у них также имелись дротики и копья. Большую часть войск составляла лёгкая конница, состоящая из конных лучников. Также, в войске была тяжеловооружённая кавалерия, воины которой носили ламеллярные панцири, пластинчатые панцири, кольчуги, шлемы. В свободное время воины занимались охотой для оттачивания своего мастерства.

Опять, степофобские историки утверждали, что городов половцы не строили, однако в их землях упоминаются города Шарукань, Сугров, Чешуев, заложенные именно половцами. Кроме того, Шарукань (ныне город Харьков) был столицей западных половцев. Согласно историку-путешественнику Рубруку, продолжительное время половцы владели Тмутараканью (по другой версии в это время она принадлежала Византии). Вероятно, им платили дань греческие крымские колонии.

Наш рассказ о половцах заканчивается, однако при том, что данная статья имеет недостаточно данных об этом интересном этносе и поэтому подлежит дополнению.

Александр Беляев, Клуб Евразийской интеграции МГИМО (У).

 

Список литературы:

  1. 1. Гумилёв Л. Н. «Древняя Русь и Великая степь». Москва. 2010 г.
  2. 2. Гумилёв Л. Н. «Тысячелетие вокруг Каспий». Москва. 2009 г.
  3. 3. Карамзин Н. М. «История Государства Российского». Санкт-Петербург. 2008 г.
  4. 4. Попов А. И. «Кыпчаки и Русь». Ленинград. 1949 г.
  5. 5. Грушевский М. С.  «Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до XIV столетия». Киев. 1891 г.
  6. 6. Плетнёва С. А. «Половцы». Москва. 1990 г.
  7. 7. Голубовский П. В. «Печенеги, торки и половцы до нашествия татар». Киев. 1884 г.
  8. 8. Плано Карпини Дж. «История монголов, которых мы называем татарами». 2009 г. // http://kitap.net.ru/archive/12.php
  9. 9. Рубрук Г. «Путешествие в восточные страны». 2011 г. // http://www.vostlit.info/haupt-Dateien/index-Dateien/R.phtml?id=2057

Читать далее...

Байкальский Ольхон под гнетом цивилизации

В «Центре Льва Гумилева» состоялась презентация документального фильма иркутского режиссера Николая Тарханова «Ольхон – остров контрастов». Лента в 2005 году получила гран-при на Всероссийском кинофестивале «Живая вода» в номинации «Лучший фильм».

Николай рассказывает, что в самом начале он хотел снять просто красивую ленту о сказочном острове на Байкале. Но в итоге, спустя 9 месяцев работы, родился драматический фильм о суровых буднях местных рыбаков.

Николай Тарханов

«Удивительно, но синхрон главного героя, который служит связующей нитью сюжета, мне удалось взять через несколько месяцев. Таков уж суровый сибирский характер. Зато получился фильм, который, на мой взгляд, может зацепить душу любого человека», — говорит режиссер.

С одной стороны — завораживающие кадры водной стихии Байкала и девственной природы острова, с другой – нищета рыбаков и их семей, отсутствие электричества. «Не поверите: мы используем холодильники вместо шкафов. Всегда думал, что рыбаком может стать только настоящий мужик. Мой отец был рыбаком. Я люблю свое дело. Но мы даже старость себе обеспечить не можем», — восклицает главный герой.

Промысловая преемственность отцов и дедов прерывается. Главному герою не удается выбить квоты на вылов рыбы. Этой привилегией на байкальских просторах пользуются в основном рыболовецкие компании. В результате он вынужден податься в обычные охранники, заняв серую нишу большинства. Любимый корабль, к которому он относился как к живому человеку, выставлен на продажу. Остались одни мечты и стихия озера…

Сегодня на острове уже есть электричество. Но вот только благо, которого так ждали местные жители, обернулось печальными последствиями.

«Да, пришла цивилизация. Заработали холодильники, появился интернет. Но у людей на глазах поменялось отношение к миру, — размышляет Николай Тарханов.- На острове значительно больше стало мусора. Экосистема нарушается. Остается надеяться, что Ольхон все это переварит. Ведь Байкал — уникальная экосистема, если уж выжила за 25 млн лет, то переживет и нашу цивилизацию».

