Почему он выбрал Авеля?

Интервью любезно предоставлено Общественной организацией “Фонд Л. Н. Гумилева” и впервые публикуется в широком доступе.

В прошлом году, когда в Ленинграде проходили Дни азербайджанской культуры, первый заместитель главного редактора всесоюзного журнала Советская тюркология» Айдын Мамедов побывал в гостях у знаменитого ученого, профессора Ленинградского Университета Льва Николаевича Гумилева, автора фундаментального труда «Древние тюрки», создателя весьма оригинальной концепции об этносах и этнических стереотипах поведения, сына двух выдающихся поэтов России — Анны Ахматовой и Николая Гумилева. Между ними состоялся долгий и содержательный разговор, некоторые моменты которого мы доводим до сведения читателей газеты «Элм». Полный текст этого разговора будет опубликован в одной из республиканских газет и журнале «Советская тюркология».

А.М. — Лев Николаевич, тюркские народы являются одной из крупных семей в СССР, да и в мире тоже. Им присущи богатая история, разнообразные культурные традиции, обычаи и нравы. Многие виднейшие ученые мира свою жизнь посвятили изучению истории, литературы и языка этих народов. Но находятся и такие горе-ученые, псевдопублицисты наподобие Зорня Балаяна, для которых слова «тюрок» и «кочевники» чуть не стали символом отсталости, агрессивности.

Читать далее...

Сооотношение международного и российского права касательно коренных народов

Правоприменительную практику можно рассматривать на двух уровнях: международном и национальном. На международном уровне за реализацией конвенций по правам человека надзор осуществляют органы, создаваемые в соответствии с требованиями документов. На национальном уровне исполнение законов это прямая обязанность органов исполнительной власти государства. В соответствии с 4 пунктом 15 статьи Конституции Российской Федерации устанавливается принцип верховенства международного права и международных обязательств государства над внутренним.

В соответствии с практикой международно-правовой документ встраивается в правовое пространство государства в момент его ратификации если такая процедура предусмотрена законодательством государства, если нет, то в момент подписания этого документа.

Подписав тот или иной документ, государство берет на себя обязательства полностью или частично, если это допускают условия международно-правового акта, и если было принято соответствующее решение и оно было закреплено в виде оговорки при ратификации этого договора.

На данный момент Российская Федерация является участником многих международно-правовых актов по правам человека. Однако Россия достаточно пассивно ведет себя в вопросе международного признания и предоставления особых прав коренным народам, количество которых в стране значительно. В этой связи возникает вопрос о соотношении норм международного права и норм внутреннего российского права.

Регулирование отношений возникающих в связи с интересами коренных народов имеет в России давнюю историю, и общем и целом совпадает с тенденциями эволюции этой системы в других частях света. На ранних этапах экспансии Российского государства широко практиковалась договорная система построения отношений, в результате чего народы вместе с их землями превращались в подданных московского царя, и теряя, таким образом, свою независимость, они мирно входили в состав государства на условиях прописанных в этих договорах. Поскольку договора часто носили характер устных договоренностей – по исчезновении причин побудивших к их заключению московские власти о них часто забывали и таким образом народы, в разное время, вошедши в состав государства, выравнивались в статусах и превращались в обычных подданных. Это имело свои последствия в области государственного управления, выразившиеся в распространение московской системы государственного управления на новые территории. Однако до прихода советской власти государство не особенно активно вмешивалось в вопросы самоуправления народов, что позволило в течение долгого времени этим народам сохранять свою самобытность. В целом же экспансионистская практика России по отношению к туземному населению отличалась своеобразной системой покровительства: защитой прав коренных народов на природные ресурсы от посягательств колонистов. Это отличало взаимоотношения западноевропейских колониальных властей с аборигенным населением завоеванных стран от аналогичных взаимоотношений, например, в Сибири. Если для западноевропейских колонистов абориген был, прежде всего, конкурентом в утверждении их частной собственности на землю и другие ресурсы, то для Российского правительства абориген был источником дохода — ясака, а территории были государственной собственностью.

Впервые на законодательном уровне попытку регулировать права коренных народов совершил М.М. Сперанский. После четырехлетнего изучения положения в Сибири в качестве генерал-губернатора Сибири им был представлен проект «Устава об управлении инородцами». В Уставе 1822 г. был впервые законодательно применен принцип дифференцированного подхода к правам и обязанностям народов с различным уровнем социально-экономического развития. Впервые законодательно предпринята попытка достижения равенства в гражданских правах аборигенного и русского населения при условии сохранения своеобразия образа жизни и нравов коренного населения.

В советское время хотя и декларировалась необходимость защиты коренных народов (напр. «Учитывая огромное политическое и экономическое значение северных окраин, с одной стороны, и катастрофическое положение племен их населяющих, с другой, а также полную неорганизованность и оторванность туземной массы от советского строительства и необходимость законодательной, административно-правовой и экономической защиты их интересов», Постановлением ЦИК Союза от 20/VI 1924 г. определялось учредить «Комитет содействия народностям северных окраин») на практике осуществлялась принудительная ассимиляция, которая выражалась в навязывании советских форм организации местного самоуправления и форм экономического хозяйствования. В это же время государство начинает политику, оказавшую наибольшее влияние на самочувствие коренных народов – политику переселения. Здесь речь идет не только о сталинских депортациях, но и о волне поселенцев хлынувшей в места компактного проживания коренных народов.

С падением Советского Союза политика ассимиляции, проводившаяся на государственном уровне прекратилась. Конституция РФ принятая на всенародном референдуме от 12.12. 1993 в статье 69 говорит: «Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации».

Для реализации этого положения конституции в последствии был принят Федеральный закон от 30 апреля 1999г. N 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (с изменениями от 22 августа 2004г.).

В конце восьмидесятых годов во властных коридорах СССР назревает понимание необходимости ратификации Конвенции МОТ 169 и в связи с этим начинаются процедуры необходимые для этого. Но, доведя дело почти что до конца, то есть ратификации Советский Союз неожиданно распадается. Новое российское государство берет курс на развитие демократии и прав человека. Сразу же возникает вопрос о возможности ратификации Конвенции. Вопрос так и остался нерешенным – до сих пор конвенция не ратифицирована. И здесь возникает вопрос: насколько современное законодательство РФ отвечает мировым стандарта. В уже упомянутой 69 статье конституции РФ говорится, что «Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации». При этом общепризнанными принципами и нормами международного права выступают нормы прописанные в документах международных организаций. Опираясь на эту статью Конституции РФ Александр Пика пишет: «конституционные обязательства и гарантии Российской Федерации в отношении аборигенных народов, записанные в Статье 69 Конституции РФ таковы, что они прямо подразумевают, более того — настоятельно требуют ратифицировать такой документ как Конвенция МОТ 169» .

