О «Скифской этике и духе коммунизма» — предразмышление

— Что такое

Хорошо,

И что такое

Плохо?

В.Маяковский

Недавно в Центре Льва Гумилева Павел Зарифуллин и Илья Бражников провели лекцию-семинар под названием «Новы Скифы: идеология, политика, мобилизация». Семинар получился весьма плодотворным и в его ходе были обсуждены многие вопросы посвященные современной российской действительности, её истории и перспективам развития. Но в тексте нижележащего эссе автор этих строк хотел бы коснуться темы, которая и прямо и косвенно касается: и прошедшего семинара, и семинаров последующих – а в том, что они состоятся сомневаться не приходится, т.к. Павел Зарифуллин высказал твердое намерение провести еще ряд подобных лекций-семинаров, основная цель которых – обсуждение и представление широкой публике идеологии Новых Скифов. Тема которой хотел бы коснуться автор – этика, а точнее «предразмышление о скифской этике», т.е. начало долгого и ответственного процесса размышления о самой «скифской» этике, о «скифской» идеологии вытекающей из этой самой этики (и соответственно «втекающей» в неё).

Естественно, что в рамках одной статьи невозможно раскрыть всё многообразие этических представлений всех времен и народов, да и цель такая не ставится, поэтому в последующих тезисах автор попытается просто поразмыслить об «этосе» как таковом и подойти к тому, в чем же все-таки заключается «скифская» этика и причем тут дух коммунизма. Итак!

1.Для чего  человек что-либо делает? Т.е. не просто механически, но делает в том смысле, что у него есть желание что-то делать.

Вот, к примеру, для чего автор этих строк читает Макса Вебера, а именно его труд «Протестантская этика и дух капитализма»? Если он это делает, значит у него есть к этому необходимость, но чем она продиктована: личным желанием или чем-т сверху, неким приказом, обязанностью или повелением?

Но разделять вопрос о действии таким образом несправедливо, ведь даже если действие продиктовано не личным желанием субъекта, а выполняется в силу неких отданных распоряжений или каких-либо обязанностей, то уже само выполнение действия подразумевает то, что действующий субъект дал свое согласие на выполнение, вложив в это действие тем самым и свое желание.

2.Таким образом любое действие, если рассматривать его целостно, включает в себя, в той или иной степени, желание действующего субъекта «сделать это».

Но с другой стороны сводить всякое действие только лишь к произволу или только лишь к внешнему воздействию – весьма грубая ошибка, которая кстати и лежала в основе практически всех философских споров со времен декартовского дуализма, превращающего «всякую психологию» в идеалистический или материалистический механицизм; и следовательно ставящего человека в положение где у него есть либо свобода выбора, либо же – полная подчиненность и детерминированность внешними силами.

3.Но уже в самом декартовском прозрении «Cogito ergo sum» скрыто зерно из которого и следует выращивать дерево знания о действиях, ведь если «я мыслю и следовательно я существую», то тем самым я помышляю и о себе, и о своем мыслительном процессе как о действии, которое можно проанализировать. Вот она основа единства сознания и действия! Сознание проявляет себя в деятельности, рефлексируя окружающую реальность и воздействую на неё; недаром действие и действительность слова одного корня – т.к. действительность это поле действия субъекта.

4.Любое действие, любой акт, тем или иным образом соотносится с окружающим миром, с действительностью и, следовательно, оказывает определенное воздействие. При этом между действительностью и субъектом посредством действия образуется определенная взаимосвязь, определяемая характером действия, окружающей средой, т.е. любое действие выражается не просто в воздействии субъекта на действительность, но между ними существует взаимообусловленное взаимодействие.

5.Отличительная черта человека при этом – осознанное воздействие, т.е. осознание своей деятельности.

Человеческая деятельность, по словам «гуру» советской психологии С.Л. Рубинштейна, это «действие как такой сознательный целеполагающий акт (который – прим.авт.) выражает основное специфическое отношение человека к миру: в нем человек часть мира – выступает как сила, сознательно изменяющая и преобразующая мир». Из этих слов следует, что в осознанной человеческой деятельности выражается отношение человека, как и личности, так и общества, к миру. Но отношение к миру, особенно нанесенное на какую-либо «шкалу ценностей» так или иначе, будет подразумевать в себе «хорошо» или «плохо», а значит, в этом отношении будет присутствовать этика, и следовательно в любом действии присутствует этика как таковая, как неотъемлемая часть, как то, чем это человеческое осознанное действие было продиктовано.

6.Слово «этика» происходит от древнегреческого ethos, что в переводе означает «привычка», «обычай», «характер», и если в деятельности человека или общества проявляется то или иное отношение к миру (а оно не может не проявляться, т.к. человеческая деятельность не может быть безотносительной), то эта деятельность определяется этим отношением, каким-либо мировоззрением, какой-либо идеологией, соответствующей уровню развития личности (при этом развитие происходит опять же в процессе деятельности) или уровню развития общества, взятого в конкретных исторических условиях, в конкретном историческом окружении. Этика всегда, следовательно, будет определятся знанием об окружающем мире, т.е. осознанием «истины», и следовательно, т.к. меняются знания, меняется мир, будет меняться и сам этика, но при этом в этике всегда будет присутствовать нечто неизменное (хотя тоже и меняющееся, но остающееся всегда самим собой, что-то, что нельзя однозначно нанести на «шкалу ценностей») – человеческая природа. А в вопросе о том, что такое  «человеческая природа» однозначного ответа нет, и нет в первую очередь потому, что человек не может жить не развиваясь и оставаться при этом человеком. В этом парадоксальном и абсурдном суждении, в противоречиях рождаемых этим положением как раз-таки и скрывается самое интересное, от чего и следует отталкиваться, говоря об этике.

7.И если человеческая природа заключается в постоянном саморазвитии, сама по себе является процессом, а не состоянием, то в ней постоянно происходит отрицание одного и становление другого (опять же все это происходит в конкретных условиях, без которых никакого развития происходить не может), т.е. происходит постоянное движение, проявляемое в осмыслении бытия, в котором что-то выделяется как некая точка отсчета от которой все отталкивается и которая при этом является эталоном деятельности, эталоном действия, эталоном действительности, и вообще занимает главное место в иерархии ценности – такую точку отчета, такой эталон бытия, т.к. он является мерилом всего и вся, существуя при этом только абстрактно, следует называть идеалом.

Л.Н. Гумилев сравнивал идеал с отдаленным прогнозом, а деятельность и жизнь человека со стремлением и служением этому идеалу, где главным критерием была жертвенность, т.е. готовность даже погибнуть во имя победы сил воплощающих этот идеал.

8.Тогда, если исходить из этого положения об идеале, то этика будет «способом» через который происходит служение идеалу, а вершиной этического будет являться готовность принести себя в жертву ради воплощения этого идеала. И здесь происходит явное пересечение с экзистенциализмом, с его положениями о жертвенности, о человеческом выборе жизни и смерти, а самое главное – о «пограничных состояниях» в которых и происходит осознание и принятие того или иного выбора. Эти «пограничные состояния» являются своего рода «эсхатологическими временами» как для личности (если речь идет о личностных переживаниях), так и для общества (если речь идет о глобальных общественных потрясениях, о войнах, кризисах и т.д.). И именно в эти времена, когда нет ясных ориентиров «для чего жить», когда «теряется» идеал, в силу того, что «свято место пусто не бывает»[1] необходимо и должно появиться новому идеалу, новым смыслам, «новому Богу», но при этом главная опасность заключается в том, что «новые боги» могут оказаться «богами лживыми», т.е. новый идеал не будет соответствовать объективной реальности, т.е. действительности, и вся деятельность, вся пассионарность и вся этика будут направленны в пустоту, что можно выразить словами из трагедии Шекспира «Макбет»:

Ты мог бы о короне возмечтать

Но духи зла, готовя нашу гибель,

Сперва подобьем правды манят нас,

Чтоб уничтожить тяжестью последствий.

В силу этого необходимо сказать, что истинно «этической» деятельностью является только та деятельность, которая соответствует объективной реальности, знаниям о ней, не даром «горькая правда лучше, чем сладкая ложь».

9.Таким образом, деятельность, направленная на достижение правды, обуславливаемая чувством правды и справедливости, ведомая желанием познать истину, деятельность, направленная на осознание реальности, объективной действительности и на то, что бы дать правду людям – именно в этой деятельности следует усматривать позитивное этическое начало, т.е. «хорошо», но при этом здесь невозможно обойтись без такого противоречивого понятия как «любовь», только посредством которой и через которую и происходит стремление к правде, и только в которой возможна высочайшая жертвенность.

Следовательно, высочайшим этическим «представлением», высочайшей правдой и идеалом, который может позволить себе человек, как смысл жизни и чем ему необходимо руководствоваться в деятельности является – любовь – которая, как птица Феникс, сама в этой деятельности сгорает и рождается, рождая саму себя через стремление к истине и двигающая это стремление…

 

Итак, закончив в такой метафизической форме изложение тезисов, в которых автор излагает свое видение проблемы «этического», и, предоставив их на суд читателям, необходимо перейти к тому, как собственно такое понимание этического соотносится со «скифством» и духом коммунизма.

Но так как этот вопрос требует отдельной и весьма объемной работы, то здесь необходимо ограничится лишь несколькими общими тезисами:

1.Новые Скифы – наследники идей круга поэтов, писателей и художников Серебряного Века, времени Великой Русской Революции, в чьих произведениях нашли свое воплощение идеи о социализме, о рождении Нового Мира, о сломе старого буржуазного мира, и которые были затем изданы в двух альманахах называвшихся «Скифы».

2.Основной идей «скифства» является мессианская идея русской революции, т.е. в русской революции 1917 г., в народной антибуржуазности, они видели «Революцию Любви».

3.По словам Павла Зариффулина, «скифы приходят в эсхатологические времена», т.е. во времена ломки старых систем ценностей и рождения новых, «скифы» как бы рождаются самой историей, после чего «скифы», разрушив старое и породив новое, уходят, засыпают.

4. «Скифство» является глубинным архетипическим ядром русской цивилизации, евразийского суперэтноса и его проявления можно проследить во всех крупных этнических группах Евразии.

5.Движущей силой «скифства» является воплощенная пассионарность, готовность к жертвенности ради достижения идеала правды.

Итак, несмотря на то, что вопрос об «скифской этике» требует подробного и детального изучения, можно с уверенностью говорить о том, что «скифская этика» в своих главных моментах противоположна «протестантской этике», с её положениями о «предопределенности» посмертного бытия, невозможности «построения Царствия Божьего на Земле», об «избранности» людей еще до их рождения и т.д.

Заканчивая статью, необходимо отметить, что символом семинара стало прохождение планеты Венеры по солнечному диску. Венера, как известно, богиня любви, красоты и плодородия, символ женского начала, и такое ее прохождение через солнечный диск знаменует собой пробуждение женской энергии, которая и будет, по словам Ильи Бражникова, главной действующей силой в грядущих переменах. Также примечательно, что по одной из версий, славяне называли данную планету Денница – именем, которое в Библии служит одним из обозначений Люцифера, т.е. Ангела Света, «Светоносца», а ведь как известно «ученье – свет, а не ученье – тьма», и именно Люцифер соблазнил Еву – первую женщину – на то, что бы отведать плод с древа познания, что, по словам Фромма, явилось первым шагом человечества к «освобождению». И если представить себе революцию как слом неких устоявшихся, вошедших в привычку и ставших практически инстинктивными, автоматическими, норм поведения, то указанное сравнение Фромма можно соотнести с фактическим наблюдением психологов, утверждающее, согласно словам С.Л. Рубинштейна: «Развитие интеллекта, как мы видим, невозможно, без того, что бы не был сломлен первичный автоматизм» — таким образом, в этом мистическом совпадении науки и мифологии, явившемся символом семинара, заключен и символ главного положения «скифской» этики: познание во имя развития, развитие во имя любви, любовь во имя познания!

Виктор Рябов



[1] Равно как и наоборот: «Пусто место свято не бывает», т.е. «пустота»,  «бездна», «ничто» являются как бы абсолютным злом, а их воплощение находит свою бытность во лжи, т.е. в том, чего на самом деле нет отсюда и имена Сатана и Дьявол. Которые в переводе означают «клеветник» и «лукавы», но при этом можно задаться вопросом почему Люцифер – «несущий свет», ведь как известно учение – свет, а не учение тьма…


Читать далее...

«…Пепел Сербии по-прежнему стучит в нашем сердце…»

Недавно в Москве состоялось очередное заседание Евразийского клуба Павла Зарифуллина, посвященное взаимоотношениям России и НАТО.

В работе клуба в качестве приглашенного гостя «с той стороны» принял самое активное участие официальный представитель Североатлантического альянса в России пан Роберт Пшель. Было любопытно услышать о его видении наших взаимоотношений, проблеме Афганистана, операции НАТО в Югославии… Заседание клуба с экспертными выступлениями перемежалось с подключениями в режиме видеоконференции американских ученых и политологов Джорджа Фридмана (George Friedman), основателя аналитической организации «Стретфор», Джона Стайнбрунера (John D.Steinbruner), сопредседателя Центра исследований по международной безопасности Университета штата Мэриленд…

Такой панорамный взгляд «из зазеркалья», с той стороны. «Что было, что будет, чем сердце успокоится». Но антиподы — они на то и антиподы, чтобы оценивать операцию по бомбардировкам Югославии и Сербии как «гуманитарную», а Афганский наркотрафик как то, что лежит вне сферы компетенции находящихся там войск США и НАТО, но исключительно Афганского правительства.