Сейчас режиссер вынашивает идею о съемках второго фильма об острове, чтобы уже рассказать о метаморфозах этого некогда девственного места в связи с приходом, или лучше сказать, — «наступлением» на него света.

* Справка:

Ольхон  называют сердцем Байкала, даже по своим очертаниям он напоминает контур священного озера. Это самый крупный остров на Байкале.  По одной из легенд, на острове находится могила Чингизхана.  Остров считается сакральным центром северного шаманского мира, и до сих пор существуют места поклонения духам. Самое сакральное место – мыс Бурхан и расположенная на нем скала Шаманка. В ней есть сквозная пещера, где проходили шаманские обряды. На острове обнаружено большое количество городищ и могильников древнего народа курыкан.

Существует две версии происхождения названия острова, обе проистекают из языка коренных жителей Ольхона — бурят. Согласно первой, название острова произошло от слова «ойхон» — «лесистый», согласно второй — от «ольхан» — «сухой». Обе вполне соответствуют облику Ольхона — он одновременно и сухой, и лесистый, поэтому отдать предпочтение какому-нибудь одному варианту затруднительно.

Люди очень давно поселились на Ольхоне — в Сарайском заливе найдена стоянка древнего человека эпохи палеолита, возраст ее оценивается более чем в 13 тысяч лет. В настоящее время Ольхон — единственный обитаемый остров на Байкале. В нескольких небольших поселках проживает около 1500 человек, в основном, коренное население — буряты. Род занятий — рыболовство и скотоводство.

Живая природа Ольхона в значительной степени пострадала от мощного антропогенного воздействия. По вине человека в последние десятилетия с Ольхона исчезли большой баклан, дрофа, волк, марал, косуля, сокол-балабан. Еще в XVIII веке на острове полностью извели соболя. Редкостью стала нерпа, обожавшая погреться под солнышком на прибрежных камнях. Встретить это уникальное животное теперь можно только на восточном берегу. В самые последние годы с Ольхона полностью исчез гнездившийся здесь солнечный орел (он же императорский орел, орел-могильник). Тот самый священный Белоголовый Орел, герой многих древних байкальских легенд, сын Хозяина Ольхона, прародитель ольхонских шаманов, которому до сих пор приносятся жертвоприношения.

Яна Белянина, пресс-служба «Центра Льва Гумилева»

Читать далее...

Кочевая цивилизация и XXI век

Наш собеседник и коллега Константин Куксин – географ и этнограф, директор Музея кочевой культуры в Москве. Мы пьём чай и разговариваем в гостевой юрте музея. До этого застали экскурсию о традициях и быте киргизов, которую Константин вёл для школьников.

* Справка:

Кочевые народы со своим укладом – не эхо давно ушедших веков. Они живут в XXI столетии вместе с нами и сохранили свой скромный быт, притом что множество великих империй развалилось, оставив нам только летописи и архитектурные памятники.

Константин Куксин

И «прикочевали» они в эпоху глобализма не в виде  «редких и исчезающих видов» на маленьких «особо охраняемых территориях»: кочевники для России – совсем не заморская экзотика. Наших сограждан – россиян, сохранивших кочевой уклад, – сотни тысяч, если не миллионы. Это часть коренных жителей Севера, Сибири, Дальнего Востока, Прикаспия. У наших ближайших соседей и партнёров по СНГ, а некогда по Российской империи и СССР – свой ареал кочевой культуры в степях и горах Казахстана и Средней Азии. Площадь земель, которые кочевники охватывают в своих передвижениях, тоже миллионы километров. В России это, можно сказать, полстраны.

А в остальном мире число кочевников и площадь кочевий ещё выше. Люди кочуют на огромных пространствах Монголии и Западного Китая, Африки и Ближнего Востока, Северной Америки, есть также сообщества бродячих охотников Австралии, Центральной Африки, Амазонии.

Кочевая цивилизация – «резерв» человечества

– Чему мы, современные жители мегаполисов, могли бы поучиться у кочевников?