В процессе подготовки к ратификации Конвенции проводился в Москве в Общественной Палате РФ с 23 по 24 ноября 2006 года круглый стол на тему «О ратификации Российской Федерацией Конвенции МОТ №169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах». К этому мероприятию была подготовлена небезынтересная справка о соответствии современного российского права положениям конвенции. Авторы этой справки (В.А. Савельев, Н.В. Азарова, Д.Я. Волобуев, Е.А. Мирошникова) сравнивают положения конвенции МОТ 169 и Федерального Закона N 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» по 17 пунктам, среди которых соотношение российского и международного понятия, соотнесение положений конвенции и российского законодательства по отношению к трудовым правам, правам в сфере уголовного права, земельным правам, правам на национальную автономию, правам на международную, в самом буквальном смысле этого слова, деятельность.

В целом, не повторяясь, можно отметить, что авторы Справки отмечают большую долю соответствия российского законодательства международным стандартам. Однако, хотя многие вопросы действительно эффективно разрешаются в рамках существующего уголовного, земельного, административного и пр. права, все же есть одно весьма существенное противоречие: неполное соответствие определения «коренного народа». В Конвенции МОТ коренной народ определяется как «народы, ведущие племенной образ жизни в независимых странах, социальные, культурные и экономические условия которых отличают их от других групп национального сообщества и положение которых регулируется полностью или частично их собственными обычаями или традициями, или специальным законодательством»; и как народы, «которые рассматриваются как коренные ввиду того, что они являются потомками тех, кто населял страну или географическую область, частью которой является данная страна, в период ее завоевания или колонизации или в период установления существующих государственных границ, и которые, независимо от их правового положения, сохраняют некоторые или все свои социальные, экономические, культурные и политические институты.» (Статья 1, п1, а,б) . В Российском же законе присутствует терминосочетание коренные малочисленные народы Российской Федерации – «народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями». Таким образом как отмечают авторы Справки «согласно ФЗ № 82 для признания народа коренным кроме традиционного образа жизни необходим критерий малочисленности (в законодательстве РФ применяется термин «коренные малочисленные народы»), что не предусматривается Конвенцией. Кроме того, в соответствии с ФЗ № 82 к коренным малочисленным народам не относятся потомки лиц, населявших территорию России до определения ее государственных границ, которые у нее сложились к настоящему времени. Из этого следует, что российское законодательство в отличие от пункта b) статьи 1 Конвенции не учитывает исторические факторы при определении критериев для признания народа коренным». Свойственное только российской традиции использование количественного критерия для определения бенефициантов привилегий коренных народов исключает возможность пользования такими правами более крупными народами, такими как карелы (93.344 по переписи 2002), удмурты (236.906 по переписи 2002), коми (293.406 по переписи 2002) или марийцы (604.298 по переписи 2002) и др.

В историческом плане понятие «коренной народ» использовался не всегда. Еще относительно недавно его заменяло выражение малые народности Севера, которое оставалось в употреблении до середины 1980-х гг., но постепенно вытеснялось терминосочетанием малые народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. До 1993г. выражение “коренные народы» в официальных документах появляется лишь дважды и оба раза – в указах президента. В указе № 118 от 5 февраля 1992 г. есть предложение о ратификации Конвенции МОТ № 169 “О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах», а указ № 397 от 22 апреля 1992 г. содержит распоряжение “подготовить до конца 1992 г. и внести в Верховный Совет РФ проекты законов “О правовом статусе коренных народов Севера» и “О правовом статусе национального района, национального сельского и поселкового Советов, родовых и общинных Советов коренных народов Севера». Шестидесятилетнее табу на употребление формулы коренные народы и замена ее выражением малые, или малочисленные народы (народности) неслучайно. Оно объяснялось официальной позицией, выраженной представителем СССР на одной из сессий Рабочей группы ООН по коренному населению, в соответствии с которой использование выражения “коренные народы» уместно лишь в колониальном контексте. В соответствии с этой позицией было заявлено, что “коренных народов» в юридически строгом понимании этого термина на территории СССР нет.

В целом можно согласиться с авторами Справки утверждающими, что в российском законодательстве нашли отражения почти все основные положения конвенции постольку, поскольку Россия является участником многих международных документов регулирующих права человека и которые имеют высшую юридическую силу (в соответствии с 4 пунктом 15 статьи Конституции РФ). Однако они же отмечают, что «некоторые конвенционные нормы не имеют адекватного нормативного эквивалента в законодательстве Российской Федерации».

Таким образом, для приведения российского законодательства в соответствии с международными стандартами есть два пути. Первый, самый простой, однако с потенциально более далекими последствиями, — ратификация Конвенции МОТ 169 и подписание Декларации о правах коренных народов, когда она будет готова. Это избавит органы законодательной власти от необходимости постоянно принимать новые редакции законов по этой проблеме. Однако, такой шаг скорее навсегда выведет из поля суверенного ведения государства вопросы правового статуса народов. Право коренных народов начнет жить своей жизнью и возможно однажды приведет к фундаментальному противоречию с государственным правом РФ, что может найти свое воплощение в категорическом требовании международного права полного государственного суверенитета коренным народам в рамках их права на самоопределение.

Второй вариант: не ратифицировать Конвенцию 169 или ратифицировать с оговорками. А все вопросы, связанные с правами и интересами коренных народов разрешать в рамках внутреннего права с учетом мировых стандартов. Это позволит максимально полно удовлетворить потребности коренных народов, и при этом избежать тех негативных последствий, которые возможны в первом случае. Но этот путь тоже не беспроблемный. К сожалению, Российские органы власти неоднократно уже демонстрировали неспособность своевременно и адекватно подходить к вопросам связанным с принятием важных для определенных групп граждан законов.

Александр Семаков, Республика Карелия

Читать далее...

Категория этноса

Основной вопрос на который следует ответить любому традиционалисту в рамках критического метода это – «Как возможен Традиционализм?». Тот факт, что между кантианством и филистерским взглядом на Традицию, как на праздничный пикник или восторженное внимание очередному патриотическому гуру, пролегла черная пропасть взаимной неприязни, не снимает с традиционалистов обязанности истолкования и оформления этого контр и постмодерного феномена. Поскольку в самой естественной своей форме Традиционализм выступает как возрожденное язычество или народная религия, вопрос о возможности традиционализма сводится к содержанию категории этнического.

Нация vs этнос

Прежде всего следует подчеркнуть различие между «этносом» и «нацией». Практика обнаруживает чудовищную путаницу в головах многих «специалистов» по национальному вопросу, как прошлых так и нынешних и виной тому, в основном, политика, ибо в эпоху своего доминирования национализм был частью мировой борьбы за власть, которая не способствует спокойному анализу. Игры на национальных струнах остаются любимым занятием тех, кто плевать хотел на подлинные интересы народа.
Проблема нации это вовсе не академическая вопрос. Она есть самое глубокое проявление противоречий Новой истории. Овладев порохом, печатным станком и океанским флотом и воспользовавшись постреформационным умалением религии, Разум восемнадцатого века возомнил себя единственной силой. Рациональность стала синонимом блага. Эффективность заменила красоту. Единообразие казарм, школ, фабрик, контор, академий стало самоцелью модерна. В этом движении к унификации не стоит искать волю темных сил в лице «вольных каменщиков», «сионских мудрецов» и прочих конспираторов. Все совершалось открыто и громко.

Читать далее...