Наше сердце, наш разум не принимают таких ответов, такой картины прошлого, настоящего и будущего. Пепел Сербии по-прежнему стучит в нашем сердце. Мы не забыли Сербию. Мы любим Сербию. Она наш единственный верный союзник в Европе. Когда мы вновь станем сильны, мы поможем Сербии. Наше общее унижение 90-х годов будет оплачено.

С Афганистаном сложнее. Страна никогда не была нашим цивилизационным союзником. Мы сами воевали там, и не смогли или не захотели выиграть чуть ли не «вечную» войну на истощение. Теперь по тому же пути идут американцы. Слишком долго идет война, бесконечно долго для американской политической элиты и общества. Американцы тоже скоро уйдут, уйдут и те, кто их сегодня поддерживает внутри страны.

Что будет дальше? Придут талибы. Придет поддерживающий их Пакистан. Придет его «старший брат» Китай. Китайские компании начнут массированную разработку недр, принесут технологии и саму экономику в современном смысле. Придут и китайские службы безопасности. У Китая хватит терпения, экономических и мобилизационных возможностей для подавления любого сопротивления. Так мак и средневековый разбой уйдут в прошлое. Но это в будущем, хотя уже и довольно близком.

После распада сдерживающей его мировой силы — СССР, НАТО расширило свое присутствие далеко за зону своей юридической ответственности. Это естественный процесс, любая «форма жизни» стремится к экспансии, и осуществляет ее, пока есть возможность, пока нет того, кто может эту экспансию сдержать. Сегодня сила, сдерживающая НАТО, появилась. Китай вместе с Россией способен в недалеком будущем вернуть деятельность блока к его названию «Североатлантический оборонительный союз». Китай приходит в мировую политику всерьез и надолго, приходит как потенциальная сверхдержава.

В нашей новой технико-технологической модернизации и мировой геополитике мы должны быть вместе с Китаем. Хорошо, что первый дальний зарубежный визит нашего новоизбранного президента Владимира Путина состоялся именно в Китайскую Народную Республику.

В Азии растущее население и рынки, в Европе депопуляция и экономическая стагнация, перемежающаяся упадком. Сила сегодня в Азии. Россия тоже по большей части в Азии. Стоит только повернуться к ней, сначала в экономике, затем в политике и геополитике, уйти от старческой немощи европейских ценностей и институтов. Так можно выиграть будущее, дать ассиметричный ответ на расширение НАТО на Восток, на уничтожение Югославии, расчленение исторической России в ипостаси СССР. Вы расширяетесь на Восток? Мы тоже.

Мы выбираем Евразию, с акцентом на Азию. В отношениях с Европой мы были сильны в военном смысле, но часто уступали в науке, технологиях, повседневной культуре. Нам трудно было прельщать европейцев, а сила эффективна как приложение к идеям.

В XIX веке, блистательно выиграв войну с Наполеоном, войдя в Париж, мы сами оказались подвержены притяжению европейского культурного влияния, не сумев стать центром притяжения для европейцев. В несколько смягченном виде эта ситуация повторилась и после Второй Мировой Войны, когда мы пришли в Европу всерьез и надолго. В этот раз без Парижа, ограничившись Восточной Германией и Европой. Но все закончилось нашим отступлением и приходом НАТО. Новое размежевание в Европе произошло с перехлестом, Запад вышел далеко за свои культурно-цивилизационные границы. Восточная Европа и Германия относятся к Евро-атлантическому Западу условно или не относятся вовсе.

И если нам сложно идти на Запад, нам можно идти на Восток, к истокам Российской государственности — империи Чигизидов, в свое время объединившей Евразию. Благодаря национальному лидеру Путину мы уже начали это восстановительное движение в естественной для нас форме Евразийского союза. А НАТО останется арьергардной структурой, защищающей все более сужающуюся зону Западного мира.

Гавров Сергей  // политолог, доктор философских наук, профессор Российского нового университета

Финам

 

Читать далее...

Ослабление Русской цивилизации и союзы-химеры

Доклад на конференции «Идеология Евразийского Союза» (Санкт-Петербург, 15 мая 2012)

1. Может ли экономика заменить идеологию?

Говоря о Евразийском союзе, следует, на мой взгляд, исходить не из того, что нам хочется или о чем мечтается, а из того, что планируется осуществить на практике государствами, входящими в этот Союз. Так вот, если внимательно почитать работы людей имеющих отношение к формированию Евразийского союза, станет ясно: в основе союза экономика, а не идеология. Ничего, казалось бы страшного, с чего то ведь надо начинать, но вот беда, идеологический вакуум приводит к серьезным противоречиям, которые преодолеть будет не так просто.

Противоречие 1.

В качестве образца, своего рода эталона архитекторам видится Евросоюз. Дескать, Европа шла к тесному сотрудничеству и единой валюте почти 40 лет, а мы пойдем этим же путем значительно быстрее. Почему-то при этом упускается из виду, что тип Русской цивилизации вовсе не идентичен цивилизации Западноевропейской. Западноевропейская не имеет стержневого, ведущего государства и страна-лидер за последние несколько сотен лет там менялась несколько раз. Ведущую роль играли то Испания, то Британия, то Франция и Германия, но никогда Европа не была единым государством. Следовательно, для нее нынешняя экономическая и политическая интеграция безусловный прогресс.

Не так в Русской цивилизации. Имея ведущее, стержневое государство Россию, объединяющее окраины, она теперь идет обратным путем: от единого государства во главе с Россией (Российская империя, СССР) – к более слабому союзу. При этом, простое экономическое сотрудничество, как предлагается сейчас, без тесного политического – для Русской цивилизации лишь закрепление дезинтеграции. В этом случае окраины не будут связаны со стержневым государством никакими серьезными обязательствами, и при смене политических элит в любой из стран, входящих в союз, всякий раз будет существовать риск распада Евразийского союза.

Следовательно, можно утверждать: довольно удачный европейский пример, в том числе применительно к Латинской Америке, где также отсутствует стержневое государство, для России проигрышен.

Если уж говорить о той цели, к которой надо бы стремиться, то должно быть некое подобие СССР, о чем писал в свое время С. Хантингтон. Но СССР не с 15 республиками, а тесный политический союз 3 государств: России, Белоруссии и Казахстана. Тогда это будет неким воссозданием Русской цивилизации, пусть и в оскопленном виде. На настоящий момент в таком союзе едва ли может находиться более трех стран, если считать, что Украина уже отрезанный ломоть и не присоединится к союзу ни при какой власти.

Думаю, идеология в этом воссоздании Русской цивилизации должна предшествовать экономическому сближению, или, по крайней мере, идти вровень с ним. Тот же Евросоюз, на который мы любим ссылаться, имеет в фундаменте единые ценности, и никто не разделяющий их, в его состав не попадет. Вспомним неудачу со вступлением Турции.

Противоречие 2.

Уже замечено экспертами, история не знает равноправных экономических союзов, в которых экономика одного государства составляла бы около 70% от совокупной экономики всех стран союза. Именно таково ныне соотношение России и «всех остальных». При этом во всех документах декларируется равенство партнеров по принципу «одна страна – один голос». Простите за грубый пример, но где и кто видел равенство США и Гаити?

Однако когда в качестве единой валюты ЕврАзЭС предлагается российский рубль, Белоруссия эту идею отвергает напрочь, а Казахстан предлагает некую общую валюту «евраз», но только не рубль. Почему? Да, именно из опасений, что экономический союз перерастет в политический, с контрольным пакетом в руках России, и пострадает суверенитет всех стран, кроме России. Опасение вполне законное, но спрашивается, а России то зачем союз, в котором она не может реализовать де-факто свое доминирующее положение? Положение, заметим, объективно проистекающее из реального соотношения сил на Евразийском пространстве, а не достигнутое в ходе какого-либо удачного дипломатического маневра.

Вообще введение единой валюты, на мой взгляд, станет тем «пограничным столбом» о который Евразийский союз может разбить голову. Не хотелось бы, но вполне вероятен здесь плачевный сценарий российско-белорусского союза.

Противоречие 3.

России по зарез необходим технологически прорыв, инвестиции в несырьевые отрасли промышленности. Ибо «великая» деиндустриализация происходит в нашей стране столь же высокими темпами, как и в свое время, происходила сталинская индустриализация. Однако в тех же самых инвестициях нуждаются и остальные государства союза. Рынок внутри Евразийского союза неразвит (две ведущие экономики России и Казахстана – сырьевые), а стало быть, остро нуждается в расширении. Либо в сторону Европы, которая не очень-то нас ждет, либо в сторону в Азиатско-Тихоокеанского региона.

Однако пока декларируется прямо противоположное: вступление в ЕврАзЭС еще более слабых стран: Таджикистана и Киргизии. Несомненно, экономически слабые государства Центральной Азии охотно присоединятся к Евразийскому союзу. Россия очень важна для них как рынок экспорта рабочей силы и как источник инвестиций. Но что эта даст России, у которой нуждается в инвестициях собственная ее территория Сибирь и Дальний Восток?

Обратим внимание на реакцию внешнего мира. США, выступающие категорически против вступления Украины в экономические союзы с Россией, благосклонно относится к союзам России с той же Киргизией и Таджикистаном. Дескать, и наркотрафик кто-то должен перекрывать, и препятствовать нестабильности в этих государствах после ухода США из Афганистана. Это давняя геополитическая игра Запада, о которой еще сто пятьдесят лет назад писал Н.Я. Данилевский в труде «Россия и Европа». Он отмечал, что Европа предоставляет нам «возвышенную роль» распространения европейкой цивилизации на Восток! Однако, когда начинаешь разбираться, где это восток, то он оказывается не ближе, чем Средняя Азия. Все остальное уже разобрано.

Заметим кстати, что довольно развитое государство Узбекистан, с сохранившейся промышленностью и Туркмения, где вкладываются серьезные инвестиции в нефтегазовую отрасль, в ЕврАзЭС не собираются вступать. Брюссель и Вашингтон тщательно пестуют их «многовекторность».

2. Об общих ценностях

Недостаток экономической мотивации могла бы компенсировать общая идеология. Тем более что цивилизационных предпосылок объединения на Евразийском пространстве достаточно: это и общие исторические корни; для значительной части населения – русский язык и православная вера. Сбор стремительно распадающихся частей Русской цивилизации и мог бы стать идеологией Евразийского пространства.

Но словесное наполнение у этой идеи должно быть иное, привлекательное для всех стран Союза а не только России. Например, такое: общий суверенитет над Евразийским пространством, который гарантируют, все входящие в Евразийский союз страны. Должна быть заявлена и некая цивилизационная обособленность в противовес либеральному тезису сближения с Европой. Очевидно, странам Союза придется не раз столкнуться с попытками либеральных революций, называемых нами «оранжевыми», которые будут препятствовать консервативному уклону Евразийского союза. Рано или поздно вопрос политического сближения, станет одновременно и вопросом выживания государств Евразийского союза в их нынешней политической конструкции.

Однако, даже у такой невинной идеи могут быть сложности с реализацией. Во-первых, государственную идеологию отвергают все входящие в ЕврАзЭС страны и рассчитывать, что она появится в ближайшем будущем, на мой взгляд, наивно.

Во-вторых, за 20 лет жизни порознь произошли существенные, если не необратимые изменения. Может кто-либо утверждать, что Казахстан ныне – часть Русской цивилизации? Если да, то останется ли он ею лет через двадцать? Русских в Казахстане еще много – около 25%, но, в отличие от недавнего прошлого, уже решительное меньшинство. Те же тенденции в религии: согласно данным на 2009 год ислама придерживается 70% населения, христианства – лишь 26%. Следовательно, единая вера, как фактор сближения для России и Казахстана – отсутствует. Иные мотивы сближения, такие как язык и общая культура сохраняются, однако время не щадит и их. Не исключено, что факторы, работающие на разобщение, могут в какой-то момент перевесить факторы, работающие на притяжение.

Совсем оторванными от реальной почвы выглядят, на мой взгляд, и попытки создания некоей новой Евразийской цивилизации. Во-первых, что делать в этом случае с существующей де-факто на Евразийском пространстве Русской цивилизацией, и как определиться с новыми ценностями? Цивилизации не появляются и не распадаются по желанию политиков, а ценности хотя и претерпевают изменение во времени, но никогда не меняются скачком. Ясно, что замены русской культуре и православию, как некоему фундаменту не будет найдено, пока существует стержневое государство Россия. Если же на просторах Евразии действительно начнет формироваться новая идентичность, то она неизбежно войдет в конфликт с Русской цивилизацией. Собственно поэтому Россия ныне под прицелом. Переформатировать Евразийское пространство можно, лишь расчленив Россию. Понимают ли это идеологи нового евразийства?