– Этот вопрос задают часто – что они нам дали, что они нам могут дать? Дали довольно много… В своё время – многие предметы обихода: сёдла, стремена, луки и прочее. Но самое главное – их трепетное отношение к миру, к тому, что тебя окружает. Когда, например, старик- ханты, прежде чем срубить дерево, просит разрешения у него.  Когда монголы-старики (мы это наблюдали Монголии в этом году в экспедиции), выкопав дикий лук, сеют на том же месте новые семена. Нельзя убить лишнего зверя, лишнюю птицу. Нельзя что-то брать просто так, не отдавая. Кочевники же, можно сказать, полностью дети этого мира – по сути, верхнее звено биоценоза. Они очень подвержены воздействию климата. До сих пор у них погибают стада. Например, этой зимой в Монголии был джут, четверть поголовья пало. Они не защищены от этого, поэтому серьёзное, и в то же время трепетное отношение к окружающему миру у них сохраняется.

И самое главное, кочевники – возможный, своего рода, резерв на будущее. Дело в том, что кочевые цивилизации сохранили способность жить в тяжелейших условиях. Скажем, на Крайнем Севере: там, где русские выживают, чукчи или ненцы совершенно спокойно живут. И мои знакомые ненцы и ханты смеются, хотя и не без грусти, когда мы с гордостью говорим о наших первопроходцах.  Ведь они-то там к тому времени жили уже тысячи лет: «Мы здесь живём, это наш дом, а вы называете подвигом то, что вы здесь просто прошли». На самом деле, никто не знает, куда идёт западная цивилизация и к чему приведёт глобализм. И если мир постигнет катастрофа, то, скорее всего, выживут именно кочевники.  Это резерв человеческой цивилизации, и очень крепкий резерв.

– Как наладить взаимодействие между «современной» цивилизацией и кочевниками при освоении их исконных земель? Очень часто оно велось непродуманно, один из характерных примеров – наше освоение целины в 1950-е.

– Я бы позволил им жить так, как они живут, особенно на Севере. Да, всё равно надо добывать нефть и газ, но надо это делать с умом и учётом интересов коренных народов, и в последние годы есть движение к этому, в том числе – со стороны Газпрома.

Продукция северных народов должна быть востребована – это оленье мясо и шкуры у ненцев, рыба  у хантов – рыбаков. Они должны жить своим трудом. Нужны перерабатывающие комбинаты, инфраструктура…Успешен пример Монголии. Страна живёт натуральным хозяйством и при этом поставляет мясо на экспорт – в Китай, Россию, Канаду, США. У нас же – да, рубили с плеча. Коллективизация, освоение целины подрывали культуру и традиционную экономику кочевых народов. В итоге, например, традиционную культуру казахов мы сейчас изучаем в Западной Монголии и Западном Китае, куда они уходили сначала от царской России, потом – от советской власти.

– Кочевые народы – совершенно разные. Монголы, чукчи, ненцы, бедуины – это не одно и то же. Что их объединяет, почему вы их объединили названием «кочевая культура»?

– Это разные народы, но я бы рассматривал всех кочевников планеты как одну кочевую цивилизацию. Чукча и монгол в реальной жизни вряд ли когда-нибудь встретятся, но, если это произойдёт, они найдут много общего – в играх, обрядах, отношении к миру.  И те, и другие – пастухи-скотоводы. Я рассказываю в экспедиции ненцам о чукчах, чукчам о ненцах, монголам – об эскимосах и чукчах… Они с большим интересом слушают, дают советы по технике и организации быта: «а вот это я бы сделал так…». Они спрашивают, почему что-то у другого народа сделано именно так, я объясняю, и они быстро разбираются в этом.

Интереснее всего с детьми. Они тут же вспоминают игры,  они у них очень похожи, детский мир объединяет кочевников всей планеты.

У разных кочевых народов похожая ментальность, похожее сознание. Мыслят они широко, у них есть понятие Пути, бескрайности мира, цикличности времени – время у них движется как солнечный зайчик в юрте, по кругу, и нет линейного времени, характерного для западных цивилизаций. И эту связь с миром ощущаешь, особенно на Севере, когда весной отправляешься кочевать с ними и когда всё живое устремляется на север – прилетают птицы, пробивается трава, олени «хоркают» и бегут – тоже на север, к океану.  Ты наполнен всем этим, энергия проходит сквозь тебя, тебя просто тянет вперёд вместе со всеми, и ты тоже идёшь.  А осенью – обратно. Ты следуешь за потоком жизни.  И всех кочевников объединяет движение вместе с этой силой жизни, и в этом – их сила.

