Нельзя отдавать русскую тему на откуп шовинистам и беспринципным демагогам!

Два года назад в Париже было создано Движение евразийцев-народников. За два года Движение по защите прав народов наварило особый “идеологический бульон” и достигло некоторых успехов в презентации идеологии обновлённого Евразийства.
Промежуточные итоги деятельности Движения подводит евразиец-народник, один из лидеров Поморского Движения, Координатор Движения по защите прав народов в Поморье Анатолий Беднов (Архангельск)

— Чем для Вас привлекательно Движение по защите прав народов? Чем отличается от иных общественных, политических и культурных инициатив? Что ДЗПН для Вас?

— Это действительно принципиально новое движение, основанное на идеях
евразийства и областничества, новое слово в политике, новое течение в
общественной мысли России. Большинство других организаций – и партийных, и
общественных околополитических просто в очередной раз пережевывают старые,
ветхие идеи: либерализм, национализм, национал-комунизм, имперство и т.д., а
ДЗПН действительно предлагает новое слово!

— Движение пытается сформировать синтетическую идеологию, сплав принципов

имперской легитимности и народной справедливости: евразийство-народничество, имперский анархизм, эсер-евразийство, скифский социал-монархизм, новое областничество. Так чего мы достигли в этом направлении? Виден ли контур новой “золотой идеологии” или главные поиски ещё предстоят?

— Главное – чтобы этот сплав не превратился в аморфное, рыхлое “ассорти”,
”винегрет”, стал органичным соединеним всех этих элементов. Вообще все новое
создается на основе синтеза. Помните: “три источника и три составные части”?
Здесь источников и частей еще больше. Важно умно слить, сплавить все это
воедино. И тогда родится на свет новая идеология, способна повести за собой
людей, прежде всего – молодежь. И в руководстве нового движения мы видим
главным образом молодые лица. Это радует.

— Мы сознательно размежевались с “правыми”: консерваторми-унификаторами, дугинским неофашизмом. Мы организовали закрытие ДПНИ и провозгласили Движение антифашистской организацией. Какое “красное” будущее у нашего Движения? И “левая” ли мы организация?

Я думаю, что старое противостояние по линии “левый-правый” – дело прошлое,
это уже неактуально. “Левыми” числятся и Сталин, и Мао, и эсеры с
анархистами, противники тотальной государственности  “правыми” – и Гайдар, и
Гитлер, и Николай Второй… Сегодня противопоставлять людей и организации по
линии “левый-правый, красный-белый” – значит, цепляться за
пропагандистские штампы ушедшего века.

Дугин был интересен в 1990-е годы, пока не стал на путь профанации Традиции,
не подменил ее политическим пиаром и саморекламой – и стал интеллектуально
вырождаться и говорить глупости. Чего стоит один его пассаж о том, что
гражданское общество – это те, кто вышел 11 декабря на Манежку. Я уже не
говорю о других идеологах “просвещенного консерватизма”. У Дугина хотя бы
есть интеллекутальный багаж, и немалый, а у этих что? Набор лозунгов и не
более того. Причем лозунгов зачастую прямо противоречащих друг другу: что-то
вроде “за Столыпина и за колхозы”!

”Красное будущее”? Нет, скорее пусть будет цветущая сложность, пусть
расцветают сто цветов, не подавляя и не заглушая друг друга.

— Чем должно заниматься Движение сегодня? Кто наш социальный класс, народ? На какие страны и регионы мы должны обратить внимания? Какого типа акции мы должны осуществлять: просветительская деятельность, флэш-мобы, сетевые войны, поиски сакральной географии? Каким Движение должно быть: сетевым, революционным “прямого действия”, общественно-культурным?

— Одно могу сказать: надо больше ездить по регионам, не вариться в
собственном соку московской политтусовки, а познавать Россию, окружающий
мир. Формы и виды деятельности – самые различные: от научной и творческой до
флеш-мобов, только без “прямых действий” в духе старых революционеров.
Больший упор на просветительство, пропаганду. Искать опору в молодых, не
помнящих “рабства египетского” , в провинциальном среднем классе,
интеллигенции, местных предпринимателях, локальных общественных
объединениях: этнических, экологических, правозащитных и других, то есть в
формирующемся гражданском обществе.

Я надеюсь, что Движение будет четко структурировано, станет  более активно создавать ячейки в
регионах и избегнет участи аморфной конфедерации из различных групп и
отдельных персон.

— Как соблюдаются права народов на идентичность, культуру, экологию в вашей стране, регионе? Есть ли подвижки в этом вопросе?

Год сей провозглашен губернатором Архангельской области “Годом Поморской
культуры”, но правильных слов много, а реальной поддержки мало. Подвижки?
Как говорится никто за нас нашего дела не сделает. Недавно
Национально-культурная автономия поморов обратилась в Страсбургский суд по
правам человека, добиваясь внесения поморов в число коренных малочисленных
народов.

— Чем может конкретно помочь Движение в отстаивании прав народов на вашей территории и шире в России, СНГ, Евросоюзе? Какие программы можно было бы запустить?

— Поддерживаю идею создания института уполномоченных по делам
национальностей (или по правам народов) в регионах. Давно назрело! Может
быть, стоит подумать о создании общественного парламента или ассамблеи
народов России. Обязательная этнографическая компонента в школьном
образовании – как говорится, с младых ногтей рассказывать детям о пестроте и
сложности этнической карты России. знакомить с культурой и бытом разных
народов. Учить не абстрактной “толерантности” (словечко из профессионального
языка наркологов), а подлинной дружбе народов, хоть эти слова и были во
многом дискредитированы топорной и казенной советской пропагандой.

Без такой воспитательной работы градус молодежного экстремизма будет
нарастать.

Может быть, Движение выступит инициатором созыва съезда русских народов
(да-да, именно так – русских этнических групп от казаков и других южных
великороссов до поморов, чалдонов и русскоустьинцев)? У каждой из них – свое
самобытное лицо, своя культура, свои проблемы, свои интересы. Мы же привыкли
воспринимать русский народ как некий этнический монолит, гранитную глыбу. А
между тем и в граните при внимательном рассмотрении видны прожилки кварца и
других минералов. К тому же русский вопрос сейчас эксплуатирую все, кому ни
лень: от Жириновского до “Правового дела”, от коммунистов до крайне правых
группировок.

Нельзя отдавать русскую тему на откуп шовинистам и беспринципным демагогам!

Права Народов

Читать далее...

Учреждение Движения по защите прав народов (Париж, 2009)

28 Июля 2009 года в Париже состоялась конференция «Южная Осетия: год спустя»

Организаторами конференции выступили французская ассоциация «Коллектив Франция-Россия» и «Международное Движение по Защите Прав Народов».
Координатор Движения Павел Зарифуллин указал на символичность того факта, что Движение проводит первое публичное мероприятие в Париже на улице Лафайетт (покойный генерал Лафайетт всю свою жизнь воевал за права и свободы народов): «Сегодня он становится для нас настоящим поручителем в важнейшем деле предотвращения кровавого конфликта на Кавказе и иных горячих точках планеты».
Павел Зарифуллин зачитал манифест нового Движения “Воля Народов”. Текст выступления вызвал симпатию и энтузиазм собравшихся интеллектуалов. Единогласно Манифест был утверждён и новое Движение с этого момента официально создано.
 

Читать далее...

Южная Осетия: независимость под крылом

«Центр Льва Гумилева» продолжает серию публикаций о судьбе братских народов России. Пару лет назад исполнилось 260 лет первому осетинскому посольству, которое по указу императрицы Елизаветы Петровны было учреждено в Санкт-Петербурге. С тех пор осетины стараются не упускать возможности подчеркнуть для международного сообщества свой независимый статус и, вместе с тем, дружеские отношения с Россией. После  августовской войны 2008 года отношения и вовсе стали  родственными. Российская Федерация стала для Южной Осетии…. и мамой, и папой, и кормилицей и заступницей. Мы побеседовали с заместителем руководителя юго-осетинской гостелерадиокомпании «Ир», председателем правозащитного общественного движения «Закон выше Власти» Костой Кочиевым.

Возвращение на родину

Коста Кочиев

— До революции 1917 года на территории  Южной Осетии проживало около 100 000 человек. Перед геноцидом 90-х гг. прошлого века в республике проживало почти столько же. Это единственное образование в бывшем СССР, которое за время советской власти не увеличилось в количестве. (Для примера, в Северной  Осетии за время советской власти население увеличилось в 5 раз). Это очень плохая тенденция, которая
говорит о целенаправленной политике, в частности,  грузинских властей, направленной на выдавливание осетин всеми возможными способами.

Происходило это несколько раз путем вооруженных действий. Например, при советской власти. В начале 20 века был совершен акт, который иначе, чем геноцид назвать невозможно. Грузинское правительство, обвинив осетин в сотрудничестве с большевиками, летом и 1920 года провело карательную операцию. Согласно осетинским источникам, около 5 тысяч осетин были убиты или умерли от голода и эпидемий. Было угнано или погибло около 70 % поголовья скота. Есть свидетели, есть архивные материалы. Генерал Валико Джугели, руководивший карательной операцией, в своих заметках, например, восхищался «фееричным зрелищем пожара».

Дискриминация осетин продолжилось и в середине 20-го века, когда южноосетинская территория значилась в составе грузинской АССР. Лично я уже был свидетелем того, что людям не давали работу, если они не меняли корень или окончания своей фамилии на грузинские. Искусственно создавались новые грузинские поселения, которые в шахматном порядке размещались по территории нашей республики, чтобы размывать осетинское население. Аналогичные процессы происходили  и в Абхазии. В 90-х гг. 20-го столетия  в результате гамсахурдиевских погромов собственно с территории Грузии были вынуждены уехать более 100 000 осетин. Было сожжено 107 осетинских сел.  Сколько погибло людей, точно сказать никто не сможет, потому что статистика осталась у грузинских властей. Это был акт геноцида, который мы будем доказывать всеми возможными способами.

— Говорят, что после военного противостояния с Грузией в августе прошлого года коренные осетины тут же стали возвращаться в Цхинвал. Это действительно так?

— Да, после победы наблюдается интересная тенденция – возвращаются люди, которых здесь не видели более 20-ти лет, с момента геноцида Гамсахурдиа.  Они начали ремонтировать свои некогда брошенные дома. Народу стало столько, что порой невозможно на машине пересечь  центральный перекресток Цхинвала. Если во время августовской войны 2008 года мы все знали друг друга в лицо, то сейчас возникает ощущение, что находишься в незнакомом городе. Война стала переломным моментом. Совместно с Россией укрепляются границы республики. Когда ситуация окончательно стабилизируется, еще больше осетин решится вернуться на свою историческую родину.

—  А чем занимается население? Республика располагает запасами цветных металлов, минеральной воды, лесами ценных пород. Расскажите, какие отрасли экономики сегодня самодостаточны?

— В Южной Осетии было сильно развито сельское хозяйство: животноводство и растениеводство. Выращивали пшеницу, кукурузу, все виды овощей, было много богатых садов, виноградников. Здесь производили вино, пиво, соки, мясопродукты. Вся Грузия снабжалась отсюда сыром и мясом. Нынешняя ситуация осложнена тем, что многие сельхозугодия опустошены, жители некогда богатых деревень стали беженцами. Сейчас вынашивается идея о земельной реформе, чтобы часть угодий передать в руки крестьян, то есть развить фермерство и реанимировать, таким образом, сельское хозяйство. На нашей экологически чистой территории есть уникальные альпийские пастбища. Надеемся, что со временем воспрянет экспорт сельхоз продукции. Есть большие перспективы и относительно туризма. Когда-то в Южной Осетии был санаторий всесоюзного значения со своей минеральной водой, а также крупный молодежный лагерь в селе Кроз.  Российские чиновники, которые приезжали сюда после августовской войны, просто влюблялись в местную природу, многие из них собираются купить здесь домики.

А вот с промышленными предприятиями все сложнее. В советский период южноосетинская территория славилась своим Механическим заводом, который производил пользующиеся большим спросом кабины башенных кранов, заводом «Эмальпровод», железобетонных конструкций, химзаводом. Была большая трикотажная фабрика. В республике добывали свинец, а также делали сопутствующую из него продукцию. Все население трудилось. Сегодня механический завод задействован лишь частично, выпускает печи — нечто вроде «буржуек». «Эмальпровод» – простаивает. Завод вибромашин таковые уже не выпускает, выполняя небольшие заказы из металла по потребности республики, например, мангалы и шашлычные. Люди в основном занимаются сельским хозяйством и торговлей, задействованы в сфере бытовых услуг.