* * *

В этой идеологической неразберихе связующим звеном могла бы как раз и стать Россия. Исторический опыт мировых цивилизаций показывает, что окраины охотно ориентируются на стержневое государство, если оно демонстрирует ясную идеологию и привлекательную модель развития. Неизвестно, какое количество окраин удалось бы собрать, но это, по крайней мере, был бы путь. Однако затянувшийся мировоззренческий кризис, не позволяет России сформулировать даже свою собственную идею существования. Консервативные, охранительные идеи в российском обществе постепенно начинают брать верх, но, во-первых, сильны и либеральные идеи, а во-вторых, созрели консервативные тенденции не настолько, чтобы Россию можно было назвать государством с внятной консервативной идеологией.

Полагаю, именно из-за отсутствия идеологических скреп и множатся союзы-химеры на просторах СНГ. Например, ОДКБ – Договор о коллективной безопасности. Ему уже 20 лет, в свое время его награждали сильными эпитетами, называя даже аналогом НАТО. И каковы итоги? НАТО провело за последние годы целый ряд успешных операций – от Югославии до Ливии, пусть с нашей точки зрения и весьма вероломными средствами. У ОДКБ тоже было две возможности проявить себя. Но во время российско-грузинской войны 2008 года, мы так и не поняли, есть ли у России союзники на Евразийском пространстве, а после произошедших затем киргизских событий стали спрашивать, зачем вообще создано ОДКБ? Ведь согласно оборонной доктрине, основные конфликты, угрожающие странам Евразийского пространства будут носить локальный, пограничный характер. Но именно в этих локальных войнах ОДКБ дважды проявила свою несостоятельность.

* * *

Не хочу утверждать, что Евразийский союз обязательно станет союзом-химерой, однако едва ли оправдает тех надежд, которые на него возлагаются. По сугубо экономическим причинам он опоздал лет на 15. Остатки советской промышленности и плановой кооперации могли бы поддержать его в 1990-х, когда Н. Назарбаевым и была высказана идея, а сейчас, когда по нашим странам прошла чума деиндустриализации, более интересны иные союзы. Например, в рамках ШОС, АТЭС… Посмотрите, например, каким авторитетом пользуется Шанхайская организация сотрудничества и сколько желающих в нее вступить. Если ШОС будет развивать экономическую сторону своей деятельности, то это будет серьезная альтернатива Евразийскому союзу. Если нет, то Россия будет ориентироваться на Европу – источник технологий; а Казахстан и вся Центральная Азия – на Китай. Собственно уже сейчас объем внешней торговли Казахстана с Китаем больше, чем с Россией.

Могли бы связать Евразийский союз идеологические скрепы, тем более что цивилизационные предпосылки объединения существуют. Но в этом случае единственной реальной (а не выдуманной, кабинетной!) идеей могла бы стать идея сохранения осколков Русской цивилизации в более или менее тесном политическом и экономическом Евразийском союзе. Однако пока стержневое государство Россия не выступит идейным модератором (именно идейным, а не экономическим), союз будет стоять на глиняных ногах.

Сергей Петров, МезоЕвразия 

Читать далее...

Провальный визит Хилари Клинтон на Кавказ

В комментариях по визиту Госсекретаря США Хилари Клинтон в Армению, Грузию и Азербайджан отчетливо прослеживаются две тенденции: одни аналитики считают его прощально-формальным, а другие видят в нем некий новый разворот американской политики на Южном Кавказе.

Казалось бы, истина, как всегда, должна находиться посередине. Но и это несколько банальное заключение выглядит весьма спорным. Слишком противоречивыми представляются итоги визита главного американского дипломата.
Поэтому мы и решили обсудить их с постоянными экспертами редакции на традиционном заседании нашего «Круглого стола».

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
— Госсекретарь Клинтон, видимо, решила обозначить внешнеполитические приоритеты демократов, если президент Обама останется хозяином Белого Дома еще на один срок. В силу того, что «перезагрузка» отношений с Россией явно забуксовала, можно предположить, что и республиканцы в случае своей победы на выборах будут придерживаться тех же ориентиров южно-кавказской политики, проводя ее в еще более жестком режиме.
Мне видятся две цели этого визита. Первая — продемонстрировать полную поддержку внешнеполитическому курсу Грузии с учетом небольшой коррекции: Саакашвили не стоит принимать столь горячее участие в разжигании сепаратистских настроений на юге России. Актуальность слухов о том, что президент Грузии изрядно «надоел» американцам явно завышена. Таких «коней», вопреки известной поговорке, можно менять на любой переправе: вся грузинская оппозиция, которая будет участвовать в парламентских выборах — не менее проамериканская, чем нынешнее грузинское руководство.
 Вторая и, наверное, более важная задача — реанимировать цюрихские протоколы о нормализации армяно-турецких отношений. Отсюда неожиданные и несколько нелепые реверансы в адрес президента Сержа Саргсяна, признанного госпожой Клинтон «прекрасным лидером». Саргсян, в противовес крайне амбициозной армянской диаспоре, готов продвигать пресловутые «протоколы», за которыми Госдепу видится вывод Армении из-под российского влияния, а, может быть, даже ликвидация российской военной базы на армянской территории.  Ереван  — далеко не самый стойкий союзник Москвы, и в этом контексте армянский политический истеблишмент с плохо скрытым воодушевлением воспринял идею своей политической переориентации.
Конечно, вдохнуть жизнь в застопорившийся армяно-турецкий переговорный процесс невозможно без увязки с карабахским урегулированием. И Хилари Клинтон, во-первых, постаралась четко разделить эти два политических феномена, а, во-вторых, поставила под сомнение приоритет принципа территориальной целостности государств, что уже противоречит международному праву. Поэтому я с пессимизмом отношусь к любым личным инициативам  американцев в переговорах по Карабаху. Они должны быть согласованы с другими сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Иначе переговорный процесс будет отброшен на годы  назад, если вообще не торпедирован.
Остается надеяться, что со скорым уходом госпожи Клинтон из Госдепа США (а это произойдет, независимо от исхода выборов) американская внешняя политика наконец-то расстанется с излишней дидактичностью и безаппеляционностью.
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
— Визит госсекретаря США Хилари Клинтон на Южный Кавказ однозначно можно назвать провальным, хотя бы потому, что западные СМИ, вовсю трубившие о подготовке этого вояжа, после его завершения фактически обошли вниманием его итоги.
Еще в преддверии своего визита в регион Хиллари Клинтон в интервью американским СМИ называла Россию «оккупантом, захватившим грузинские земли», но при этом, по поводу  Армении, оккупировавшей 20% азербайджанских территорий, и слова сказано не было. Всякого рода аналитики и эксперты, в частности, из американской Associated Press вторили Х.Клинтон, призывали  США принимать жесткие меры против России. Однако по поводу аналогичной ситуации в армяно-азербайджанском нагорно-карабахском конфликте американские эксперты, близкие к Белому Дому, рекомендовали «давить» на Азербайджан, не допускать силового разрешения конфликта и никоим образом не озвучивали, что делать с Арменией, которая является страной-оккупантом.
При этом Х. Клинтон заявила, что США готовы к новым предложениям по разрешению армяно-азербайджанского конфликта, которые будут представлены сторонам в Париже. Таким образом, США решили взять в свои руки инициативу разрешения как армяно-азербайджанского, так и других южнокавказских конфликтов.  К тому же это решение, по имеющимся неофициальным данным, поддержали власти Армении. Все это вызвало раздражение у России, которая ревностно относится к попыткам США укрепиться на Южном Кавказе. Следует  отметить, что и Азербайджан крайне недоволен затягиванием разрешения нагорно-карабахского конфликта и постоянным провалом мирных переговоров. Все это вкупе и стало причиной всплеска напряженности между Арменией и Азербайджаном.
В итоге попытка госсекретаря США присвоить себе ведущую роль в нагорно-карабахском урегулировании, обернулась провалом для американской политики. Отметим, что в результате армянских провокаций на армяно-азербайджанской границе, Баку в ответ предпринял ряд жестких военных акций против армянской стороны, как на границе с Арменией, так и на карабахском фронте. В результате боевых действий азербайджанские вооруженные силы добились подвижек в конфигурации линии фронта на различных направлениях и нанесли серьезный урон живой силе, военной технике и оборонительным коммуникациям армянской стороны.
Остается надеяться, что после всего этого американские стратеги поймут, что если Восток — дело тонкое, то Кавказ еще тоньше и требует сверхделикатности и внимательности для продвижения своих интересов.
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
— Если отставить в сторону протокольные аспекты визита американского госсекретаря, то в нем с самого начала не виделось ни особого смысла, ни реального политического подтекста. В международных СМИ не раз высказывалась «догадка», что госпожа Клинтон, учитывая напряженность в ирано-азербайджанских отношениях, попытается втянуть Азербайджан в антииранскую коалицию. Но ведь эта миссия, если она стояла перед госсекретарем, действительно, невыполнима. Официальный Баку уже четко выразил свою позицию по иранской проблематике — территория Азербайджана не будет предоставлена для наступательной операции против Ирана.
Сейчас те же СМИ муссируют информацию о возможности американских поставок Азербайджану некой аппаратуры слежения для защиты границы и использования полицейскими силами. Утверждается даже, что американский конгрессмен Говард Берман направил в адрес Хилари Клинтон письмо (распространенное Армянским национальным комитетом Америки) с предупреждением о том, что «данная аппаратура может быть использована против армян в Карабахе». Как военный человек, могу заверить, что технические средства, применяемые пограничниками и полицией в своей повседневной деятельности, абсолютно бесполезны в условиях реальных боевых действий.
Соглашусь с тем, что визит госпожи Клинтон, тональность ее заявлений только усилили напряженность в армяно-азербайджанских отношениях. Военные эксперты Армении уже начали рассуждать о необходимости возобновления военных действий против Азербайджана для расширения «зоны безопасности», то есть, новой оккупации азербайджанских земель. Вице-председатель Национального Собрания РА Эдуард Шармазанов даже договорился до того, что это не Армения оккупировала территорию Азербайджана, а Азербайджан оккупировал три района Нагорно-Карабахской Республики, абсолютно игнорируя тот факт, что самопровозглашенная НКР не является субъектом международного права. Видимо, позиция госсекретаря США по карабахскому урегулированию только подстегнула агрессивные амбиции армянской стороны.
Впрочем, вольное или невольное разжигание воинственных аппетитов официального Еревана, сделавшего уже ни одно резкое заявление, может сослужить ему плохую службу. Никто, даже самые влиятельные игроки, не в силах лишить Азербайджан не только права на восстановление своей территориальной целостности, но и права на нанесение превентивного удара по противнику, который сам готовится развернуть военные действия для расширения оккупационной зоны.
Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX — NET-ФАКС:
— Подводя итог, я все-таки замечу, что главным действом политического шоу, которым стал визит госпожи Клинтон, было все-таки возвращение в политическую повестку «цюрихских протоколов». Коллеги правы — для демонстрации поддержки Грузии вовсе не обязательно было приезжать на Кавказ. Зондаж возможностей развертывания американских баз ВВС на территории Азербайджана — исключен, благодаря однозначной позиции Баку. Можно было бы сделать акцент на гипотетических газопроводах для т.н. «Южного коридора», но вряд ли их сооружение актуально в условиях перманентного кризиса. К тому же в Европе у «Газпрома» уже есть мощная альтернатива — катарский сжиженный газ.
А вот протоколы — это серьезно. Их реанимация — возможность показать активной Турции ее подлинное место. Запад все чаще предпринимает подобные попытки. Вспомним его однозначную поддержку Тель-Авива в турецко-израильском противостоянии, эпопею с французским законом о криминализации отрицания геноцида армян, аккуратное оттирание турков от нефтегазового «ливийского пирога». И, наконец, «избрание» нового председателя оппозиционного Сирийского национального совета курда Абделя Бассета Сейда. Для него идея «Великого Курдистана», подразумевающего фрагментацию сирийского, иранского, иракского и турецкого пространства, почти руководство к действию.
О страстном желании американцев вывести Ереван за границы российского влияния уже говорилось. Но я бы выделил еще одну, может быть, важнейшую деталь. «Цюрихские протоколы» рождены Госдепом, а американцы никогда не отказываются от продвижения своих идей, как бы при этом не складывалась внешнеполитическая конъюнктура. Иначе пострадает статус единственной сверхдержавы мира. Ради его непоколебимости можно изменять подходы к карабахскому урегулированию и даже оказывать давление на Азербайджан. А вот насколько оно будет эффективным, зависит только от официального Баку, который, кстати, никогда не был замечен в недооценке собственных национальных интересов. Так что, политическая ситуация на Южном Кавказе после визита Хилари Клинтон приобрела лишь новые риски.

Читать далее...

Новые скифы прокомментировали переход Венеры через солнечный диск

7 июня в Центре Льва Гумилёва прошел семинар на тему «Новые Скифы: идеология, политика, мобилизация»


Скифский семинар открылся проходом Венеры по солнечному диску. Само по себе событие мистически весьма примечательное, так как знаменует пробуждение женской энергии. В скифской оптике данный момент выглядит особенно пикантно, ведь земля русская, она же скифская и евразийская, живёт природой женской, а оттого чувствительной к подобным космическим явлениям.
Скифы были давно, и скифы есть всегда. Время выпускает их на сцену, позволяет пошуметь и погудеть, потом же вновь по закону морского прибоя скрывает их. Их появление означает конец старого, а уход – начало нового. Такое ощущение, что скифы как явление — оно всегда рядом, оно кочует в параллельном мире, и только ты начнёшь сомневаться в правильности мира своего, как скифы влетают со свистом, удалью и ржанием коней, разнося на своём пути окостенелые формы мира потухшего и немощного, вынуждая его искать спасение в преображении себя внутри и снаружи.
Исследуя историю в самых удалённых её основаниях, мы говорим, что древние скифы являются основоположниками архетипического русского ядра. Вероятно, и до скифов можно найти еще более древних предков, народов северных и легендарных, но о них нам сейчас сложно говорить что-то конкретное.