– Что бы вы посоветовали почитать по теме, чтобы лучше узнать кочевой мир?

– Начинайте с Л.Н. Гумилёва. Можно  принимать или не принимать его теорию пассионарности и этногенеза, но он скрупулёзно собрал всю историю степняков.  Его книгами о Великой степи можно пользоваться как справочниками.  Наконец, его хорошее отношение к кочевникам как к людям и развенчание мифа о «внеисторичности» кочевников, о которой писал английский историк Тойнби. Гумилёв опроверг представление о кочевниках как народах, у которых нет истории.

А далее – есть специалисты по каждому народу и направлению.  Например, по ненцам и ханты – Головнёв, по монголам – Жуковская, по Чукотке – Тан-Богораз, участвовавший также в американской экспедиции и написавший часть трудов на английском.

Более подробного описания чукотской культуры, чем у Тан-Богораза, нет. Кстати, позор для нас и намёк Русскому географическому обществу – один из томов Тан-Богораза не переведён и хранится в Америке. Самый интересный том – «Верования чукчей».

Мы готовы перевести, но надо просто помочь нам получить его в каком-то виде для перевода.

Из художественной литературы – конечно, чукотский писатель Юрий Рытхэу («Время таяния снегов», «Сон в начале тумана»), Тихон Сёмушкин («Алитет уходит в горы»), но сам я больше всего люблю Чингиза Айтматова. Кто хочет больше узнать о казахах – читайте Абая, хотя, конечно, лучше акынов слушать вживую.

Современная и традиционная экономика – нужно равноправное партнёрство, а не пособия «инвалидам»

– Вы сказали, что кочевые народы образуют верхнюю цепочку биоценоза. Это напоминает стадию гомеостаза в развитии этнической системы у Льва Гумилёва.

– Совершенно верно. Это и есть тот самый гомеостаз, когда они вошли в гармонию с миром, создали более или менее устойчивые сообщества, которые, если их не разрушать искусственно, способны существовать довольно долгое время. Многие называют кочевников «реликтовыми» этносами.  Те же северные народы сохранили образ жизни, существовавший тысячи лет назад. Оленеводство, например, возникло 20 тысяч лет назад. И они всё это сохраняют, находясь в гомеостазе.

Но гомеостаз – это довольно хрупкое состояние. Особенно на Крайнем Севере России и Северной Америки. Любое внешнее воздействие легко его разрушает. Поэтому именно на Севере надо много раз подумать, прежде чем вмешиваться в существующий тысячелетиями уклад жизни.  А чем южнее, тем более устойчиво сообщество. Но это общий закон, все мы, географы, это понимаем. Именно на Севере поэтому возникает много проблем. Первая проблема – что к кочевому хозяйству относятся, как к пережитку доисторического прошлого. XXI век, строятся посёлки, газ добывают, нефть, а они кочуют в этих своих одеждах из шкур, разговаривают с деревьями, поклоняются идолам… Всё это воспринимается многими приезжими-русскими как пережиток. Смешно: «чукча в чуме ждёт рассвета» и так далее.

Не могут многие наши – русские увидеть, что это бесценная сокровищница истории, культуры, традиций. Всё это проходит мимо. Это главная проблема – то, что мы не видим людей. Потому я и работаю в музее – чтобы научить ребят видеть людей и в каждом человеке видеть человека. Другая проблема – в том, что их хозяйство не выдерживает конкуренции, плохая транспортная сеть, нет инфраструктуры. Им некуда сдавать мясо, шкуры. Себе хватает, а дальше – куда девать?

– То есть вы за партнёрские отношения между кочевниками и «современной» цивилизацией?

– Да, за то, чтобы они были партнёрами – полноценными и равноправными. И чтобы оленевод был уважаемой профессией – не хуже, чем, например, нефтяник.