Перспективы единой евразийской валюты обсудили в МГИМО (фото)

15 апреля в 16.00 в МГИМО состоялся круглый стол на тему «Ввести ли единую валюту для стран Таможенного Союза». Ведущим круглого стола выступил Сергей Викторович Дышлевский, преподаватель Кафедры фондового рынка. Мероприятие, третье по счету, было организовано студенческим научным Клубом Евразийской Интеграции МГИМО (У).

После расчленения большой Родины  вопрос о введении единой валюты для стран нашего пространства поднимался неоднократно. Если верить убеждениям евразийцев, то это является результатом неизбежного процесса реинтеграции, основывающегося на общей исторической судьбе наших народов. Так еще в 2004 году А. Лукашенко предлагал ввести общую валюту для Союзного Государства. Второй раз такую же мысль выразил Игорь Шувалов в марте 2010 года, но в этот раз уже для трех стран: Беларусь, Казахстан, Россия – учредителей Таможенного Союза.

Тем не менее, по политическим причинам  претворить эту идею в жизнь до сих пор не удалось.  С одной стороны, мы видим, что интерес к этому вопросу продолжает расти, с другой, что конкретных обсуждений  в этой области еще недостаточно. Когда я прогуглил информацию для своего доклада, то первыми ссылками были объявления нашего же круглого стола.

Читать далее...

Доживёт ли язык Тукая до конца 21 века?

Сразу несколько авторитетных, как государственных, так и международных, организаций объявили  2011 год — Годом Габдуллы Тукая. Проводить юбилейные мероприятия решили не только культурная общественность и власти Татарстане, на родине великого татарского поэта, но и Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО и Международная организация ТЮРКСОЙ.

К 125-летию Тукая московский исламский культуролог и поэт Джаннат Сергей Маркус приурочил цикл стихотворений. А накануне он выступил с призывом «Пора вернуть господдержку преподаванию татарского языка в Татарстане!».

Об этом – наш разговор, предваряющий стихи.

Читать далее...

МАНИФЕСТ МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ЦЕНТРА ВОСТОКА И ЗАПАДА «МЕЗОЕВРАЗИЯ»

Мы, человечество, всего лишь крохотная песчиночка на доброй и сильной длани всемогущего и всемилостивого Творца. Мы невообразимо малы в границах Галактики, Метагалактики и всей Вселенной.

Но именно нам, жителям планеты Земля, Господь даровал наш прекрасный, наполненный живительным светом, Дом, плывущий среди сверкающих россыпей звёзд. И все мы, живущие в нём, в Ответе за него.

Да только не всегда мы помним о том и потому Земля, наша Матушка, очень уж часто проливает горькие слёзы, когда её уродуют, отравляют и остервенело терзают сумасбродные чада. А потом, ужаснувшись делам рук своих, начинают что-то там истерически лепетать про «апокалипсис» и «последние времена», при этом виртуозно жонглируя «священными цитатами». Так взгляните же в заплаканное лицо вашей Матери! Видите ли вы её слёзы? Устыдитесь, жители планеты Земля! Вы обидели вашу Матушку! Покайтесь перед ней и сделайте так, чтобы она НИКОГДА БОЛЬШЕ не печалилась!

Евразия — это всего лишь одна из «комнат» в огромном земном Доме. Однако «комната» эта настолько просторна и светла, что её вполне можно сравнить с высоким и величавым Собором, чей купол упирается в небесный свод. Мы, древние и совсем юные племена, живём в этом чудесном Соборе многие и долгие века. И, как будто, мы должны быть приветливыми соседями и улыбчивыми друзьями. Но нет же, нет! Нередко шум борьбы и крики боли оглашают своды нашего жилища. Ах, как же часто в Доме нашем пахнет отнюдь не душистыми ватрушками, парным молоком или ароматными варениками с вишней, но удушающим дымом и гарью. Может быть хватит, друзья? Не пора ли оглядеться вокруг и понять, ГДЕ мы живём?

Наш Дом — Евразия, наш Дом — планета Земля, наш Дом — вся бескрайняя Вселенная. В песне давно ушедшей эпохи есть такие слова, которые и сегодня не утратили своей актуальности: «Мы дети Галактики, но самое главное — мы дети твои, дорогая Земля». Давайте научимся любить и беречь наш собственный Дом, ибо нам и детям нашим жить в нём! Разве он не удивителен? Внимательно присмотритесь и прислушайтесь к Дому нашему. Что вы видите и слышите? Видите ли вы деревянные узоры сказочных Кижей, расшитые свадебные рушники Украины, святые горы Алтая, снежные вершины Кавказа и раздольные казахские степи? Слышите ли вы, как звонко поют русские, украинские и татарские девчата, как молитвенно звонят колокола Валаама и Киево-Печерской Лавры, как бьются о берег волны студёного Белого Моря и как в пронзительно-синей вышине кричит крылатый батыр-орёл? Всё это — наш Дом, наша Евразия! Как же много ещё сокровищ в Доме нашем!

Что такое Мезоевразия и чем она отличается от Евразии? Идеи Мезоевразии и мезоевразийства имеют вполне земное происхождение, однако давайте взглянем на них с совсем иной стороны. Мезоевразия — это, прежде всего, ПУТЬ СЕРДЦА. Историческое мезоевразийство, родиной которого является Восточная Европа, обращается к «психологической Европе» и «азиатскому Ренессансу». Оно чутко прислушивается к неспокойному биению сердец Европы и Азии. Мезоевразийство дорожит этими сердцами и бережёт их. Ему ненавистны те, кто хочет «поиграть» ими. И не столь важно, под какими знамёнами или символами они выступают. Гений великого евразийца Льва Гумилёва нарёк таких вот «игроков» АНТИСИСТЕМАМИ, а русский писатель и философ Иван Ефремов описал подобную «игру» в романе «Час Быка» как безумие и безысходность ИНФЕРНО. Мезоевразийцы внимательно изучают такие «игры» и потому отваживаются ступать на территории скорби и страданий, перед которыми меркнут даже кошмарные видения Данте или Брейгеля Адского.

Мезоевразия — это Соборная Евразия Свободных Народов Европы и Азии. Это пробуждающаяся Европа, сбрасывающая с своих изрубцованных плеч погребальный саван кровавых снов минувшего столетия. Это Азия, стонущая от нищеты и истребительных войн, но гордо и грозно заявляющая о себе. Мезоевразия — это ПУТЬ СЕРДЦА, ЛЮБВИ и ПОКАЯНИЯ. Все пути назад, к неразумию ста тысяч лет прошлого, «заказаны». Впереди — в предрассветных огнях — горизонты несравненно больших и разных возможностей воплощения творческого духа мириадов грядущих звёзд-поколений человечества.

И мы стоим на мосту, на переходе, между Прошлым и Будущим именно для свершений нашего Настоящего Здесь и Сейчас!

МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЦЕНТРА ВОСТОКА И ЗАПАДА «МЕЗОЕВРАЗИЯ» — http://www.mesoeurasia.org

Читать далее...

Обретет ли Молдавия истинного хозяина?