Скифские приемники проявили себя в 1917г.: попытки были отчаянными, результаты ошеломительными, а судьбы – тяжкими. Тогда им не удалось довести начатое до конца, и поэтому сегодня нам особенно важно понимать, в чём были их слабые и сильные стороны.

По словам Ильи Бражникова, ведущая роль в предстоящих переменах достанется женщинам. Христианский мир уже утвердил мужчину, теперь необходимо восстановить уже до конца и женскую часть, чтобы мужчины и женщины стали братьями и сёстрами.
Завершая семинар, Павел Зарифуллин подчеркнул важность осознания современными элитами (и западными) своего происхождения. Память об общих предках может снять внутреннюю патологическую агрессию одних народов направленную против других.

Новые Скифы

Подробно с семинаром можно познакомиться в аудиозаписи:


День города Симферополя отпраздновали не только местные жители, но и… скифы. В рамках праздничных мероприятий на территории историко-археологического заповедника «Неаполь Скифский» в течение двух дней проходит фестиваль «Древняя столица».

Иван Мельник

Читать далее...

Сирийский БААС и курды

Представляем вашему вниманию рецензию професора МГИМО Н. Степановой на книгу Радвана Бадини («Аль-Асад и курды: закон джунглей» М., 2004.) Книга Радвана Бадини затрагивает одну из острейших проблем, определяющих ситуацию в сверхконфликтном ближневосточном регионе, где наряду с перешагнувшим полувековой рубеж и не получившим до настоящего времени своего разрешения арабо-израильским конфликтом есть проблема, насчитывающая еще более продолжительную историю своего возникновения и развития, в том или ином аспекте заявлявшая о себе на протяжении всего ХХ в. и резко обострившаяся в 90-е годы.

Речь идет о курдской проблеме, о судьбе многомиллионного курдского народа — самого крупного этноса в мире, не имеющего собственной государственности, вынужденного вести борьбу не только за свои национальные права, за политическое самоопределение, но и за право на саму жизнь — в ее прямом физическом смысле.

Мировая общественность, к сожалению, имеет весьма смутное представление о курдах, их истории и положении в начавшем свой отсчет ХХI в., да и о самом месте на Земле, где живут курды.

А между тем, речь идет об одном из древнейших народов Ближнего и Среднего Востока, внесшего большой вклад в историю, материальную и духовную культуру народов этого региона, участвовавшего практически во всех важнейших событиях его прошлого и настоящего.

Курдская проблема сложна и многоаспектна по самой своей сути, ее зарождение и развитие исторически формировало тот комплекс факторов, переплетение которых и породило ее многоплановые составляющие. Здесь в одной точке сошлись противоречия собственно национального, а также локального, регионального и международного уровней, что и обусловило чрезвычайную сложность курдской проблемы и огромные препятствия, встающие на пути ее решения.

Одним из важнейших аспектов курдской проблемы является разделенность курдского народа, живущего сегодня в сопредельных государствах — Турции, Иране, Ираке и Сирии. Курдские районы носят соответственно названия Северо-западный, Восточный, Южный и Юго-западный Курдистан. Курды живут также за пределами этнической территории: в странах Араб- ского Востока, Центральной Азии, Кавказа, Западной Европы.

Общая численность курдов никогда и никем не определялась, а потому на сегодня имеет лишь приблизительный, оценочный характер, с чем и связан столь существенный разрыв в фигурирующих цифрах: от 20 до 40 млн. чел.

Курдистан, «страна курдов», — территория компактного проживания этого народа, обширное географическое пространство на стыке Малой Азии, Закавказья, Иранского нагорья и Месопотамии. Его раздел между Турцией и Ираном происходил в ХVI и ХVII вв. и завершился при дележе «османского наследства» державами-победительницами в первой мировой войне Англией и Францией, в результате которого Южный Курдистан стал частью иракского государства под британским мандатом, а Юго-западный район был присоединен к Сирии, переданной под мандат Франции.

Произвольное разделение Курдистана государственными границами, произвольный без учета интересов и традиций хозяйственной жизни живущих здесь курдов, турок, арабов и других этносов тяжело отразилось на социально-экономическом положении курдов, затормозило процесс их национальной консолидации, ослабило силы курдского национального движения.

Однако курдская национальная проблема в основных своих аспектах является общей для всех частей Курдистана, что и определяет ее внутренне единый характер.

Положение курдов как разделенного народа отличается рядом общих черт. В странах их проживания они оказались на положении угнетаемого меньшинства, испытывающего на себе все тяготы дискриминационной политики правящих режимов. Во всех курдских районах власти тормозили экономическое развитие, устанавливали жесткие запреты на политическую деятельность и развитие национальной курдской культуры.

На политику правительств Турции, Ирана, Ирака и Сирии курды отвечали актами протеста, принимавшими не раз характер крупных восстаний. Поднимавшийся курдский национализм наталкивался на жесткое противостояние национализма арабского, турецкого, иранского.

В итоге курдский вопрос превратился в одну из сложнейших внутриполитических проблем этих стран.

Раздел Курдистана, сохранив много общих черт в общественно-политическом положении курдского народа, предопределил вместе с тем и специфические особенности в судьбах курдов в отдельных частях региона, существенно отличающихся друг от друга по многим важнейшим показателям.

В силу целого ряда обстоятельств более продвинутым оказался Иракский Курдистан, который в 90-е годы ХХ в. при поддержке внешних сил фактически обрел свою государственность в рамках Ирака.
Проблемам развития этой части курдского региона посвящена солидная научная и публицистическая литература. Серьезная литература есть по турецким и иранским курдам.

Что касается курдов Сирии, то этот вопрос остается практически полностью закрытым для мировой общественности. И в этом плане работа Радвана Бадини является чрезвычайно важной и актуальной.
Автор рецензируемой работы, курд, журналист и ученый, сам являющийся «прямой жертвой политики правящей (в Сирии — Авт.) партии БААС, 27 лет был лишен права вернуться в Сирию и встретиться с родными» (с. 5).

Во время своего пребывания в родных местах Радван Бадини стал очевидцем кровавых столкновений между арабами и курдами в городе Камышлы и других районах курдской провинции аль-Джезира 12-14 марта 2004 г., во время которорых 100 чел. было убито и 300 ранено (с. 6).

Мартовские события 2004 г., являющиеся, по справедливой оценке автора, всего лишь эпизодом в «длящейся годами политике расовой дискриминации и национального угнетения» (с. 7) сирийских курдов правящими режимами страны, стали основой глубокого авторского анализа «истинных мотивов… обширного недовольства», причин, заставивших «десятки тысяч людей подняться, как один человек, в одном желании и с одним и тем же требованием: «Решить курдский вопрос!» (с. 37-38).

Р.Бадини в своем труде раскрывает суть курдской проблемы, слагаемые которой есть производные антикурдской политики баасистского сирийского руководства, носящей отчетливо выраженный дискриминационный, шовинистический характер. Наиболее наглядным подтверждением этого является тот факт, что «официальная власть, — говорит автор, — никогда не признавала ни курдской проблемы, ни самого проживания курдов на территории Сирии» (с. 35), а их «появление» здесь называется «случайностью» (с. 41).

Концентрированным выражением политики партии БААС в курдском вопросе явилась брошюра главного идеолога курдской политики партии БААС, шефа отдела политической безопасности района аль-Джезира полковника Мухаммеда Талиба Хилала «Аль-Джезира», положения которой приводятся в рецензируемой работе.

Власти отказываются признать курдов в качестве самостоятельной этнической группы и придать им статус национального меньшинства, хотя для этого у курдов есть все основания: по неофициальным данным, сегодня численность курдов Сирии колеблется между 2,5 и 3 млн. чел., что составляет 10-15% населения на территории их компактного проживания (с. 40-41).

Дискриминационная политика сирийского руководства закреплена в лишении значительной части курдов права гражданства.

Автор приводит данные «чрезвычайной переписи», организованной в 1962 г. специально для района аль-Джезира, в результате которой появились «лица без гражданства», «лишенные права владеть недвижимостью, работать в государственных учреждениях, получать социальную помощь», выезжать за границу без специального разрешения органов госбезопасности (с. 46). Перепись ввела также категории «происхождение изучается» и «без определения», что лишает попавших под такой статус вообще каких-либо документов (с. 46).

Большой интерес для исследования сути курдской проблемы, взаимоотношений курдов с действующей властью представляют положения упомянутой выше брошюры Мухаммеда Талиба Хилала, в которой сформулированы подходы сирийского баасистского руководства к курдской проблеме, к выбору средств ее «решения», являющихся не чем иным, как программой конкретных практических мер партии БААС в отношении «несуществующего» курдского народа.

Планомерное претворение в жизнь этого преступного, античеловечного документа началось сразу после прихода этой партии к власти 8 марта 1963 г. Автор прослеживает процесс реализации содержащихся в «программе» рекомендаций, целью которого является безоговорочное подавление курдского движения, полное подчинение курдов политике баасистских властей.
Среди тех причин, которые вынуждают курдов периодически напоминать властям о своем существовании, наиважнейшим является экономический фактор.

Р.Бадини, характеризуя экономическое положение курдских районов, корни его бедственного состояния видит в целенаправленной политике сирийских властей по «арабизации курдов», включающей в себя конфискацию курдских земель, «выдавливание» с них курдов и «закрепление» этих земель за арабами с применением различных мер, сопровождающихся жестоким подавлением даже самого малейшего недовольства курдского населения» (с. 49). В итоге, указывает автор, «большинство наиболее плодородных земель, ранее принадлежавших курдам, ныне находятся либо в руках арабских землевладельцев, либо во владении государства» (с. 60).

В целом, власти создают огромные препятствия для развития сельскохозяйственного производства, с которым испокон веков была связана подавляющая часть курдов.

Практически непреодолимыми являются препоны, создаваемые чиновничье-бюрократическим аппаратом на пути создания сельскохозяйственных предприятий, получения кредитов, семян, сбыта произведенной продукции.

Результатом этой политики, резюмирует автор, является неуклонная деградация курдского аграрного сектора, из которого фактически исчезает один из его важнейших традиционных элементов — животноводство (с. 61).

Курдистан — край несметных природных богатств, где есть все условия не только для процветающего сельского хозяйства, но и для многоотраслевой индустрии с учетом того, что именно здесь сосредоточена вся добыча нефти Сирии и имеется много других источников для промышленного развития. Однако сегодня Сирийский Курдистан с полным основанием можно называть доиндустриальным районом, находящимся в собственной стране, говорит автор, на положении «внутренней колонии» (с. 62).

Курдистан обладает также неограниченными возможностями для развития туризма и связанной с этой отраслью сферы услуг.

Однако, несмотря на богатейшие ресурсы, за 40 лет баасистского правления «по сравнению с другими районами страны курдские являются самыми отсталыми», — констатирует автор (с. 60). Власти, по оценке Р.Бадини, «умерщвляют экономический потенциал» (с. 63) Курдистана и буквально выдавливают курдов из мест их традиционного проживания, вынуждая их переселяться «в более благоприятные районы» или эмигрировать в Европу (с. 62). Безработица среди курдов достигает 60-70%, что вдвое выше среднего уровня.

Анализ тяжелого экономического положения Курдистана автор дополняет освещением дискриминационной политики руководства Сирии в области политических, культурно-образовательных и религиозных прав курдов.

Баасистский режим, говорится в работе, допускает деятельность только таких политических и общественных организаций, которые «стремятся работать в узких рамках, определенных для них властями и спецслужбами» (с. 51). Политические силы, пытающиеся активно выступать с требованиями предоставления курдам гражданских прав, подвергаются преследованиям, запретам, арестам под надуманными предлогами, вроде «намерений расколоть единство Сирии» (с. 51).

Курс на «арабизацию» последовательно проводится сирийскими властями в образовательной сфере.

Он строится, отмечает автор, на ограничении числа школ в курдских районах, где «все преподавание ведется на арабском языке, а курдский язык, отнесенный к «иностранному», строго запрещен в школах и в высших учреждениях даже в устной форме». (с. 65). Во всем Сирийском Курдистане нет ни одного университета.

Добавлением к сказанному служат данные о том, что курды не имеют «ни одного официального курдского представителя в парламенте, ни одного высшего чина в армии Сирии, который способен открыто сказать, что он курд, ни одной курдской школы, ни телевидения, ни радио, ни больниц, ни музеев…» (с. 86).

В работе Р.Бадини рассматриваются и многие другие аспекты антикурдской политики сирийского правительства, в том числе вовсе не безуспешная линия на внесение раскола в политические и религиозные круги курдского общества, на использование идейно-пропагандистского механизма, целью которого является дискредитация курдских сил в Сирии и курдских движений в других частях Курдистана, прежде всего в Ираке, выдвигающих идею суверенитета для курдского меньшинства.