И ещё проблема, конечно же, в нарушении прав человека.  Что следует из всего вышесказанного. Их просто не замечают.  Да, уже нет случаев геноцида, как было раньше. Но бывает, что живёт семья, а её просто «подвигают». Их долго уговаривают, платят деньги, переселяют в посёлок, но в посёлке без работы они спиваются и умирают.

Это называется «бархатный геноцид». Вроде бы сделали хорошо, а семью уничтожили.

– А в посёлке им негде работать?

— А кем он будет работать в посёлке? Допустим, люди даже моего возраста (прим. – Константину 32 года). Они пойдут учиться? С тремя классами образования…  Да, он, допустим, виртуозный оленевод и охотник, но в посёлке он никому не нужен, для него это чужой мир.

– А много ли случаев, когда ненец или ханты учится на рабочую или инженерную специальность и идёт работать, допустим, на нефтепромысел?

– Мало случаев, но есть.  Например, у меня есть друг, он работает в газодобывающей компании. Это неплохо.  Такие люди могут стать посредниками между техногенной цивилизацией и традиционной культурой и подсказать много полезного. Если их, конечно, слушать.

Проблема и в том, что многие получают высшее образование, а потом не могут устроиться на работу у себя на месте. Коренным жителям Севера по закону надо платить надбавки. Этого, естественно, не хотят делать, поэтому предпочитают брать на работу людей со стороны, но не ненцев или ханты, которые получили высшее образование в Петербурге или Москве и вернулись на родину.  Найдут тысячу поводов, но не возьмут на работу. Хотя, в принципе, всё не так плохо. На Ямале совсем неплохо, на Чукотке – несколько хуже. Несмотря на работу Абрамовича – им на Чукотке много сделано, там всё равно много проблем.

– Почему?

– Прежде всего за счёт отсутствия транспортной системы. На Ямале есть автомобильные и железные дороги, а на Чукотке пока – «белое безмолвие».

И, за счёт отвратительного чукотского климата, авиация не спасает. В Анадыре можно неделями ждать самолёта.

– Ну а как это отражается на местных жителях, если они, в какой-то мере, самодостаточны?

– Они самодостаточны, конечно, и могут жить, обогревая жировыми лампами свои жилища. Как в каменном веке. Расскажу историю. Приехал я в ярангу, познакомился с семьёй бригадира. Жена у него, с русским именем Лена, зажигает в пологе эту жировую лампу, сидя в своём меховом комбинезоне – каменный век, в общем. А девушка очень образованная.

И говорит мне: «Ты знаешь, Костя, мне в школе говорили, что наша Чукотка прошла путь от жировой лампы до атомной электростанции в Билибино. А сейчас мы прошли этот путь обратно». Вот такой грустный юмор…

Это грустно, потому что на том же Ямале уже давно есть электричество в чумах, генераторы, телевизоры… Это крайне важно – дать людям возможность кочевать и при этом пользоваться какими-то благами, которые в XXI веке должны быть доступны всем.

Спутниковые телефоны – это удобно. Снабдить их хотя бы одним спутниковым телефоном на бригаду – это копейки. Но хоть не будут дети умирать, спасатели вовремя прилетят, если что случилось. Ведь сейчас у них эти доисторические рации с ручкой – которые то работают, то не работают. Получается, что сделать нужно очень мало. Но никто не делает, потому что этого никто не замечает. Не видят человека. У нас это вообще общероссийская проблема – что «маленького человека» не замечают. Большая Россия не видит маленьких людей. Это очень печально.

– А какая сейчас ситуация с рождаемостью, смертностью, приростом населения у северных народов? В разных источниках говорят совершенно по-разному – и что вымирают, и наоборот – что население растёт. Чему верить?

– На самом деле численность растёт. Они не вымирают. У нас 45 коренных малочисленных народов. Есть народы крупные – ненцы, ханты, зыряне, чукчи, эвенки. Им пока ничего не грозит, их численность увеличивается, детей в семьях много. Детская смертность выше, чем в среднем по России, но, в принципе, не критична. Не так, как было раньше. Всё-таки советская система оказания медицинской помощи работает уже много десятилетий. Сейчас следят, например, чтобы женщины рожали не в чумах, а в роддомах, и т.д.