Центр Льва Гумилева начинает евразийский интеграционно-аналитический проект «15 республик — 15 сестёр». Данный материал пубикуется к юбилею луцкого русско-молдавского договора.

Родственная нам по СНГ Молдова умудряется уже год жить без президента. Еще около двух лет в столице республики – Кишиневе – не было мэра. Понятно, что на этой зыбкой почве не могли не расцвести буйным цветом политические волнения, акции протеста и прочее. К чему привела политика «исполняющих обязанности» и есть ли шанс у страны обрести настоящего хозяина, а стало быть, вернуть порядок и стабильность? Об этом  размышляет Богдан Цырдя, политолог, директор Социально-демократического института Молдовы.

Беседовала Яна Белянина

Жесткие политтехнологии

– Почему Вы назвали прошедшие выборы в парламент одними из самых грязных за всю историю Молдовы?

– Просочилась информация, что предвыборную кампанию активно режиссировали грузинские и американские зарубежные политтехнологи. Впервые мы имели вопиющие случаи исчезновения кандидатов. К примеру, был похищен, избит, накачан наркотиками или еще какими-то препаратами директор молдавской СИБ (аналог ФСБ), кандидат в депутаты по спискам ПКРМ Артур Решетников. Впервые были использованы психоманипулятивные технологии: агитаторы некоторых партий ходили от дома к дому по селам, внушая людям пугающую мысль о том, что если коммунисты вернутся к власти, то в стране начнется гражданская война.

Лидер движения «Новая Гагаузия», мэр Комрата Николай Дудогло вскоре после объявления им о намерении добиваться проведения референдума по вопросу о придании русскому языку статуса второго государственного серьезно пострадал в ДТП, чудом оставшись в живых. Происшествие так до конца и не расследовали. Некоторых местных мэров в регионах Молдовы от ПКРМ, СДП, ХДНП просто запугивали, прямо заявляя, что если вверенные им населенные пункты не дадут голоса «кому надо», то у них «будут крупные проблемы». А в день выборов избиратели получили sms о том, что лидер коммунистов Владимир Воронин бежал в Беларусь, а также сообщения с призывом отдать голоса за ту или иную партию. Впервые на моей памяти за три дня до выборов перекрыли трансляцию российских новостных программ. Я уже не говорю о шантаже и подкупе избирателей…

– Грязными манипуляциями занималась какая-то одна партия?

– Каждая партия использовала определенный набор «черных» технологий. Но больше всех, на мой взгляд, злоупотребляли либерал-демократы, имеющие поддержку официального Бухареста и Вашингтона. Например, до выборов, согласно соцопросам, коммунистам отдавали предпочтение 40% граждан. И вдруг к началу кампании было проведено сразу семь новых социологических исследований, где их рейтинг упал примерно до 30%, а Либерально-демократическая партия значительно прибавила в весе – с 19 до 34%. Была зафиксирована неожиданно высокая явка на выборы молдаван, проживающих за границей. Все их голоса ушли в пользу либерал-демократов. По местному телевидению транслировали явно антикоммунистические фильмы, к примеру, показали передачу «Голгофа Бессарабии», где обличался сталинизм с его репрессиями и убийством людей.

– Многие ждали этих выборов в надежде, что новые парламентарии наконец-то смогут выбрать президента Молдовы. Шанс появился?

– Шанс есть, но хрупкий. Ни одна партия по итогам выборов не имеет большинства мандатов. То есть ни правым, ни левым в одиночку не удастся выбрать президента. Но вот если кто-то первым объявит о создании коалиции, например, объединении двух партий, то остальные просто будут вынуждены проголосовать за того или иного президента. Есть еще возможность переписать пункт в Конституции, который снизил бы количество мандатов, необходимых для выбора главы государства, с 61 до 52. В противном случае в Молдове будет уже четвертая избирательная кампания. Люди от этого так устали!

Берег левый, берег правый…

– В республике с завидной регулярностью высшие посты занимают лица со статусом «исполняющий обязанности». Михай Гимпу год был и.о. президента. А Кишинев почти два года жил без мэра. Это какая-то особая выгодная тактика?

– Это Вы точно подметили. Но, к сожалению, никакой особой тактики нет. Данное явление, скорее, говорит об общем политическом кризисе в стране. Партии видят друг в друге не просто конкурентов, а настоящих врагов. В итоге ни одна из них не может дать большинства ни на уровне парламента, ни на уровне муниципалитета. Например, принять закон можно при наличии 51 мандата. До сих пор у правящего в стране «Альянса за европейскую интеграцию» имелось 53 мандата. Стоит двоим-троим депутатам не прийти – все, работа стоит, закон принять нельзя. Таким образом не состоялось более 20 заседаний!

– Молдова – единственная страна на постсоветском пространстве, где население активно голосует за коммунистов. Советская идеология действительно так сильна по сей день?

– Если посмотреть на содержание программы коммунистов, то там столько всего намешано: и консерватизм, и либерализм, и христианско-демократические элементы. Сегодня это, скорее, партия европейского социалистического толка, активно продвигающая либеральные реформы. В ней сохранились лишь единичные идеологические, а вернее, ритуальные посылы прошлого – поклонение Ленину, праздники 1 мая и 7 ноября и т.п. То есть от прежнего коммунизма осталась, в основном, внешняя атрибутика.

– А если начнет крепнуть правоцентристский альянс? Чем это чревато для России?

– Все мы помним, как Михай Гимпу заявил, что он не считает праздником 9 мая – День Победы, отказавшись приехать в Москву на военный парад. 24 июня он же издал указ, согласно которому Россия объявлялась оккупантом, и ей было любезно предложено заплатить республике $27 млрд за моральный и экономический ущерб. Также был эпизод с письмом в НАТО с требованием вывести российский миротворческий контингент из Молдовы.

19 ноября 2009 года – всего за день до встречи молдавского премьера Владимира Филата с российским премьером Владимиром Путиным на саммите СНГ в Ялте – по решению кишиневского суда были арестованы счета известной молдавско-российской страховой компании Moldasig, которая имеет прямые связи с высокопоставленными чиновниками в Москве. 19 января 2010 года во время визита в Кишинев вице-министра иностранных дел Российской Федерации Григория Карасина либерал-демократы преподнесли еще один «сюрприз», закрыв популярную в Молдове русскую радиостанцию «Серебряный дождь». И так целый год. Мы уже не говорим о «наездах» на русскоязычные СМИ, ущемление прав русскоязычных, попытки ограничить роль русского языка в Молдове. То есть если правые силы чрезмерно окрепнут, подобные антироссийские выпады продолжатся и даже усилятся.

Экономические крайности

– Временные запреты на экспорт в Россию молдавского вина, овощей и фруктов довольно часто практикуются нашей стороной. В Молдове выработали какое-то противоядие, чтобы не было колоссальных потерь для казны?

– Системного противоядия нет. Только в этом году виноделы потеряли около $180 млн (см. подрубрику «Вино – это политика»). Особенно страдают гагаузские производители. А вот те, кто поддерживает антироссийские выходки, как правило, ничего не теряют. Молдова лишь получила разрешение ЕС на небольшой объем экспорта вина в страны Евросоюза. Но, увы, это несопоставимо с российским рынком сбыта. Его мы потеряли, сильно навредив собственной экономике.

