В Мали завершилась первая фаза операции против повстанцев

Правительственная армия Мали при поддержке французских войск заняла все крупные города на севере страны, ранее находившиеся под контролем повстанцев. В Бамако и Париже откупоривают бутылки с шампанским, празднуя почти бескровную победу над «террористами», хотя борьба за пустынный регион только начинается.

Война в Мали начиналась очень зрелищно. Победный марш-бросок на север страны освещали сотни журналистов со всего мира. Шоу обещало стать неплохим: сначала в аэропорт Бамако (столицы Мали) прилетели хищные «Миражи» каждый стоимостью в несколько малийских городов, потом там же началась высадка бравых французских легионеров, увешанных автоматами, рациями, приборами ночного видения и другими высокотехнологичными устройствами для истребления людей.

Следом прилетели боевые вертолеты, наспех перекрашенные в охру — под выжженную малийскую пустыню. Из транспортных самолетов выгружали бронетранспортеры и другую наземную технику. За происходящим наблюдали местные жители, а также несколько сотен военных из других африканских стран, которые в ожидании боевых действий развлекали себя исполнением национальных песен и танцев.

Все это с удовольствием фиксировали на фото и видео корреспонденты, которым тоже заняться было пока нечем. Судя по кровожадным записям в микроблогах, им очень хотелось поскорее перейти к делу, за которым они приехали в эту дыру, — к освещению войны с ее взрывами, перестрелками и толпами обездоленных беженцев. Тем временем цены на жилье и питание для белых в Бамако рванули вверх, поскольку гостиничный сектор малийской столицы оказался явно не готов к такому наплыву.

А настоящая война все не начиналась и не начиналась. Повстанцы-туареги, бодро продвигавшиеся в направлении столицы до прихода французов, мгновенно растворялись в бескрайних саваннах при первых признаках появления интервентов. В бой вступать никто не хотел. Журналисты выглядели весьма раздосадованными. Корреспонденты, потея в бронежилетах и касках, удрученно вещали с улиц очередного «освобожденного» города о том, что операция прошла без единого выстрела. При этом вокруг шныряли чумазые дети в разноцветных ситцевых рубахах, а взрослые прохожие с удивлением оглядывали закованного в кевларовые доспехи незнакомца.

В целом операция по освобождению севера Мали шла так: французские войска подходили к очередному «стратегически важному» городу, окружали его и убеждались, что там никого нет. После этого в дело вступали подразделения плетущейся во французском обозе «правительственной армии» — малийских солдат умывали, одевали в военную форму, приводили в божеский вид, после чего пускали колонной в город. Жители высыпали на улицы, приветствуя своих спасителей от жестоких исламистов. Официальная церемония освобождения на этом считалась завершенной. Французское командование поясняло, что такой алгоритм действий был выбран неслучайно: у жителей должно было создаться впечатление, что их освобождают соотечественники, а не захватывают понаехавшие иностранцы.

Поначалу именно правительственные войска устанавливали блок-посты в городах, покинутых исламистами, однако чуть позднее от этой практики пришлось отказаться, так как «освободителям» с наступлением вечера становилось скучно, и они вместе с местными жителями отправлялись грабить дома и магазины, принадлежащие «террористам и их пособникам». Не обошлось также без изнасилований и внесудебных казней. Цели для этих нападений выбирались по этническому признаку: если у человека относительно светлая кожа, то это он араб или туарег, а значит — враг.

В связи с широким распространением подобной практики французское командование и местные власти выступили с рядом заявлений, сводившихся к тому, что не каждый человек со светлой кожей — террорист. Французы даже поначалу взывали к воинской чести своих малийских коллег, но убедившись в бессмысленности подобных слов, сами стали устанавливать блок-посты в городах.

Тем не менее, туареги и арабы северных городов быстро узнали, что даже присутствие французского контингента не спасает мирных жителей от насилия со стороны «освободителей». В соседние страны потянулись десятки тысяч беженцев из числа этнических меньшинств. Западные СМИ про этих людей либо не сообщают вовсе, либо заявляют, что они «бегут от войны». Хотя в действительности туареги и арабы, массово оседающие в соседней Мавритании, прямо говорят, что боятся зверств со стороны правительственных войск. Характерная деталь: когда малийские войска входили в Тимбукту, приветствовать их вышли только негры. Туареги, составляющие большинство населения этого города, либо сбежали, либо отсиживались по домам. Для них новые хозяева города — не освободители, а самые настоящие оккупанты, от которых ничего хорошего ждать не приходится.

Кстати, перед своим отходом туареги разломали и сожгли в Тимбукту все, до чего сумели добраться, — лишь бы их наследие не досталось врагу. Когда-то Наполеон Бонапарт, глядя в схожей ситуации на пожар в Москве, воскликнул: «Какое ужасное зрелище! Это они сами! Столько дворцов! Какое невероятное решение! Что за люди! Это же скифы!» Примерно то же самое, но с использованием оборотов «дикари» и «варвары» сейчас повторяют многочисленные «эксперты» на всех крупнейших телеканалах мира. Никто даже не задумывается, почему древние манускрипты Тимбукту несколько месяцев никто не трогал, а сожжены они были лишь перед сдачей города.

Под подозрение в связях с исламистами, с террористами, с «Аль-Каедой» попадают случайные люди — торговцы, таксисты, и ремесленники, у которых подозрительно длинная борода. А что с ними делать, пока мало кто понимает. В одном из французских лагерей на севере Мали съемочной группе «Аль-Джазиры» показали единственного пленника — старика-туарега лет шестидесяти, одетого в камуфлированные штаны. По мнению его тюремщиков, этот дед — террорист, иначе зачем же ему штаны военного образца? Сам пленный, которого попросили прокомментировать ситуацию, не смог сказать ничего вразумительного.

Боевых действий как таковых, между тем, по-прежнему не наблюдается. Три крупнейших города севера Мали — Гао, Тимбукту и Кидал — были взяты французами в течение одной недели без единого выстрела. Это обстоятельство не может не нервировать французских военачальников, которым после наполеоновского похода на Москву должно быть лучше других известно: для победы в войне захват городов — дело десятое. Главное — разбить армию противника. Но армия туарегов как будто растворилась в пустыне, воевать не с кем.

Министр обороны Франции Жан-Ив ле Дриан 31 января заявил, что «операция в Мали прошла успешно», однако тут же оговорился, что «военные риски и боевые действия не закончены». Как понимать два этих взаимоисключающих утверждения, министр объяснить не потрудился. Более того, он напустил еще больше тумана, сказав буквально следующее: «Франция не собирается оставаться в Мали, но выводить войска пока не будет».

Словоблудие министра легко объяснимо. Дойдя до города Кидал, французские войска уперлись в пустыню. Дальше, до самого Алжира, сколько-нибудь заметных населенных пунктов нет. Армии противника, которую можно было бы уничтожить, тоже нет. Брать под свой контроль барханы площадью с континентальную часть США — невозможно и бессмысленно. Вроде бы самое время выводить войска. Не могут же французы вечно оставаться на севере Мали в качестве местной власти и полиции! К тому же в этих условиях они рано или поздно станут мишенью многочисленных терактов, как это произошло с американцами в Ираке и Афганистане.

Но ле Дриан прекрасно понимает, что без помощи иностранного контингента малийская армия не справится с туарегами, которые вернут себе потерянные территории и двинутся на Бамако, который опять запросит помощи. Получается, что и уходить, и оставаться для французов — опасно и бессмысленно.

Поэтому Париж лихорадочно выдвигает одну за другой идеи по спасению положения. Сначала предполагалось, что французов на севере Мали заменит контингент из других африканских стран, которые выразили готовность поучаствовать в миротворческой операции, но при условии, что Запад им заплатит. На конференции Африканского союза в Аддис-Абебе прикинули, сколько надо денег. Получилось — три миллиона долларов в день.

Французы, изрядно потрепанные экономическим кризисом, стали искать вариант подешевле. В сложившихся условиях Париж схватился за соломинку: отправить на север Мали миротворческие силы ООН. Идея как будто неплохая, однако пока желающих поучаствовать в чужой войне «за идею» не обнаружилось.

Наполеон, не дождавшись в Москве просьбы о капитуляции России, сам запросил переговоров и мира, однако, как известно, не дождался ни того, ни другого. Нынешние принцы богарне и маршалы неи пошли по тому же пути. Через своего протеже — малийского правителя Дионкунду Траоре — объявили, что не возражают против переговоров с повстанцами. Но тут же были выдвинуты два важных условия. Во-первых, повстанцы должны быть идеологически «правильными», то есть не должны интересоваться идеями радикального ислама. Во-вторых, отрицается сама возможность обсуждения независимости Азавада, то есть северной части Мали, населенной туарегами.

За отказ от вооруженного сопротивления была обещана автономия и ограниченный суверенитет. Однако туарегские вожди, обосновавшиеся в соседней Мавритании, заявили, что располагают своей программой действий, которая никак не связана с той, что разработана Парижем и Бамако. Во-первых, им нужна полная независимость от Мали — страны, о которой они всякий раз говорят с большим презрением. Во-вторых, ради этого они готовы устроить партизанскую войну и активно к ней готовятся. Победный марш французов повстанцев не слишком впечатлил. Все, чего они хотят, — это чтобы их оставили в покое, причем на их же земле. Во имя этой цели они воюют несколько десятков лет, и ожидать, что сейчас они испугаются и сдадутся, было бы наивно.

Чтобы понять нежелание русских сдаваться, Наполеону понадобилось провести в Кремле около двух месяцев. Ле Дриану и его военачальникам может понадобиться чуть больше. Дело в том, что на их стороне сейчас весь мир, включая американцев, которые вскоре разместят в соседнем Нигере разведывательные беспилотники. Однако затягивать свое пребывание в Мали на такой срок французам совсем не хочется. Лето в Сахаре с точки зрения климата так же не располагает к активным боевым действиям, как и зима в России. И Генерал Жара может оказать неоценимую помощь туарегам в их борьбе за независимость.

Иван Яковина, lenta.ru

Читать далее...

Новые тенденции северокавказской политики

Говоря о проблемах северного Кавказа, большинство экспертов указывает на пропасть между народом и элитой, препятствующую обновлению последней, социальные диспропорции, а также клановую систему, которая плодит коррупцию, отпугивает инвесторов. Эти проблемы уже долгие годы препятствуют нормализации ситуации на российском Кавказе, но в последнее время эксперты отмечают несколько новых тенденций.