Но есть народы, которых осталось 100-200 человек. Им уже ничто не поможет, они будут ассимилированы, и задача – сохранить какие-то элементы их культуры, языка и дать этим людям прожить достойно. Народа уже не будет, но люди не должны пропасть.

Это тоже очень грустно, трагичный момент – «последний из удегэ», «последний из могикан»… Но, в любом случае, нужно дать им возможность прожить так, как они хотят.

Ни в коем случае не нужно делать им какие-то «заповедники», резервации, чтобы потом водить туристов. Пусть они переедут в города, если хотят, ассимилируются, но их кровь где-то будет жить.

Ну, а там, где есть возможность сохранить народ, надо сохранять народ. Вместе у каждого из них гораздо больше шансов. Национальное самосознание, которое у северных народов очень крепко, их поддерживает и позволяет выстоять в трудную минуту.

С пьянством тоже не так всё плохо. Далеко не все они спиваются. Поселковые пьют, но в посёлках и русские пьют. А кто кочует, тот не пьёт, потому, что в тундре это смерти подобно. Часто даже бывает – в посёлке мужик запил, жена его, бессознательного – в нарту, оленей запрягла и в тундру за 100-200 км к каким-нибудь родственникам. Очнётся пьяный уже в яранге. И пить нечего, и пешком не уйдёшь. Что делать? Начинает работать и приходит в себя. Хороший способ борьбы с пьянством.

– Там тоже, получается, женщины благоразумнее и не так спиваются? И когда жена вытаскивает на себе пьяного мужа – это, как и на Руси, обычная ситуация?

– Да, точно так же.

– Вопрос, возможно, сейчас не актуальный, но, если помечтать о лучшем… У чукчей, ненцев и других всё хорошо, их становится всё больше. Но тогда рано или поздно тундровое хозяйство…

– Перестанет их кормить?

– Да. И тогда получится, что части этих народов придётся «перепрофилироваться»…

– Понял вопрос. Я неоднократно писал об этом в своих статьях. Как это решалось раньше? Раньше начиналась война. Дело в том, что кочевое хозяйство экстенсивно, и огромные площади кормят мало людей. И, как только после благоприятных лет население росло, начинались конфликты. Возникали кочевые империи – от хунну до Чингисхана. На севере постоянно шли войны.

Так воевали и индейцы Северной Америки. Европейцы не могли понять их войн. А война шла просто за сокращение численности населения.  И, как только численность сокращалась, прекращалась и война. По сути, война была природным фактором ограничения численности населения.

– У наших северных народов так же?

– Да, разумеется.  Они на боевых нартах ходили, представьте, от Салехарда до Новосибирска – через всю Западную Сибирь. Я вообще не представляю, как сейчас этот путь повторить – через все эти  бесконечные болота и непроходимую тайгу.

Вогулы (манси) регулярно Русь грабили на своих боевых упряжках. А сейчас этот народ практически ассимилирован.

– То, что описано в «Сердце Пармы» Алексея Иванова, соответствует истине?

– Да, это исторически верно. Сейчас же они смогут найти себе место в городах. Очень многие – талантливые люди, учатся, уезжают…

Монголия решила этот вопрос. Уже традиционно, последние 100-200 лет, как поступают монголы? Они дают детям право выбора. Кто-то уходит в буддийский монастырь и идёт по духовному пути, кто-то уезжает в город и становится учёным, служащим или рабочим и помогает родителям оттуда, а кто-то остаётся в степи. Так что выход есть.

– Мы на Арктическом форуме задавали подобные вопросы – о северных народах, их проблемах и выстраивании отношений между ними и «цивилизацией» – представителям Аляски, Дании, Финляндии.  Частично им удаётся решать эти проблемы, но они сохраняются и на Западе. А по вашей информации, насколько успешен западный опыт, насколько им удалось решить проблемы северных малочисленных народов? Чем различается ситуация у нас и, например, на Аляске?