– В который раз активизировалась тема вхождения Молдовы в состав Румынии. Если отбросить все политические мотивы, интриги, манипуляции, насколько это выгодно, с экономической точки зрения, для обеих сторон?

– Румыния имеет сегодня где-то 90 млрд евро внешнего долга, уровень жизни населения не дотягивает даже до половины от среднеевропейского, было урезано на 20–40% финансирование социальных программ. В стране постоянные забастовки, митинги. Она в глубоком кризисе, так же, кстати, как и Молдова, Греция, Португалия. Как может потянуть Румыния еще и нашу страну? Я понимаю, если бы речь шла об объединении, подобном объединению ФРГ и ГДР. В нашем случае экономической выгоды я не вижу.

Счастливое далеко

– Нынешний мэр Кишинева Дорин Киртоакэ обещал сделать город европейским. Удается?

– Понимаете, есть политики-хозяйственники, а есть ораторы, умеющие красиво разговаривать. Поначалу он выступил как борец со старым политическим классом. Но в борьбе с советской номенклатурой забыл про сам город и в конце концов объединился с этой самой номенклатурой. Если в 2009 году абсолютное доверие мэру выражали 20% горожан, то теперь – лишь 2%. На следующих выборах, честно говоря, у него мало шансов победить, если, конечно, Румыния в очередной раз не вкачает в предвыборную кампанию миллионы долларов.

– А сами молдаване тянутся к европейской интеграции?

– Когда-то 70% населения ратовали за европейскую интеграцию. Они были воодушевлены обещаниями о высоких зарплатах, пенсиях. Сегодня европейские настроения несколько снизились – где-то до 48%. Но Евросоюз уже четко дал понять, что в ближайшие 15–20 лет не предвидится интеграции Молдовы в ЕС, и беднейшей стране не удастся пожить за чужой счет. Им бы Румынию с Болгарией переварить.

– В советские времена мы хотели стать космонавтами, учителями, милиционерами. Какие ценности сегодня характерны для молдавской молодежи?

– Если люди старшего поколения активно тянутся к церкви, то молодые,
в основном, зациклены на машинах, хорошем жилье, высоких зарплатах и ради этого готовы на все. Ценности семьи у нас тоже деградировали: половина браков распадается, не выдержав года. То есть в целом растет потребительское общество, желающее работать поменьше и зарабатывать побольше. А такие понятия, как Родина, патриотизм, вера, взаимопомощь, уже вообще, к сожалению, не распространены среди молдавской молодежи. У нас кто румыном себя считает, кто европейцем, кто русским – увы, но быть молдаванином не престижно. По различным данным, около 70 % молодых молдаван хотят уехать, и большинство из них – навсегда.

Мнение эксперта

Геннадий Коненко, руководитель отдела Молдовы и Приднестровья Института стран СНГ:

– С точки зрения экономики и культурно-исторических связей Приднестровье является для нашей страны стратегически важной территорией. Во-первых, треть проживающего там населения – граждане России, а русский язык является государственным наряду, кстати, с украинским и молдавским. Во-вторых, за последние 10 лет прочные позиции там занял наш капитал. Российским инвесторам принадлежат ведущие промышленные предприятия, например металлургический завод и ЗАО «Молдавкабель», а также крупнейшая в этой части Европы электростанция.

Западники, в частности Евросоюз и американцы, хотят поставить ситуацию в зоне конфликта на международный контроль, а Молдова требует вывести российский миротворческий контингент. Позиция России в данном случае четкая: пока не будет политического урегулирования ситуации, менять формат миротворческой операции нельзя, это означает поставить под угрозу мир и стабильность в регионе. К сожалению, переговорный процесс практически остановлен с 2006 года. С тех пор позиции сторон конфликта еще больше отдалились. Есть надежда, что после парламентских выборов в стране появится президент, будут назначены премьер-министр и другие лица. Лишь тогда можно будет говорить о реальных переговорах с людьми, легитимно ответственными со стороны Кишинева за урегулирование ситуации. Российская сторона считает, что Приднестровье является частью Республики Молдова и должно вернуться туда, но на определенных условиях, гарантирующих его особый статус.

Анкетные данные

Провозглашение независимости от СССР: 27 августа 1997 года
Столица: Кишинев
Форма правления: парламентская республика
Территория: 33 846 кв. км
Население: 3 563 700 человек
Валюта: молдавский лей (на момент верстки 1 MDL стоил 2,58 рубля)
Официальный язык: молдавский

Казна

$1,2 млрд – доходы бюджета 2010
$1,6 млрд – расходы
$335 млн – дефицит
$980,8 млн – объем внешнего госдолга (на май 2010 года)
Около $1 млрд ежегодно высылают на родину трудовые мигранты-молдаване

70% доходов страны состоят из внешней помощи (согласно данным Демократической партии Молдовы):
$35 млн кредитных средств обещал в 2010 году выделить Молдове Всемирный банк,
$103 млн должен выделить Евросоюз на реализацию экономических проектов,
$500 млн планировала выделить Молдове Россия на поддержку сельского хозяйства

Около $100 млн долгов «Газпром» списал Молдове и Приднестровью
в 2009 году

Люди и цифры

53% молдаван мечтают о временной работе за пределами страны.
36% хотели бы уехать из страны навсегда.
$125 – прожиточный минимум, по данным местного правительства. Сами молдаване считают эту цифру заниженной раза в три.
$100–150 – ежемесячные коммунальные платежи среднестатистической семьи.
Примерно треть работоспособного населения страны (42 500 человек – на май 2010 года) официально зарегистрировано на бирже труда. Причем безработные селяне, как правило, не заявляют о себе на бирже.

Вино – это политика

Молдова – единственная страна в мире, которая экспортирует 95% производимых вин. Здесь более 150 винодельческих предприятий. Практически весь молдавский алкогольный экспорт направлялся в СНГ. Россия импортировала в начале 2000-х до 75% продукции. Ограничение поставок вин из Молдовы – эффективный способ давления на страну.

Эмбарго 2006–2007
Официальный повод: наличие в вине вредных пестицидов
Неофициальная версия: ответ России на отказ Молдовы подписывать план урегулирования приднестровского конфликта, подготовленный вице-премьером РФ Дмитрием Козаком, а также решение Кишинева и Киева пропускать приднестровские товары только при таможенном оформлении в Молдове
Результат: объемы производства алкогольной продукции в республике снизились почти на 50%

Частичное эмбарго 2010
Официальный повод: около 1,5 млн л вина забраковано Роспотребнадзором из-за несоответствия товара заявленному качеству
Неофициальная версия: ответ России на указ и.о. президента Молдовы Михая Гимпу, объявляющий 28 июня Днем советской оккупации
Результат: молдавские виноделы потеряли $180 млн

Читать далее...