Кому нужна война?

— Кто, по вашему мнению, расшатывает ситуацию в регионе? Кому это выгодно и почему?

—  Это западная инициатива. На данный момент основным проводником многих политических трений являются Соединенные Штаты. Совершенно очевидно, что Кавказ расшатывают те, кому выгодно оторвать его от России, дабы ослабить ее границы. И это подробно описано в докладе Конгресса США от 1954 года.  Достаточно посмотреть на географическую карту, чтобы многое стало ясно. Все, что происходит сейчас, это заготовки полутора вековой давности, которые медленно, но претворяются в жизнь. Южная Осетия и Абхазия — это плацдарм России на Южном Кавказе. Поэтому в НАТО крайне заинтересованы, чтобы Россия утратила взаимодействие с нашими территориями и Кавказ был расчленен. Благо сегодня Россия  заняла жесткие позиции, которые позволяют не допустить подобного сценария.

Для  Южной Осетии Российская Федерация является в свою очередь гарантом безопасности. Рассматривать друг от друга эти государства просто нельзя. Начнем с того, что в 1774 году Осетия, единое национально-территориальное образование, не входящее в состав какого-либо иного государства или национальной территории другого народа, добровольно вошла в состав Российской Империи. Осетинский народ сделал свой цивилизационный выбор. Подчеркиваю, — цивилизационный. Он честно служил этому выбору и служит по сей день. Осетия никогда не предавала Россию, чего не скажешь о других странах, некогда входящих в состав СССР.  Роль Российской Федерации для нас судьбоносна.

— Независимость Южной Осетии признали Россия, Венесуэла, Никарагуа и Абхазия. Испытывает ли республика какие-либо сложности от того, что не признана европейскими государствами и США?

— Мы строим страну в соответствие со своим выбором. Признают они нас, не признают они нас – нам от этого ни холодно, ни жарко. Скажу больше, чем дальше мы от их демократии, тем больше у нас возможностей сохранить собственное самосознание. Может, это звучит парадоксально, но чем дольше они будут нас не признавать, тем дальше мы будем стоять от западных клише в культуре, науке, политике, экономике.  Сейчас в период восстановления после военных потрясений нам это особенно необходимо.

— На каких условиях возможно реанимировать дружеские отношения с Грузией? И когда это может произойти?

— На данный момент, пока во главе Грузии стоит Михаил Саакашвили, ни о каких дружеских переговорах говорить невозможно. Вы поймите, этот человек отдал приказ на отстрел мирного населения республики, на отстрел женщин, детей и стариков. Причем по сей день об этом не сожалеет. В будущем я вижу только одно условие, при котором можно будет каким-то образом с Грузией сотрудничать, — четкие, задокументированные международным сообществом гарантии безопасности Южной Осетии. Прописаны эти нормы могут только в случае, если международный суд признает целенаправленную политику геноцида Грузии в отношении осетин и Саакашвили покается.

— Вы сами-то верите, что этот суд состоится?

— Вода камень точит, мы работаем над этим и будем работать из поколения в поколение. Собраны тысячи документов, свидетельств очевидцев. То, что Грузия сотворила с Южной Осетией — невозможно забыть. Никакая политика, никакие международные интриги в этом нас не согнут.

Особое мнение

Мурат Джиоев — министр иностранных дел Южной Осетии

Свое будущее Южная Осетия видит в тесном сотрудничестве с Россией. Естественно, республика намерена развивать взаимовыгодное сотрудничество с разными странами мира. Но хочу подчеркнуть, что вступать в какие-либо либо экономические, политические, военные союзы или альянсы, в которых не представлена Российская Федерация, Южная Осетия не намерена. Мы готовы дружить со всеми, но политическое солнце для республики восходит только с одной стороны.

Россия помогла нам отразить грузинскую агрессию, фактически спасла осетинский народ от физического уничтожения.  В сентябре прошлого года был подписан договор о дружбе и сотрудничестве между нашими государствами, следствием этого стали 15 двусторонних межведомственных соглашений, более 30-ти документов находятся сейчас в стадии разработки. В том числе в сфере безопасности, охраны границ и в военной сфере. Сейчас, к примеру, серьезно рассматривается вопрос принятия парламента Южной Осетии в межпарламентский Союз России и Белоруссии.

Многие говорят о вступлении республики в состав России. Подчеркиваю, этот вопрос сейчас не стоит. Никто не отрицает, что коренной народ Северной и Южной Осетий – един. Мы нацелены исключительно на интеграционные связи. Что касается политической сферы, то жители Южной Осетии легитимно, в ходе двух референдумов провозгласили свою независимость. Мы намерены и впредь развивать наше государство.

Взгляд со стороны

Нина Мамедова –профессор Института Востоковедения РАН

Как самодостаточная экономическая единица Южная Осетия сможет состояться лишь в долгосрочной перспективе, не раньше, чем через 10-15 лет. Социально-экономическая модель осуществляется в основном при участии государства. Все предприятия по сей день остаются в его собственности.  Есть, конечно, попытки создания рыночной модели, но и они осуществляются только при государственном участии. На данном этапе это неизбежно. Потому что возможности частного сектора ослаблены, в частности из-за военного противостояния.

Эффективность экономической политики Южной Осетии будет зависеть от того, насколько грамотно и гибко она выстроит свои отношения с соседями. Вспомним Косово — небольшое территориальное образование, где также провозглашена независимость. Однако данный статус признан многими европейскими государствами и шансов привлечь иностранных инвесторов больше.

С Южной Осетией все сложнее, даже чем с Абхазией, которая имеет собственные выходы к морю и сама по себе более богата полезными ископаемыми. Осетия слишком зависит от окружающих ее государств. Главным образом от Грузии, которая и не собирается признавать ее независимость. Фактически кроме России республике  рассчитывать не на кого.  Та же Армения, которая является союзницей Южной Осетии на Кавказе, вряд ли будет портить свои отношения с Западом, активно взаимодействуя в политическом и экономическом плане с республикой.

Главный козырь республики – транзитный коридор, которым могут воспользоваться другие государства. Также вполне можно реализовать выпуск экологически чистой продукции, которая сейчас так модна в Европе. А вообще для таких маленьких стран, не обладающих нефтяными ресурсами, очень сложно строить свою экономическую независимость. Благо есть не только европейские, есть и азиатские  страны. Но опять-таки они не пойдут туда, пока не будет политической стабильности. А использовать Южную Осетию разменной монетой в игре между Россией, США и другими государствами чревато более опасными последствиями.

Люди говорят

Большинство россиян (52%) считают, что в будущем Россия должна относиться к Южной Осетии как независимому государству и способствовать ее признанию другими странами. 25% респондентов уверены, что республику необходимо принять в состав РФ, а 3% выступают за ее возвращение в Грузию. Есть сторонники того (9%), что Россия должна помочь вступить Южной Осетии в Союзное с Белоруссией государство. Затруднились ответить – 11% респондентов.
* Источник: ВЦИОМ

Анкетные данные

Независимость Южной Осетии провозглашена в 1990 году
Столица – Цхинвал
Форма правления – президентская республика
Территория – 3900 км2
Валюта – российский рубль
Официальные языки – русский, осетинский, грузинский

Подготовила Яна Белянина

Читать далее...

Тюркские служилые (в казачестве) группы на евразийских рубежах России

Казаки-Нагайбаки из пос.Париж

Нагайбаки и ногайцы – с Волги до Оренбурга и Челябинска : древняя связь или же новая встреча миграций ?

ВИКТОРИН Виктор Михайлович – г. Астрахань.

ОБ АВТОРЕ: доцент  отделения восточных языков Астраханского государственного университета,  кандидат исторических наук  Член коллегии  Министерства культуры области и Общественной палаты города Астрахани.

Пожалуй, наибольшим успехом для себя автор считает сюжет, отчасти связанный с фольклором, как прямо на глазах (почти что вопреки принцу Гамлету !) «соединилась связь времён» – красивый оренбургский казак, салтанаулец, старый дед Гизатша вспомнил и воспроизвёл важные звенья в цепочке переселения своих предков на Урал из Крыма и с Кубани за 240 лет до того, семью прямых участников этих непростых процессов … (см.  о том далее).

Представлен уточнённый вариант прежней публикации, удачно вышедшей в соседнем, дружественном Казахстане –

Викторин В.М. Казаки — нагайбаки и служилые ногайские татары в Оренбургском войске на границах казахских степей: XVIII — нач. XX вв., их потомки и родственные группы Поволжья (этномиграции, связанные по разным маршрутам). – В изд.: Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. Научн. журнал. № 2 (Вып. 9). Уральск: МҚКК «Батыс Қазақстан областық тарих және археология орталыгы» (ГККП «Зап.-Казахстанский обл. центр ист. и археологии»). 2008 – С. 3-17.

1

Неоднократно отмечались не просто сходство, ни и связь понятий «казаки» и «казахи». Упоминалось и раннее, тюркское (в т.ч. мусульманское) казачество  –  если не в Золотой Орде, то в ханствах и улусах, возникших при её распаде. Новое многообразное сословие казаков Российского государства XVII-XVIII вв. вовлекал  в свой состав и кочевой (тюрко- и монголоязычные) этнический элемент, являясь при этом весьма  разноконфессиональным (православным: патриаршьим и старообрядческим, мусульманским, буддо-ламаистским, выражая и сложный синкретизм). В отдельных же случаях возникает возможность наметить связь дороссийского и российского тюркского казачества, как и взаимодействие последнего с другими, связанными с ним, служилыми группами.

Предметом рассмотрения для данной статьи стали этногруппы Южного Приуралья, имевшие отношение к ногайской этнической общности: вероятное и косвенное («нагайбаки» – в большинстве своём, православные), либо явное и непосредственное («ногайские татары» – мусульмане).

Кочевые ранее ногайцы, продвигаясь севернее и разными путями из Нежневолжья и Прикубанья,  активно участвовали в освоении этих пространств процессах, входили в новые соприкосновения между собой. Основание в южном Приуралье г. Оренбурга (1743 г.) и учреждение Оренбургской губернии (1744 г.) отвечали целям укрепления России на степных рубежах. Особая роль отводилась при этом привлечению на службу и военизации населения, в т.ч. переселяющегося сюда или переводимого специально. Выходцы из прежних кыпчако-половецких степей вновь несли службу на их границах, притом с кочевыми соседями — казахами пограничникам-тюркам было контактировать, конечно же, гораздо проще.

К осуществлению этих миграций были причастны и отразили их события в своих содержательных трудах известные учёные и видные государственные деятели XVIII в. И.И. Кириллов, В.Н. Татищев, П.И. Рычков и  И.И. Неплюев. На связи тюркского населения Оренбуржья и Нижнего Поволжья обратили внимание во II пол. XIX в. П.И. Небольсин и В.А. Мошков. Специфические диалекты жителей этих пространств изучали впоследствии филологи-татароведы Р.Г. Ахметьянов,  Л.Ш. Арсланов, Ф.С. Баязитова, Д.Б. Рамазанова, З.Р. Садыкова, Ф.Ю. Юсупов и др.

Некоторые данные по обеим группам – ногайской и нагайбакоской (может быть, чуть менее подробные библиографически) были опубликованы ранее также и автором данной статьи (Викторин 2008б, С. 23-31, 80-81 и электрон. вар-т в сети «Интернет», на сайте «www.igianrb.ru», г. Уфа).

Спустя столетие после учреждения Оренбургского казачьего войска, в сер. XIX в. в его области насчитывалось до 34,5 тыс. мусульман (казаков-татар и ногайцев, их семей, ещё «приписных» тептярей, «иррегулярных» башкир, позже – нек-рых казахов), или 7,5% всех жителей и ещё  до 9,5 тыс. «нагайбаков» (тогда  лишь официально православных), или немногим более 2% населения (Цит. по оч. важным и содержат. мат. молодой исслед-цы: Годовова, 2006, С. 90).

«Нагайбаки» – потомки тюркских всадников-казаков Арского края, служивших ещё правителям Казанского ханства, очевидные потомки выходцев из первоначапльно единой, нераспавшейся (в 1391-1552 гг.) Ногайской орды, которые  с нач. XVI в. проживали среди казанских татар на северной, приграничной удмуртской стороне. Перейдя на службу России, они к нач. XVIII в. были переведены в западные районы нынешнего Башкортостана (крепость Нагайбкская, с. Бакалы).