По мнению вице-президента Академии геополитических проблем Деньги Халидова, «есть общее согласие между основными народами и между населением в целом и властью в плане подходов информационной и национальной политики. Эта информационная политика не устраивает ни власть, ни народ, ни, тем более, образованные слои, интеллигенцию. В этом вопросе и власть, и народ думают примерно одинаково. Где-то споры и дискуссии возникают, но большинство считает, что силовые операции тоже нагнетают напряженность в обществе, провоцируют новые волны боевиков. Трагедия для одной семьи превращается в трагедию для сотен семей, села, родственников и так далее. Практически ни одного эксперта, ни одного дагестанца думающего я не встречал, который бы не сказал, что на этих силовых контртеррористических операциях наживается солидная группа старших офицеров из федеральных силовых структур, что они уже привыкли к этим операциям, к тому, что все оправдывается борьбой с терроризмом. Под этот молот попадают совершенно невиновные люди тоже.

Между тем, в Чечне настроение людей немножко меняется уже в другую сторону. Между населением и властью есть, в принципе, согласие относительно многих вещей и политики Кадырова-младшего, и в отношении федеральной информационной политики, где кавказофобия, исламофобия достаточно сильно присутствует и в федеральных СМИ, и на телевидении. Но народ ждет и от федеральной власти, и от республиканской власти в Чечне изменения качества жизни. Стабильность есть, а работы нет. Люди уже чувствуют себя в безопасности. За это они благодарны и федеральным властям, и Кадырову-младшему. Но ради чего мы живем? Дети растут, работы нет, социальных перспектив нет, социальные лифты не работают. Говорят о том, что Кадыров окружен очень ангажированным кругом меркантильно настроенных людей, и они блокируют его связи с народом, и у него есть один-два очень мудрых советника, которые ему советуют, чтобы он шел в народ. И он действительно идет в народ, узнает мнение народа, старается привести в чувства того или иного зарвавшегося чиновника, будь то из районной администрации, будь то в правительстве. Но говорят, что там тоже коррупция расцветает постепенно.

Но безработица, отсутствие социальных лифтов, социальной справедливости чеченцев волнует гораздо больше, чем дагестанцев. В Дагестане на первый план выходят проблемы мощного исламистского подполья. Начавшийся диалог прервался после очередного теракта — убийства шейха. А такой диалог мог бы послужить стабилизации ситуации в Дагестане, восстановлению нарушенных мостов, доверия между мусульманами разных течений. Опять нарастают настроения подозрения, недоверия. Координационный совет, который создали из салафитов, из суфистов, сейчас хотя в спящем состоянии, но он будет работать. Есть еще проект, которому требуется достаточно мощная поддержка на федеральном уровне и информационная поддержка, «Территория мира и согласия», туда входят адекватные, вменяемые исламские лидеры.

… В условиях экспорта всяких революционных сценариев можно и нужно разговаривать с народами, с разными политическими и религиозными течениями в таком ключе, чтобы сохранить и умножить возможности, богатство, человеческое богатство, не только материальное, самой России, и не только самой России, а Евразийского союза. Грубо говоря, Россия может сохраниться только в том случае, если вокруг нее будет крепкий достаточно союз народов, религий, территорий, Евразийский союз. Если не будет Евразийского союза, не будет и России».

«Буквально на днях было поручение президента, сначала закрытое, сейчас уже открытое, о создании Распределительного научного центра по проблемам межнациональных и конфессиональных отношений, который получил финансирование, — говорит профессор МГУ Магомед Омаров. – В задачи центра входит мониторинг межэтнических отношений и конфессиональной ситуации в регионах в сравнительном аспекте в их годичной динамике с выработкой рекомендаций для органов государственной власти и институтов гражданского общества. Определенная большая работа проводится, но в республиках Северного Кавказа отсутствует взаимопонимание, координация усилий элиты.

Создана Корпорация развития Северного Кавказа с огромным финансированием. Созданы «Курорты Северного Кавказа», куда вложены сотни миллиардов рублей, они работают. Часть денег этих работает. Но в обществе существуют кавказофобские, ксенофобские взгляды. Они всегда были, всегда будут. В этом ничего страшного нет, потому что люди разные, не всегда бывает полное взаимопонимание даже в семье, где все одной национальности, что уж говорить о таком большом многонациональном, многоконфессиональном обществе, как Россия, где проживает 193 народа, и несколько ведущих конфессий присутствует. Есть и в высшей школе, и в органах государственной власти определенная политика не всегда приятия такой дружбы межнациональной, проведения этих положений в стратегию национальной политики. Но, по большому счету, осознание государством и обществом таких базовых, фундаментальных вещей присутствует, и желание государства это проводить присутствует».

«Вестник Кавказа»

Читать далее...

И ещё об иностранных рабочих в России

Материал, о некоторых мерах, способствующих нормализации миграционной обстановки в России, был подготовлен к заседанию Экспертного совета Комитета Государственной Думы ФС РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций (председатель Нилов Е.Я.) в январе 2013 г.

Миграционные процессы в России, как и в большинстве стран мира, шли всегда. Но особенно интенсивный характер они приняли в связи с начавшейся урбанизацией, решающим образом повлиявшей на всю историю нашей страны. Эти процессы совпали с промышленным подъемом начала XX века, приняв лавинообразный характер после начала Мировой войны и революции 1917 года. В результате, например, население Москвы выросло с миллиона жителей в конце XIX века до почти пяти миллионов к 1941 году, а в целом за этот период на территории современной Российской Федерации доля городского населения увеличилась с 10% до 35%.

При анализе ситуации следует учитывать, что конфликты, которые возникали тогда (и возникают ныне), между горожанами и приезжими, связаны не столько с разницей в национальных культурах, сколько являются следствием конфликта между культурой городской и сельской, между уже укоренившимися жителями и «понаехавшими», «лимитчиками», зачастую опирающимися не на традиции сельской соседской общины, а на кровно-родственные связи и традиции «кумовства». Русская городская культура постепенно нивелирует эти отличия, но для этого требуется время и осознанная государственная политика.

В 1989 году население Москвы насчитывало почти 9 миллионов человек, а по переписи населения 2010 года в столице проживало около 11 миллионов 500 тысяч человек, из которых 92% относили себя к русским. В области таковых 93%.

Ныне в столице по данным УФМС живут 9,5 миллионов постоянно зарегистрированных граждан России. По экспертным оценкам, до 1 миллиона российских граждан живут в столице по временной регистрации, а более 1 миллиона россиян живут и работают в Москве безо всякой регистрации. К этому следует добавить еще 600-800 тысяч жителей Московской области, ежедневно приезжающих в Москву на работу, среди которых есть и иностранные граждане.

Кроме того, в столице находится до 700 тысяч иностранных граждан, из которых около 430 тысяч состоят на учете в УФМС России по г. Москве (что на 30% больше аналогичного периода прошлого года), а остальные в большинстве вовсе не «нелегальные мигранты», а граждане Украины и Белоруссии, которые могут находиться на территории Российской Федерации до трех месяцев без регистрации.

Считается, что в Москве, где находится 1/12 всего населения страны, сосредоточено четверть всех иностранцев, находящихся в Российской Федерации, а в Московском регионе — более 1/3 всех пребывающих у нас иностранных граждан.

Вопреки сложившимся мифам, сейчас основная проблема столицы не «нелегальные иностранные мигранты», а нелегально работающие иностранные граждане. Впрочем, также работают без соответствующего оформления в столице миллионы российских граждан.

Что же касается «иностранных нелегалов», то правоохранительные органы так поставили свою работу, что для иностранца сейчас находится в Москве без соответствующих документов, все равно, что водителю ездить без прав. Теоретически можно, но риски превышают издержки.

В настоящее время основанная проблема в столице не «нелегально находящиеся», а «без разрешения работающие».

Тем не менее, такое количество приезжих, как россиян, так и иностранцев, порождает, наряду с несомненной пользой миграции в целом для города и горожан, немало проблем, которые, при всех недостатках и недоработках, всё- таки решают исполнительные органы государственной власти, в последнее время всё более опирающиеся в своей деятельности на общественность столицы.

«Проблема иностранной миграции», волнуя граждан России, превратилась в важный политический вопрос.

В настоящее время органами законодательной и исполнительной власти принимаются реальные меры для наведения порядка в этой сфере.

Тем не менее, необходимо обратить внимание на нижеследующее.

1. Федеральная миграционная служба для эффективного выполнения стоящей перед нею задач нуждается в увеличении численности своих штатных сотрудников, занимающихся непосредственно вопросами, связанными с иностранной миграцией. Также требуется увеличение заработной платы сотрудникам ФМС.

2. Решить проблему нехватки кадров и средств можно путём привлечения граждан к миграционному контролю. Следует отметить, что федеральные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления в своей деятельности в последнее время стали шире опираться на социально активных граждан.

Положительный опыт имеется, в частности, в Москве, где при участии Общественно-консультативного совета при УФМС России по г. Москве (председатель Алисов Н.А.) налажено взаимодействие между Миграционной службой и официальной структурой правительства Москвы, каковым является направляющий работу 18 тысяч столичных дружинников, Московский городской штаб народной дружины (начальник МГШ Семерда В.И.)

Так в январе-августе 2012 года сотрудниками УФМС по городу Москве совместно с Московской городской народной дружиной было проведено более 1150 оперативно-профилактических мероприятий «Нелегальный мигрант». По результатам этих мероприятий выявлено свыше 10700 нарушений миграционного законодательства. И это не считая других мероприятий, осуществлённых московскими дружинниками в помощь УФМС и задержаний правонарушителей в ходе мероприятий, совместных с полицией. Также в данной работе задействованы Опорные пункты охраны порядка (ОПОП), возглавляемые Косаревич Т.Л., объединяющие 10 тысяч москвичей.

Хорошо себя зарекомендовали иные формы общественной помощи деятельности Миграционной службе, например, организованная Комиссией по взаимодействию с молодежью и молодёжными организациями ОКС (председатель Косаковский Г.Г.) студенческая и школьная практика в подразделениях УФМС.

По мнению начальника УФМС России по г. Москве Кирилловой О.Е. (высказанному на заседании Общественно-консультативного совета при УФМС 20 декабря 2012 г.), при МГШ НДМ возможно создание специализированного подразделения дружинников, работающих по миграционному профилю, численностью до 600 человек. В Городском штабе народной дружины уже имеются специализированные структуры, действующие по направлениям деятельности: по охране общественного порядка на объектах Московского метрополитена, по безопасности дорожного движения и другие.

С учетом того, что преступления, совершаемые иностранными гражданами, часто носят резонансный характер, способствуя росту межнациональной напряженности и экстремизму, накаляя внутриполитическую обстановку — более широкое привлечение населения к миграционному контролю поможет не только снижению преступности, но и уменьшит накал напряженности в этом вопросе.

Для упорядочивания ситуации с организацией работы народных дружин, назрел вопрос о принятии особого «Закона об участии граждан в охране общественного порядка», что немало поможет в этой деятельности, ведь в настоящее время добровольные дружины, опирающиеся на местное законодательство, действуют более чем в 50 регионах Российской Федерации, а осенью 2012 года в Ульяновске прошёл Всероссийский съезд дружинников. Колоссальный положительный потенциал этих волонтёров необходимо в полной мере использовать в деле миграционного контроля. По мнению руководителя МГШ НД Семерды В.И., подавляющее большинство вопросов правовой регламентации деятельности народных дружин на самом деле логичнее было бы отнести к исключительной компетенции специального Федерального закона, что позволило бы, кстати, выстроить централизованную стройную структуру под контролем МВД.