Очевидно, что такие действия официальных властей наносят огромный ущерб курдскому движению в Сирии, препятствуют преодолению стереотипов мышления, подходов к оценке складывающейся на сегодня региональной и глобальной обстановки и поисков ответов на вопрос о месте курдов в этом стремительно меняющемся мире, о выборе путей, средств и союзников в борьбе за самоопределение.
В настоящее время понятие «самоопределение» курды ограничивают рядом общих скромных требований, которые, как подчеркивает автор, не направлены на создание самостоятельного государства, а сводятся к:

конституционному признанию курдского народа второй нацией по численности в стране;
прекращению дискриминации и арабизации;
восстановлению в правах гражданства;
признанию национальных, политических, социальных и культурных прав курдов;
введению образования на курдском языке;
экономическому развитию курдских районов.

При этом курды отчетливо понимают, что решение их национальных проблем неотделимо от потребностей общей демократизации Сирии, которая, в представлении автора, включает в себя «демонтаж тоталитарной системы, прекращение монополии партии БААС на власть, отмену действующего в стране с 1963 г. чрезвычайного положения, по- литическую амнистию и установление в стране многопартийной парламентской системы» (с. 52).

Автор уделяет значительное внимание чрезвычайно сложной и трудно решаемой проблеме самоопределения как таковой, привлекая для анализа накопленный мировым сообществом опыт, получивший закрепление в документах ООН, и на этой основе он излагает свое видение возможности решения курдского вопроса в современной Сирии, который, по оценке автора, в мартовских событиях 2004 г. достиг «кульминации антагонистических противоречий противоборствующих сторон».

Разрешить эти противоречия, полагает Р.Бадини, возможно оформлением юридического договора, «который обеспечивал бы, по меркам цивилизованных критериев, справедливое решение данного вопроса», где под «справедливостью» понимается постановка вопроса о самоопределении, не доходящее до отделения, «но в политико-административном смысле содержит ясность статуса курдов» (с. 76-77).
На сегодня у курдов уже есть пример самоопределения: такого статуса добился Иракский Курдистан. Здесь заявили о себе новые тенденции в мировой практике: от геноцида режима Саддама Хусейна курдов Ирака защитило международное право. Продолжающееся «грубейшее нарушение элементарных прав курдов Сирии, — делает вывод автор, — дает им лишний «аргумент» предъявить свои права на одну из форм самоопределения» (с. 81).

Р.Бадини отдает себе отчет в том, сколь сложным будет путь сирийских курдов к обретению свободы и равноправия на основах гуманизма.

К стремлению тоталитарного баасистского режима сохранить власть в своих руках добавляется также внешний фактор: реакция сопредельных государств на движение курдов к самоопределению, наглядно проявившаяся в связи с провозглашением Иракским Курдистаном своего федеративного статуса.

Как отмечает автор, «внезапно, но почти одновременно» Анкара, Дамаск, Тегеран, несмотря на наличие многих существенных противоречий в отношениях этих трех стран в подходе к курдскому вопросу, проявили редкое единодушие и готовность к общим действиям ради «сохранения единства Ирака!» (с. 104).

Возникает вопрос: что же на самом деле заставило столь непохожие страны вступиться за Ирак, который их не просит ни о чем?

Для Р.Бадини и не только для него ответ очевиден: «настоящей целью спешных шагов воссоздания альянса из бывших антагонистов — воспрепятствовать проведению новых преобразований и оформлению Ирака как витрину цивилизованных норм и прав на Востоке. Иначе …перед какой угрозой сблизились «вечные братья и враги»? — задается вопросом автор. И отвечает, «что главная боязнь этих неоднородных режимов — это демократия и права человека, … цивилизованный подход к решению национального вопроса на основе предоставления широких прав курдам в рамках единого федеративного Ирака. Вот камень преткновения!» (с. 106).

Продолжая анализ причин скоропалительного и неординарного сближения Турции, Сирии и Ирана, автор заключает: «На мой взгляд, для этих государств наступает время истины. Они теперь непосредственно имеют границу с США! И когда сегодня речь идет о долгожданных преобразованиях, о демократических реформах, то у всех соседей есть одинаково, чего опасаться, что терять! Вот почему возникают у них почти одновременно и неотложно серьезные антиамериканские настроения. Эти ощущения болезненно, как никогда, сейчас дают о себе знать!» (Там же).

Сегодня ситуация в регионе остается сложной и во многом непредсказуемой. Нет ясности в отношении ближайшего и более отдаленного будущего Ирака, дальнейших действий США, развития событий вокруг Сирии и Ирана и по многим другим вопросам, касающимся сверхконфликтного ближневосточного региона.

Подводя итог своему исследованию, автор заключает: «Какими бы ни были ответы на (возникающие) вопросы, можно со всей очевидностью сказать, что путь к демократизации, стабильности и миру неизбежен на Ближнем Востоке» (с. 107). При этом, говоря об утверждении здесь демократии, он не выступает за механическое перенесение на Восток всех особенностей американской или иной модели западной демократии.

Общие принципы демократии должны быть приспособлены к особенностям восточного общества, но при соблюдении главных, основополагающих постулатов: признания суверенитета и самоопределения личности, а также суверенитета и самоопределения сообществ — национальных, религиозных и т.д. В этом видит автор рецензируемой книги разрешение на основах свободы и равенства курдского вопроса как в Сирии, так и во всем этническом Курдистане.

Н.Степанова,
профессор МГИМО(У) МИД РФ

/p

Читать далее...

Прометей

«Да я вас до смерти напугаю!»
Из интервью Ридли Скотта к фильму «Прометей».

Это эссе я посвящаю исследованию в области аналитической и архетипической психологии, а так же исследованию мифа, кинематографа и алхимии.

Universum, Grabado Flammarion, xilografia, publicada en Paris 1888.

Часть I

Мне пришла весьма любопытная и интересная идея, рассматриваемая я в фильме «Прометей» 2012 года. Вместе с тем надо попытаться сообразить что к чему и о чем вообще этот фильм. А «Прометей» Ридли Скотта о старом, добром и всем нам известном вторжении в обитель сакрального, царство мертвых, вторжение в запредельный мир демонов и богов.
Вот хотя бы название — Прометей, так называется космический корабль на котором отправляется межзвездная галактическая и межвременная экспедиция с целью похищения знания богов.
Кто такой Прометей? Это титан, укравший у богов олимпа огонь. Что такое огонь и о чём говорит Питер Вейланд в одном из рекламных роликов к фильму «Прометей»? Вейланд рассказывает о Прометее, укравшем огонь и давший его человеку. Огонь — это толчок, это пассионарный взрыв, Олимпийский Огонь, это символ технологии. Но чьи это технологии? Явно не титанов и не богов. Прометей, согласно некоторым мифам древнегреческого наследия, сотворил человека из глины, но люди не имели возможности жить или выживать без огня или технологий на враждебной земле. Эту землю (или Землю, в смысле, планету) надо было обрабатывать и обустраивать под человеческую цивилизацию.
Кто такой Прометей? Это Титан, в некотором смысле древний бог Земли, бог плодородия и творец человечества. А кто такие боги Олимпа? Это те, кто владеют некими технологиями, но они не принадлежат ни людям и ни титанам, а только им — Богам Олимпа. Кто же они, Олимпийцы? Они обладатели иного мышления, чуждого человеческому сознанию и душе. Однако похищение Олимпийского Огня изменяет устройство мироздания и человек начинает познавать мир, выстраивать концепцию жизни и космогонию бытия.
Кому принадлежали люди и человек как таковой? Ранее до появления огня он не принадлежал сам себе. Он мог принадлежать своим родителям, а родители своим родителям и так поэтапно до первого звена в цепи древнего пращура прародителя а тот, кому он мог принадлежать, возможно, этот древний пращур и есть Прометей. Он подчиняется уставу и соблюдает правила и законы богов иного — иной реальности, и он тоже принадлежит Богам Олимпа. А люди, в большей степени поглощаемые Геей , Матерью-Землей, Ужасной Матерью принадлежали ей, ибо лепил Прометей людей из глины!
Глина это часть Земли, часть Геи, все что вышло из стихии земли уйдет в неё же. Страшный и коварный закон матриархата, а Олимпийцам наплевать на человека. Олимпийцы это вообще представители Иного, противоестественного звания и мышления нечеловеческого естества. И вот Прометей похищает огонь Олимпа и передаёт его людям, и результат этого — люди сыты и накормлены, и согреты теплом, а все злобные твари, желающие пожрать человека убиты силой Олимпийского огня! Даже глина обожжена и позже была выкована сталь и закон матриархата отступил.
Я вспоминаю слова величайшего русского поэта: «Глаголом жги сердца людей» , вот в том-то и дело что жги, жги! Жги и обжигай! Что есть Глагол? Это есть Логос, разум, знание, учение, речь. Те самые прекрасные центры головного мозга каждого живущего на земле человека это Зона Брока и Зона Вернике. Именно эти, и видимо часть других зон головного мозга человека отвечающий за речь, хранение и воспроизведение информации, понимания, общения и в конце концов отношения человека с человеком и сделали человека самим собой. Этот дар Речи и есть в каком-то смысле Олимпийский Огонь. И что человек без речи? Безмолвная обезьяна.
Да, Прометей был жестоко наказан за такую революционную выходку и подрыв конституционного строя законодателей Иного Мира. Но было поздно. Разум, речь, отношения, фантазия, психика — все в этом мире стало принадлежать человеку. Дар Прометея это всего лишь часть той технологии богов, чем располагали жители Олимпа.
Лишь крупица противоестественного разума, знания, мышления иных обитателей иного нечеловеческого пространства дало такой результат- создание культуры, истории, науки, искусств, появления множества цивилизаций. Психологическая сепарация от Великой Матери, и возможность оседлать звезды, подобно жителям иного пространства. Хотя бы не быть богами, но быть людьми, быть Человеком, но и этого так много и так тяжело. Так страшно, но мы сделали последний шаг и обратного пути нет.
И вот Питер Бишоп Вейланд, глава компании по исследованию вселенной в фильме «Прометей», Вейланд который созвучен с Воландом, олицетворением Сатаны из романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», или Велундом богом-кузнецом скандинавских и англо-саксонских легенд, в процессе вводного ролика к фильму «Прометей» говорит что теперь мы как боги, или как выразиться правильней, теперь мы стали богами.

И эта фраза говорит о многом, она говорит о изменении человеческой природы. Что же такого произошло, раз люди стали подобны богам или сами стали богами? Эта фраза может говорить о том, что не только часть технологии Олимпа стала доступна людям, не только технология пространства иного и иных, но и само пространство иного и иных стало доступно нам.