– Если честно, нигде эти проблемы решить не удалось.  То, что происходит в Финляндии и Норвегии, – это неплохой вариант, но там очень мало осталось представителей народа саами. И для них всё сделано. Промышленность выпускает для оленеводов специальные арканы разного цвета для разной погоды, из специального пластика; специальные лёгкие пластиковые чумы и т.д.

Но это искусственное поддержание этноса саами.  Да, они молодцы, наши ненцы не раз ездили к ним учиться. Но это всё-таки искусственное поддержание культуры,  хотя вариант не самый грустный.Что в Америке произошло – известно, до сих пор там есть резервации, геноцид продолжается… («Америка – страна свободы, это понятно», – саркастически добавляет Константин).

На Аляске и особенно в Канаде сравнительно неплохо – там и культура сохранилось, и в целом всё более мягко. Но это не наша модель.

Ведь нигде так не сохранилась культура северных народов, как у нас, в России. Мы имеем уникальную возможность в полном объёме сохранить культуру некоторых северных народов.  Например, на данный момент ненецкая культура сохранилась на 100% – язык, традиции и всё остальное. Американцы уничтожили всё, а потом стали сохранять. Им вдруг стало стыдно: «ах, first nation; ах, бизонов их перебили!». И именно американцы придумали платить индейцам пособия. И к чему это приводит? Индейцы живут в резервациях, получают большие пособия, но старшее поколение спивается, а молодое, кто ещё не успел спиться, пополняет банды в крупных городах. Это и есть «бархатный геноцид». Для них всё делается, но итог только хуже.

Правитель и мудрец, государство и географы

– Константин, а вы, как специалист в этих проблемах, могли бы выступить, например, в качестве консультанта наших государственных структур для выработки грамотной национальной политики?

– Да, конечно, я готов это сделать, и я это уже делаю.  Как представитель этих народов, как их «голос» на «большой земле». Они мне это доверили.  Мы писали открытое письмо Медведеву (оно публиковалось в «Независимой газете»), освещали эти проблемы. Мой телефон есть у многих рыбаков, оленеводов, они мне звонят, и мы пытаемся из Москвы решать их проблемы. Потому что местная пресса и местное руководство проблемы коренных народов замалчивают, показывая центральной власти красивые картинки.

Проблему может увидеть только учёный или путешественник, который живёт вместе с ними, знает их. Местные жители не всякому русскому расскажут о своих проблемах. Они часто боятся наказания со стороны властей и не доверяют первому встречному.

– К вам прислушиваются в органах власти? Я бы хотел даже поставить вопрос шире. По вашему опыту, насколько налажено взаимодействие между специалистами – географами, этнографами, и представителями власти, принимающими управленческие решения?

– Я вспоминаю историю. Когда Чингисхан в начале XIII века захватил столицу империи Цинь, в плен к нему попал юноша по имени Елюй Чуцай. Он был буддийским монахом с прекрасным образованием. И он сказал Чингисхану: «Великий хан! Можно завоевать империю, сидя на коне. Но с седла управлять империей нельзя!». И после этих слов Чингисхан прислушивался к советам разных людей – учёных, мудрецов, священников разных религий и поступал, исходя из их советов.

Я думаю, что наше правительство должно поступать так же. Конечно, президент не может знать всё и ему нужны хорошие независимые специалисты, которые от чистого сердца помогут своей стране. Допустим, обычный географ, который занимается своей научной работой. Во-первых, правительство должно знать, что есть такие специалисты. Нужно, вероятно, сделать соответствующую электронную базу.

Чтобы, допустим, у президента была возможность увидеть, кто чем занимается, вызвать нужного ему человека и спросить его: «Иван Иванович, а что вы думаете по этому вопросу?» Это было бы идеальным вариантом. А пока наша власть далека от народа. Надо быть ближе, и здесь может помочь как раз учёный «в потёртом пиджачке», работающий в своём НИИ над своей проблемой и досконально разбирающийся в ней.  Он независим и реально может дать дельный совет.  Можно собрать совет из нескольких учёных, чтобы они могли вынести коллегиальное решение.  А иначе – зачем вообще учёные? Писать диссертации?

Беседовали Кирилл Дегтярёв, Ольга Царёва, Ярослав Никитин, Русское географическое общество.


Читать далее...