Интертрадиционализм и судьба Этносферы

В традиционалистском дискурсе к достижениям науки, техники и вообще к любому ноосферному проявлению эпохи модерна принято относится с подозрением и даже с ненавистью. И этому есть веские причины, перечислять которые после Освенцима, Хиросимы и Чернобыля нет нужды. Очевидный разрыв между животной и разумной природой человека, по мере усиления техники превратился в пропасть, способную поглотить всю планету. Разрыв этот возник не вчера и даже не в историческое время, ведь первое, что осознали Адам и Ева, вкусив плод познания это свою наготу и первое что они сделали это повязки на бедра.

В своих крайних проявлениях традиционализм призывает вернуться к «изначальному» состоянию Эдэма и тем решить все проблемы Модерна. Разные концепции традиционализма идеализируют разные эпохи. Одним нравятся племена пренеолита, другим мудрые гипербореи, третьим традиции бронзового века с их культом языка, четвертым античность и эллинизм, пятым мудрость Индии и Китая, шестым железный порыв кельтов, германцев, сарматов, седьмые ценят средневековье с его Византией, Халифатом, Степной империей, Расколом, а далее следуют многочисленные хранители местных этнических традиций. На первый взгляд, кроме отрицания Модерна, ничего общего между традиционалистами нет, как и между людьми религиозными нет ничего общего кроме религиозности. Попытаемся доказать, что единство традиционалистов может быть расширено и на позитивной базе.

Тут надо оговорится, что традиционалист очень сильно отличен от человека традиции. Традиционализм это еще один постмодерный дискурс, восходящий к романтическому дискурсу классического модерна, оппонировавшему рациональности Просвещения. Человеку традиции дела нет до традиционализма, его столкновения с модерном минимизированы до возможного сегодня предела. Но глобализация крушит все перегородки и даже яростные фанатики традиции не способны отсидеться в глуши, в гетто, на далеких островах или высоко в горах.

Химерой традиции и глобализации стали религиозный фундаментализм и различные археомодерные извращения вроде неоязычества, неораскольничества и так далее. Химеричность археомодерна в его попытке совместить онтологически несовместимые Разум и Веру. Об опасности такой гибридизации свидетельствовал весь опыт Реформации и главным мотивом в трудах Вольтера и Канта была нейтрализация логических аргументов теологов. Сегодня теологи пользуются мутными водами постмодернизма для улавливания прихожан и мобилизации шахидов. И дело не в том, что убежденных атеистов зовут в Храм, а в том, что верующему навязывается «единственно верное учение» с обязательным налогом в пользу теократии. Причем глобально-сетевой принцип строения фундаменталистских организаций не оставляет сосмнений в их постмодерности. Короче, религиозный фундаментализм это «археопостмодерн».

Традиционалистская альтернатива археопостмодерну, рационализму технократов и клоунаде нью-эйдж состоит в опоре на Этносферу Земли. Уже само понятие является синтезом культурного и физического. Сфера это конечный, но безграничный объект, который поделили между собой этносы. Загадочность возникновения этносов не уступает загадочности возникновения самой Земли, но их реальность невозможно отрицать. Очень многим Этносфера мешает, путает карты, ломает строгие и красивые логические построения и утопические прожекты – легко заявить «несть ни эллина, ни иудея», сложнее их потом мирить.

Почему люди так держатся за этническую идентичность? Почему индивидуализм, классовое сознание, единая вера и даже общность государства с таким трудом подавляют деление мира на «своих» сородичей и «чужаков»? Эволюционные психологи выдвинули очередную социально-дарвинистскую гипотезу, что в среде гоменидов рост межгрупповой агрессии должен был сопровождаться ростом внутригруппового сотрудничества. Такое примитивное моделирование совершенно не поясняет в чем причина агрессии и где лежит основание сотрудничества.

Теория самоорганизующихся систем, дала сильные аргументы классическим эволюционистам. Диссипативные процессы порождают правильные и периодические структуры в открытых хаотических средах. Фракталы, нелинейность, автопоэзис, бифуркации, все эти достижения синергетики давали надежду на новую парадигму. Но в реальности выяснилось, что самоорганизация это самообман. Хотя многим этот самообман пришелся по душе, возникли всякие хаосизмы и хаососатанизмы. В качестве положительного момента хаососатанисты указывают на теорию самоорганизации.

В действительности в любой «самоорганизующейся» системе есть так называемый фактор порядка. Обычно это некое внешнее силовое поле или градиент. Конвекция, торнадо, периодические химические процессы и циклы, ферромагнетизм – любимые объекты синергетики, упорядочиваются не только за счет открытости и диссипации, а прежде всего за счет гравитации и градиентов температур и концнтраций заданных изначально. Вероятностный характер самоорганизации не делает ее чудом, результат всегда известен, неизвестно только время его достижения.

Поскольку этнос, в отличии от кибернетического государства, всегда самоорганизуется, любопытно выяснить факторы порядка этногенеза. Лев Николаевич Гумилев придерживался экзотической теории космических лучей, порождающих пассионарный толчок. Вполне возможно, что Гумилев вуалировал этой экзотикой более глубокие мысли о зависимости рода человеческого от трансцедентальных сил. Такое вуалирование вполне простительно сыну расстрелянного контрреволюционера, писавшему под неусыпным надзором. Теория Тойнби более прагматична – на каждый вызов, социум отвечал цивилизационным порывом. Но вот аналога гумилевского этнического поля у Тойнби нет.

В терминах синергетики этническое поле это фактор порядка, организующий этнос в систему. Но ведь у этого поля есть вполне конкретное название – Традиция. Самым парадоксальным образом любая традиция это не столько хранилище мифов и консервация менталитета, сколько живой поток, приспосабливающийся к ландшафту реальности. Верховья, середина и дельта Волги мало похожи, но это одна река.

Образ Волги для понимания сути Традиции хорош и тем, что Волга становится Волгой, только вместе со всеми притоками и всеми притоками притоков – Камой, Окой, Москвой, Уфой. Этносы не возникают из пустоты, они воспринимают и перерабатывают весь предыдущий опыт, отбирают все, что помогает стабилизировать систему. Этносы не существуют в пустоте, они могут образовывать суперэтнические системы, ассимилировать субэтнические группы, интегрировать пришельцев.

В системе координат философии Шопенгауэра этнос это манифестация Мировой Воли. Если государство это намордник, призванный укоротить слепые порывы множества индивидуальных воль, то этнос пользуется силой, собирающей человеческие воли по капле и направляющей их в одно русло. И сила эта – Любовь. Простая человеческая любовь к жене, мужу, детям, родителям, братьям и сестрам. Величие и мощь Традиции в том, что она выводит обычную любовь на уровень трансцедентальной, платонической любви о которой так великолепно написал Пушкин:

«Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу —
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.Животворящая святыня!
Земля была без них мертва,
Как………. пустыня
И как алтарь без божества.»

Творчество великого поэта показывает самые интимные моменты пополнения русской традиции новыми образами. Он был плоть от плоти русский поэт, но форма его стиха была универсальной. Пушкина смело можно назвать интертрадиционалистом и не потому, что его интересовала традиция, а потому, что он ее творил.