Часть II

Размышляя о фильме «Прометей», о современной психологии и нашем мире, я нахожу много общих элементов, соотношений, всего того что раскрывает полную картину мира, истинность наших целей и глубину поставленных задач.
Всем нам хорошо известно, что многие выдающиеся психологи и ученые считают что исследование Зигмунда Фрейда, открытие Бессознательного, а также открытие Коллективного Бессознательного Карлом Густавом Юнгом и исследования, последующие за этими событиями являются сродни эпохи Великих Географических открытий.
Открытие Христофором Колумбом и Америго Веспуччи а затем и освоение конкистадорами и первыми поселенцами континента Северной и Южной Америки одно из величайших, фантастических и грандиозных событий в истории человечества. И казалось бы, все уже открыто — континенты, океаны, космос, и по крайней мере хоть как-то изучено или освоено, и вдруг открытие такого масштаба, раскрытие внутренней вселенной души человека и человечества! Раскрытие души так же, как и полет человека в космос — все звенья одной цепи. Видимо одно без другого быть не могло.
Если мы примерим Карлу Густаву Юнгу роль первооткрывателя Христофора Колумба то не ошибемся. Эти гениальные личности сопоставимы по масштабу их грандиозного вклада в нашу жизнь. Те, кто благодарны пионерам освоения космоса, к примеру, и те кто благодарны Юрию Гагарину должны быть благодарны и Юнгу, а те, кто уважают и благодарны Юнгу должны быть благодарны Христофору Колумбу. Это связь и благодарность, признательность поколений.
Человечество и человек всегда стоит на грани постоянной борьбы и освоении нового. Не бояться нового и идти вперед! Освоение технологии Иных и Иного, а затем и освоение пространства Иных — вот путь всех великих и малых.
Вместе с тем я весьма увлекся сопоставительным анализом образов первооткрывателей и того что они открывали, и снова вынужден вернуться к нашей науке.
Как нам хорошо известно, в аналитической психологии и установленным порядком, преимущественно в философии глубин Карла Густова Юнга ,существует философия Империи Духа Глубин. Такова по его мнению доминирующая картография космогонии психики и души человека, что по своей соразмерности и значимости сопоставима с астрономической гелиоцентрической моделью Николая Коперника. Одновременно с этим Джеймс Хиллман, положивший начало архетипической психологии, заявил о пересмотре концепций Юнга и провозгласил вместо империи духа глубин демократию. Демократия духа глубины или демократия духов глубин предложенная Джеймсом Хиллманом отбрасывает нас к астрономической геоцентрической модели Клавдия Птолемея, и что очень важно, не только к геоцентрической модели представленной Птолемеем, но и геоцентрической мифической и мифологической космогонической модели, существующем до него представлением о том, что Земля плоская и накрыта куполом звездного неба. Её края охраняют чудовища, а сама она покоится на слонах; те стоят на великой черепахе, плывущей в бескрайних морях великого океана. Здесь вообще подойдут любые древние космогонические модели, будь то космогония древней Каббалы, верования друидов, скандинавов, или индусские представления.
Еще раз скажу, что сейчас речь идет о картографии космогонии психики или души отдельно взятого человека или человечества в целом. Загадка Джеймса Хиллмана в том, что он, включив в наши уравнения демократию духов глубины, принял в исходную позицию философию демократии и одновременно ассимилировал либо древние космогонические модели, либо что очень важно, совершенно новую полицентрическую модель космоса. Согласно полицентрической модели космоса или картографии космогонии центр вселенной располагается непосредственно там ,откуда мы начинаем рассматривать межзвездное пространство.
Как вы знаете, в концепции Юнга центральным архетипом психической жизни как отдельного человека так и человечества была Самость. У Карла Юнга существовала значимая ось между Эго и Самостью. Причем ядро Эго было непосредственно связано с Самостью, ибо в ядре Эго покоилась если не вся Самость, то хотя бы её часть. Джеймс Хиллман уравнивает положения всех участников этого парада планет, и каждому архетипу дает частичку Самости. Смена монотеистической религиозной системы или психического монотеизма во главе с Богом внутри психики на политеистическую религиозную систему или систему психического политеизма с многими духами, даймонами, богами или демонами и производит этот революционный скачок. А сама концепция Хиллмана выстраивает множественные оси мира взамен одной, т.е., между Эго и другими Архетипами образуется некая сеть Самости.
Иными словами можно сказать что концепция представлений о Самости в работах Карла Юнга сродни вере в то, что во вселенной стоит один Бог, который охраняет и держит под контролем всё и вся. Хотя гностического, герметического и алхимического было тоже много или даже поровну, но предпочтения отдавались именно такой постановке вопроса. У Хиллмана предпочтение отдается демократии, и она позволяет заглядывать в иные пространства. Вообще, здесь есть какая-то тайная игра, между архетипическим полем и сетью самости, пролагаемой между всеми архетипами или через все архетипы.
Архетипическая психология смогла произвести синтез между феноменальным и архетипическим миром, сливаясь они потянули за собой и мир астральный.
Понятия о Ризоме, введенное в оборот Жилем Делёзом, сюда приходится очень кстати. Восприятие любого другого гомогенного объекта как чужого, в рамках понятия Складки дают странную обратную реакцию. К примеру, если ранее все объекты объективной реальности были продолжением одной психической реальности и могли восприниматься как чужеродные а на самом деле таковыми не являлись, то философия Хиллмана была и является неким эквивалентом входящим и залегающим полностью в рамках постмодернисткой концепции , описываемой и Делезом.
Однако у Хиллмана существует понимание того что мир, в котором мы живем, психика и воображение являются одним и тем же и заключают в себя человека. История об этом понятии, видимо, частично берет свое начало из концепции Жильбера Дюрана о «Траекте», где воображающий, воображение и воображаемое суть одно и тоже. Жильбер Дюран был участником Эраносовских встреч Карла Юнга, именно там они с Хиллманом и познакомились, и собственно нашли взаимное дополнение своим теоретическим изысканиям.
Но вот что важно в этих выше изложенных положениях: если постмодернистская философия Делёза запирает человека и человечество, превращая его в груду грибных корней, то философия Дюрана, подобная ветру или течению космического эфира, присутствующая в размышлениях Хиллмана, освобождает человека. Происходит освобождение человека путем одного шага вперед за счет того, что мы можем себе вообразить; воображение и шаг вперед дает нам не только технологию иных и иного, но и дает нам возможность занять пространство иного и иных.
Вообще, если Карл Юнг это Христофор Колумб, то Джеймс Хиллман это скорей всего Понсе Де Леон. Что любопытно, некоторые журналисты и историки занимающиеся свободным популизаторством истории предполагают ,что поход Колумба и Понсе Де Леона был связан с поисками фонтана вечной молодости. В этом смысле надо сказать что Юнг и Хиллман, конечно же, нашли свои фонтаны вечной молодости.
Как я говорил ранее, новая картография предложенная Хиллманом предлагает взглянуть по-новому и дает возможность заглянуть дальше за край нашей среды обитания, за край нашей вселенной. Да и в концепции фильма «Прометей» (кстати «Прометей» это как бы приквел фильма «Чужой» и одновременно самостоятельный фильм) так вот концепция этого фильма дает возможность увидеть первооткрывателей, а так же раскрывает идею существования терраформеров. Терраформинг это процесс изменения некой планеты и её почвы, изменение планеты под нужды общества. В звездной саге «Прометей» описано всего лишь начало, подлинно тераформеры показаны в кинофильме «Чужие». Так вот, примеряя роль терраформера на Джеймса Хиллмана видно как он обустраивает для нашей жизни то, что было открыто Карлом Юнгом. Помимо всего прочего Джеймс Хиллман был достаточно удачным психотерапевтом, небезуспешно лечившим детище Юнга преобразующим аналитическую психологию в её дополненную обновленную версию — архетипическую психологию.
Важным моментом всего этого размышления, конечно является идея встречи с мышлением и разумом иных и иного. И такая встреча безусловно произошла в фильме, и тем более не могла не произойти в психологическом пространстве.

Часть III

В последствии, за некоторое время до премьеры фильма «Прометей» Ридли Скотта известный режиссер Гильермо дель Торо скажет, что «Прометей» убил «Хребты Безумия». «Хребты Безумия» — это известный роман Говарда Филипса Лавкрафта, и еще более ожидаемая картина, гипотетический блокбастер, режиссером которого должен был стать сам Гильермо дель Торо. Однако в процессе своих размышлений Гильермо согласился с тем, что «Прометей» и есть «Хребты Безумия».
Говард Филипс Лавкрафт один из выдающихся писателей двадцатого века, его считают пророком, гением, мастером литературы ужасов и открывателем иного, и надо сказать не без оснований. В его литературе, основных векторах и философских основах всего творчества описывается проникновение человека в некоторые запредельные области знания, бытия души и пространства. Он описывает перерождение человека и человечества, изменение вселенной или изменение некоторых областей физического мира и правления противоестественных сил, свидетелем чего обычно становятся ученые, исследователи, а иногда и обычные люди. Гностическое пространство мира и вселенной описанное Лавкрафтом раскрывает сущность многих явлений.
Герметическая, гностическая и глубинная философия и психология Лавкрафта в последствии станет ядром и основой творчества многих последующих писателей и художников. Одним из таких художников будет Ханс Руди Гигер.

Однако сам Ханс Руди Гигер, автор тех самых образов монстров из фильма «Чужой», (Чужие, неоднократно использованные Ридли Скоттом в своих кинолентах) сам Ханс Руди Гигер пришел к философии глубин в процессе ознакомления с творчеством Лавкрафта. Но одновременно с этим сам трансперсональный опыт переживаний, жизни, взаимодействий и даже возможно сказать отношений с Иным и Иными, привел Гигера к приблизительно похожим выводам Лавкрафта.

В лучших традициях европейской алхимии и спагирии, в 1938 году швейцарский химик Альберт Хофман в процессе исследования алкалоидов спорыньи откроет доселе неизведанное вещество. Новый Тайный Арканум раскроит свои свойства случайно, в процессе ему будет присвоено имя и числовое значение № 25. С открытия этого вещества начнется его широкомасштабное исследование, в результате которого беспечность общества и ученых приведет к своего рода психоделической революции. Одним из таких революционеров будет и Ханс Руди Гигер.
В одном из своих интервью, являясь одним из отцов и революционеров от науки, отец трансперсональной психологии психолог и психиатр Станислав Гроф скажет, что когда приступал к исследованию данного вещества и изучению его воздействию на психику считал, что галлюцинации, образы и явления, вызываемые и переживаемые его пациентами являются продуктом данного вещества, однако позже он понял что данное вещество просто пробуждает и переключает потоки энергии внутри психики, давая таким образом высвободиться тем процессам, которые ранее не имели такой возможности. Для справки, после общественного порицания данного вещества Гроф уйдет в сферу изучения холотропного дыхания.
Одним из тех людей, которые принимал этот чудесный препарат был Гигер. Как гласит история, уже ставшая легендой, Гигер употреблял данный препарат и уходил в измененное состояние сознания. Далее он вставал или просыпался и принимался за работу- он зарисовывал, вылепливал, чертил те образы которые ему удалось пережить в процессе своего путешествия по иным реальностям. Образ чуждого организма – монстра Чужого из фильма «Чужой» Ридли Скотта есть продукт этого переживания.
Вместе с тем, позже образы увиденные и пережитые Хансом Руди Гигером войдут в мировую культуру. Но в далекие и весьма свободные времена Гигер общался с разнообразными сущностями, если вы посмотрите на его картины то увидите массу эффектных и весьма оригинальных образов. Американский врач, психиатр, психоаналитик Джон Лилли, во многих своих книгах рассказывал о подобных переживаниях общения со всевозможными сущностями, которые по его мнению раскрываются и являются внутренней сутью души человека, или вообще могут принадлежать к не нашей области психического.
В этом плане восхитительные и удивительные психотические переживания Ханса Руди Гигера схожи с переживаниями Говарда Лавкрафта. Во всяком случае сама философия и практика обоих говорит о том, что в процессе переживания всевозможных состояний и преодоления пространств психического люди могут столкнуться с психикой и психологией иного бессознательно.
Но тут надо сделать некоторое отступление. Философия Говарда Лавкрафта более мрачная, картина бытия и перспектива человечества, по его мнению, весьма незавидна. В это время у Ханса Гигера намечается разрешения данной ситуации, и человек, входя в новое пространство и общаясь с образами, явлениями, сущностями, архонтами, богами, демонами, ангелами и даймонами приобретает новые измененные черты.

Часть IV

Космические Жокеи — это собственно и есть главные персонажи эпического фильма «Прометей» 2012 года. Космические Жокеи, по предположению сюжетной линии самого фильма и по предположению персонажей картины. являются творцами жизни на земле и создателями человечества. Идея путешествия на другой край вселенной, дабы найти колыбель человечества, но обрести его погибель, как гласит слоган фильма, в сущности отражает действительность происходящего и в романе «Хребты Безумия» Говарда Лавкрафта.
В концепции Лавкрафта функцию творцов жизни на планете Земля и в целом, во всей вселенной, исполняли некие древние существа — Раса Старцев, эти первые древние породили человека, создав его из первичной бесформенной массы условно разумных существ Шогготов. В видении Ридли Скотта, по сюжету киноленты эта функция достается Космическим Жокеям.
В объективной действительности, кто такие Космические Жокеи Ханса Руди Гигера? Это персонажи его переживаний путешествий, по его мнению это просто некие туристы, вторгающиеся и совершающие путешествия в нашей человеческой психической реальности. Они, эти Космические Жокеи, были его проводниками и путниками в мире психического. В этом плане его картины становятся некой подборкой, картографией, историей психического пережитого. Картины Гигера условно можно назвать и поставить в один ряд с Красной Книгой Карла Густава Юнга.
Сами Космические Жокеи, а именно наездники звезд, (здесь улавливается гностическое начало, подобное как у Архонтов) получили свое такое странное наименование от предыдущих фанатов фильма «Чужой» 1987 года, опять-таки Ридли Скотта. Кстати, за эту работу Гигер получил Оскар на номинации за лучшие визуальные эффекты.
В фильме «Прометей» Космические Жокеи безусловно выполняют функцию демонов, богов, иных богов, черных богов, но и в чем-то Олимпийских Богов. Конечное же тут мы сталкиваемся с дифференциацией Земных Богов, к которым можно отнести Пана, Гефеста, да и самого Прометея и одновременно с этим Богов Иного – Олимпийцев.
Согласно фильму, технология Космических Жокеев способна изменять и преобразовывать жизнь и реальность, их психотическое пространство трансформирует неживое в живое и наоборот. В своей иной направленности и изощренности они подобны более Архонтам гностиков а не богам Олимпа. Особенность Космических Жокеев, присутствующих на картинах Гигера, это глубокая ночь, возможно абсолютная ночь – ноктюрн с неистово мерцающим светом иного, в чем-то люциферическим светом.
Такая дихотомия как хилиазм, и противостоящая ей концепция как гностицизм, в рамках фильма «Прометей» находит новое подтверждение и раскрывается в особую игру. Идея новой жизни и толчка прогресса для всего человечества на одном конце, и смерти всему живому с владычеством иного разума на другом.
Также раскрывается идея противостояния практически религиозного, пророческого сознания или мышления в этическом противопоставлении и превращении человека в рамках не сверхчеловека а античеловека. Противостояние Христа и Антихриста находит выражение в противостоянии человека и античеловека. Здесь же вспомним концепцию 12 Олимпийских богов, выражающихся впоследствии в образах 12 гностических Архонтов.
Изъятие человека из природы и героический переход души в главную точку мира богов Олимпа, что трансформирует человека, делая его подобным Богам или Архонтам при условии что такое вторжение и трансформация не разрушит его, дает ему привилегию самому назваться античеловеком, а также быть неистовым носителем запретного древнего знания Иных и быть жителем невыразимого пространства Иного.

Часть V

В этой последней части своего эссе я перейду к интерпретациям, анализу, трансгрессии, имагинации и трансформации образов взятых из живописных работ Ханса Руди Гигера, а так же размышлениям затронутых мною ранее.