Принимая православие и новое социально-сословное положение («служилая группа татар-кряшен»), «нагайбаки» Указом имп-цы Анны Иоанновны от  11 февраля 1736 г. были исключены из ясака, получили в собственность земли и статус казачества, теперь уже российского, а вскоре, через 7-8 лет, были подчинены военному начальству в г. Оренбурге.

После победы в войнах с Наполеоном  Бонапартом, к сер. XIX в., было спланировано новое переселение «нагайбаков» (как и прежних волжско-ставропольских, иначе «самарских» калмыков, тоже казаков-христиан) – в т.н. «новый район Оренбургской военной линии», на степную степей южнее г. Челябинска, тогда уже  тоже существовавшего.

Другим путём, из степей Предкавказья и Нижневолжья, к Оренбургу были направлены в 1744 г. две группы кочевых ногайцев – «салтанаýльцы», бывшие «прямые» крымско-кубанские подданные турецкого «салтана», т.е. султана (из прежней Малой орды), и астраханские  «кýндровцы» (до ½ их; после переселения – известные как «кондурÓвцы»), ответвление большеордынских «едисанцев» («джетисанцев»), до того свыше 20-и лет бывшие зависимыми в калмыцких улусах.

Сами ногайцы обозначали проект этой миграции как возвращение «в приуральские степи, к своей старине», а его организаторы в органах власти уточняли – «к их (т.е. ногайцев) исконной родине» (В.В. Востров, М.С. Муканов). На тех и других, с этого момента – служилых мусульман, был распространён Указ имп-цы Елизаветы Петровны от 27 июля 1744 г. «О зачислении в Оренбургское казачье войско всех пришельцев, поселившихся в крепостях Оренбургской губернии». Про переселение «салтанаульцев» и «кунд(у)ровцев» имеются подробные упоминания в законодательстве Российской империи, трудах учёных-современников и многих региональных архивах.  Этот необычный этномиграционный сюжет привлекает всё больше внимания нынешних исследователей, посвятил ему ряд работ и автор статьи.

Значительная часть «салтанаульцев» (25 семей, 100 юрт) во главе с кубанским мирзой Адилем Адилем Темирбулатовым почти что сразу, в 1745 г., бежала со службы как раз именно в казахскую степь, к хану Младшего жуза Нурали Абулхаирову. Вместе с сыном Нурали, султаном Букеем, а уже их дети и внуки перешли в 1801 г. р. Жайек (Урал) и вошли в состав новой приволжской, Внутренней (Букеевской) орды казахов. Начали вступать они в браки с собственно казахами – и в итоге составили основу современного субэтносоциума «нугай-казаки» (из четырёх «под»родов-«ру»), о которых были опубликованы предыдущие  материалы автора статьи (Викторин, 2006а, С. 80-84; 2006б, С. 52-69).

Оставшиеся под Оренбургом казаки-«салтанаульцы» (не менее 3-4 тыс. чел.) проживают по р. Сакмара, в сёлах-станицах Жёлтое, Никитино и др. нынешнего Саракташского р-на Оренбургской обл. В их исторической памяти ясно прослеживается и военная служба России, и более ранняя «связь с Крымом». При экспедиционной поездке автора (от 5-6 июля 1985 г.) в Оренбургскую обл. удалось подтвердить материал и выводы прежних исследователей.

Проводил ранее, в самом конце XIX в., в любопытное изучение  солдат и казаков ногайского происхождения из Оренбургской и Астраханской губ., служивших в Варшавском военном округе,    известный тюрколог-фольклорист В.А. Мошков. Но сетуя на неизбежную фрагментарность данных, он собриал материал  лишь у прежних «крымских ногаев» станицы Никитинской (ныне с. Никитино Саракташского р-на, «салтанаульцы»), «приобретших оседлость, сделавшись казаками» и у полукочевых астраханских ногайцев Хожетаевской волости Красноярского уезда (это т.н. «карагάши» окрестностей современного Газоконденсатного комплекса вблизи г. Астрахани, см. о них далее).

Куплет песни «Булыш»  был тогда записан от урядника Загидуллы Аюпова (у В.А. Мошкова, похоже, неточно  – «Сигидуллы Аюсупова»), Он являлся внуком участника переселения, «салтанульца» Нигматуллы, съездившего через 40 лет в присоединённый к России Крым «на родину дедов, за пудовым мешком родной земли», которую затем любил нюхать. По приведённому В.А. Мошкову «на слух» фрагменту, текст этот  неожиданно вспомнил старейший житель бывш. станицы Жёлтой Гизатша Мухаммедович Мусин, 1895 г. рожд. (очень смуглый и горбоносый, характерной крымско-предкавказской ногайской внешности) – он в детстве хорошо знал отставного казачьего унтер-офицера, тогда уже глубокого старика, назвал его правильное имя (Ср.: Викторин, 1996, С. 219; Мошков, 1894, С. 165, ср. С. 11, 34 и сн. 1).

Почтенный собеседник и удивился  крайне, откуда же эта песня стала известна приезжему молодому русскому учёному. Прошло почти 250 лет переселения с Кубани и чуть меньше века между работой двух исследователей, но память о миграции и «связь времён» жили …

«Кондуровцы» среди казаков уже почти не были (с 1813 г.) представлены, и В.А. Мошков их не изучал, да и оказывались они ещё менее многочисленны (приблизит. до 1 тыс. чел.), нежели их  кубанские сородичи, поселилясь за Оренбургом восточнее первых – в с. Кондурóвка Саракташского р-на и при одноимённой ж.д. станции, совсем вблизи нынешней границы с Республикой Башкортостан.

В нач. XIX в., после Отечественной войны с Наполеоном, их потомки видоизменили свой служилый статус. В 1813 г., по данным Госархива обл. в г. Оренурге (ф. 98, оп. 2, ед. хр. 25, Л. 128-133), «кондуровские  татары» – 26 душ муж. пола (т. е. до 100-150 чел. населения) были, по их просьбе, переведены из казачества в ясашное, т.н. «башкирское сословие» – с обязанностью временной (в большей мере, кордонной, а реальной лишь в случае войн), боевой службы, но правом охоты в близлежащей к их первому селу лесистых предгорьях  (Цит. по кн.: Татарская нация, 2002, С. 77-78). Сейчас там неподалёку, прмыкая к Башкортостану с юга, расположен Кандуровский лесной заповедник.

Имеются данные, что те «кондуровцы», кто решил сохранить казачий статус, переселились во II пол. XIX в. на ту же «Оренбургскую линию нового района», близ южной черты ареала, где жили казаки-православные – нагайбаки «низовой» подгруппы с частью приуральских, бывших «самарских» калмыков (современный Нагайбакский р-н Челябинской обл.).

Станица Новокондурóвская (ныне с. Новокондурóвка) известна на карте юга Челябинской обл. – теперь здесь база туристских групп, посещающих ставшее знаменитым городище древних ариев Аркаим (после его открытия археологами в 1987 г.). Детали истории живших здесь ногайских казаков-мусульман неизвестны, и сейчас они в данной местности не сохранились (возможно, вернувшись назад, на р. Сакмару).

Теперь и саракташское с.  Кондурóвка населено русскими, а здешние  татары ногайского происхождения  в голодные 20-е гг. XX в. перебрались по р. Сакмаре ещё чуть восточнее, в небольшой пос. Чулпан (ж.д. станц. Дубиновка) соседнего Кувандыкского р-на, где проживают (ок. 200-250 чел.) и сейчас. Так и тем завершились их любопытные многовековые мигации.

В отличие от потомков «крымско-кубанских» салтанаульцев, об «астраханских» истоках в Чулпане уже не помнят, предполагая, что «если там есть ногайцы, они – из здешних (приуральских) краёв». Дело, конечсно, обстоит совсем наоборот, но сказанное нашими собеседниками … пожалуй, вполне справедливо для ранних этапов существования Ногайской орды!

Другая часть кундровцев осталась под Астраханью, предопределив многие терминогические споры и сложности в тюркской этноисторической идентификации по этнонимии. Дело всё в том, что под данным названием известны сразу две орды ногайцев, последовательно обращённых в зависимость в улусах Калмыцкого ханства. Для одной, ранней, это было изначальное самоназвание. Собственно «кундровцы» – это небольшая орда из группы едисанцев («джетисанской»), «тул(у)гановской» ветви в составе Большой ногайской орды. В плен к калмыкам они могли попасть (И.Л. Щеглов, Н.Н. Пальмов) при Персидском походе имп. Петра I 1722-23 гг., в котором участвовала и калмыцкая конница, и находится в улусах как раз вплоть до 40-х гг. XVIII в.

Для второй, немного более поздней, «кундровские татары» – внешнее, официально-документальное (видимо, по досадному курьёзу) название, но временно усвоенное (при обозначении себя по-русски). Это упоминавшиеся «карагάши», основная группа нынешних ногайцев Астраханской обл. (осознающих себя таковыми, ныне до 8 тыс. чел., «ногайцами» в 1989 и 2002 г. записались из них ровно 4 тыс. чел.), тоже кубанского (как и «салтанаульцы») происхождения, выходцы в I пол. XVIII в. из состава Малой ногайской орды, подчинённой тогда Крыму и Турции, но взятые под Пятигорьем (мест. «Тёмный лес» — «Караагаш», нынешн. станица Темнолесская) в свою зависимость, «припущенное» на пастбищах состояние и одновременно в российское подданство военными отрядами калмыков к нач. 40-х гг. XVIII в. Лит. ногайский («джанибековский», по создателю его норм., уроженцу г. Астрахани) язык преподаётся в 7-и сельских школах.

В числе ногайских орд (групп) юга России «кундровских татар» (явно понимая под ними «карагашей») упоминали акад. П.С. Паллас и И.Г. Георги, писавшие труды свои по-немецки и по-русски. На странцах путевых заметок того же графа Я.Ю. (И.О.) Потоцкого, впервые изданных на французском,  в 1797 г. они же – «кундуры», ещё кочевавшие летом по р. Ахтубе с калмыками кн. Тюменя Хошеутовского, хотя и давно вышедшие из его официальной зависимости (Потоцкий, 1936, С. 213-215).

На полуоседлость «карагаши» перешли, основав два первых своих села в 1788 г. (дата установлена, по архивам, автором статьи, и юбилей 220-летия в 2008 г. готовится). К слову, рядом с карагашским селом Малый Арал был похоронен, по его завещанию, в 1815 г. султан хан Букей Нуралиев. А несколько семей «карагашей» участвовали (уже как советники-помощники) в строительстве Ханской ставки. По сообщению молодых западно-казахстанских учёных, братьев  А.Ш. и Н.Ш. Курумбаевых, их могилы сохраняются на кладбище пос. Урда (Бокейорда) – совр. райцентра, причём с очевидным уважением к этим памятникам.

После самовольной откочёвки большинства калмыков обратно, в Центральную Азию, по «ревизии» 1782 г. (Госархив Астрахан. обл., ф. 394, оп. 1, ч. II, ед. хр. 5529, Л. 35, 89, 228-230 и др.) были учтены и эти т.н. «кундровские татары», и жители «тулугановского роду князя Нияза Тимбаева («джетисанского». — В.В.)». Автор первого комплексного описания народов Нижневолжья (и исследователь Оренбуржья) П.И. Небольсин в 1852 г. более точно выделял «кундровских татар» (которые, впрочем, «сами себя называют карагаш») и «тулугановских жителей» (так!), что каждую весну идут в полукочевье на землях «кундровских татар» (карагашей! — В.В.), т.к. «их селение совершенно заливается весенними разливами Волги» (Небольсин, 1852а, С. 52-53, 65, 77).

Московский студент-историк В.Д. Пятницкий, совершивший экспедицию к «карагачам» (татарск.-лит. вар-т) в 1927 г., впервые указал на их разницу с «кундровцами» Тулугановки — Кундрау-аула (Пятницкий, 1929, С. 155), что удалось подтвердить и автору данной статьи (так же в его студенческое время, 1973-74 гг.).