Интеграция традиций это не экуменизм, не этнография с антропологией, не фестивали и карнавалы. Интеграция традиций это попытка сохранить величайшие достижения человеческой социальности в условиях роста технической мощи ноосферы. Фактором порядка этой новой самоорганизации человечества снова станет любовь, еще более трансцедентальная, еще более платоническая. В результате каждая традиция должна включить в себя важнейший момент уважения к универсальной Традиции. Предложено называть ее Архэ.

В пределе Архэ – с одной стороны некие изначальные интегрирующие принципы первейшего человеческого сообщества, с другой стороны будущий «золотой век», основанный на познании самых общих законов развития Мира. Уважение к Архэ это единственный путь спасти Этносферу, без которой либеральные, ноосферно-коммунистические и экологические утопии выродятся в антиутопии.
Универсальная Традиция не может и не должна заменять собой живые традиции и культы. Только тот, кому этих источников станет недостаточно для утоления бесконечной жажды знаний может обратиться к Археогнозису. Одним из примеров такого познания служат труды Льва Гумилёва.

Александр Волынский, МезоЕвразия

Читать далее...

Роман Багдасаров: Россия и космический вызов

Космический Проект, органично вырастает из универсальных ценностей, заложенных в русской культуре, начиная с периода Древней Руси.

Один из наиболее популярных сюжетов православной иконографии – так называемое «Вознесение Александра Македонского», где воплощена идея устремлённости к границам мироздания. Христианством и исламом Александр понимался как идеальный правитель, философ на троне, образец для подражания царей и князей. На Руси ему уподобляли, в частности, Александра Невского.

К деяниям македонского царя относили не только завоевания и устройство всемирного государства, но и научные эксперименты: он пытался измерить «высоту небесную и глубину морскую». Для первой цели Александр велел изготовить воздушную повозку, запряжённую грифонами, которая подняла его на высоту планетных кругов. Изображения Александра, взмывающего в небо, были чрезвычайно популярны, они находятся среди рельефов Дмитровского собора во Владимире, на княжеских украшениях и одеждах священнослужителей. Вплоть до XVIII века «Александрия», где сообщается об этом легендарном полёте, активно переписывалась русскими монахами. При этом «эксперименты» Александра рассматривались как исполнение миссии праотца Иафета, заключавшейся в расширении обитаемой вселенной (ойкумены).

Особенно активно полёты в космос, изменение сознания, которое за этим последует, стали обсуждаться в России начиная с середины XIX века. А в концеXIX – начале XX века появилось особое направление философской мысли – «русский космизм». В плеяду мыслителей-космистов обычно включают Николая Фёдорова, Константина Циолковского, Владимира Вернадского, Александра Чижевского; сюда же можно отнести священника Павла Флоренского, для которого был свойствен поистине космический (т.е. универсальный) взгляд на Творение.

Русский космизм стал одним из наиболее адекватных ответов на запрос времени о холистическом мировоззрении, в котором сочеталось бы представление о конечных целях бытия человека с последними данными науки об устройстве вселенной. В этом плане он оказался гораздо более удачным, чем теософия, которая развивалась со 2-й половины XIX века, или неоэзотерические течения европейской мысли. В отличие от теософии и эзотеризма, русский космизм принёс плоды не только в гуманитарной сфере, но смог вдохновить конструкторов и учёных-естественников. Космический Проект состоялся не только благодаря оборонной программе, но и в силу космистских убеждений главного создателя ракетной техники СССР. Существует единая линия, соединяющая Николая Фёдорова, Константина Циолковского и Сергея Королёва. «Разговор Циолковского с ангелами подхватил и продолжил Королёв» [1].

Вероятно, здесь кроется ответ на вопрос о том, почему именно Советский Союз сделал решающий прорыв в освоении космоса в XX веке. Космический Проект не являлся для страны чем-то случайным или обусловленным особенностями советского периода. Выход в космос предопределён особенностями национального менталитета первопроходцев, геополитическим положением страны. Научный и экзистенциальный опыт, приобретённый российскими космонавтами в течение космической эры, является уникальным достоянием человечества.

Чем же является космос для человека как разумного существа? До недавнего времени мы постигали своё предназначение с помощью откровений и символов, которые были понятны лишь избранным. В XX веке произошли события, которые сделали предельные возможности человека зримыми для всех: это применение ядерного оружия и выход в космос. Несмотря на то, что первое событие вызвало страх перед уничтожением жизни на Земле, а второе – энтузиазм по поводу возможностей её межпланетной трансляции, в конечном итоге, человечество постигло тяжёлое потрясение.

В романе Артура Кларка «Да не настанет ночь» описано как в далёком будущем человечество испытало шок от встречи с иным разумом, что лишило людей стремления к звёздам. Нечто подобное произошло во 2-й половине 1960-х, только дело заключалось не в столкновении с инопланетянами, а в понимании ограниченности человеческих возможностей применительно к масштабу поставленных задач. В сворачивании Космического Проекта обыкновенно усматривают экономические причины, однако это лишь внешнее оформление той психологической травмы, которую получило человечества после выхода в космос.

Распрощавшись с религиями и мифами (которые в значительной мере защищали хрупкое общественное сознание) люди принуждены были задуматься о перспективах своего развития без надежды на помощь свыше и подстраховки в виде благословения предков. По мере реализации Космического Проекта стало ясно, что для достижения других планет, длительного пребывания в условиях пониженной гравитации и выполнения иных задач, потребуется согласованная, напряжённая работа всего населения Земли в течение десятков, сотен, иногда тысяч лет.

Основная масса людей, проживающая в странах Запада была бы не прочь воспользоваться выгодами, которые сулило освоение космоса, но не собиралась ничем жертвовать ради них. Люди, принадлежащие к традиционной культуре, были недостаточно мотивированы по другой причине: космическая экспансия не была артикулирована на языке религиозных символов. В то же время в странах коммунистического блока наметился спад социальной мобилизации, идеологический кризис. Военная и террористическая угрозы также не способствовали увеличению энтузиазма среди правительственных чиновников и бизнес-элиты.

Однако единожды вступив на космический путь, мы уже не можем отказаться от него без фундаментального вреда для психического здоровья. Полёт Гагарина изменил архетип человека. Отказавшись от космоса, человечество неизбежно деградирует и вал тревожных сигналов об этом в последние десятилетия нарастает.

Чем для нас является космос? Если раньше небеса мыслились как недосягаемое для людей пространство, куда можно попасть лишь после смерти или по воле высших существ, сегодня мы можем выходить туда самостоятельно. При обзоре истории космической индустрии обнаружится странная вещь. Каждое из начинаний, связанных с освоением космоса часто ведёт к непредвиденным результатам. Начиная работу над какой-то масштабной задачей, учёные пользуются одними представлениями о вселенной, а в процессе её решения, они, как правило, ощутимо меняются.

Значит, космос не просто безвоздушное пространство, наполненное кружащимися по орбитам мёртвыми телами. Космос это определённое измерение сознания человека, воплощение его способности открывать Новое.

Дальнейшее развитие Космического Проекта необходимо для успешного перехода в новую фазу развития человечества. Космический Проект также необходим для нашей страны, как одна из линий её телеологии, предельная цель, обеспечивающая и в то же время оправдывающая существование российской цивилизации.