Однако внесенный группой депутатов Госдумы и членов Совета Федерации законопроект «Об участии граждан в охране общественного порядка» находится в Государственной Думе с декабря 2008 года, не рассмотрен даже в первом чтении.

Главной задачей этого Федерального закона должны стать четкая регламентация организационно-правовой формы народных дружин, определение единых в масштабах всей России порядка формирования и организации их деятельности, правового статуса, правовых и социальных гарантий дружинника. Естественно, что в рамках своей компетенции местные законодатели могли бы принимать свои акты, создавая например, материальную базу деятельности народных дружин.

3. Одной из важнейших проблем является эпидемиологическая обстановка, в немалой степени зависящая от контроля за миграционными процессами. О том, насколько это важно говорит то, что, по мнению экспертов и данных статистики, ежегодно от заболеваний, напрямую и косвенно связанных с инфекционными заболеваниями умирают от 500 до 700 тысяч россиян, ведь немалое число смертей от других причин на самом деле связано с ослаблением организма в результате заразных инфекций. Данной проблеме было посвящено специальное заседание Общественно-консультативного совета.

Для того, чтобы значительно уменьшить масштабы происходящего, необходимо, наряду с введением всеобщей диспансеризации населения, а также с реальной проверкой въезжающих к нам иностранцев, усилить взаимодействие Министерства здравоохранения и Федеральной миграционной службы, сформировать объединенный банк данных медицинских заключений, выданных иностранным гражданам, пребывающим на территории РФ, с возможностью обращения в него в режиме on line, а также обязать медицинские учреждения, имеющие лицензию на оформление медицинской справки о состоянии здоровья иностранных граждан, (прежде всего частные) предоставлять информацию о выявленных случаях социально опасных заболеваний иностранных граждан в соответствующие инстанции. Также необходимо создание системы обязательного медицинского освидетельствования тех иностранцев, кто приезжает в нашу страну для работы, ликвидация рынка фальшивых медицинских справок. Целесообразно также рассмотреть введение реальных штрафов для тех предпринимателей, кто нанимает на работу иностранных граждан без соответствующих медицинских документов или с поддельными документами.

Реализация этих мер касается здоровья всех россиян, ведь от вируса не спасает ни охрана, ни специализированные клиники.

Особо следует отметить, что в силу специфики работы и жизни многих иностранных рабочих, данные меры будут осуществляться в том числе для того, чтобы например, иностранец, больной туберкулом не перезаряжал своих соседей по общежитию или по работе в цеху.

4. Важнейшей причиной нарушения миграционного законодательства является желание недобросовестных предпринимателей, пользующихся пробелами в законодательстве, извлекать максимальную прибыль. Так отмечены участившиеся случаи использования незаконных схем (фирм однодневок) при организации использования иностранной рабочей силы, что приводит к невозможности привлечения компаний — нарушителей к ответственности в рамках законодательства РФ. Для пресечения данных фактов необходимо разработать механизм по привлечению к ответственности собственников зданий и сооружений, а также генерального подрядчика в случае незаконного использования субподрядными организациями труда иностранных граждан.

В качестве меры воздействия на работодателей, использующих труд иностранных рабочих, общественностью, в том числе на заседании Общественного совета города Москвы, проведенного по инициативе ОКС при УФМС России по г. Москве, высказывались предложения об отстранении от участия в заявочных кампаниях на привлечение иностранной рабочей силы организаций, допустивших в предыдущие годы правонарушения как в порядке оформления иностранных граждан на работу, так и в отношении самих иностранных рабочих (невыплата заработной платы, утеря документов и пр.)

Сегодня для российских работодателей по прежнему выгоднее привлекать иностранных рабочих, нежели наших сограждан, поскольку в этом случае снижаются обязательные налоговые выплаты. Поэтому необходимо уравнять налоговую нагрузку на работодателя при приеме на работу иностранных граждан и граждан РФ с тем, чтобы устранить данное несоответствие при конкуренции на рынке труда.

Значительная часть заработной платы иностранных граждан, как, впрочем, и россиян, находится «в тени». Проблема вывода их из этого состояния, усиление фискального контроля относится к одной из важнейших, т.к. в результате ухода от налогообложения российский бюджет недополучает значительные средства, а законопослушные предприниматели априори в силу недобросовестной конкуренции оказываются в проигрыше. Кроме того, создается и поддерживается криминогенная среда, создающая базу для коррупции, разлагающей государственный организм, делая его неспособным к решению задач модернизации.

5. Проблемы адаптации и интеграции иностранцев в России стоят не так остро, как в ряде европейских стран, всё таки сказывается как общее прошлое и единая когда-то система образования, так и то, что значительную часть приезжих составляют граждане Украины, Белоруссии и Молдавии, а также славяне и люди европейской культуры из стран Центральной Азии и Закавказья. Тем не менее, проблемы, особенно с низкоквалифицированными иностранными рабочими имеются, что, например, показало исследование «Миграционная ситуация в Москве и Московской области: реальность против мифологем», проведенное в 2011 году Фондом развития международных связей «Добрососедство» (генеральный директор Алисов Н.А.) среди работавших в Московском регионе граждан Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Практически все эксперты, задействованные в данном исследовании, отметили, что общий уровень языковой подготовки мигрантов от года к году снижается по мере смены их поколений.

В связи с этим необходимо расширение обучения потенциальных мигрантов русскому языку у себя на родине. Эту деятельность возможно осуществлять как на специализированных курсах, так и путем увеличения преподавания русского языка в школах и в других учебных заведениях. Российская Федерация может взять на себя обязательство по двусторонним взаимовыгодным соглашениям подготовить необходимое количество преподавателей, использовав для этого опыт СССР.

В современных условиях роста влияния и возможностей религиозных организаций необходимо использовать их возможности для создания языковых куров не только в России, но и за её пределами.

На заседании Общественно-консультативного совета при УФМС России по г.Москве, посвященного вопросам адаптации и последующей интеграция иностранных граждан и практике тестирования по русскому языку иностранцев, получающих разрешение на работу в Российской Федерации, отмечалась необходимость построения эффективного и действенного механизма по реализации законодательства согласно Федеральным Законам «О правовом положении иностранных граждан в РФ» и «Об образовании» в части тестирования иностранных граждан на знание русского языка; необходимость организации постоянного взаимодействия органов ФМС, Правительства Москвы, Московской Городской Думы, учебных заведений, объединений работодателей, представителей общественности по реализации законодательства о тестировании иностранных граждан на знание русского языка.

На заседании Совета отмечена необходимость:

а – с использованием возможностей общественности содействовать доведению до целевых аудиторий информации о порядке и практике тестирования иностранных граждан на знание русского языка, о санкциях, в отношении иностранных граждан, использующих фальшивые сертификаты, а также работодателей, использующих иностранных работников, не имеющих соответствующих сертификатов;
б — содействовать выявлению организаций, допускающих нарушение законодательства в отношении тестирования по русскому языку иностранных граждан и выдаче им соответствующих сертификатов и информировать о выявленных фактах территориальные подразделения ФМС и полиции;
в — рекомендовать взаимодействующим с УФМС и ОКС информационным интернет-порталам разместить адреса аккредитованных организаций, занимающихся обучением иностранных граждан русскому языку и их тестированием, регулярно обновляя эту информацию.

6. С вышеназванной проблемой адаптации и интеграции иностранных граждан связана их профессиональная подготовка по востребованным в Российской Федерации рабочим специальностям. Также необходимо создать условия для того, что бы трудовая миграция у нас осуществлялась посредством оргнабора, а не только с использованием механизмов свободного рынка. Работа в этом направлении ведётся в том числе в Таджикистане и в Киргизии, где задействованы возможности Фонда развития международных связей «Добрососедство».

7. Пользуясь пробелами в законодательстве, представители бизнеса в сфере ЖКХ, строительства и общественного питания с целью извлечения максимальной прибыли, нанимают персонал из числа приезжих, в основном из государств СНГ. При этом, нанимая граждан из других российских регионов и иностранных государств, они не обеспечивают их жильем, и их работники, кто в силу обстоятельств, а кто также из экономии, нередко живут в местах, не предназначенных для этого: в промышленных зонах, в подвалах и на чердаках жилых домов, в подсобках.
Эта ситуация, безусловно, порождена в первую очередь стремлением к незаконному обогащению со стороны управляющих компаний в сфере ЖКХ, в муниципальных органах власти, а также в органах правопорядка.

В результате возникли проблемы, требующие скорейшего решения:

— незаконное использование нежилого фонда, отселенных домов, подвальных и чердачных помещений жилых домов, противоречащее всем санитарно-эпидемиологическим нормам и требованиям;
— не соблюдение безопасности жилищного фонда и проживающих в нём граждан, а также нежилых и отселённых домов, повышенная опасность возникновения пожара в подвальных и чердачных помещениях, что подтверждается статистикой причин возгораний в подвалах и чердаках, причём нередки случаи трагедий с человеческим жертвам;
— проживание в нечеловеческих условиях, на нищенскую заработанную плату, выключенных из нормального социума людей приводит к опасности возникновения различных криминальных ситуаций, служит благодатной средой для преступности, ведёт к росту национализма и ксенофобии, ухудшает имидж нашего города и страны в целом.

В связи с этим необходимо усилить персональную административную ответственности должностных лиц ДЭЗов, ЖЭКов, также управляющих компаний, за попустительство нелегальному проживанию в объектах нежилого фонда.

Так как одними запретительными и карательными мерами проблему жилья для приезжих не решить, следует разработать программу по переоборудованию нефункционирующих промышленных объектов под проживание приезжих из российских регионов и иностранных граждан на законных основаниях и оказании поддержки соответствующим структурам по расселению их в приспособленных для этого помещениях и зданиях. Кроме того, с целью стимулирования строительства общежитий для приезжих необходимо упростить законодательство, которое в настоящее время накладывает множество неоправданных ограничений для создания общежитий гостиничного типа, что порождает дефицит легального, дешевого жилья.

8. На сегодняшний день не существует механизма привлечения к ответственности иностранного гражданина, находящегося на территории РФ без каких-либо документов (по причине их утери). Зачастую иностранцы сами целенаправленно уничтожают собственные паспорта, чтобы избежать выдворения из Российской Федерации за допущенные нарушения миграционного законодательства. Поэтому предлагается закрепить норму о необходимости помещения таких неустановленных лиц в специальные центры содержания иностранных граждан по решению суда, с пребыванием их там до установления личности. Также в целях усиления миграционного контроля возможно дополнить норму, предусматривающую дактилоскопию иностранных граждан при обращении не только за разрешением на работу, но и оформлением патента.