Полукочевая Тулугановка переносилась с места на место трижды или четырежды, и сейчас в Астраханской обл. 2 села с таким названием. Рассматриваемые «кундровцы» проживают в с. Тулугановка — Кундрау Володарского р-на (окончат. основание его здесь в 1894 г.).  Жителей села насчитывается 750 чел.: св. 300 казахов, одна вполне тюркоязычная русская семья и до 400 кундровских «ногайских татар». Из них «ногайцами» себя по переписи обозначают себя 150-160 чел.  «Тулга» («тувылга») по-тюркски означает «боевой шлем, каску» Доныне  представители ногайского рода «джетисан», лит.-ног. «едисан» с подразделением «тувылга» живут в степных селениях Нефтекумского р-на вост. Ставрополья.

На непростую этнонимическую ситуацию, сложившуюся исторически,  проливают более ясный свет документы, которые были недавно обнаружены в архиве семьи видного просветителя и главы мусульман Астраханской губернии в годы революции, выходца из малоимущих карагашей А.И. Умерова (1867-1933) и опубликованы С.Т. Рахимовым, историком-архивистом и сотрудником госслужбы из г. Казани, астраханцем по рождению и образованию. Таковы письма карагашей — условных «кундровцев» императору  Николаю I от 25 декабря 1835 г. и в МИД, вице-канцлеру, графу К.В. Нессельроде от 26 августа 1837 г.. Заявители информировали высшую власть империи: в 1743 г., при императрице Елисавете Петровне, « … мы начально подчинены были в управление бывшего калмыцкого хана … в пределах Астраханской губернии и тогда-то присоединились к пленным кундровским татарам. Но кундровцы впоследствии времени отделились и составляют другое общество. Мы же,  под именем сих …, остались на степях, занимаемых калмыками».

Значит, они оставались там вплоть до 1771 г., бегства калмыков в Китай. И далее высказывалось показательное недовольство:  официально «именуют нас кундровскими татарами, кои допред нас кочевали с калмыками», а «должны бы называться карагасцами (далее даже — «карагазцами»), а не кундровцами»  (Рахимов,  2002, С. 351-360).

В дальнейшем, с 30-х гг. XIX в., «кундровцы» и «карагаши» сблизились снова: на совместных летних кочевьях и рамках единой волости («Хожетаевской»). Ряд семей в кундровской Тулугановке Володарского р-на Астраханской обл. имеют «карагашское» происхождение. Самосознание у сельчан  – переходное  между татарским и ногайским. А местный  диалект, «джетисанский» (с р. Урал — Жайек) в основе, приобрёл и некоторые «карагашские», т.е. кубанские, ещё и татарские черты (Л.Ш. Арсланов). Поскольку преподавался тем и другим в 20-60-х гг. XX в. татарский литературный язык, хотя браков недавних полукочевников со средневолжскими татарами-переселенцами (в отличие от «нугай-татарских» сёл вокруг Астрахани и ситуации под Оренбургом) было совсем немного.

В составе оркестра казаки нагайбаки (фото с Остроленского краеведческого музея)

Заметим, что и в Володарском р-не Астраханской обл, и в Кувандыкском р-не Оренбургской обл.  (по данным полевых экспедиций автора статьи) термин «кундровцы», «кондуровцы» у самих жителей малоупотребим, но памятен им.  Жители Чулпана помнят о прежнем своём селе и его названии, а тулугановцы иногда обозначают себя «кундраусцами». Но все потомки данного населения (и в Нижневоложье, и в Приуралье) этнотопоним «конд(у)р-ау» одинаково переводят как выражение «пусти на ночлег».

Имеются и иные точки зрения. Известный тюрколог-этимолог, проф. педагогического вуза в г. Бирске Рифкату Газизяновичу Ахметьянову (в его любезном письменном ответе автору статьи)  склонен производить это название от калмыцкого «хөнд-хэрүлх» — «пасти овец». И выразим вновь уважаемому профессору свою искреннюю признательность за эту любезную и подробную, в своё время,  консультацию. Но представлен (и выделяется нами  как обоснованный) другой вариант истолкования,  от  тюрк. «кундыз, кундыр» — «бобёр, выдра» (тем более, что первая, с 1835 г., из поэтапно сменявшихся полукочевых «Тулугановок — Кундрау» вблизи Астрахани называлась ещё название «селение Бобровское, Бобры» – П.И. Небольсин, В.Д. Пятницкий). Каждая версия интересна по-своему и наверняка ещё будет привлекать внимание исследователей.

В пореволюционное время «карагаши» («карагачи») название «кундровцы» по отношению к себе никогда не использовали. На момент перевода к оседлости (1929 г.) их насчитывалось до 6 тыс. чел (В.Д. Пятницкий). И сейчас, помимо четырёх тыс. чел. из их числа, записавшихся по последним переписям СССР и РФ «ногайцами», некоторых, имевших такое обозначение ранее (обычно вне основного, Красноярского р-на проживания), 1-2 семьи (18 чел.) имели запись в документах прежде  и фиксируют себя доныне как «карагаши». Определили в 2002 г. свой диалект именно как «язык астр. ногайцев-карагашей» ещё больше  – 55 чел.

Притом упомянутый педагог-просветитель А.И. Умеров, будучи репрессирован, национальность свою указывал как «карагач (татарин)».  Как и его ученик, просветитель всех ногайцев и основоположник их литературного языка, астраханский карагаш А.-Х.Ш. Джанибеков (1879-1955), тесть космонавта В.А. Джанибекова.

Итак, сперва калмыкам, в 1723-40 гг., были подвластны «кундровцы-тул(у)гановцы» (ветвь «джетисанцев — едисан»). К 1743 гг. их сменили более многочисленные выходцы из кубанской орды и местности «Тёмный лес», карагаши. Почти сразу же, в 1744-45 г., часть «кундровцев», приставших к Астрахани, приняла участие в переселении под Оренбург, но в бегстве к хану Нурали не участвовала.

Можно уверенно считать (и хронология этномиграций это подтвреждает), что под Оренбург была переведена часть именно реальных «кундровцев» («тул(у)гановцев»), в 40-х гг. XVIII в. когда это название на «карагашей» ещё не перешло.

2

Никак не меньше сложностей,  нежели для «крымских салтанаульцев», тем более «кундровцев / кондуровцев» в двух ареалах их проживания, после миграции под Оренбург, возникает в связи с правильной этноидентификацией соседей последних по челябинскому, «новому району казачьей линии» – казаками-«нагайбаками».

Уже обращалось внимание выше, что обе ветви очевидных потомков ногайской этнообщности могли соприкасаться эпизодически (в теч. XIX в., в районе селений Париж — Карталы — Новокондуровка, до 70-и км напрямую), но едва ли осознавали свою возможную связь в истории. Притом о совместной службе этих разных тюрок-казаков, характере их взаимного общения сведений пока собрать не удалось.

При всём отмеченном спорен и интересен сам факт наличия и степень прочности взаимосвязей (прямых или косвенных) «ногайцев» и «нагайбаков». Тем более, что в последние годы понимание этих взатмоотношений значительно актуализировалось, даже приобрело (как будет показано далее) весьма широкий общественный интерес. И сюжет этот заслуживает отдельного рассмотрения.

Татарский конфессиолект-вариант (комплекс диалектов этноконфессиональной группы и её подгрупп) – в принципе, общий с остальными кряшенами — татарами-православными Среднего Поволжья и западного Приуралья. «Нагайбакским языком» (как иногда в науке и на практике, также порой в обозначении носителей) называть его совсем неверно. Та же специфика говора и фольклора и у небольшой подгруппы нагайбаков, в конце XIX ْْْْ- нач. XX вв.  «отпавших» в ислам. Но их сословное положение в казачестве – и христианском, и в мусульманском (по крайней мере, первоначальном), определяет ведущий слой их специфичности.  Песни всех «нагайбаков» – по стилю казачьи, но с татарским текстом, есть яркая специфика традиции в танцах, народных костюмах.

С сер. XX в., когда новое обращение к проблеме нагайбаков ещё только намечалось, крупные справочные издания приводили сведения, что они – суть «потомки крещёных … ногайцев вокруг с. Нагайбак, где постепенно смешивались с татарами и башкирами, а … часть была переселена на территорию нынешней Челябинской обл.».  Такая мысль не о простом созвучии, но и ощутимой связи двух этнонимов, неоднократно воспроизводилась и в дальнейшем, переходя из одной книги в другую.

Хотя и прежде, в нач. XX в., не всегда явно, но всё же ставилась проблема многократности прямых и опосредованных «ногайско-нагайбакских» контактов. Так, подчёркивалось (автор статьи Е.А. Бектеева, 1902 г., потомств. «нагайбачка»), что после падения Казанского ханства, спустя некое время, «ногаи окрестились … и переселились на свободные башкирские земли». Но в старину тоже на этом месте жили нагаи, здесь же кочевал башкир Нагайбак (возможно, на момент переселения: «Нагайбак» — «похожий на ногайца, ногаец по типу». – В.В.), по имени которого и сама деревня (юрт) стала называться». В дальнейшем предание о «башкире Нагайбаке» уже не фиксировалось. Зато была отмечена важная преемственная связь российских казаков-нагайбаков и заказанских, «арских ногайских всадников» — казаков Казанского ханства (Д.М. Исхаков, отчасти М.С. Глухов).

Известный и упоминавшийся не раз этнограф юга России, Поволжья и  и казачества П.И. Небольсин (его доклад в Русском географич. об-ве 29 ноября 1851 г.) подозревал достаточно прямую связь «ногайцев» и «нагайбаков» (даже называя последних «ногайбаками»), приводя записанные им астраханские предания об откочёвке неск. семей степной аристократии – «ногаев белой кости, или беков» через Нарын-Пески в нынешнем Зап. Казахстане вплоть до реки Ик, т.е. будущей Нагайбакской крепости  (Небольсин, 1852б, С. 21).

Таким образом, «нагайбаки» могут быть связаны (по одному фактору в принципе или нескольким одновременно) с ногайским этническим элементом у татар сев. части Заказанья, с юж. ногае-башкирским взаимодействием (Р.Г. Кузеев, В.В. Трепавлов), с отражением прежних ногайских реалий в ономастике (топонимии, личной антропонимии).

Согласно историческим реестрам, на Южноуралье (Указ имп. Николая I от 26 февраля 1842 г., незадлого до поездки П.И. Небольсина), были переселены 2877 нагайбаков муж. п., а вместе с ними 216 калмыков-казаков, христиан. В области Оренбургского войска в 1865 г. (Е.В. Годовова) «нагайбаки» составляли 2,1% населения, т.е. около 9450 чел. (заметно больше, чем ногайских татар).  Уже тогда определились два основных ареала проживания нагайбаков – по их собственному обозначению, «верховой» (ныне – Чебаркульский р-н, несколько западнее г. Челябинска) и более многочисленный «низовой» (в 1923-27 гг. «Нагайбакский» р-н).

В 80-х гг. XIX в., между исследованиями  В.Н. Витевского (1876 г.) и Е.А. Биктеевой (1902 г.),  в связи с общими процессами в «новокряшенской» среде, небольшая часть «нагайбаков» заявила о своём «отпадении», т.е.,  «возвращении в ислам». Православные тенденции в их среде поддерживали с 1878 г. приезжавшие кряшены, известные педагоги и проповедники, братья И.Т. и В.Т. Тимофеевы (Борисовы). В «нагайбакских» станицах открылись тогда первые церкви (деревянные, доселе не сохранившиеся).

Впоследствии Е.А. Бектеева отмечала: «В верованиях нагайбаков заметна связь понятий языческих с христианскими, … склонность к магометанству незаметна, за исключением посёлка Требия. … В настоящее время только один посёлок Требия отпал от христианства, жители объявили себя магометанами» (Ср.: Край нагайбакский,  1997, С. 200-201).  В «низовой» группе «отпало» тогда 45 семей нагайбаков (свыше 200 чел.). В бывш. пос. Балканы – ныне часть с. Требия  (топонимы – Париж, Фершампенуаз, Остроленка и др. – в память о зарубежных походах) они пополнили оренбургское мусульманское казачество.  А   в станице Магнитной утратили казачий статус, став государственными крестьянами. «Нагайбаки-мусульмане» имеют единый диалект и общие фамилии с христианами, но, разумеется, личные имена другого типа; эта подгруппа и сейчас тяготеет к признанию себя «татарами». Небольшая группа «нагайбаков», как будет показано далее, была переведена ещё южнее, в Орский уезд – они в нач. XX в. стали казаками-мусульманами и тоже «татарами».