На картине под названием «Иероглифы» вы видите арку, образованную телом женщины. Сама картина в некотором смысле копирует древнеегипетский образ, те изображения, где приблизительно в таком же варианте представлена богиня Нут — Небо, выгнувшаяся над своим мужем богом Гебом – Земля. Но всё же это только отдаленно напоминает женщину, это существо скорей более женщина чем мужчина, но нельзя исключать андрогинную природу этого существа. Сама богиня Нут, богиня неба, была матерью главных и центральных богов древнеегипетского пантеона, согласно мифу она каждый вечер поглощала солнце и каждое утро воспроизводила его заново. Относительно самой картины Гигера можно соотнести этот образ с богиней Нут. В данном случае богиня звездного неба становится теневой стороной души мира. Это андрогинное существо (но все же больше женщина нежели мужчина) рождает вместо солнца некое яйцо. В данном случае приходит космическое яйцо верховного гностического Архонта Ильдабаофа, или же алхимическое яйцо, в котором происходит фиксация первородных элементов творения вселенной. Также в философском яйце алхимиков заперт Дух Азот.

prometey 02.jpg

Иероглифы 1978 год., акрил, бумага. Художник - Ханс Руди Гигер.

Внутри самой арки вы видите некую композицию в виде пирамиды, которую венчает глаз подобный оку древнеегипетского бога Ра или Гора. Глаз или лоно рождает философское гностическое яйцо и оно представлено на первом ярусе пирамиды. Внутреннее пространство яйца занимает некое существо, а именно монстр, надо сказать что это яйцо и его обнаружение является центральным моментом в фильме Ридли Скотта «Чужой» 1979 года. Стенки яйца просвечиваются и мы замечаем чудовище, его тело представлено неким подобием руки и хвоста, в самом фильме «Чужой» это существо занимается внедрением эмбриона чужого в организм жертвы, в котором эмбрион, паразитируя, развивается и растет.
Второй ярус пирамиды отведен некоторой фигуре, принадлежащей то ли человеческому – астронавту, либо инопланетному разумному существу -Космическому Жокею. На втором ярусе мы видим как разворачивается трагедия или же жертвоприношение, монстр из яйца вырывается и хватает жертву. Особенным моментом всей совокупности кинофильмов о Чужом или Чужих является то, что сам монстр Чужой, так называемый Ксеноморф в эмбриональной фазе усваивает основные особенности того организма в котором он паразитирует. Таким образом, развиваясь в организме человека Чужой унаследует антропометрические особенности расы людей, если же он развивается скажем, в собаке, то унаследует особенности этого вида; развиваясь в организме Хищника, этот гибрид мы увидели после слияния этих двух фантастических вселенных Чужого и Хищника, Чужой унаследует особенности вымышленной расы Хищников.
На третьим ярусе пирамиды мы видим как из тела Человека или Космического Жокея вырывается готовый монстр, а именно Чужой. Однако, сами Чужие являются продуктом генетического и научного творчества расы Космических Жокеев. В любом случае мы видим некий темный ритуал жертвоприношения, либо мистерию смерти и возрождения.
Основная идея этой мистерии смерти и возрождения будет некая извращенная форма клонирования или измененная форма партеногенеза в случае если жертвой Чужого будет Космический Жокей. В данной позиции организм Чужого может быть просто болванкой для страшного перерождения расы Космических Жокеев, ведь в их случае мощь интеллекта и духовного давления сущности Жокея должно хватить чтобы способно переместить его индивидуальность в новый носитель, чего конечно же не происходит с человеческим существом, а если и происходит, то превращает человека в монстра.

***
Следующая рассматриваемая нами картина имеет название «Алистер Кроули, Зверь 666». В ней слева от вас вы видите человека в остроконечном колпаке вершиной которого служит некая кисть, это собственно и есть Кроули, напротив него вы видите человека в монашеском балахоне- это предположительно может быть его учитель Алан Беннатт. На фоне Беннета вы видите существо с длинным носом — это и есть один из обликов Космического Жокея.

prometey 03.jpg

Картина художника Ханса Руди Гигера. Алистер Кроули Зверь 666, 1975 год., акрил и бумага.

Все образы, представленные в этой картине, соотносятся скорей не столько с образами Алистера Кроули сколько с представлениями художника об этом человеке; Гигер как бы вскрывает внутреннее пространство относящееся к Кроули. Нам хорошо известно что одним из центральных моментов в философии Алистера Кроули была идея прыжка через пропасть и обретения статуса Ребенка Бездны. Представленные Гигером на картине образы души Алистера Кроули отражают и идею пропасти, отраженную в виде каньона ведущего в Великую Бездну. Идея перехода весьма сильно занимала разум и философию Кроули, в данном случае идея перерождения человеческого существа становилась промежуточной качественной позицией трансформации от человека в ребенка бездны, и дальнейшее преобразование в Волхва.

Рассматривая эту картину, принадлежащую к объективной реальности, Иное Бытие четко видимое нам пока только в имагенальном пространстве мы не видим – мы лишь чувствуем, переживаем его Иное Бессознательное.

***

Картина: Второе празднование четырех, год неизвестен., акрил, бумага. Ханс Руди Гигер. Аналогичная картина представленная в картах Таро Гигера названа Алхимией.

На данной картине вы видите четыре элемента стихий, представленных на свитке или книге. Сам свиток держат две особы женского пола. Перед свитком находится Печь – Антенор в виде головы андрогинного Бафомета. Голову Бафомета венчают рога и алхимический сосуд с эликсиром молодости.

Четыре первородные стихии древних и пятая стихия квинтэссенция или эфир, разогревающая алхимический сосуд с содержимым в ней философским камнем, наталкивают меня на изыскания из романа Говарда Филипса Лавкрафта «Случай Чарльза Декстера Варда» 1927г., и я предлагаю прочесть следующею выдержку из этой книги;
«Главные Соки и Соли (сиречь Зола) животных таким Способом приготовляемы и сохраняемы быть могут, что Муж Знающий в силах будет собрать в доме своем весь Ноев Ковчег, вызвав к жизни из праха форму любого Животного по Желанию своему, подобным же методом из основных Солей, содержащихся в человеческом прахе, Философ сможет, не прибегая к запретной Некромантии, воссоздать тело любого Усопшего из Предков наших где бы сие тело погребено ни было».
Бореллий.

Размышляя над этими строками надо вспомнить Прометея и понимать что надо быть самому таким же, то есть тем кто сперва думает а потом делает. Надо быть тем, кто предвидит и понимает априори, мышление на уровне архетипов рождается не сразу, но и сам Зевс получил свой интеллект только после рождения Афины. Пожрав свою супругу Метиду и родив Афину из собственной головы родился его духовный и интуитивный интеллект. Его супруга Метида, оставшаяся живой, богиня премудрости и океана, по всей видимости первородного океана, была его душой. И именно мышление не разумом а сердцем, душой, сделал Зевса царем богов и Олимпа. Перерождение первородной материи, матери в деву дарует нам мышление сердца.
И что же далее? Согласно мифам, при создании человека и подвигах Прометея ему везде будет сопутствовать Афина Паллада.

И теперь, когда мы с вами видим Ночь как образ, как состояние, как элемент опирающийся на Великую Тьму, абсолютную тьму, возлегающую на дне вселенной Тартаре и испускающую запредельный Свет Иного, рождает и дарует жизнь, смысл и цель.

Максим Садов

Читать далее...

Этническая идентичность на Кавказе: возрождение или деградация?

После распада СССР возросла роль этнического самосознания народов. Этническая идентичность, то есть переживание сопричастности к этносу, стала значимым механизмом самореализации личности. Не будет преувеличением сказать, что в бывших национальных республиках СССР этническая идентичность титульных народов является основной скрепой государственности. Вместе с тем, русский народ, проживающий в этих республиках, испытывает зачастую так называемый синдром навязанной этничности. Подвергаясь дискриминации и остро ощущая увеличение культурной дистанции с титульным народом, русские оказываются в положении, когда против их собственной воли этническая принадлежность становится чересчур значимой характеристикой бытия, начинает определять место в обществе.

Однако и в том, что касается титульных народов, вряд ли можно говорить о подлинном этническом возрождении. Возрастающее этническое самосознание находится под влиянием деструктивных глобальных и внутриполитических процессов, в результате чего молодое поколение зачастую отдаляется от нравственных идеалов народа. Это касается, конечно, не только бывших советских республик, но и национальных республик внутри Российской федерации — прежде всего, Северного Кавказа.

Этническое самосознание формируется с детства; уже к 10-11 годам ребёнок отмечает уникальность истории, специфику бытовой культуры своего народа. К концу подросткового возраста формируется полноценное этническое самосознание, усваивается характерная для народа этика и эстетика. Как отмечает д.и.н. Б.Х. Бгажноков, «при участии и под контролем этой этики осуществляется познание мира, выкристаллизовываются чувства, предпочтения, оценки, формируются представления о долге и должном поведении, изменяется Я-образ личности».

Исторически жизнедеятельность кавказских народов основывалась на специфической этике, кодексах чести, наиболее известными из которых являются «нохчалла» — у вайнахов (чеченцев, ингушей) и «адыгэ хабзэ» — у адыгов (кабардинцев, черкесов, адыгейцев).

«Адыгэ хабзэ», по мнению Бгажнокова, основан на пяти постоянствах: цIыхугъэ — человечность, нэмыс — почтительность, акъыл — разум, лIыгъэ — мужество, напэ — честь. Человечность предполагает осмысленное желание и ответственную готовность действовать в интересах ближнего. Она связана с понятием хьэтыр (от арабского хатир — «память», «душа», «желание»), которое является концентрированным выражением повседневного альтруизма или каждодневных самопожертвований, ассоциируется с такими понятиями, как «услуга», «уступка», «одолжение», «выручка», «понимание», «помощь». Почтительность подразумевает вежливость, деликатность, скромность, послушание. Разум понимается как нравственно аргументированное мышление, которое сплачивает людей, поддерживает групповую деятельность. Мужество связано с мужской силой, а честь — с представлениями о совести и репутации, необходимостью «сохранять лицо».

Нохчалла — это гостеприимство, крепкая дружба, готовность к взаимовыручке, вежливость, верность слову, умение уважать другого человека, ни в коем случае не демонстрируя превосходства, неприятие насилия, особое почитание женщины, и в то же время — воинственность, независимость, сопротивление любому принуждению. Чеченский писатель Саид-Хамзат Нунуев пишет: «Люди со стороны, не знающие, что такое Нохчалла, принимают эти качества за слабость, доверчивость, наивность. Ведь главное в Нохчалла — человеческая совесть!».

Ислам, постепенно проникавший в культуру Северного Кавказа, и окончательно утвердившийся, как известно, только в середине XIX века, имел много общего с исконной этнической этикой местных народов. Авторы отмечают: «Адыгэ хабзэ и ислам во многом пересекаются: высокая нравственность, почтительность, чувство меры адыгской морали не противоречат догмам ислама»; «Идеология Нохчалла не только не пришла в противоречие с Исламом, но и стала решающим условием его безусловного принятия».

Однако сегодня, по свидетельству Нунуева, происходит «превращение святого Ислама в суеверие, когда, выпячивая обрядовую сторону, отодвигают далеко на задний план сам дух, саму идеологию этой святой веры». К.п.н. О.С. Павлова отмечает: «Анализируя современное состояние культуры, ментальности северокавказских народов, многие считают, что исчезли корни, питающие традиционную культуру, перестали действовать факторы, образующие традиционную ментальность».

Действительно, криминальный капитализм вызвал к жизни самые низменные явления в кавказском обществе. Это в полной мере показала резня 90-х, развязанная циничными бандитами, прикрывавшимися исламом и сталкивавшими между собой тейпы и тарикаты внутри Чечни для тотального ограбления чеченского народа, а также ещё более циничными снюхивавшимися с ними московскими силовиками, которые ценою жизни российских солдат и мирных чеченцев вели клановую грызню.

Мир в Чечне, позволивший людям спокойно жить, стоит дорогого. Но не снимает системные проблемы, которые связаны с выбранной национально-буржуазной моделью государственности, с попытками «повернуть» этническую идентичность народов Северного Кавказа в светскую сторону. Светские элиты республик продолжают безудержное накопление капитала. При этом в масштабах всей страны идёт пропаганда антикультуры и разложения — через СМИ, рекламу и не только. В этой ситуации «национал-буржуазность» оказывается очень близка к вестернизированному гедонизму, который входит в категорическое противоречие с исконными ценностями кавказских народов.

Адыгский поэт Нальбий Куек, рассказывая о деградации черкесской молодёжи в постперестроечные годы, подчёркивал, что она «не воспитывается в духе „Адыгэ Хабзэ“. А это, в свою очередь, происходит потому, что люди низведены до уровня животных. Человек, который постоянно думает о куске хлеба, не может стремиться к нравственным высотам. Ему некогда, и даже дело не во времени — он просто перестает думать о том, по каким нормам воспитывать детей. Тем более, что этот же самый человек прекрасно видит: начальство в большинстве своем ворует, законы несовершенны, они не соблюдаются».