9. Важным фактором реального миграционного контроля станет создание единой электронной базы данных въезжающих и выезжающих иностранных граждан. Благо, что современные технические средства это вполне позволяют. Наличие такой базы позволит видеть реальную картину иностранной миграции, отслеживать и пресекать правонарушения, позволит пресечь слухи, распускаемые недобросовестными СМИ и «экспертами» о нахождении на территории Российской Федерации чуть ли не десятков миллионов иностранцев, что способствует росту ксенофобии и экстремизма, ведёт к неправильным управленческим решениям.

10. Нужно тщательнее подходить к разработке и внедрению программ, направленных на развитие толерантности и добрососедства, направленных на предотвращение возможных межнациональных конфликтов, ведь иное лекарство может быть хуже болезней.

Для изучения миграционных процессов требуется серьезная экспертная и научная работа. Необходимо изучать не только зарубежный опыт, но и историю собственной страны. Например, при поддержке ОКС при УФМС России по г. Москве и Фонда развития международных связей «Добрососедство», который также ведёт ряд исторических проектов, в том числе, например, «Неконфликтное прочтение истории», в Государственной публичной Исторической библиотеке России прошла выставка, посвященная миграционным процессам, шедшим в 20-е — 30-е годы. Тогда за краткий промежуток времени городское население к 1939 году по сравнению с 1926 годом увеличилось в основном за счёт сельской миграции более чем в 2 раза, а в целом миграционный прирост в городах в РСФСР составил почти 19 млн. человек. И тогда, кстати, возникала масса проблем, связанных с межнациональными отношениями и миграцией, отягощенных неграмотностью населения. И, тем не менее, страна с этим справилась, параллельно проведя индустриализацию и одержав Победу в Великой Отечественной войне. Большие миграционные потоки, в том числе и состоящие из людей разных национальностей и культур, были в столицу и после Войны, о чем говорит сухая статистика. Тем не менее, эти проблемы были в основном преодолены.

Поэтому имеющийся исторический опыт нам забывать нельзя.

В связи с этим возможно не только проведение в различных музеях и на различных площадках специализированных выставок и постоянно действующих экспозиций, но и создание в Москве специализированного Музея миграции. Идея такого музея, выдвинутая Ведущим научным сотрудником Лаборатории анализа и прогнозирования РАН Полетаевым Д.В., имеет своих сторонников, как в научном мире, так и среди общественных организаций. В частности, она обсуждалась на заседании Научно-экспертного совета ОКС при УФМС России по г. Москве и поддержана Фондом развития международных связей «Добрососедство».

11. Необходимо отметить важность того, чтобы журналисты и эксперты приводили проверенную, корректную информацию, понимая, какие последствия могут быть. Ведь нередки случаи, когда после «антимигрантских» сообщений в СМИ происходит рост числа нападений на иностранных граждан. Так что подобные преступления во многом провоцируются безответственными заявлениями.

То, что такая проблема есть, понимают и сами журналисты. Например, как считает обозреватель Информационного агентства Росбалта Александр Желенин, участвующий в работе ОКС при УФМС России по г.Москве, журналистам, пишущим на миграционные темы, «необходима высокая ответственность в подходе к освещению этой очень важной и чувствительной для всех сторон темы, скрупулезность в сборе информации и корректность в ее подаче. Журналист должен руководствоваться в освещении этой темы принципами объективности и гуманизма. О том, что информация является не только средством созидания и освещения событий известно давно. Не случайно «Кодекс профессиональной этики российского журналиста» провозглашает:

«Журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен. Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой информации…Журналист отвечает собственным именем и репутацией за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения, распространенных за его подписью…Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания. Он воздерживается от любых пренебрежительных намеков или комментариев в отношении расы, национальности, цвета кожи, религии, социального происхождения или пола…».

То же самое можно отнести и к публичным выступлениям тех, кого принято называть «экспертами».

По материалам заседаний 
Общественно-консультативного совета
при УФМС России по г. Москве, ответственный секретарь ОКС,
Директор проектов Фонда развития международных связей Добрососедство»,
Юрий Московский

Читать далее...

Транснациональные меньшинства бросают вызов межгосударственной системе: мегрелы, армяне и мусульмане в Абхазии и вокруг нее (часть I)

Основное внимание автора сосредоточено на условиях существования в Абхазии транснациональных этнических группировок (мегрел, армян и мусульман). Во многом их положение обусловлено влиянием транснациональных организаций — таких как Армянская Апостольская Церковь и турецкое Управление по религиозным делам Диянет. Транснациональные акторы, играющие значительную роль в регионе, во многом независимы от государственной политики своих стран.

Введение

Исследователи толкуют грузино-абхазские отношения последних двух десятилетий в контексте биполярной конфронтации этнических грузин с абхазами, которым якобы оказывает поддержку Россия. Только в последнее время стали появляться работы, демонстрирующие важную роль в абхазской политике транснациональных меньшинств — мегрел, армян, русских и других представителей славян [Trier et al. 2010; O’Loughlin et al. 2011; Matsuzato 2009]. Социологическое исследование О’Лафлина и его коллег, проведенное в Абхазии в марте 2010 г., показало, что среди этнически абхазских респондентов независимость республики поддерживает 79%, в то время как за ее присоединение к России высказывается лишь 20%. Напротив, 51% местных армян, которых традиционно считают единомышленниками абхазов, надеется на вхождение Абхазии в состав России, тогда как жить в независимой республике предпочли лишь 44% из них. Последнюю точку зрения поддержало целых 48% мегрел, которых принято считать грузинской субэтнической группой; мнения остальных абхазских мегрел разделились с незначительным перевесом сторонников воссоединения с Грузией (около 15%) и противников присоединения к России — менее 10% [O’Loughlin et al. 2011, p. 31 — 33]. Эти данные показывают, что Абхазию правильнее рассматривать не как биполярный социум, в котором пророссийски настроенные абхазы доминируют над не-абхазами, отчасти грузиноори-ентированными (именно, мегрелами), а скорее в качестве магнитного поля полиэтнических интересов и стремлений.

В этом эссе мы сфокусируемся на трех абхазских транснациональных меньшинствах — на мегрелах, армянах и мусульманах, дабы выяснить их роль во внутриполитической жизни Абхазии и в абхазо-грузинских отношениях. Важным фактором этого анализа является наличие (как в случае с армянами и мусульманами) либо отсутствие (как у мегрел) зарубежного отечества или внешних покровителей.

После августовской войны 2008 г. Армянская Апостольская Церковь, турецкий Диянет (Управление по религиозным делам) и российский Совет муфтиев начали открыто покровительствовать абхазским армянам и мусульманам, тогда как Грузию и ее Православную Церковь (ГПЦ) трудно отнести к числу защитников абхазских мегрел. Правда, правительство Грузии рассматривает последних в качестве грузинского субэтноса и выступает с протестами, если находит, что права жителей Гальского [1] района нарушаются. Однако, с другой стороны, Тбилиси склонен относиться к абхазским мегрелам скорее как к предателям, которые добровольно вернулись на «оккупированную территорию». Особенно непримиримо здесь относятся к мегрелам, которые работают в силовых структурах и местных органах власти Гали — в годы президентства Э. Шеварднадзе эти «коллаборационисты» часто становились мишенью для грузинских партизанских отрядов «Белый легион» и «Лесные братья». Президент М. Саакашвили прекратил оказывать поддержку этим группировкам, но аресты и похищения мегрел, состоящих на службе правительства Абхазии (эти похищения часто приписывают грузинским спецслужбам [Trier et al. 2010, p. 47 — 48]), продолжались до августовской войны 2008 г. Абхазские власти не дают разрешения ГПЦ на работу с православными Гальского района. Грузинская Церковь, в свою очередь, не желает совершенствовать свою деятельность в мегрельской среде и рассматривает разговорный мегрельский язык не более чем диалект грузинского [2]. Все это показывает, что одной из особенностей положения мегрел всегда было и есть то, что оспаривается само их существование как самостоятельной этнической группы. Но в Абхазии мегрелы из этой двусмысленности своего положения умеют, как это ни парадоксально, извлечь политические дивиденды.

Дмитрий Горенбург, выясняя причины радикальных и повторных колебаний этнического состава жителей северо-западного Башкортостана (в основном пропорции между башкирами и татарами) с середины XIX в. и до постсоветской эпохи, приходит к заключению, что эта неустойчивость вызывалась статусами и привилегиями, которые государство предоставляло группам населения с тем или иным этнонимом; при этом личная самоидентификация оставалась неизменной, а чередовались только смыслы этнонимов [Gorenburg 1999] . Ситуация с гальскими мегрелами во многом схожа с вышеописанной: те, кто стремится подчеркнуть многонациональный характер Абхазского государства, делают акцент на них как на самостоятельной этнической группе и на их интеграции в Абхазское государство; те же, кто особенно озабочен проблемами безопасности Абхазии, рассматривают их как грузинский субэтнос или внутриабхазскую «пятую колонну» Грузии.

Абхазские армяне и мусульмане, счастливо имеющие внешних покровителей и не страдавшие подозрениями в принадлежности к враждебной нации (грузинам), прошли иной путь к утверждению в послевоенной Абхазии. Пожалуй, лучше всего их положение можно обрисовать через модификацию формулы «тройственных уз» («triadic nexus»), предложенной Роджером Брубэйкером [Brubaker 1995]. Брубэйкер анализирует обострение межэтнической ситуации в Хорватии в конце 1980-х — начале 1990-х гг. через призму синергии трех факторов: (1) «национализирующее» государство [3] Хорватии, которое не могло не волновать (2) транснациональное сербское меньшинство, имеющее (3) родину вовне (Сербию) [4]. Для модификации модели Брубэйкера ради ее применения к Абхазии следует иметь в виду, во-первых, что и «социалистический интернационализм» (в значении дружбы народов), и концепция «титульной нации», свойственные социалистической национальной политике, в Советском Союзе укоренились глубже, чем в Югославии. Пережитки советского интернационализма ограничивали простор свободных действий «национализирующих» государств. Придя к власти, Звиад Гамсахурдия, в отличие от Франьо Туджмана, оказался вынужден положить в сукно свой прежний лозунг «Грузия для грузин» и в 1991 г. попытаться наладить отношения с Абхазией. Точно так же общественное признание концепции «титульной нации» ограничивало притязания национальных меньшинств в постсоветских государствах. Абхазские мегрелы и армяне соглашаются с доминированием в политической жизни страны абхазов как титульной нации и не увлекаются протестным движением, подобно хорватским сербам [5].