Кстати, «связь понятий» языческих и христианских, многоуровневый «синкретизм», с учётом возникновения внутренней «исламской» подгруппы и определённого калмыцкого влияния (в обрядовой терминологии) – в ежегодном общем для  «низовых» казаков-нагайбаков празднике «Курман-байрам» на «Петраў», в конце июня (29-ое по ст. ст.) – в летний день св. Петра и Павла, на холме «Убá-тау» за упомянутым с. Требия.  Автор статьи посвятил данному сюжету у татар-кряшен и сохранившихся на границей с Чувашией татар-тенгриан ряд своих исследований, в т. ч. доступных в глобальной компьютерной сети «Интернет» (См.: Викторин, 2004: evrazia.org/modules.php?name/).

Неправославное казачество пополнялось из групп «восточного» происхождения и далее. После смягчения религиозного законодательства,  1903-05 гг. развернулось новое движение за переход оренбургских калмыков (но не из воспринявших родной татарский яз. в среде нагайбаков!), под влиянием лам, приезжавших к ним из Бурятии,  в буддизм, а тюркских казаков-христиан – в ислам. Особенно, из числа тех, кто проживал за пределами основных нагайбакских ареалов, ближе к центру войска. Так, по данным Госархива обл. в г. Оренбурге (ф. 11, оп. 1, ед. хр. 966, Л. 139-146 об.) в 1911 г. 20 казаков Орского уезда добились права (согласно новым лояльным религ. законам нач. века) перейти в ислам,  «по примеру их предков, нагайбаков» (Цит. по: Любичанковский, 2006,  С.  212-213). Жили и служили они, кстати, совсем вблизи от рассмотренных выше «ногайских татар», прямо между «кондуровцами-казаками» и теми, кто перешёл в «башкирское», ясашное сословие.

При переписи 1926 г. «нагайбаками» записалось ок. 11 тыс. чел., в т.ч. 82% (7720 чел.)  через год оказались в границах «низового» Нагайбакского р-на Уральской, затем Челябинской обл. (Край нагайбакский, 1997, С.  226). Район был образован 4-5 декабря 1927 г., с 1932 г.  здесь выходила газета «Кызыл Нагайбак», затем «Голос нагайбака»). Соответственно, число  «верховых» (чебаркульских), вблизи г. Челябинска,  нагайбаков может быть определено в 2-3 тыс. чел. При дальнейших же переписях советского периода большинство «низовых» нагайбаков было отнесено к «татарам», а многие «верховые» – к «русским». Мусульмане-нагайбаки среди «низовых» (примерно 200-300 чел.), как уже отмечалось, обычно идентифицировали себя «татарами» ранее и до сих пор.

«Перестроечная» перепись 1989 г. предопределила многие важные процессы этнического самовыражения, в первую очередь, в «низовом» Нагайбакском р-не. Здесь было учтено 7408 «нагайбаков» (28,5% жителей р-на) и 2118 «татар» (чаще всего, фактически «нагайбаков» тоже).

В декабре 1990 г. «нагайбакская» делегация обозначила свою самостоятельную позицию на учредительной конференции Челябинского областного Татаро-Башкирского культурного центра. И это было неслучайно, поскольку, по наблюдениям автора статьи, кряшенам и нагайбакам в условиях татаро-башкирского этнокультурного приграничья вообще свойственно считать себя «третьим тюркским» народом.

Именно начиная с декабря 1990 г.,  в местные органы Челябинской области поступил ряд обращений по особому этническому статусу «нагайбаков». Некоторые из них,  поддержанные руководством района, были направлены в Правительство и Верховный Совет СССР и РСФСР. Инициативную группу возглавил светлой памяти Алексей Михайлович Маметьев (1923-2005), историк, бывший военный, партийный и советский работник, почтенный ветеран войны и труда, сведущий знаток родного края, директор Музея краеведения Нагайбакского р-на, лидер национально-культурного движения, редкий энтузиаст и человек большой души  (См. о нём  – очерк «У истоков»:  Край нагайбакский, 1997, С. 156-160; собств. науч. публ.-тезисы – Маметьев, 1995, С. 31-32).  Он же любезно ознакомил автора статьи в своём музее с этностатистикой разных лет и документацией.

Как результат приложенных усилий, нагайбаки (одновременно с бесермянами Удмуртии и Кировской обл.) были включены в Приложение-список (под № 29) «коренных малочисленных народов РФ»,  согласно «Основам законодательства … » о них, принятым 18 июля 1993 г. Верховным Советом РФ (осенью 1993 г. распущенным).  Статус их был окончательно утверждён Законом РФ  (№ 82-ФЗ от 30 апреля 1999 г.) «О гарантиях прав коренных малочисленных народов России» и Постановлением Правительства РФ (№ 255-П от 24 марта 2000 г.) «Единый перечень коренных малочисленных народов РФ» (позиция № 15: «Нагайбаки – Челябинская обл.»). Такое «субэтническое самоопределение» в татароязычной общности России выглядит, на наш взгляд, более обоснованным, именно если иметь в виду возможное ногайское происхождение «нагайбаков» (у «кундровцев» Тулугановки, тем более «карагашей» данные основания ещё более очевидны). И в Челябинской обл. «коренные» (по Закону) «нагайбаки» – всё же заведомые переселенцы!

В 1993 г. в районах Челябинской области была проведена ещё (с формулировкой «уточнение национальности») замена документов желающим того гражданам из числа нагайбаков. Однако, от них требовалось документально по архивам подтвердить, что по крайней мере один предок обозначал себя «нагайбаком», «нагайбачкой».

В результате нагайбаки приобрели значительную известность. Центральное телевидение показало в 1993-94 гг. видеофильмы о их крультуре и традициях, где выступали  прекрасные этнофольклорные ансамбли «Сак-Сок» (Фершампенуаз), «Чишмәлек» (Париж), «Гумер» (Кассель), «Сарашлы» (Остроленка). Напомним и популярную телепередачу, каптал-шоу «Поле чудес», 3 ноября 1995 г., где участвовал нагайбак Владимир Анатольевич Васильев с прелестной дочкой — младшей школьницей, бойко прочитавшей трогательное стихотворное приветствие «из Парижа».

По Всероссийской переписи 2002 г. была выделена особая, «полноправная этническая» графа № 103 – «нагайбаки» (всего их оказалось больше прежнего – 9600 чел., из них 9087 чел. в Челябинской обл.).  Таким образом, нагайбаками определили себя абсолютное большинство «низовых» и, очевидно, часть «верховых». Кроме того, отмечено проживание «нагайбаков» (с соответствующим самосознанием) в соседних областях Урала и других регионах РФ. Всего же, с «нагайбаками», записавшимися «татарами» и «русскими», их может быть св. 10 тыс. чел.

Шире становились внешние, полузабытые в истории, контакты: отец и сын Маметьевы дважды, в самом нач. 1998 г. и 31 марта 2002 г., участвовали в мероприятиях  Центра кряшен Республики Башкортостан в приграничном с Татарстанм, Бакалинском р-не,  откуда «нагайбаки» и были переведены в  Южноуралье. Одновременно устанавливались связи кряшен и нагайбаков с ногайцами Северного Кавказа, интеллигенцией и научным миром. Интересный кряшенский историк-краевед, писатель и журналист Максим Степанович Глухов из г. Казани, характерно взявший псевдоним «Ногай-бек» (1938-2003), посвятил свои увлекательные, хотя и не бесспорные, книги  – в 1993 г. («Судьба гвардейцев Сеюмбеки») и в 1997 г. («Tatarica – Энциклопедия») «нагайбакам с остальными кряшенами».

В меньшей мере воспроизводилась связь «нагайбаков» с астраханскими «ногайцами» (хотя и те, и другие, под своими этнонимами, значимо «проявились» из забвения по переписям 1989 и 2002 гг.). Хотя приходилось слышать от старожилов из Нагайбакского р-на (экспедиция от 16-17 декабря 1994 г.), что их предки когда-то «в низовьях Волги жили». Некоторое участие в установлении «нового общения» «забытой родни» и «отдалённых тёзок»  в тюрко-кыпчакской этнолингвистической среде в Нижневолжье и Южноуралье (астраханцев и «нагайбаков», «казаков из ногайцев»)  принял и автор статьи (Викторин, 1995, Б. 3 (ногайск. яз.) и сайт «xacitarhan.narod.ru/qundrau.htm»).

Фолькорно-этнографический ансамбль женщин-пенсионерок «Чишмэлек» из с. Париж  побывал на I-ом М/н фестивале ногайской культуры «Ногай Эл» («Народ ногайцев» ) в г. Махачкале 25-26 ноября 2004 г., снискал здесь большой  заслуженный успех.  С другой стороны, «нагайбаки» по-прежнему участвуют в ежегодных «Тукаевских» праздниках Челябинской обл.

Вообще же совместные торжества, памятные даты, юбилеи, многообразные в недавние годы, служат символическим средством внутреннего сплочения (а отчасти, см. выше – и межгрупповых, отчасти межэтнических связей родственных народов) в данных группах населения, исполняют знаковую роль, встречают одобрение государственной и муниципальной  власти на всех уровнях, интерес исследователей.

Так, в Челябинской обл., где ныне компактно проживают нагайбаки, в частности, в с. Фершампенуаз — райцентре Нагайбакского р-на, 24 февраля 2006 г. отмечался юбилей 270-летия вступления нагайбаков в российское казачье сословие, а в начале октября 2008 г. отпраздновали 80-летие самого Нагайбакского р-на. Неоднократно избиравшийся Главой этого района Каирбек Хакимович Сеилов всегда и всячески поддерживает эти начинания.

Про юбилей 110-летия Тулугановки (Кундрау-аул) Володарского р-на Астраханской обл. на нынешнем месте расположения, подготовку к нему  и проведение 7 октября 2004 г. работу краеведов по данному случаю информацию можно найти на сайте «www.xacitarhan.narod.ru/qundrau.htm» обл. татарского об-ва «Дуслык» и его газеты «Идель». К слову заметить, что участники тепло вспоминали свою известную им из научных и газетных статей «одноимённую родню под Оренбургом», а жители Чулпана про это важное событие у нижневоложских сородичей были уведомлены.

Юбилей же 220-летия основного карагашского, ставшего известным по стране в экологическом плане  (хотя и почти окончательно исчезнувшего год-два назад переселением из газозащитной зоны) с. Сеитовка (ног. Сеитлер, тат Шәhитләр) красочно и весьма трогательно состоялся – с участием автора данной статьи, пока она впервые выходила в свет – 12 октября 2008 г. Следовательно, история продолжается на основе многовековой традиции, а жизнь связанных между собою этносов РФ и СНГ идёт поступательно дальше.

3

Итак, казаки-«нагайбаки» и служилые «ногайские татары Оренбуржья» могут быть по-разному связаны с исходным ногайским этносом (западно-кыпчакским, изначально кочевавшим), его нижневолжскими (сейчас – в Астраханской обл.) группами, хотя и претерпели разное историческое развитие. Этноконфессиональные различия (мусульмане и христиане, с чертами древнего «тенгрнианства») не играли абсолютно разграничивающей роли, причём на уровне отдельных личностей и групп эти границы оказывались весьма подвижными. Устанавливались связи и с другими соседними этносами (казанскими татарами, калмыками, башкирами, казахами, также русскими и мордвой). При этом, известная  «ногайская» память, понимание «своей старины» сохранялась у тех и других, иногда воспрооизводилась впоследствии, вплоть до наших дней.

В статье было обращено внимание на довольно-таки крупные тюрко-кыпчакские этнообразования, исполнявшие ранее так или иначе служилые функции: «нагайбаки» (до 10-и тыс. чел.) и «карагаши» (около 8-и тыс.), как и  на более мелкие: «салтанаульцы» (не менее 3-х тыс. чел.), «кундровцы» и «кондуровцы» (по 250-400 чел.), связанные между собой (явно или проблематично) своей необычной историей. Некоторые основные прежние этнонимы (субэтнонимы) их или совсем забыты («салтанаульцы») или употребляются редко, факультативно («кундровцы», «кондуровцы»). Другие – существуют и даже повышают свою роль до официально-признанной («нагайбаки»), используются как уточнение («карагаш» к гораздо более частому «ногай»).