Роман Багдасаров

Доклад на XVI заседании Московского Евразийского Клуба «Русский космизм и перспективы российской космической программы»

[1] Иванов Вяч.Вс. Потом и опытом. М., 2009. С.157.

В материале использована работа Гора Чахала из серии «Трисолнечный свет».

Читать далее...

России еще предстоит научиться рисовать карту мира

Поводом для регулярных поездок в Китай для президентов России являются различные «форумы дружбы», где ключевым вопросом российско-китайского диалога традиционно станет ограничение китайской миграции в Приморском крае и Приамурье. А в Японии для Дмитрия Анатольевича проводятся саммиты, где принимающая сторона не обходит вниманием принципиальный вопрос т.н. «северных территорий». Оба вопроса затрагивают национальные интересы включенных в диалог государств, и для того чтобы склонить ситуацию в свою сторону азиатские страны используют весь спектр рычагов и технологий. Даже столь малозначительных на первый взгляд как редакция и выпуск собственных карт мира.

Несколько лет назад отшумел скандал с кампанией Google, опубликовавшей на своем ресурсе Google Maps карту, где четыре спорных острова, принадлежащих России, графически были отнесены к Японии, а между Итурупом, крупнейшим островом Курильской гряды (спорным) и соседним Урупом проходила вполне четкая государственная граница России-Японии. Но этот скандал был особенно актуален, поскольку подобную карту опубликовала третья сторона – коммерческая организация, пользующаяся значительной популярностью. В Японии подобные карты печатаются и распространяются – это в порядке вещей. Менее известная история с китайскими глобусами, распространенными в 90-х годах, где Поднебесная простиралась от Индокитая до Таймыра и Чукотки. Учитывая мультиплицирующийся эффект от распространения подобных карт не стоит удивляться почему мы имеем подобные проблемы.

Взаимодействие государства с миром зависит от того, как это государство отобразит для себя внешний мир. Насколько удачным будет эта проекция, настолько правильно будет выстроена его внешняя политика. Эту простую истину знали еще древние греки, а вместе с тем в современном политическом классе нет ни четкого представления российских интересов за рубежом, ни понимания того, как с этим миром работать на семантико-картографическом уровне.

Прежде всего, на мировой карте любое государство отображает себя в центре этого самого мира. Это единственный правильный способ грамотно выстроить отношение с ним. Традиционная карта, которой пользовались в России, выглядит как классическая европейская карта – с Европой в центре, Азией справа и Америками слева. Такой подход был вполне оправдан во времена Российской империи, имевшей устойчивые интересы в Европе, и даже во времена СССР, создавшего на пол-Европы советский блок. Сейчас же, после 1991 года, когда Россия стала еще менее европейской, утратив часть западных территорий, подобная карта в принципе не отвечает реалиям.

Для полноты картины следует сказать, что карта, с которой работают Япония или Китай, выглядят «перевернутыми»: на них в центре мира расположен бассейн Японского моря, справа Америки, а слева Евразия. Карта США выглядит еще более причудливой, но не менее практичной и операционной. В центре мира расположены Америки, слева половина Евразии в ее азиатской части, справа – в европейской.

Соответственно всему вышеизложенному, российская карта, карта севера Евразии должна выглядеть следующим образом: Россия находится в центре, слева от Евразии восточное побережье Северной и Южной Америки, справа – западное побережье Северной Америки, Центральная Америка и все страны, лежащие вдоль Анд. Естественно, на этой карте должен быть захвачен в большей степени северный сектор в ущерб т.н. «Южному океану» и Антарктике, а также повернута против часовой стрелки с учетом эксцентриситета Земли. Пустоши в глубине США, Канады и Бразильская геополитическая пустошь не несут туристического, политического и во многом экономического значения, посему корректностью их отображения можно пренебречь. Подобную карту приходилось видеть только единожды – у коробейников в метро (у карты не было выходных данных).

Другой принципиальный момент – формирование регионов с учетом национальных интересов России. Система региональной экономики/безопасности это прежде всего система. Потому регионы должны рассматриваться как система, отношение к ним должно быть системное. Пока мы видим проектное регионообразование по американо-европейскому сценарию. Необходимо вычленить из состава СССР страны Прибалтики, закрывающие выходы в Атлантику? — Прибалтика рисуется на картах СССР не красным, а оранжевым цветом, необходимо создать санитарный кордон вокруг новой России? – появляется какой-то немыслимый «черноморо-балтийский регион». Эта проектность прослеживается и далее: «Большой ближний восток», «Большая Средняя Азия». Мы этим регионом начинаем оперировать несмотря на его отсутствие (ну что может быть общего у Латвии, Украины и Грузии кроме русофобии?). Мы признаем этот регион как онтологическую данность и аналитическую категорию вместо того, чтобы его осмысленно игнорировать. В частности, на нашей территории, в Новгороде и под Санкт-Петербургом, проходят конференции по этому «региону».

Вместо этого есть и вполне очевидное оружие против таких международнополиттехнологических «регионов» — договариваться с каждым представителем «региона» отдельно, что приводит к формированию разных подходов к государствам и группам государств в соответствии с их расположением на карте мира. Постсоветское пространство дает такую возможность.

Образовавшиеся после крушения СССР 14 братских соседей можно разделить по четырем группам – Прибалтийская (Литва, Латвия, Эстония), Славянская (Беларусия, Украина, Молдавия), Кавказская (Грузия, Армения, Азербайджан) и Центральноазиатская (Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Киргизия) группы. Это 4 из 5 (с Дальневосточным) важнейших направления внешней политики России. Четыре региона мира в Pax Russica. Если их расширить и углубить, мы получим более или менее законченные конструкты:

1) Прибалтика + Северная Европа + Польша и Германия: страны, структурируемые вокруг проектов типа Nord Stream и объединенные в рамках Северо-восточноевропейского региона по экономическому признаку;

2) Украина, Беларусия и Молдавия + западное Черноморье с распространением на Балканы: регион населенный славянами от Черноморья до Адриатики и Греции – важнейшая зона наших геополитических интересов со времен падения Константинополя;

3) Кавказские бывшие советские страны +Турция, Сирия, Ирак: Пояс безопасности на юге России, регион максимальной вовлеченности России и как рынка вооружений и как среда выявления террористических угроз;

4) Центральная Азия как регион сам в себе с высокой инерцией – зона вечного геополитического присмотра России, сфокусированный вокруг Ферганской долины, где следует в XXI веке ожидать террористическую угрозу и территориальный передел.

Это один из возможных региональных построений околороссийского пространства, вступающий, однако, в явное противодействие с атлантистской проектностью, подразумевающей формирование принципиально иных регионов с претензией на универсальный подход к ним.

Во многом новые мировые карты изменят традиционное отношение к роли отдельных государств в Евразии и в мире, однако без новых карт, без определения своего места в политической реальности невозможно добиться правильного отношения ни к себе, ни к другим государствам, правильно видеть общие и специальные интересы. А на данный момент, карты, по которым Россия пытается играть на Большом турнире, это карты не российского производства, место нашей страны там не центральное, а периферийное.

Читать далее...