Во-вторых, если в бывшей Югославии титульная нация пришла в конфликт с национальным меньшинством, в результате которого возникла биполярная конфронтация (сербов с хорватами или словенцами), то в Абхазии проживают различные транснациональные меньшинства, имеющие свою родину вовне. Поэтому Абхазия придерживается той же модели государственного строительства, что и Приднестровье, и этим обе они отличаются от моноэтничных Нагорного Карабаха и Южной Осетии. В годы нарастания сепаратизма и последовавших гражданских войн лидеры Абхазии и Приднестровья выдвинули лозунг строительства многонациональных государств в качестве легитимизации своей борьбы с бывшими странами-сюзеренами (соответственно, Грузией и Молдавией), которые, по их представлениям, пошли по пути создания моноэтничных государств.

Третья нужная модификация триединой модели Брубэйкера применительно к абхазской ситуации должна исходить из того обстоятельства, что транснациональные меньшинства могут рассчитывать на поддержку не только родственных государств (Армении, Турции или России), но и со стороны таких негосударственных транснациональных акторов, как Армянская Апостольская Церковь, турецкий Диянет и российский Совет муфтиев. Как убедится далее читатель, эти государства и транснациональные акторы не всегда разделяют их интересы и опасения. Дабы избежать смешения государств с транснациональными акторами, в дальнейшем я назову государство-покровителя «родиной вовне», а зарубежного негосударственного покровителя «зарубежным патроном».

Таким образом, на основе системы Брубэйкера мы намерены проанализировать взаимоотношения между различными транснациональными меньшинствами (абхазскими мегрелами, армянами и мусульманами) с «многонационализирующим» государством (Абхазией), а также с их родинами вовне и c зарубежными патронами.

(Продолжение следует)

Примечания

[1] Гальский район, в котором проживает большинство абхазских мегрел, находится на крайнем юго-востоке Абхазии и является пограничным с Грузией. Во избежание путаницы в географических названиях в настоящей статье все они воспроизводятся в абхазской транскрипции (то есть пишу Сухум, а не Сухуми) — с единственным исключением мегрельского названия «Гали», которое по-абхазски звучит как «Гал».
[2] ГПЦ переводит богослужебные книги на ассирийский и абхазский языки, но по-мегрельски, считают руководители этой Церкви, литургия немыслима и противоестественна (Интервью автора с руководителем Отдела внешних сношений ГПЦ архиепископом Давидом (Шарашенидзе); 5 февраля 2008 г., Тбилиси).
[3] Государство, которое считает себя еще неполноценным в качестве национального государства и поэтому старается осуществить максимальное доминирование титульной нации на его территории.
[4] В развитие концепции Брубэйкера Майкл Манн утверждает, что этнические напряженности приобретают тенденцию к превращению в геноцид в том случае, если две этнические группы претендуют на создание своего государства на одной и той же территории (или даже ее части), причем слабейшая из них ведет себя более воинственно, рассчитывая на помощь извне [Mann 2005]. Одновременно Манн порицает Брубэйкера и других этносоциологов за недооценку классового фактора. С его точки зрения, этнические конфликты обостряют не только взаимная сегрегация и культурный разлад; они происходят в случае, когда одна (или обе) стороны начинают ощущать себя объектом чужой эксплуатации, и этнический раскол лишь усугубляет классовый.
[5] Как будет показано ниже, для вернувшихся в Гали мегрел существует множество причин быть лояльными абхазским властям. Во-первых, они принадлежат к «самурзаканской» мегрельской ветви и тем отличаются от мегрел, живущих в самой Грузии. Во-вторых, их возвращение в Гали явилось осознанной демонстрацией готовности жить в непризнанном абхазском государстве. В-третьих, им нет нужды требовать политического равенства с абхазами до тех пор, пока у них есть возможность жить в Абхазии, не отказываясь от грузинского гражданства, учить своих детей на грузинском языке и по грузинским учебникам и более или менее свободно выезжать в Грузию. В-четвертых, президент Багапш тактично благоволил абхазским мегрелам — другими словами, их лояльность отчасти достигнута соответствующей президентской риторикой. Несмотря на вышеуказанные факторы, я считаю самой основной причиной лояльности абхазских мегрелов глубокую индоктринацию между ними советской идеей «титульной нации». На пространстве бывшего Советского Союза можно встретить и другие примеры того же рода. Так, на Украине этнические русские избегают участвовать в столкновениях русскоговорящих украинцев с украинскоговорящими.

Настоящая статья подготовлена в рамках исследовательского проекта «Транснациональная политика в Причерноморье: религии, государства и меньшинства» (апрель 2009 — март 2012 гг.), который финансирует Министерство образования Японии. Статья явилась основой для доклада, представленного автором на международной конференции «The Modernization of Russia and Eurasia: Challeges and Opportunities)), которая состоялась в Национальном Ченгчи (политическом) университете (Тайпей) 13—14 ноября 2010 г.

Кимитака МАЦУЗАТО, Кавказские научные записки (2011) — № 4 (9)

Читать далее...

По стопам великого евразийца

Сто лет назад в семье великих русских поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой родился сын Лев, которому суждено было оставить заметный след в истории – истории как жизни народа и истории как науке

Делом жизни Льва Гумилева (1912-1992) стала разработка теории этногенеза, согласно которой рождение, развитие и исчезновение этносов — следствие не только и не столько социальных, сколько природных процессов. Историей же движут пассионарии, «люди длинной воли», доказывал он.

Согласно его теории, народы, как и люди, имеют свой возраст: они рождаются, взрослеют, переживают возрастные кризисы, стареют и уходят из жизни. Эту мысль еще до Гумилева высказал выдающийся философ и этнолог Каллистрат Жаков: «История народов ритмична. Народы жили, возрастали в своем могуществе и ниспадали в лету забвения». 

Сравнивая современных норвежцев и средневековых викингов, наводивших страх на Европу, монголов Чингисхана и их нынешних наследников, удивляешься резкой разнице национальных характеров, стереотипов поведения предков и потомков. На сакраментальный вопрос, почему перевелись богатыри (рыцари, батыры, джигиты), ответ дает Лев Гумилев: иссякла пассионарная энергия, толкавшая конкистадоров на завоевание заморских земель, монголов – в поход «к последнему морю», землепроходцев – на покорение Сибири.

Несомненной заслугой можно считать то, что Лев Николаевич развенчал целый ряд исторических мифов: об извечной, фатальной вражде Руси и степных кочевников, об ордынском «иге»… Развивая идеи, заложенные русскими мыслителями-евразийцами первой половины ХХ века, он сумел поверить историю географией. Первые научные догадки пришли к Гумилеву за колючей проволокой сталинских лагерей. Позже, в свободной жизни он развил свои мысли в стройную концепцию этногенеза, которая сегодня имеет как убежденных сторонников, так и последовательных противников.

Один из приверженцев исторической концепции выдающегося историка – директор «Центра Льва Гумилева», лидер «Международного движения в защиту прав народов» и движения «Новые скифы» Павел Зарифуллин (на снимках), с которым беседует наш корреспондент.    

Энергию этноса – на службу Родине

— Как возник интерес к научному наследию Льва Гумилева?

— В начале девяностых годов, когда я еще учился в школе. Тогда стали выходить огромными тиражами книги Льва Гумилева: «Этногенез и биосфера Земли», «Древняя Русь и Великая Степь» и другие. С тех пор я являюсь сторонником и поклонником Льва Николаевича. Лично со Львом Гумилевым я не смог познакомиться, так как он скончался, когда я был еще совсем молодым. Хотя знакомиться не обязательно: достаточно ощущать духовное родство с человеком – и ты будешь чувствовать, что знаком с ним, одних лет, жил в одном доме. Сейчас, в год его столетия, многие, кто не был отмечен симпатиями ко Льву Николаевичу, заявляют о себе как его сторонниках.

— Обычная ситуация. После смерти великих появляется много «друзей», «соратников» и «последователей». К тому же евразийство, ярким представителем которого был Гумилев, сегодня фактически становится государственной идеологией.

— Самое главное, что у людей, которые ранее не знали о нем, пробудился огромный интерес к наследию этого человека.

Гумилев описывал этническое. Он – один из основателей российской этнологии. Сегодня в России огромное количество этнических проблем, идет пробуждение самосознания многих народов, в том числе и русского. Никто не знает, как с этим работать, власти стремятся «заморозить» эти проблемы. Но Гумилев всегда писал, что этнос – это энергия. И с ее помощью можно преобразовать страну.

— Просто направить ее в цивилизованное русло. Если приложить теоретические выводы Гумилева к современной российской жизни: какие народы России находятся в стадии пассионарного подъема, какие – в инерционной фазе и т.д.?

— Лев Гумилев писал, что весь двадцатый век великороссы, украинцы и белорусы были очень пассионарны. Это выразилось в гражданских войнах.

— А сейчас, насколько я знаю, русский народ переходит или уже перешел в инерционную фазу?

— Та же ситуация сегодня у турок. А наиболее пассионарны у нас кавказцы: чеченцы, ингуши, осетины. Гумилев писал об этом в своих последних работах: прошел пассионарный толчок по линии Северный Кавказ – Тегеран. Он частично задел и Россию, потому что южные великороссы пассионарнее остальных русских.

— Казачество, тамбовские крестьяне в Гражданскую войну…А когда случился пассионарный толчок?

— В конце восемнадцатого века.

— Но в это же время еще одна ось пассионарного напряжения, по Гумилеву, прошла через Японию, Китай, Вьетнам – до Африки.

— Да, было два толчка. Одни народы они задели, другие нет. Потому и среди кавказских народов есть этносы пассионарные, а есть гомеостатичные, живущие в гармонии с окружающей средой. И поэтому юг России будет, так или иначе, лихорадить. С этой пассионарностью надо работать, понимать ее, изучать, так как уничтожить ее невозможно.

— То есть уничтожить можно только вместе с ее носителями, как римляне поступили с ретами, даками. 

— Да, и кавказское войны России очень похожи на подавление римлянами даков, маркоманнов, иудеев. Все равно ничего не выходит. Поэтому с такими этносами надо и работать по-другому.

Ведь римляне же поняли, что с пассионарными народами бесполезно бороться, лучше приглашать их на военную службу.

— Не можешь побороть пассионариев – возглавь. То есть возглавь их легионы. То же ведь было и с казачеством: сначала постоянные бунты – Разин, Булавин, Пугачев. А потом казаков «приручили», и они стали верными слугами русского царя. 

—  Пассионариев тогда прикормили, как сегодня власть прикармливает и казаков, и кавказцев.

 

Рожденные звездой

— Все дело в том, что народы находятся в разных «возрастах»: в одних, «пожилых», доминируют гармоничные обыватели, в других, «молодых», тон задают пассионарии. 

— К «гармоничным» можно отнести народы Крайнего Севера, живущие в ладу с окружающей природой, с биоценозом.

— Но ведь когда-то они были весьма энергичными народами, сумевшими расселиться на огромных пространствах тайги и тундры. То есть их быстрое распространение было результатом сильного толчка, взрыва пассионарности?  