Все рассмотренные группы давние воинск традиции и «служилый» до российской власти и в составе империи статус. Их предки в разное время перешли на оседлость (у «нагайбаков» – ещё в Казанском ханстве), воспринимали влияние средневолжско-татарского языка (затем – лит. языка нации татар) и культуры, подверглись различной степени ассимиляции и аккультурации. Причём, наибольшей – у оренбургских «ногайских татар-казаков». Их  постепенное растворение в татарской этнической среде (казачьей и крестьянской) стало очевидной ещё в конце XIX в., при В.А. Мошкове. Впрочем, известные диалектные отличия, с ногайскими чертами (Р.Г. Ахметьянов, З.Р. Садыкова) ими сохранены.

И из уникальных старинные черты  субэтнокультуры  старшему поколению в «кондуровском» пос. Чулпан была памятна свадебная повозка невесты (ног. «куьйме», местн., оренб.-тат. – «көймәле-арба»), широко распространённая ещё в нач. XX в. на Нижней Волге и Северном Кавказе, образцы которой сохранялись в довоенных музейных собраниях (утрачены, кроме имеющегося в музее г. Саратова, карагашского, из собр. В.И. Трофимова в 30-х гг. XX в.).

В других местах, соседних и удалённых, уточнение национальной, этнической приналежности иногда происходит объективно и усилиями активистов (суб)этнодвижений). «Нагайбаками», напомним, в 1989 и 2002 гг.  себя обозначили от 7,5 до 9,5 тыс. чел., а «ногайцами» в Астраханской обл. –  4 тыс. «карагашей» и 150-160 «кундровцев».  Но заметная часть «низовых» «нагайбаков» (включая семьи вернувшихся к исламу), как и многие «карагаши» с «кундровцами» (не менее половины тех и других) числят себя по-прежнему «татарами». Тенденции могут возобладать те или иные, но главное – это должно являться делом личного выбора и дальнейших переписей, очередная из которых прошла 14-25 октября 2010 г., и результаты её теперь с нетерпением ожидаются, лягут в основу будущих публикаций.

Миграции прямых предков всех данных общностей-групп прослеживаются; происходили они с юга на север из каспийского и черноморо-азовского «междуморья», чаще  всего, вдоль нынешней границы России с Казахстаном. Намеченные при оформлении Ногайской орды к нач. XV в., при присоединении Поволжья к России в 1552-56 гг. и наступлении калмыков в нач. XVII в., они, на земли Приуралья, с наибольшей интенсивностью развернулись в XVIII — XIX вв., затронули и 20-30-е гг. XX в. Намечены и некоторые пункты соприкосновения их между гг. Оренбургом и Челябинском (к примеру, в зоне Орск — Карталы). Отражаются они, по своим значению и последствиям,  на нынешнем этапе, наверняка станут играть собственную, пока не во всём проявившуюся, роль в перспективе.

Следовательно, этноисторическая роль таких переселений, как можно убедиться, многообразна, предельно любопытна и показательна – в развитии России и её регионов, соседних государств и народов. Очень многие фрагменты этой актуальной и увлекательной проблемы ещё только лишь затронуты, ожидают новых своих исследователей.

Продолжение: «Казачьи братия» – служилые адыги – кабардинцы «тёмного леса» и степей вокруг Моздока

Литература и источники

1. Викторин В.М. Нагайбакларда (Аьлимминъ тептериннен) // Ногай давысы. Карашай-Шеркеш Республик. ямагатшылык-политикалык газетасы (Черкесск к.). № 75 (6066). 1995, 17 октября . Б. 3 (на ногайск. яз.).

2. Викторин В.М. Отражение татаро-ногайского дуализма Крымского ханства и его связей с Османской империей в этнической истории тюрок Волго-Уральского региона. //  Османская империя: проблемы внешней политики и отношений с Россией. М. ГРВЛ  «Наука». 1996.  С. 213-221.

3. Викторин В.М. «Нугай-казаки» Жаныбекского района Западно-Казахстанской области: проблемы межтюркско-кыпчакского взаимодействия (субэтноисторич. очерк) // Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. Научн. журнал Зап.-Казахстан. обл. Центра истории и археологии. № 1-2 (Вып. 5). Уральск. [Зап.-Каз. Обл. ЦИА], 2006а. С. 80-84.

4. Викторин В.М. Субэтносоциум «нугай-казак» на границе Западного Казахстана с Нижнем Поволжьем и родственные группы юга России: парадоксы межтюркских взаимодействия // Сарепта. Историко-этнографич. вестник. Научн. изд. Вып. 2 – XI М/н. фестиваль нац. культур  «Сарептские встречи» и научн. конф. 10 сентября 2005 г. Волгоград: ГОК ИЭ и АМЗ «Ст. Сарепта». 2006б. С. 52-69.

5. Викторин В.М. Ногайский этнический элемент в составе современных тюркских народов Поволжья и Приуралья // Современное положение и перспективы развития ногайского народа в XXI веке. Мат. М/н. научно-практич. конф. (г. Санкт-Петербург, фак-т социол. СПбГУ, 2-4 ноября 2006 г.). СПб., Издат. дом «Петрополис». 2007. С. 160-169.

6. Викторин В.М. Ранний монотеизм в аграрном «языческом» ритуале
татаро-чувашского межэтнического пограничья («Реальная страна») //  Информац.-аналитич. портал «Евразия» / www.evrazia.org/modules.php?name=News&file=article&sid (от 3 августа 2005 г.).

7. Викторин В.М. Топонимы, экзо-, эндо- и субэтнонимы у «нугайских» татар-юртовцев вокруг г. Астрахани и кундровцев в дельтовом с. Тулугановка: переходные формы этнолингвокультурной традиции (середина XVI — конец XIX вв.) – К юбилею Астрахани и ног. пос. «Юрт» при ней // Ономастика Поволжья. Мат. XI М/н науч. конф. (г. Йошкар-Ола, Мар. ГУ, Ин-т финно-угровед., 16-18 сентября 2008 г.). Йошкар-Ола — Волгоград. [ИЭА РАН, Мар. ГУ и ВолгГПУ, ВолгГИПКиПРО]. 2008а. С. 162-169.

7а. Викторин В.М. Тюркские переселенческо — служилые группы на Южном Урале в  XVIII — нач. XX веков : нагайбаки (низовые и верховые) и ногайские татары (салтанаульцы и кондуровцы). К 450-летию регионов в составе России («История, археология, этнография») // Панорама Евразии. Научн. и обществ.- политич. ежеквартал. журнал Ин-та гуманитар. иссл. АН Респ. Башкортостан. № 3 (3). Уфа: [ИГИ АН РБ]. 2008б – С. 23-31, 80-81 (также и www.igianrb.ru/Panorama_Evrazii/№3_2008/№3_2008_ Panorama_Evrazii.pdf)

 

8. Годовова Е.В. Этноконфессиональный состав Оренбургского казачьего войска в XIX в. // Проблемы этнокультурного взаимодействия в Урало-Поволжье: история и современность. Мат. М/н научно-практич. конф. (г. Самара, СГПУ, 27-29 октября 2006 г.). Самара, СГПУ. 2006.  С. 89-92.

9. Историко-культурное наследие Центрально-Азиатского региона. Вып. 1 Тр. участников Летнего ун-та — 2000 г. (Респ. Казахстан, г. Уральск, пос. Самал,  24 июля — 12 августа 2000 г.). Гл. ред. В.М. Викторин.  Уральск. [Зап.-Каз. ИМиЯ «Евразия»]. 2000. 90 с.

10.Край нагайбакский. Нагайбакскому району  – 70 лет (сер. «Заповедные уголки Южноуралья»). Ред. А.П. Моисеев. Челябинск. Изд-во «Рифей». 1997. 255 с.

11.Любичанковский С.В. Взаимодействие губернских администраций Урала с религиозными институтами в позднеимперской России // Проблемы этнокультурного взаимодействия в Урало-Поволжье: история и современность. Мат. М/н научно-практич. конф. (г. Самара, СГПУ, 27-29 октября 2006 г.). Самара, СГПУ. 2006.  С. 211-213.

12.Маметьев А.М. История коренного малочисленного народа – нагайбаков // Россия и Восток: проблемы взаимодействия III М/н. конф. – Русская колонизация Урала: историко-культурные процессы (г. Челябинск, ЧГУ, 29 мая-4 июня 1995 г.). Тез. докладов. Ч. II. Челябинск. [ИВ РАН, ИРИ РАВН, УНЦ РАН, Администр. Челяб. обл, Челяб. гос. ун-т]. 1995.  С. 31-32.

13.Мошков В.А. Материалы для характеристики музыкального творчества инородцев Волжско-Камского края. –  II. Мелодии ногайских и оренбургских татар // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Т. XII. Вып. I. Казань, 1894.  С. 1-67.

14.Небольсин П.И. Очерки Волжского низовья. СПб. [Б.и.], 1852а. 197 с.

15.Небольсин П.И. Отчёт о путешествии в Оренбургский и Астраханский край (ст. I) // Вестник имп. Русского географич. об-ва. Отд. V, ч. IV, кн. I. СПб. Типогр. Эд. Празе. 1852б. С. 1-34.

16.Потоцкий Я. (Ю). Путешествие в Астрахань и окрестные страны в 1797 году // Алексеев В.Н. Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV-XVIII веках. Сталинград. Краев. кн. изд-во, 1936. С. 195-217.

17.Пятницкий В.(Д). Карагачи (по материалам поездки в 1927 г.) // Землеведение. Географич. журнал им. Д.Н. Анучина. Т. 32. Вып. 3-4. М., 1929. С. 155-170.

18.Рахимов С.Т. Габдрахман Гөмэри: фэнни-биографик джыентык («Шэхеслэребез» сериясе) – Абдурахман Умеров: научно-биографич. сб. (сер. «Наши персоналии»). Казань. Изд-во «Рухият нəшир.»,  2002. 384 б. (на татарск. и русск. яз)

19.Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии.  Оренбург. [Б.и.], 1887. 405 с.

20.Садыкова З.Р. Формирование говоров оренбургских татар (по данным фонетики) // Исследования по исторической диалектологии татарского языка. Казань. [ИЯЛИИ КФАН СССР], 1979. С. 73-104.

21.Село Тулугановка — Кундрау авыл //  Прекрасный город – Эстерхан. Сайт татар Астрахани и области / www.xacitarhan.narod.ru/qundrau.htm (от сентября-октября 2004 г.).

22.Татарская нация: история и современность. Научно-попул. изд. Научн. рук. и сост. Д.М.  Исхаков. Казань. Изд-во «Магариф», 2002. 233 с.

РЕЗЮМЕ — А Н Н О Т А Ц И И (на русск., кахахск. и англ. яз.)

Не раз отмечалось, что термины «казах» и «казак» не просто созвучны, но и обнаруживают  историческую связь. Служилые группы тюркских казаков (мусульман и христиан) переселялись на Южный Урал, в нынешние Оренбурскую и  Челябинскую области, в сер. XVIII —  сер. XIX вв., на рубежи казахских степей,  двумя путями – с северо-запада, местностей за Казанью, и из южнорусских степей.

Их общие вероятные предки – кочевники-ногайцы переходили к оседлости и в Казанском ханстве, и в казачестве Оренбургской губернии. Казаки-мусульмане ногайского происхождения по р. Сакмаре за Оренбургом изначально делились на две группы: «салтанаульцев», изначально подвластных Краымскому ханству, и астраханскх «кунд(у)ровцев». Некоторые «кундуровцы» в 1813 г. изменили свой статус с казачьего на «ясашный», более свободный в службе.

Православные казаки — «нагайбаки» распались при переселении на «верховых и низовых», различаются они и сейчас. На юге Челябинской области «низовые» «нагайбаки» и часть «кунд(у)ровцев» до нач. XX в. соприкасались, последние оставили свои ощутимые следы в здешней топонимии («Новокондуровка»). Так обстоит дело с XVI — XVIII вв. и по настоящее время.

 

«Қазақ» пен «казак» термендерi тек үндес қана емес, тарихи байланысы да бар екендiгi талай рет атап көрсетiлдi. Түркi казактарының дiни топтары (мұсылман және христиан). XVIII — XIX ғасырлардың орта шендерiнде  қазақ даласының шеркарасындағы Оңтүстк Орал, қазiргi Орынбор мен Челябi областарынына екi бағыттан – солтүстiк – батыстан Қазанның арғы жағындағы желерден және оңтүстiк орыс жерлерiнен көшiп келiп орналасты.