Саид-Хамзат Нунуев высказывается схоже: «Оставаться в Нохчалла особенно трудно в сегодняшних условиях, когда законы „рыночной экономики“ для выживания допускают буквально все: ложь, лицемерие, коварство, подлость, двуличие, разврат, насилие. Рыночная экономика пробуждает в человеке жадность, корысть, злость, жестокость, вседозволенность, ибо даже правосудие бывает насквозь коррумпированным. В борьбе за материальное благополучие человек часто теряет не только благородные качества, но и элементарную человечность». Писатель подчёркивает, что такой ключевой для Нохчалла принцип, как уважение других, сегодня оказывается попран: сегодня вайнахские водители на дорогах «готовы растерзать друг друга за малейшие неудобства!». «Отсутствие в себе выдержки и терпения, агрессивность мы выдаем за мужество и достоинство», — подчёркивает Нунуев.

О.С. Павлова констатирует, что многие представители кавказских народом, попадая в Москву, затем жалуются, что «заразились Москвой», не могут жить дома (на родине), где требования к поведению очень жесткие.

Таким образом, мы имеем дело не просто с пробуждением этнического самосознания у народов Северного Кавказа. Речь идёт о наступлении на это самосознание со стороны криминального общественного уклада и глобалистической антикультуры. Результат — отход нового поколения от принципов древней этики и постепенное усиление исламского фундаментализма как глобальной альтернативы западничеству. Чем больше будет разрыв между богатеющими элитами республик и низами, чем глубже — подрыв исконной народной этики, тем больше станет этническая идентичность народов преображаться чертами халифатистского мусульманства.

Недавно адвокат Хасавов высказал эту мысль предельно чётко: «Если называть вещи своими именами, это общество им немножко чуждо. Мы будем расширять эту сеть. Начнём с России и будем расширять. Сначала Азия, и дальше будем. И полностью будет охвачен весь арабский мир, как в Халифате было. Все мусульмане мира должны быть объединены и должны создавать единую систему. Россия должна нам дать такую возможность».

Это, безусловно, отдельное скандальное заявление, получившее соответствующую оценку. Но считать, что оно возникло на пустом месте, было бы ошибочно. Происходят тектонические сдвиги на уровне самосознания, напрямую касающиеся судьбы наших народов. У нас две дороги — или единение на основе нового великого проекта, или распад.

 Илья Росляков, «Кавказская политика»

Читать далее...

Русский язык и его поморские и сибирские родственники

Не так давно свершилось уникальное событие. Министр по национальной политике Республики Карелия Андрей Манин на Международном семинаре по вопросам законодательства Российской Федерации в области сохранения языка и культуры, традиционного образа жизни и природопользования коренных народов заявил, что стоит задача возрождения местных говоров.

«Речь традиционного русского населения Карелии своеобразна, это речь русских былин, сказок, плачей. Наука относит говоры русских Карелии к северному наречию великорусского языка. Сегодня эта уникальная речь находится у черты исчезновения. В Карелии назрела этнокультурная проблема возрождения местных говоров северного наречия», – сказал Манин.

Это событие – из числа экстраординарных, поскольку впервые в России открыто ставится вопрос о поддержке и возрождении одного из наречий русского языка. Хотя и в данном случае министр не стал открыто говорить о том, что, в первую очередь, имеются в виду поморы с их очень своеобразным языком.

Поморы представляют собой ветвь новгородцев и частично рязанцев, которые с XII по XV век заселяли побережье Белого моря, особенно его юго-западное побережье, отчего даже пошло название – Поморский берег. Поморы вели тресковые промыслы на Мурмане, били морского зверя, ловили сёмгу и селёдку в Белом море, совершая при этом весьма дальние экспедиции к Новой Земле и Шпицбергену, благо, традиционное поморское судно – коч (запрещённое к строительству Петром I) – было отлично приспособлено к плаванию во льдах.

В 2002 году поморами назвали себя 6571 человек (из них 6295 проживают в Архангельской области). Однако на проблемы небольшой субэтнической группы столь долгое время не обращалось никакого внимания (официально они даже не существовали), что это положение вынудило поморов начать борьбу за свои права.

21 сентября 2007 года в Архангельске состоялся первый объединительный съезд поморского народа, представивший делегатов практически из всех поморских сёл в нескольких регионах. Съезд принял решение признать право поморов на существование в качестве самоопределившейся коренной малочисленной этнической общности России. Сейчас поморы добиваются права на свои традиционные морские промыслы: вылов трески, сёмги, камбалы, забой бельков, – которые сейчас резко ограничены.

Долгое время не обращалось никакого внимания на северные говоры. Они только изучались этнографическими и диалектологическими экспедициями, но не предпринималось никаких мер по их сохранению и развитию. Даже само определение их как говоров или диалектов русского языка существенно принижало их значение и вело к недооценке их богатства.

Хотя, судя по изысканиям лингвистов, тот же поморский говор – это совсем не говор, а самостоятельный язык со своей грамматикой и богатым лексическим запасом. С 1956 года в МГУ ведутся исследования поморского языка, и в словнике «Архангельского областного словаря» учтено около 170 тысяч словарных единиц, из них в неполном (от буквы А до Дело) 10-томном издании опубликовано около 17 тысяч слов. Для сравнения, «Академический словарь современного русского литературного языка» в 12-ти томах включает в себя около 120 тысяч словарных единиц. После этого весьма трудно согласиться с тем, что поморский язык – это всего лишь наречие или даже говор.

В 2005 году вышла книга Ивана Моисеева «Поморьска говоря», представляющая собой краткий учебник, содержащий основные правила грамматики, примеры поморской речи и словарь из 2500 лексических единиц.

Поморский язык тесно связан с языками других русских субэтнических групп, образовавшихся на Урале и в Сибири. В XVI-XVII веках поморы и население северных новгородских земель активно переселялись в Сибирь, где и принимали участие в сложении самого раннего русского населения, теперь объединяемого под понятием «старожилы». Два наиболее крупных старожильческих анклава, население которых употребляло собственный язык, очень близкий к поморскому и новгородскому, сложились в районах, прилегающих к Томску и Енисейску.

Центром изучения языка сибирских старожилов традиционно был Томский государственный университет, который с конца 1940-х годов проводил ежегодные диалектологические экспедиции. Результаты и здесь впечатляющие. По данным томского лингвиста О. И. Блиновой, за 30 лет опубликовано 18 диалектных словарей объёмом в 355 печатных листов, введено в научный оборот более 100 тысяч лексических единиц старожильческих говоров Среднего Приобья. «Фразеологический словарь русских говоров Сибири», изданный в 1980 году, содержит в себе около 7 тысяч словарных единиц. «Полный словарь сибирского говора», отразивший язык населения села Вершинино Томского района Томской области, содержит в себе 32 тысячи словарных единиц и отражает все компоненты устной речи.

При подобных результатах исследований также можно сказать, что говор русских старожилов в Сибири является отдельным языком, по своему богатству мало в чём уступающим русскому литературному языку.

Это весьма неполные данные, поскольку есть исследования языка русских старожилов Енисея, Алтая, Прибайкалья, Забайкалья, Камчатки и Чукотки.

Сейчас попытки сохранения и возрождения этих языков, тесно связанных с русским, формирования на их основе литературных языков, почему-то встречаются в штыки. Так, к примеру, инициатива томского лингвиста Ярослава Золотарёва по воссозданию сибирского литературного языка на основе многочисленных материалов, накопленных экспедициями ТГУ, и изданных словарей встретила сильную критику и нападки. Даже создание страницы в «Википедии» на сибирском языке вызвало крупные столкновения, которые закончились тем, что страница была удалена через год после её появления, хотя она занимала 66-е место по всей «Википедии», в ней было 6924 статьи, и по этому показателю она опережала страницы на многих признанных языках, в том числе на узбекском и белорусском.

Создание сибирского языка иногда считают «антирусским» проектом, упомянутого же Золотарёва обвиняют в сепаратизме. Но тут нельзя не увидеть яркой параллели с аналогичным процессом, который шёл в конце XIX века, когда примерно с такой же степенью рьяности отрицалось самостоятельность украинского и белорусского языков, которые назывались соответственно малороссийским и белорусским наречиями. Что же, плоды этой негибкой и неуступчивой позиции многих великорусских учёных и публицистов, обличавших когда-то украинский язык за его «искусственность» и «бедность», теперь полностью пожаты. Украинский язык теперь стал государственным языком независимой Украины, и в самой стране началось упорное противостояние двух близкородственных языков.

Наверное, не такого результата хотели всё же добиться. Возможно, если бы в XIX веке украинской интеллигенции не мешали бы развивать «малороссийское наречие», то не было бы теперь подобной вражды и противостояния двух стран и двух языков. Эта аналогия позволяет сказать, что преследование сибирского языка приведёт примерно к тому же результату.

Нужно быть дальновидными и не закладывать теперь основы для конфронтации и противостояния в будущем. Развитие поморского и сибирского языков может дать весьма много ценного и полезного для русского языка, русской культуры и Русского мира вообще.

Прежде всего, это обогащение устной и письменной речи. Известнейший собиратель материалов русского языка Владимир Даль в своём «Толковом словаре живого великорусского языка» широко использовал диалекты и местные говоры. Чем был бы русский язык сейчас, если бы не этот словарь, вобравший в себя многочисленную диалектную лексику? И сейчас можно использовать богатства поморского и сибирского языков для нового этапа развития русского языка.

Поморский и сибирский языки являются отражением мировоззрения населения, давно укоренившегося в этих местах, полностью адаптированного к суровым условиям этих непростых регионов. Изучение накопленного сибирскими старожилами и поморами хозяйственного опыта позволить исправить ошибки нынешнего экономического развития Севера и Сибири. Поскольку экономическая деятельность определённо смещается на Урал и в Сибирь, значение глубокого понимания местных условий будет всё более и более увеличиваться.

Пока что возрождение и развитие поморского и сибирского языков находится только в начальной стадии, и потому пока трудно определить все перспективы сотрудничества этих близкородственных языков. Но ясно, что это сотрудничество будет весьма плодотворным, его надо развивать и уж, во всяком случае, не разжигать вражду между носителями близкородственных языков.

Дмитрий Верхотуров, Фонд русский мир

Читать далее...

Хранители времени: концерт калмыцко-алтайского дуэта в Центре Гумилёва

Недавно получила предложение посетить в Центре Льва Гумилева концерт далеко  не тривиального дуэта — Равиля Лирова, уроженца  Алтая и Оксаны Дакиновой из Калмыкии. Творчество этих молодых людей — это  музыкальный эксперимент, представляющий  собой   симбиоз культур: игру на инструментах Йочин, Топшур, Комус и горловое пение. Признаюсь, что, к своему стыду, раньше названия этих инструментов были мне не знакомы, а горловое пение я никогда не слышала живьем. Горловое пение (гортанное пение) это  уникальный вид искусства, которым владеют лишь некоторые народы Саяно-Алтайского региона  и башкиры. При горловом пении исполнитель берет сразу две ноты одновременно, образуя, таким образом, двухголосное соло. Я не буду увлекаться музыковедческим анализом их выступления так, как не являюсь специалистом в этой области. Но могу с уверенностью сказать, что при всей моем привередливом  отношении к музыке, с удовольствием  еще раз посетила бы их выступление. Чем действительно хочется поделиться, так это впечатлением, которое произвели на меня молодые исполнители.

Равиль — студент Государственного музыкально-педагогического института им. М.М. Ипполитова-Иванова, выпускник первого потока «Алтайской студии мальчиков» (его руководитель — Заслуженный деятель искусств России, Заслуженный артист Республики Алтай, Кончев В.Г.).

Молодой исполнитель, но уже лауреат всероссийских и международных конкурсов, поведал нам обо всех сложностях своего ремесла. Дело  в том, что техникой горлового пения владеют в основном мужчины, а заниматься им мальчик должен начать еще до того, как у него сломается голос.  В начале обучения исполнитель испытывает страшные боли, которые далеко выдерживают не обучающиеся. Прохождение этого этапа  можно сравнить с первым боевым крещением.

Оксана — выпускница Восточно-Сибирской Государственной Академии Искусств, рассказала о сложном  процессе создания их творческого дуэта.  Первоначально предполагалось, что в группе будет гораздо больше участников, но как-то остальные  по разным причинам отсеялись.

И действительно,  очень не простую задачу поставили себе ребята. Ведь они не просто решили исполнять традиционную музыку, а на свой страх и риск взялись за импровизацию, хотя старшие коллеги им говорили, что они еще слишком молоды и не опытны для таких экспериментов. Несмотря на все препятствия, молодым музыкантам, все-таки удалось начать концертную деятельность, которая оказалась, даже на первых порах, достаточно успешной.Что может сказать их среднестатистический сверстник: им, что, больше всех надо? Лучше бы нашли себе «толкового» продюсера и исполняли бы какую-нибудь псевдонародную попсу – сразу популярность и доходы.

Но ребята пошли другим путем более долгим и сложным, они взялись за переосмысление народного творчества и его современную интерпретацию, одновременно сохраняя традиции и придавая новое звучание старинным мелодиям.  И очень хочется пожелать им успеха в их нелегком, но очень нужном деле.

Будем надеяться, что  их имена когда-нибудь войдут в историю как отечественной, так и мировой музыкальной культуры.

Мария Вальдес Одриосола

Видео с концерта в Центре Льва Гумилёва появится в ближайшее время

 

 

Читать далее...