— Мы – сторонники теории панспермии. Великолепная идея: происходит вспышка сверхновой звезды – и на Земле появляются новые народы. Такие космические вспышки случаются в среднем раз в двести лет. В год, когда родился Христос, вспыхнула такая звезда, известная как Вифлеемская. Она породила сотни народов от Скандинавии до Эфиопии.

— Чем сегодня занимается Центр Льва Гумилева?

— Мы пропагандируем идеи Льва Николаевича так, как, мне кажется, делал бы он сам. Проводим культурные мероприятия различных народов, этносов. Танцы, музыка, показ фильмов, не только российских, но и зарубежных. Мы – частые гости в западных институтах, выступаем в Европарламенте. Третья тема – регулярные экспедиции по сакральным местам Евразии.

— Пассионарность ведь может быть связанной не только с космосом, но и с энергиями самой Земли. Например, известно, что горские народы, живущие в разных областях земного шара, отличаются повышенной пассионарностью. Известно и то, что центры многих древних цивилизаций располагались в районах геологических разломов. И мировые религии зарождались там же: Палестина, район Красного моря. Кстати, и Москва стоит на древнем разломе земной коры. Получается, что сакральная география во многом проистекает из геологии. В начале девяностых была любопытная статья об этом в «Сибирской газете», применительно к Сибири. Там находится Байкал с его «Меккой» шаманизма – островом Ольхон, и многое другое.

— Гумилев писал о том, что новые этносы возникают там, где сочетаются различные ландшафты: леса, горы, реки, где находятся священные рощи, сакральные сооружения предыдущих цивилизаций. Там пробуждаются древние архетипы.

— Можно вспомнить «вавилоны» — беломорские лабиринты трехтысячелетней древности. Исчез, растворился народ, создавший их, не вполне ясно предназначение этих сооружений, но они как бы «встроены» в культурный код русских поморов.

— Мы рады тому, что происходит у поморов – идет медленное возрождение, формируется культура. Когда люди вспоминают о своей идентичности, тянутся к священному, сокровенному, особенно молодые люди – это очень хорошо.

Мы – продолжатели миссии русских народников, областников, которые изучали русскую идентичность: фольклор, народные костюмы. И не только русские, но и, например, народов Сибири. 

 

Наш дом — Евразия

— Этническая идентичность тесно связана с региональной, что мы наблюдаем не только в России, но и в современной Европе.

— Но причины и характер этих процессов различаются. На Западе они зачастую основаны на сепаратизме, а мы выступаем за культурное своеобразие и при этом – создание и развитие «больших пространств», союзов народов. Я считаю, что будущее России в этом. Российская Федерация – это союз народов и регионов. Унификация ни к чему хорошему не приведет. Страна у нас разная, и даже русские бывают разными по менталитету. Это все надо учитывать. Сила системы – в ее сложности, как говорил Лев Гумилев. Я возлагаю большие надежды на создание Евразийского Союза, притом, что сама Россия – союз, федерация, и должна стать «союзом союзов». Всегда руководители России, принимая в ее состав другие народы, учитывали их особенности.

— Были и есть и другие великие евразийские державы – например, Золотая Орда, которую зачастую представляют этаким  монстром, жупелом.  

— Русь как культура фактически возникла в Золотой Орде. Почему? Потому что там были монастыри, которым ордынские ханы раздавали огромные преференции. Надо изучать историю предыдущих государственных образований: Московского царства, Золотой Орды, Скифского царства, так как за тысячелетия фактически ничего не меняется архетипы одни и те же.

 

Да, скифы мы

— В чем необходимость движения «Новые скифы»?

— Оно возникло в лоне евразийства. Все-таки евразийство – это геополитический конструкт, а скифское движение в большей степени культурное. Оно тоже ориентировано на нашу территорию, хотя немного шире. Скифство – это наследие предков; потомками скифов считали себя почти все народы, проживающие на нашем пространстве. Это не только славяне, но и тюрки, финны, кавказцы.

Это – то золото, которое лежит на дне нашей цивилизации. Мы об этом забываем. Но когда в жизни нашего народа происходят странные события, революции, о скифах вспоминают. Так было в 1917 году, когда возникло движение «Новые скифы» Иванова-Разумника. Блока и Есенина, близкое к партии левых эсеров. И когда левых эсеров разгромили, оно сошло на нет. Это была квинтэссенция евразийства и народничества. Там был весь цвет русского «Серебряного века»: Пастернак, Мандельштам, Прокофьев, Петров-Водкин. Они, как визионеры, как поэты, почувствовали: вот та золотая ось, вокруг которой все вертится.

Философия и поэтика степных кочевников предопределяет все те конструкции, социальные, религиозные, философские, на которых были построены все будущие цивилизации на нашей территории.

Скифство всегда проявляется в тревожные моменты нашей истории – например, в 1812 году (партизанская «скифская война», гусары Дениса Давыдова). Когда Наполеон увидел горящую Москву, подожженную собственными жителями, он произнес фразу: «Вот это скифы!» Второй раз это было в 1917 году. То, что скифы появились сейчас – это доказательство того, что надо вытаскивать страну из «черной дыры».

— У «Новых скифов» есть своя политическая программа?

— Мы стараемся проводить культурологические акции, и не хотим активно лезть в политику, потому что скифство – как хороший коньяк, который нельзя ни с чем бодяжить. За нашей спиной стоят Блок, Есенин, Мария Спиридонова и смотрят через столетие, все ли правильно мы делаем. Пока мы держимся в рамках культурного проекта, но он может стать мощным движением, причем в разных странах. Когда только возникли «Новые скифы», на наш манифест откликнулись из трех стран – Таджикистана, Молдовы и Швеции.

— Из Швеции? Впрочем, Тур Хейердал считал, что Один со своими асами пришел в Скандинавию из приазовских степей.

— Больше того, в Англии есть такая теория, что саксы – это передовой отряд скифов («шаки», «саки»). А Скандинавия никогда по большому счету Западом не была, это такой мост между мирами, в значительной степени связанной со скифской культурой.

Я думаю, у скифского движения большое будущее. В какие формы оно разовьется, я пока не знаю. Эта энергия сама найдет себе выход. А наша задача – очень тонко оперировать этим процессом.

— Успехов вам во всех начинаниях! 

Беседовал Анатолий Беднов

Фото Андрея Клемешова

 

Опубликовано в журнале «Регионы России», №10-11, 2012.

Читать далее...

Провал национальной политики в СССР — работа над ошибками

Как известно, в национальных республиках СССР в определенный момент начали пробуждаться новые силы, стали формироваться опасные для верховной власти течения, с которыми надо было вести кропотливую и вдумчивую работу, вырабатывая качественно новые модели отношений между центром и республиками. Скорее всего, если бы этот сигнал был оценен правильно, то удалось бы избежать многих трагических страниц из истории позднего СССР: от Тбилиси до Баку.

Однако новые вызовы и риски остались без должного внимания, а, точнее сказать, решались в традиционной аппаратной манере, которая, к тому моменту, уже не могла обеспечить необходимой стабильности в огромной стране, на окраинах которой, один за другим, начали возникать очаги национальной напряженности.

Одним из таких очагов был Азербайджан, в котором развернулось движение, организованное Народным фронтом республики. 20 января по указу генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева в Баку было введено чрезвычайное положение. Примечательно, что указ стал грубым нарушением Конституции СССР, согласно которой обязательным условием введения чрезвычайного положения являлось разрешение Президиума Верховного совета союзной республики. Отметим, что никакого разрешения со стороны руководства республики не было, о чем в тот же день по радио сообщила глава Президиума Верховного совета Азербайджана Эльмира Кафарова.

Тем не менее в ночь с 19 на 20 января в Баку имел место чудовищный акт насилия. В чем причины, в чем истоки той трагической ошибки, которая, с точки зрения многих современных политиков, хуже, чем ошибка – скорее, преступление. На поверхности лежит глубокий методологический просчет. Напрашивается аналогия с факторами экономического кризиса советской системы — несовместимостью плановой экономики с необходимостью к началу 1980-х кардинального обновления основных фондов большинства предприятий, требованием модернизации на уровне современных технологий, что привело бы к их системной остановке, а, значит, срыву программы выполнения плановых обязательств. Между ответственностью за план и претензиями со стороны министерств за недостаточное техническое обновление фондов предприятий, директора неизбежно выбирали легкий выговор по второй позиции. Ибо срыв плана означал неизбежную перемену участи.

Так и в ситуации с формированием новой национальной политики власти предпочитали сохранять внешнюю стабильность, избегая резких движений, диалога с национальной интеллигенцией, работы с молодежью. Проблемы, которые реально существовали уже несколько десятилетий, загонялись внутрь системы, хотя единственный способ их «излечения» требовал совершенно иных по характеру действий. Нарыв, рано или поздно, должен был вскрыться, но даже тогда масштабы и характер «болезни» так и не были оценены в необходимой степени.

Национальная политика в СССР, осуществлявшаяся по «остаточному принципу», была противоречива по определению. Сейчас многие современники тех событий, бывшие партийные начальники, сотрудники специальных служб, журналисты и писатели, пытаются найти внешнее объяснение фактору обострения национальных противоречий. Не будем вдаваться в разбор конспирологических теорий. Вместо этого попытаемся сформулировать свой вариант ответа на вопрос, который часто задают на бытовом уровне: «Как можно было так стремительно перейти от дружбы к вражде, если на уровне общения простых советских людей практически никогда не проявлялись столь характерные для современных обществ явления национальной вражды и нетерпимости?»

Национальный вопрос — материя столь тонкая, что существуют только два пути его урегулирования. Либо жесткое подавление любых форм и попыток его переосмысления в направлении, отличном от официальной идеологии — советский народ как новая историческая общность. Либо максимальный учет всех специфических черт развития каждого народа, населяющего территорию страны. До тех пор, пока сталинская система жестко подавляла любые проявления «буржуазного национализма», механизм национальных отношений функционировал в рамках этой логики. «Оттепель» и последующий «застой» ослабили жесткие тиски, но ничего не предложили взамен, кроме реанимирования методов подавления в том случае, если национальная элита или интеллигенция в союзных республиках нарушала установленные правила игры.

Простых людей это обстоятельство абсолютно не касалось, они строили свои отношения как соседи, а не как жители замкнутых анклавов. При этом сохранялась их идентичность, хотя и была утрачена значительная доля национальных обычаев, культуры, традиций, языка (где-то в большей, где-то в меньшей степени). Но в то же время национальный фактор никуда не исчезал, он сохранялся в многонациональной среде, но никак не проявлялся «публично» до определенного времени. Так же и национальное переустройство страны происходило хаотично, без учета реальной этнополитической ситуации в различных регионах, что в конечном итоге привело к возникновению локальных вооруженных конфликтов на межэтнической почве. Складывается ощущение, что события в январе 1990 года — это уже окончательный крест, поставленный на мирном реформировании системы, а, в конечном счете, на самой возможности сохранения Союза.