Олардың жалпы ықтимал тектерi – көшпелi ноғайлар отырықшылықка өткен. Орынбордың ар жағында Сақмар өзенiнiң бойындағы арғы тегi ноғай болып келетiн мұсылман казактар бастапқыда екi топқа: әуелi Қырым хандығына бағынышты «салтанаулдықтак» және астрахандық «күндерiлер» («кунд(у)ровцев») болып бөлiндi. Кейбiр «күндерiлер» («кунд(у)ровцев») 1813 жылы өздерiнiң мәртебесiн казактықтан қызметiн неғұрлым еркiн қалалыққа («ясашный») өзгерттi.

Православ казактары – «нағайбақтар» көш – кон кездерiнде  «жоғарғы және төменгi» болып ыдырады. Олар қазiр де бөлiнедқi. Челябi обласының оңтүстiгiнде «төменгi» «нағайбақтар» мен «күндерiлердiң» («кунд(у)ровцев») бiр бөлiгi XX ғасырлардың бас кездерiне дейiн ұштасып, соңғылары осындағы жер – су аттарында айтарлықтай iздерiн қалдарды («Новокондуровка») XVI — XVIII ғасырлардың қазiргi кезге дейiнгi iстiң жағдайы осындай.

 

«Kazakhs» and «Cossacks» not only sound alike but have something alike in their history. Some groups of Turkic Cossacks, confessing either Islam or Cristianity, migrated to the  South Ural region (now Orenburg Oblast and Chelyabinsk Oblast) in the middle of 18th and 19th centuries.

They were settled along the borderlines of the Kazakh Steppes. These ethnic migrations had two starting points: from the North-West beyond the city of Kazan and from the area of Southern Russian steppes.

Nogai nomads that settled in the Kazan Khanates or in the Cossack Orenburg Region may be common ancestors of these groups. Mussulman Cossacks of Nogai origin living along the river of Sakmara (now Orenburg Oblast) initially formed two groups: Saltanauls, once submitted by the Crimian Khanate, and Astrakhan Qund(u)rovs. Some Qund(u)rovs changed their ststus of Cossacks for less strict  «Yassacks, Yassashnies» in 1813.

Whereas Christian Cossacks, the so-called Nagaibaks, in the process of migration were divided into Upper and Lower Nagaibaks.  In the South of Chelyabinsk Oblast Lower Nagaibaks and some of Qund(u)rovs kept their relations up to the early 20th century. Some obvious tracks of the latter can be still found in the toponomy of the region (New-Qondurovka). This sitution has  generally remained since the period of 16-18th centuries up to now.

 

Читать далее...

Многоликие гунны

Атилла в бою

Об этом этносе есть множество противоречивых мнений, которые редко пересекаются в одну точку зрения. Древние западноевропейские историки говорят одно, китайские другое, персидские сообщают третье. Гунны, племенной союз древних тюрок, являются потомками великих хуннов, и это факт, который, к сожалению, не все хотят принимать.

Хунны создали свою державу в 3 в. до н. э., когда к власти пришёл сын шаньюя Туманя — Модэ. Отец не любил своего старшего сына и старался любыми способами от него избавиться. Тумань отдал его в заложники юэчжам, а затем напал на них, чтобы те убили сына. Но Модэ смог бежать. Тумань уже не посмел убить сына после его возвращения. Отец поставил его во главе 10 000 семей. А Модэ, в свою очередь, создал жёсткую дисциплину в своём войске, после чего произвёл переворот, за которым последовала гибель Туманя, его жены и младшего брата, и он сам стал шаньюем. Грозный Модэ не церемонился со своими подчинёнными, рубил головы даже за мелкие провинности. Он создал настолько жёсткую систему ведения войны, хунны стали побеждать китайцев, у которых был двадцатикратный перевес вооруженного состава!

Такое государство, как империя Хань, было отнюдь не слабым. Об этом писал китайский историк 1 в. Сыма Цянь. Мы не будем останавливаться на подробном описании истории державы Хунну, а просто проведём короткий экскурс, а затем перейдём к основной теме, где нас интересуют уже гунны, которым, собственно говоря, я и посвятил эту тему. Хунны вели войны с восточными племенами дунху, затем с юэчжами, но самыми частыми были войны с Китаем. В периоде с 202 г. до н. э. до  середины 1 в. они сдерживали агрессию сначала империи Цинь, а потом империи Хань. Но китайцы, терпевшие поражения от «свистящих стрел» храбрых хуннов (хунны делали стрелы с отверстиями на кончике, вследствие чего стрела летела со свистом и действовала на психику противника), стали использовать своих искусных дипломатов, которые подняли против хуннов окрестные племена и смогли ввязать государство в междоусобную войну. Ситуация была очень тяжёлой. Междоусобица расколола державу Хунну. Затем, как говорят историки, в степи началась вековая засуха, пустыня Гоби расширилась. То есть здесь сильно повлияла не только политическая обстановка, но и природный фактор. Теперь восточные соседи и предки монголов – сяньбийцы- стали постепенно завоевывать влияние в Великой Степи, а с хуннами они решили покончить (2 в.)

Белый гунн

Выше описанные события разделили хуннов на четыре ветви. Южные хунны стали жить в самой северной части Китая — Ордосе и считались ядром китайской военной мощи; хунны-юебань ушли в Среднюю Азию, разделившись на племена: чуюе, чуми, чумугунь, чубань; Северные хунны продолжали сопротивляться воинственным сяньбийцам, но затягивать войну больше не могли. Обессиленные засухой, они бежали на Запад к новым землям. Последние, четвёртые, самые слабые и субпассионарные подчинились добровольно Сяньби.

Северные хунны

Путь на Запад был чрезвычайно сложным, так как за спинами уцелевших хуннов были сяньбийцы, которые преследовали беглецов. Великий историк Л.Н. Гумилёв пишет, что женщины не могли выдержать этого перехода. Уцелели только физически и духовно крепкие люди, т.е., в основном, мужчины. Но сколько их было? Ответ на этот вопрос содержится в книге Гумилёва «Тысячелетие вокруг Каспия»: «Вернёмся к демографической проблеме, которая, несмотря на всю приблизительность цифровых данных, даёт нам необходимое решение. Выше было указано, что хуннов в 1 в. до н. э. было 300 тысяч человек. За 1-2 вв. н. э. был прирост, но очень небольшой, так как хунны всё время воевали, к ним присоединились лишь китайские эмигранты — кулы». Подчёркиваю, что кулы — это эмигранты, бежавшие от произвола китайских чиновников и императора, которые считали, что найдут покой у хуннов. «Кулами», т. е. рабами, их прозвали хунны. Слившись в систему державы Хунну, кулы стали хуннским субэтносом. В 3 в. в Китае насчитывалось 30 тысяч семей, т. е. около 150 тысяч хуннов, а «малосильных» в Средней Азии около 200 тысяч (хунны-юебань). Так сколько же могло уйти на Запад? В лучшем случае — 20-30 тысяч воинов, без жён, детей и стариков, неспособных вынести отступление по чужой стране без передышек, ибо сяньбийцы преследовали хуннов и убивали оставшихся.

Битва тысячелетия при Каталунских полях

Эти энергичные, пассионарные люди прошли 2600 км за 1000 дней. Остановились они только на территории Урало-Волжского междуречья, где, найдя убежище и спокойную жизнь, хунны в буквальном смысле подружились с угро-финскими племенами. Известно, что многие угро-финны покинули степную зону и уплыли на север по Оби, где уже в северной части Урала встретились с малоизвестным племенем — сииртя, относившийся к некой Усть-полуйской культуре. Считалось, что сииртя — очень опасный и беспощадный народ, который нападает внезапно на пришельцев.

Очень интересно, как хунны могли взаимодействоать с уграми и финнами через такое огромное расстояние, а точнее через всю таёжную зону с юга на север? «Заметим, что все перечисленные этносы (вначале перечислются народы Поволжья. Угорские: мокша, луговые черемисы, Чудь заволоцкая; Финны: эрзя, горные черемисы, Чудь белоглазая. Чуваши-потомки гуннов, т. к.чувашский язык принадлежит к наиболее архаичным тюркским языкам) живут около Волги и её притоков или поблизости от них. Значит, именно Волга, замерзающая зимой, была дорогой угров и гуннов на север,» — пишет Л. Н. Гумилёв.

Пришедшие в новые земли хунны ни с кем не воевали 200 лет, жили мирно, составляя хунно-угро-финнский симбиоз. Как уже было сказано выше, у хуннов не хватало женщин, недостаток они и восполнили благодаря уграм. О полной ассимиляции говорить не приходится, был только симбиоз и не более. Образовался этнос гуннов, т. е. тех самых ужасных для европейцев «дикарей». Хотя, судя по тому, что за такой промежуток времени от 160 г. до 360 г. н.э. гунны не вели войн, можно судить, что римско-германские историки преувеличивали. Один из них — историк Аммиан Марцеллин, который по словам своего лазутчика, испугавшегося «страшных кочевых варваров», докладывал своему хозяину о неизвестных пришельцах.

Взгляд на Европу

Период большой резни народов. Идёт постепенный развал Западной Римской империи, возвышается Восточная Римская империя и т. д. Начнём, пожалуй, с Восточной части Европы. Здесь, в Причерноморских степях, последние скифы отстаивают свою независимость и жизнь от аланов (сарматов). Сарматы жестоко расправляются со скифами, истребив одних и вытеснив других в Крым. Бедные скифы посчитали, что Крым станет неприступной природной крепостью для врагов, но, к сожалению, события покатились не в пользу скифов. В устье Вислы высадились три отряда воинственного племени готов. Готы разделились на вестготов, гепидов и остготов.

Хунну

Остготы стали завоевателями Восточно-Европейской равнины. Здесь они покорили племена антов (предков полян), венедов (тоже славян, как и антов, но являющихся самыми воинственными из славянских племён и равно пассионарными со многими германскими племенами). В будущем венеды разделятся на лютичей и бодричей, которых в Средневовье уничтожат швабские императоры), ругов (племя германское, жившее до разгрома от готов на берегах Вислы.), герулов (германское племя), а затем поголовно уничтожили последних скифов в Крыму и здесь же создали свой флот, заимствуя его у греков. Остготы создали своё сильное королевство, во главе которого стали править короли из рода Амалов (благородных), среди них особо отличился король Германарих. Они стали союзниками аланов. Позднее гунны придут, как мстители за скифов (гунны знали о скифах и их родственных саках, так как их культура произвела  на гуннов большое впечатление) и освободители славянских племён от жестоких аланов и германцев, если смотреть на историю этих народов «с высоты птичего полета», как называл это Лев Николаевич.

Вестготы во главе рода Балтов (храбрых) побеждают римлян, проходят Балканы, а позже захватывают Рим. Римляне отличали готов, как агрессивных воинов с длинными копьями. Как раз эти длинные копья серьёзно помогали готам в сражениях с римскими пехотинцами-легионерами. Готы захватывают половину Европы; Франки захватывают Галлию; Вандалы проходят Западную Европу, обосновываются в Испании, где сталкиваются со свевами (затем, как мы знаем, вандалы переселяются в Африку, откуда совершают нападение на Рим, после которого город и сама империя больше не оправились, но  это происходит практически в самом конце описываемого нами периода); саксы, англы, юты захватывают Британию. Теперь на арену истории Великого переселения народов (здесь описан поздний период, когда гунны уже были в Европе, но описанное выше исключать нельзя) выходят гунны…

Воинственность гуннов

Гунны не забыли своих великих предков. Сидя у костра, старейшины вели повествования своим сородичам о славе, мужестве и героизме воинов государства Хунну, где каждый  помогал друг другу в сложные времена, вследствие чего они — потомки хуннов, всё-таки живы. И пришло время, когда гунны должны были сами показать, на что они способны …
Начиная с 360 г. аланы решают захватить Урало-Волжское междуречье, территорию, с которой они когда-то ушли (после ухода с этой территории, они покорили Северный Кавказ и Доно-Волжское междуречье). Здесь они и встретились с гуннами. Тяжёлая аланская кавалерия считалась непобедимой, однако мобильные гунны использовали лёгкую конницу блестящих лучников.