Об этом надо помнить и стремиться понять ошибки и просчеты тогдашнего руководства страны, чтобы в нынешней практике наших государств избежать их повторения.

Алексей Власов, «Вестник Кавказа» 

Читать далее...

В Чите завершились дни еврейской культуры

Праздничным концертом завершилась неделя еврейской культуры в Чите, которая проходила с 21 по 26 января, сообщает Chita.rfn.ru.

На концерте прозвучали национальные песни и танцы в исполнении творческих коллективов города. С поздравительным словом выступили представители других диаспор Забайкальского края. Поздравить своих друзей пришли представители организации российских немцев, бурятская диаспора, башкиры, армяне.

Зрителям была продемонстрирована старинная Тора, которая представляет собой пергаментный свиток более 20 метров в длину и полметра в ширину, намотанный на бобину с деревянными ручками. Написана на древнееврейском языке, так называемым квадратным письмом.

Открылись Дни еврейской культуры 21 января книжно-иллюстративной выставкой «Удивительный, непостижимый еврейский народ!». На ней была представлена литература о культуре и обычаях еврейского народа, по которой сотрудники библиотеки провели длячащихся обзорную экскурсию.

«Нужны, чтобы знали все народности, проживающие на территории Забайкалья. А если их 126 народностей и люди не знают, кто такие, условно найф или курф, или …Евреи они тоже есть, про них мало кто знает», рассказал Борис Ерёмин, председатель еврейской общины Забайкальского края.

Читать далее...

Азербайджан и Грузия в Евразийском Союзе

24 января в пресс-центре «Мир новостей» состоялся круглый стол, организованный Центром Льва Гумилёва: «Перспективы интеграции Грузии и Азербайджана в Евразийский союз».

«Создание Евразийского Союза объявлено приоритетным направлением российской внешней политики. Евразийский Союз из стран постсоветского пространства планируется создать к 2015 году. До последнего момента участие в этих инициативах Азербайджана и Грузии воспринималось экспертами, как неосуществимая мечта. Грузия не является даже членом СНГ, Азербайджан связан различными геоэкономическими обязательствами перед Турцией, Евросоюзом, США. Тем не менее, возможности для участия в Евразийском Союзе бывших братских государств существуют. Политические изменения в Грузии резко меняют международный вектор интеграции всего Закавказья», — открыл круглый стол Павел Зарифуллин, директор Московского Центра Льва Гумилёва.

Владимир Хомерики, президент Фонда единения Русского и грузинского народов считает, что идея о вступлении Грузии в Евразийский союз прекрасная, но её осуществление требует серьёзных усилий. Не меньших усилий требует и само создание Евразийского союза, заявленный 2015 год видится эксперту датой нереальной. Необходимость участия Грузии в интеграционном евразийском процессе определена объективными причинами: реальное экономическое развитие Грузии возможно, прежде всего, со странами СНГ, с восточно-азиатскими странами и ШОС, в Европе же Грузию ни кто не ждёт. Россия уже сегодня является достаточно экономически привлекательной: трудовая миграция вносит существенный вклад в развитие экономических отношений России со всеми странами СНГ, поэтому популярная среди некоторых политиков претензия о несостоятельности российской экономической привлекательности должна быть развеяна, как миф. «Евразийский союз для Грузии – это реальный путь, перспектива и будущее», — заключил Владимир Кириллович.

Саадат Кадырова, руководитель отдела международных программ и международного сотрудничества службы внешней политики ИТАР-ТАСС рассматривает три компоненты для успешного создания Евразийского союза: информационное поле должно стимулировать интеграционные процессы, сейчас же ситуация удручающая – экспертов и мероприятий мало, существующие каналы и фонды не эффективны; образование и наука играют важнейшую роль в формировании заинтересованности молодых поколений в евразийской интеграции, без такой работы ни какого союза так же не будет; экономическая компонента является основополагающей, т.к. если будет создан благоприятный финансовый климат, грамотно настроена система трудовой миграции, тогда интеграционные евразийские инициативы будут поддержаны самым естественным образом. «Евразийскому союзу необходимо быть привлекательным», — суммировала Саадат Кадырова.

Беслан Кобахия, советник президента Всемирного конгресса абхазо-абазинского народа,  координатор Движения по защите прав народов (Абхазия) выразил уверенность о готовности Абхазии к интеграции в Евразийский союз. «Евразийский союз является приоритетным проектом для всех стран СНГ. В отличие от СССР, Евразийский союз должен обеспечивать различную степень интеграции стран-участниц, на примере Евросоюза. Таким образом реализуется принцип добровольного и взаимовыгодного сотрудничества. Евразийский союз – это требование времени, в современном мире трудно выжить поодиночке. Необходимо учесть опыт СССР, изучить нынешние проблемы – сформулированный евразийский ответ должен разрешить многие вопросы, стать выходом для всех стран постсоветского пространства. Вопрос о вступлении Грузии в Евразийский союз должен разрешиться при осуждении развязанной войны 2008 года и наказании виновных, а так же с признанием Абхазии», — заключил Беслан Валерьянович.

Бахревский Евгений, старший научный сотрудник РИСИ свою речь начал с позитивной оценки деятельности евразийского экспертного сообщества, ссылаясь на недавнее возмущение госсекретаря США Хилари Клинтон о необходимости недопущения любых интеграционных процессов на постсоветском пространстве. «В последние годы в ответ на монопольную глобализацию США по всему миру мы наблюдаем множественные процессы региональной интеграции. Евразийская интеграция не может быть чисто экономической. Экономика всегда разбавлена политикой, а где политика, там есть место для идей. На уровне массового сознания существует желание совместного проживания в едином культурном пространстве, наполненном евразийскими цивилизационными кодами. Гамбургеры и Голливуд не могут восполнить этого голода, поэтому необходимо работать над привлекательностью Евразийского союза комплексно».

На связь с московским пресс-центром вышли эксперты из Грузии. Давитая Заза, правозащитный журналист считает, что создание Евразийского союза решает проблемы и экономические, и территориальной целостности Грузии. В поддержку озвученных тезисов выступил Чиквиладзе Константин, эксперт в области российско-грузинских отношений. По его мнению, с новым правительством Грузии появляется реальный шанс выстроить новые позитивные отношения с Россией. Россия является ключевым партнёром Грузии, среди населения Грузии существует достаточно большая поддержка пророссийской политики. По общему мнению экспертов экономические интересы Грузии связаны, прежде всего, с Россией, странами СНГ.

Так же позицию Грузии прокомментировал Каха Кукава, председатель партии «Свободная Грузия». «Освещая экономическую составляющую, ситуация такова, что существует прямая зависимость Грузии от российского рынка. Что касается культуры, то Россия для Грузии на протяжении последних 200 лет является культурным ориентиром. Начиная с 19го века, отношения с Россией привели к расцвету Грузии в науке, спорте, культуре. Так же надо понимать, что налаживания отношений с абхазами и осетинами возможно только с посреднической миссией России».

О готовности вступления Азербайджана в Евразийский союз рассказал эксперт Гейдар Мирза. Нынешнее состояние можно охарактеризовать, как «торопиться не будем, и сейчас всё хорошо». «Существенных изменений в этом году не ожидается. Вопрос на повестке дня, актуальность будет нарастать», — заключил Гейдар.

В заключительной речи Павел Зарифуллин еще раз выразил уверенность в успешности евразийской интеграции, и обозначил необходимость продолжать «энергетически воздействовать на ноосферу», только в таком случае, постепенно, точки соприкосновения будут найдены.

Иван Мельник

Пресс-служба Центра Льва Гумилёва

 

Читать далее...

Южный Кавказ в фокусе новой администрации США

Новая администрация США, которую солидные аналитики единодушно признают «мужской командой профессионалов», скоро приступит  к своей работе. Очевидно, что внешнеполитический курс США должен приобрести совершенно иное качество. 

В первый срок президентства Барака Обамы американская внешняя и оборонная политика сохраняли инерцию, набранную еще при Джордже Буше-младшем, что проявлялось в отношении к Ирану, позиции США по размещению ПРО в Европе, активному участию в свержении ливийского режима и пр. Конечно, Бараку Обаме еще придется искать сложные компромиссы в отношениях с Конгрессом, но зато перед ним наконец-то раскрывается перспектива полного взаимопонимания с собственным ближайшим окружением.
Какой же будет политика новой американской администрации в отношении Южного Кавказа? Этой теме мы посвящаем очередное экспертное заседание нашего «Круглого Стола».

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
— Я думаю, что всем очевидно стремление Барака Обамы отказаться от откровенной силовой гегемонии времен Джорджа Буша. Это — концептуальная позиция, которую, по мнению Збигнева Бжезинского, такие политические «тяжеловесы» новой администрации, как Джон Керри (Госдеп), Чак Хейгел (Пентагон), Джон Бреннон (ЦРУ) и другие, должны наполнить новым стратегическим содержанием. Это ясно, хотя бы из того, что США явно стремятся разрешить проблему ядерной программы Ирана, не прибегая к военной компоненте. И это необходимо учитывать политическому истеблишменту Южного Кавказа. И потом, США твердо намерены выводить войска из Афганистана. Часть грузов, предположительно до 100 единиц контейнеров ежемесячно, пойдет до каспийского порта Актау, далее морем в Баку, а оттуда по территории Грузии и Турции — в Европу. Значение этого маршрута может серьезно возрасти при обострении ситуации в пределах пакистанского коридора эвакуации американских грузов. Поэтому американцам необходима не только военная стабильность на всем Южном Кавказе, но и политическая стабильность внутри самих южно-кавказских государств. Таким образом, сохранение статус-кво на Южном Кавказе и, вообще в Каспийском бассейне, несмотря на любые популистские заявления, соответствует национальным интересам США.
Тревоги и опасения США стремительно смещаются в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Вспомним, что в военной доктрине «Поддержка глобального лидерства», которая была обнародована лишь год назад, Китай определялся как государство, способное продуцировать многочисленные угрозы военной безопасности США. Такое геополитическое видение подразумевает поиск если не союзников, то партнеров в лице Индии и России. Администрация США будет искать возможность второй «перезагрузки» отношений с Москвой. Собственно говоря, с этой целью и приезжает в Москву советник президента по нацбезопасности Томас Донилон, который прослыл тонким и умным политиком. Какие-то договоренности с Кремлем будут достигнуты. А из этого следует, что постсоветским государствам, расположенным на евразийской «дуге нестабильности», не стоит играть на российско-американских противоречиях, как это делал Михаил Саакашвили. Времена не только Джорджа Буша, но и Хилари Клинтон уже прошли.

Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
— Новая администрация Обамы будет стремиться сохранять американское присутствие на Южном Кавказе, однако особой активности в этом направлении ждать не приходится.
Думаю, приоритетом администрации Обамы во внешней политике будет вывод войск из Афганистана и доведение до логического конца «революционных» процессов, инициированных в странах Магриба и Ближнего Востока. Учитывая то, что в этом контексте США нуждаются в некоторой поддержке со стороны России можно предполагать, что в таких, менее приоритетных сейчас для Штатов регионах, как Южный Кавказ, администрация Обамы пойдет на некоторые уступки Кремлю.
Максимум, какой активности можно ждать от США — так это новых попыток реанимировать «цюрихских протоколы» по нормализации армяно-турецких отношений. Штаты продолжат поддерживать энерготранзитные проекты с участием Азербайджана, Грузии и Турции в Европу, однако наверняка ослабнут попытки подключить к этим проектам нефтегазовые ресурсы Туркменистана и Казахстана.
Вопрос нагорно-карабахского конфликта по-прежнему важен для США. Однако многочисленные спады в переговорном процессе говорят о том, как нелегко разрешить эту проблему. Маловероятно, что США способны сделать нечто реальное для урегулирования конфликта.
Опять-таки многое, в том числе и в южно-кавказской политике, зависит от того как будут развиваться события в Сирии. Сейчас Россия спешно эвакуирует россиян из Сирии, поэтому создается впечатление, что Кремль пошел на уступки Вашингтону по сирийской повестке. Уверенности в этом добавляет тот факт, что администрация Обамы уже успела похвалить Россию за изменение своей позиции в отношении Сирии. А значит, в виде приза за уступчивость в сирийском вопросе, Москва может получить от Вашингтона временные преференции на Южном Кавказе.
Не думаю, что подход Обамы к иранскому вопросу можно назвать «мягким». Санкции, введенные при Обаме, были гораздо более серьезными, чем при администрации Буша. Риторика нынешней администрации в отношении Ирана может показаться несколько сдержанной, но это совсем не значит, что США исключают вероятность военных действий. Нельзя забывать, что их развертывание может привести к непредвиденным последствиям, и потому постсоветским странам необходимо тщательно взвешивать все риски возможной военной операции против Ирана.

Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
— Для меня показательно, что во главе внешнеполитического и оборонного ведомств США стали ветераны вьетнамской войны Джон Керри и Чак Хейгел. Должностные лица, прошедшие войну, куда лучше любых гражданских «ястребов» понимают все риски, которые несет развертывание боевых действий в любой точке мира. Да и сам Барак Обама недвусмысленно дал понять, что десятилетие войн осталось позади. Я  уверен — профессионалы из новой американской администрации прекрасно понимают, что США находятся сейчас в состоянии серьезного «перенапряжения сил», которое не позволяет им претендовать на глобальное лидерство. И это при том, что внешнеполитические акценты США, действительно, сместились, чему свидетельствует их военная доктрина, согласно которой «интересы безопасности США неразрывно связаны с дугой, опоясывающей Азию с юга — от западной части Тихого океана и Восточной Азии до Индийского океана и Южной Азии».  Поэтому крайне дорогостоящая военная операция против Ирана с непредсказуемыми последствиями и неизбежными потерями не актуальна для американцев. В конце концов, есть масса внешнеполитических опций — от санкций и дипломатического давления до прямых, не афишируемых широкой публике переговоров, которые помогут не только умерить ядерные амбиции Тегерана, но и значительно ослабить энергетическое сотрудничество между Ираном и Китаем. А именно отношения с Китаем США рассматривают в формате стратегического соперничества. Разрекламированный геополитический феномен «Кимерика» (Китай + Америка) так и не появился на свет.
Все это имеет прямое отношение к ситуации на Южном Кавказе. Многие политологи и политики ожидали, что с началом американо-израильской военной операции против Ирана на Южном Кавказе произойдут тектонические изменения. Начнется  распад иранского государства, в события обязательно вмешается Россия, возникнут воюющие между собой блоки региональных и глобальных игроков и пр. и пр. Все это — умозрительные сценарии, не имеющие отношения к реальности.
На Южном Кавказе и в бывшей советской Центральной Азии, очень важным для США, американцам нужна хотя бы относительная стабильность. Это, как они говорят, «global common» — «зона/объект глобальной значимости». И возникновение еще одной «горячей точки» севернее иранских границ, в т.ч. возможном возобновлении военных действий в Карабахе, противоречит американским стратегическим планам. Статус-кво, т.е. относительная устойчивость региона, может не удовлетворять входящие в него государства, но сегодня  отвечает интересам и США, и России.
 

Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
— Внешнеполитические приоритеты США, конечно, изменились. Америка явно будет стремиться сокращать свое весьма затратное участие в военных конфликтах. Мы же видим, как США готовы предоставить Европе самой разбираться с тяжелыми последствиями «арабской весны», которая так неожиданно нашла свое продолжение теперь  и в глубине африканского континента. Конечно, США пристально смотрят на юго-восток Азии, тиражирующий новые вызовы американской национальной безопасности. Но ведь никуда не делась иранская ядерная проблема, по-прежнему туманно будущее Афганистана, чреваты до конца неопределенными угрозами отношения США с т.н. «политическим исламом». Для решения всех этих задач новой администрации придется договариваться с Россией, которую нынешняя ситуация на «дуге нестабильности» вполне устраивает. К примеру, снятие напряженности  между Вашингтоном и Тегераном совсем не выгодно Москве. Гипотетически оно может привести к тому, что среднеазиатский газ пойдет в Европу весьма перспективным маршрутом через Иран. Да и сам иранский газ может появиться на европейском рынке, составив конкуренцию «Газпрому». Поэтому Москва может многое потребовать за вторую «перезагрузку» американо-российских отношений. Обязательным  условием будет невмешательство США в российскую политику в пределах бывшего СССР. Особенно в контексте  претенциозного заявления Хилари Клинтон о том, что Америка не позволит России восстановить Советский Союз в какой-либо новой конфигурации. Вот что необходимо учитывать истеблишменту южно-кавказских государств. И не надо преувеличивать нынешний негативный тренд в отношениях США и России. «Акт Магнитского», «закон Димы Яковлева» и другие обмены ударами — это, скорее, выпуск пара, чтобы потешить консерваторов обеих стран.
Конечно, новой администрации нужна стабильность на периферии «дуги напряженности», коим сейчас является Южный Кавказ. Поэтому ожидать каких-то дипломатических прорывов в карабахском урегулировании не приходится. Более того, еще до 2015 года США постараются вернуть в повестку дня «цюрихские протоколы». Они ведь предусматривают «создание совместной комиссии из независимых историков для изучения вопроса о геноциде армян 1915 года». Комиссии, как известно, могут заседать бесконечно долго, а, значит, Вашингтон получит возможность не принимать болезненное для Турции решение о признании  «армянского геноцида».
Конечно, стратегия новой американской администрации не несет каких-либо серьезных рисков для истеблишмента постсоветских государств Каспийского бассейна, по меньшей мере, до вывода американских войск из Афганистана. Но и не следует ожидать активного участия США в разрешении политических противоречий, которыми опутан этот регион.

Читать далее...

Азербайджанская диаспора России

В России, по разным оценкам, проживает от нескольких сотен тысяч до более миллиона азербайджанцев. Официальная статистика говорит о 850 тысячах человек, причем около половины из них находятся в Москве.

Реальность такова, что положение этого большого числа людей серьезно волнует как руководство России, так и руководство Азербайджана. Эта тема оформилась еще в начале 2000-х, когда был создан Всероссийский азербайджанский конгресс (ВАК). Надо отметить, что история азербайджанской диаспоры в России не такая уж долгая. Хотя Азербайджан вошел в состав Российской империи еще в начале XIX века, сами азербайджанцы не переселялись на просторы большой страны. Лишь тяжелая экономическая ситуация в начале 1990-х вынудила тысячи людей из Азербайджана отправится на поиски лучшей доли, большая часть из которых осела в России. Тем не менее они не потеряли связь с исторической родиной, поддерживают контакты с родственниками, часто ездят к ним в гости.

В 2001 году общенациональный лидер Азербайджана Гейдар Алиев и президент России Владимир Путин стали основателями азербайджанской диаспоральной объединяющей структуры, которая и получила название Всероссийский азербайджанский конгресс. В 2004 году на втором съезде ВАК, прошедшем в Москве, выступили президенты Владимир Путин и Ильхам Алиев. Российский лидер тогда заявил, что эта структура создается для лоббирования интересов Азербайджана в России и интересов России в Азербайджане. За это время было сделано многое, но всегда наступает момент, когда возникают возможности усилить работу структуры, чтобы она могла и дальше эффективно выполнять задачи, заложенные основателями. Сегодняшняя ситуация показывает, что есть необходимость вернуться к истокам и заново переосмыслить весь накопленный потенциал. Причем, делать это нужно согласовано с руководством как России, так и Азербайджана. На этом фоне создание Союза азербайджанских организаций России (САОР) как совещательной, координирующей структуры не выглядит чем-то экстраординарным. Еще до образования ВАК в России действовало и продолжает действовать несколько диаспоральных организаций, преследующих цель объединения азербайджанцев, помощи соотечественникам в сохранении культуры, языка, получении хорошего образования. Среди них можно назвать общество «Оджаг», Федеральную культурную автономию азербайджанцев в России – «Азеррос», Общество дружбы России с Азербайджаном и другие.

САОР – это попытка создания в каком-то роде общего совещательного органа для организации, например, общих разовых мероприятий. В нее будут входить руководители уже действующих диаспоральных структур, среди которых по своей масштабности и возможностям организации мероприятий лидирует ВАК. Однако практически сразу САОР стали обвинять в расколе азербайджанской диаспоры России, противостоянии с действующей диаспорной организацией — ВАК. Разного рода слухи стали переполнять информационное пространство, затмевая реальность. Как правило, слухи не просто преувеличивают сложность той или иной ситуации, но порой и неверно интерпретируют цели и задачи, которые ставят перед собой люди, а иногда и сознательно переворачивают все с ног на голову. На самом деле азербайджанцы не придумывают велосипед, и создание САОР, безусловно, нельзя считать каким-то негативным моментом или предполагать, что она призвана заменить что-то уже имеющееся в диаспорном пространстве. Все понимают, что консолидация диаспорных структур необходима и идет на пользу обществу как в России, так и в Азербайджане. При этом существует потребность в координации усилий на этом поле. По такому же принципу работают диаспорные объединения и других народов, проживающих в России. Новая структура может стать в некотором роде Советом директоров уже существующих диаспоральных организаций.

Каждая структура азербайджанской диаспоры будет функционировать как и прежде, и не случится ничего страшного, если между этими организациями появится прочная связь для большей координации деятельности в помощь азербайджанцам, избравшим своим домом Россию.

Екатерина Тесемникова, «Вестник Кавказа«

Читать далее...