Война длилась 10 лет, до 370 г., но в итоге победу одержали малочисленные гунны в союзе с уграми. Но легкая ли это победа? Аланы были отлично снаряжены и вооружены. Кроме того, они имели свои крепости, что говорит об их полуоседлости. И что важнее, аланы имели сильных пассионарных союзников — готов. Тем более, под готами жили анты, гепиды, герулы, венеды, росомоны и другие племена. И всё-таки, гунны победили. Они продвинулись через Северный Кавказ к берегам Азовского моря, однако, как пишет Гумилёв, «предгорные крепости взяты не были», т. к. гунны крепостей брать еще не умели. Форсировать Дон гунны не решались, видимо из-за того, что правый берег реки был серьёзно укреплён и готы готовились к столкновению. Однако  всё пошло не по их планам.

По легенде, в 371 г., на Таманском полуострове, охотившиеся гуннские всадники, увидели самку оленя и погнались за ней. Олениха вошла в воду и … перешла в Крым! Затем гунны сами перешли пролив и напали на своих врагов с тыла. Если следовать легенде, то керченский пролив тогда был настолько мелководным, что по нему можно было свободно пройти! Постепенно прорвавшись через Перекоп в степи Северного Причерноморья, гунны начали внезапную войну с остготами, которые так же, как и их союзники аланы, потерпели полное поражение. Государство Германариха пало, а освобождённые гуннами племена, ненавидевшие готов, стали охотно служить новым хозяевам. Теперь гуннское войско пополнилось иноземцами и открылся выход в Европу.

Начиная с 376 г., непримиримая часть остготов и их родичи вестготы перешли Дунай и оказались в области, подвластной римлянам. В это время в плен гуннам попал сын римского генерала Гауденция (он был германцем) и какой-то римлянки — Аэций. Он подружился  тогда со своим сверстником Аттилой, и наверняка с дядей Аттилы — Ругилой и отцом — Мундзуком. Аэций позже станет для Аттилы не другом, а самым непримиримым, но достойным врагом, когда один будет возглавлять западными варварами, а другой восточными. То что касается,Ругилы, он считался очень мудрым правителем, настоящим дипломатом. Грозился напасть на Византию, которая тогда платила ему ежегодную дань, потому как император принимал к себе готов, бежавших от гуннов. Однако переговоры были нарушены из-за смерти Ругилы, тогда как границы государства гуннов уже располагаются на Рейне.

В 434 г. власть переходит к сыновьям Мундзука — Аттиле и Бледе. Уже в это время их государство превратилось в химеру, когда все подчинённые им племена жили не по отдельности, где в симбиозе этносы взаимодействуют между собой, а слились в анти-этнос, который, как считает Гумилёв, в отличие от этноса, не имеет возраста и может быть быстро разрушена, если сталкивается с молодым и энергичным этносом.

Хотелось бы немного подробнее остановиться на этом заявлении, потому, что именно оно объясняет нам столь быстрый распад гуннской империи. Химера в этногенезе является образованием, породившем смесь народов в одной массе, при этом представители своих этносов, которые вошли в химеру, теряют традиции и стереотип поведения, который раньше им был свойственен. Химера в отличие от этноса, возраста не имеет! То есть, если мы говорим «химера», то ни о какой фазе этногенеза и речи не может идти. Химеры побеждают политически и экономически, но никогда — идеологически.

Долго продержавшаяся она становится оплотом лжи, т. е. её члены используют ложь, как «modus vivendi», как принцип существования. Образуются антисистемы, т. е. религиозно-философские организации с отрицательным мироощущением. Примеры из истории: Государство Птолемеев (греки+евреи+копты), Газневидский султанат (тюрки+персы+арабы), государство Караханидов (тюрки+таджики), Фатимидский султанат (славяне+тюрки+венгры+арабы+берберы); самый достойный пример современной химеры — США. Но вернемся к гуннам 5-го столетия.

В 445 г. Аттила убивает Бледу и станет полноправным правителем своей империи. Он разрушает 70 городов на Балканском полуострове (города-крепости сами гунны брать не умели, что отмечено выше, поэтому эта роль была отведена на подвластных им славян и германцев). Сначала, в 447 г. византийский император Феодосий II заключает с Аттилой мир, а затем второй, сменивший его император Маркиан, не желавший «стоять на коленях» перед гуннами, решается порвать мир в 450 г. Интересно, что Аттила снова не идет на Византию войной, а начинает наступление на Запад, в западноримскую Галлию, современную Францию.

Здесь Аттила встречается с Аэцием, талантливейшим дипломатом и политиком, с «последним из Римлян»( титул который, впервые, присвоен ему византийским ученным Прокопием. Аэцием), ставшим римским полководцем, возглавившим римские легионы и племена, враждебные державе Аттилы. Короче говоря, случился момент в истории, когда две племенные массы, две коалиции, бились в одном сражении — на Каталаунских полях. Сражение произошло в 451 г.

Финальное шествие

Здесь были анты, остготы, руги, герулы, алеманны, биттогуры, венеды, язиги, гепиды, мелкая часть франков (которые  не доверяли Аэцию), и, конечно, сами гуннские войны. Аэций же управлял другой частью франков, вестготами, непримиримыми остготами, аланами, саксами, бургундами, рипариями, и, римскими легионами. По словам германского историка Иордана, сражение было одним из самых кровавых и зверских. Многие современные историки полагают, что сражение выиграл Аэций, однако Гумилёв считает иначе -победа не досталась никому: «Аттила отступил, Аэций его не преследовал». Полагаю, что точка зрения Гумилёва верна, ибо гунны, если бы и потерпели серьёзное поражение, то уже не стали бы наступать войной на Италию в 452 г., год спустя сечи.

Империя хуннов. V век н.э.

И всё же, Аттила продолжил войну и взял сильнейшую крепость Аквилею, которая, кстати, была построена во 2 в. до н. э. для защиты от иллирийцев, кельтов и македонцев. Аттила разграбил Северную Италию, пока римляне не предложили завоевателю огромный выкуп, ради спасения своих жизней и ухода вождя гуннов из Италии.

В 453 г. Аттила умирает во время брачной ночи с бургундкой Ильдико (есть версия, что она его отравила). После этого гуннская империя быстро раскололась, а сами гунны были окружены в Паннонии, причём бились они уже без остготов и гепидов, т. к. последние стали изменниками и объединились против кочевников, для которых бойня в Паннонии стала могилой. Погибло около 30 тысяч гуннов и их верных союзников. Уцелевшие ушли в Причерноморье. Но и здесь их история не закончена! Вожди Денгизих и Ирник (братья погибшего в Паннонии в битве при р. Недао Эллака — сына Аттилы) сопротивлялись ещё готам, савирам, сарагурам. Алан Аспар разбил Денгизиха, а его голову отправил в Константинополь (гунны тогда были вассалами Византии). Вот именно на этом моменте история гуннского пути в несколько сотен лет и несколько тысячи километров и заканчивается.

В истории очень часто мы видим, как народы появляются, достигают пика славы и … погибают. Гунны — непредсказуемый сильный этнос, который взял элементы угорской и тюркской храбрости. Хотелось бы отметить, что гуннская империя сошла на нет лишь тогда, когда образовала химеру. Не знаю, могли бы этногенные процессые в периоде Великого Переселения идти по другому… Сегодня же в современной России есть потомки гуннов — это чуваши. И пусть они гордятся своими великими предками.

Александр Беляев, Клуб Евразийской интеграции МГИМО (У)

Список литературы:
1. Л. Н. Гумилёв. «Хунны в Азии и Европе».
2. Иностранцев К. А. «Хунну и гунны».
3. Э. Томпсон. «Гунны. Грозные воины степей».
4. Николаев В. В. «История предков чувашей».
5. Отто Дж. Маенхен-Гельфен.»Мир гуннов. Исследования их истории и культуры».

Читать далее...

Структура Движения должна обеспечить быструю трансформацию в политическую партию

Два года назад в Париже было создано Движение евразийцев-народников. За два года Движение по защите прав народов наварило особый “идеологический бульон” и достигло некоторых успехов в презентации идеологии обновлённого Евразийства.
Промежуточные итоги деятельности Движения подводит политолог-евразиец Мехти Шарифов.


Чем для Вас привлекательно Движение по защите прав народов? Чем отличается от иных общественных, политических и культурных инициатив? Что ДЗПН для Вас?
Движение привлекательно своим геостратегическим и политическим потенциалом.

Если говорить о геостратегическом потенциале. Идейная основа Движения охватывает на данный момент две цивилизации: славянскую и тюркскую. Кроме этого нельзя исключать перспективы распространения на персидскую и арабскую цивилизации (в перспективе). На фоне кризиса мульткультуризма в Европе, идейная база Движения предрасположена к интеграции и созданию политического сообщества, противостоящего европейской (США и ЕС) и китайской (Большой Китай) сообществам.

Если говорить о политическоим потенциале. Движение может предложить альтернативную модель федерализма в России. Несмотря на успешность курса «укрепления вертикали» федеральные отношения находятся в глубоком кризисе, что может привести к распаду страны. Сегодня целостность страны обеспечивается в основном благодаря централизации капитала. Однако это временный ресурс. Усложнение системы общественных отношений приведет к снижению интегрирующей роли централизации капитала (Москва и Санкт-Петербург).

ДЗПН от иных инициатив отличается тем, что может выдвинуть собственную модель межгосударственного сотрудничества и федеральных отношений (то есть свой вариант ресурсного договора).

Для меня ДЗПН – это возможность:

  • участия в значимом проекте в команде;
  • общения и дискуссии с единомышленниками;
  • становления в качестве общественного деятеля.

Движение пытается сформировать синтетическую идеологию, сплав принципов имперской легитимности и народной справедливости. Так чего мы достигли в этом направлении? Виден ли контур новой “золотой идеологии” или главные поиски ещё предстоят?

Определены лишь основные принципы и общий методологический подход. Четко сформулированной позиции, которая бы давала практически применимый подход к конкретной проблеме (международного или внутригосударственного характера) не существует. Вместе с тем уже есть четкое видение того, чем не является Движение.

Несмотря на кажущийся лоск «левости», Движение может успешно существовать лишь как «правое» политическое формирование. Основная потребность в евразийской интеграции исходит от представителей крупного капитала (как федерального уровня, так и на уровне регионов), которые традиционно поддерживают правое крыло в политическом спектре. В качестве «левой» инициативы Движение будет представлять собой лишь интеллектуалов любителей политической философии. Не все правые фашисты. Не стоит также забывать, что евразийство выпестовано из славянофильства.

«Красное будущее» — это политическое обоснование экономической экспансии российского капитала в страны пост социалистического ареала, и, наоборот, политическое обоснование привлечения капитала из СНГ в Россию (совместные проекты).

Чем должно заниматься Движение сегодня? Кто наш социальный класс, народ? На какие страны и регионы мы должны обратить внимания?Какого типа акции мы должны осуществлять?

В первую очередь, Движение должно заниматься:

  • выработкой четкой политической платформы;
  • разработкой внутренней организационной структуры под данную платформу;
  • созданием постоянных источников финансовой подпитки от ведущих российских компаний;
  • созданием формата постоянного взаимодействия с федеральными и региональными органами власти;
  • формированием постоянных связей с правыми и национальными организациями (как русскими, так и иных народов России и стран СНГ);
  • формированием постоянных связей с организациями ветеранов Вооруженных Сил.

Социальный класс:

  • участники Движения – это интеллигенция и студенты;
  • база – это крупный «федеральный» бизнес, заинтересованный в интеграции, и как ни странно – национальный бизнес (Татарстан, Башкирия и т.д.), заинтересованный в реформировании федеральных отношений.

Регионы повышенного внимания:

  • в России: Москва и Подмосковье, Санкт-Петербург, города-миллионники, Татарстан, и Северный Кавказ;
  • в СНГ: Казахстан, восточная Украина, Белоруссия, а также «новоиспеченные» страны Абхазия и Осетия.
  • дальнее зарубежье: Турция, Сербия.

Акции:

  • создание точек присутствия (офисов) в регионах повышенного внимания;
  • создание точек присутствия в ведущих ВУЗ-ах России и стран СНГ;
  • проработка вопроса о создании кафедры или центра по вопросам «прав народов» в одном из столичных ВУЗ-ов;
  • ежегодный «кочующий» летний «Селигер»;
  • ежегодное научное мероприятие (конференция, симпозиум) под эгидой Движения;
  • модернизация сайта Движения;
  • просветительская деятельность должна быть лишь оболочкой, под которой проводится работа по привлечению новых членов к Движению;
  • если уж флеш-мобы, то проводить одновременно и скоординированно в разных городах/странах.

Организационно Движение должно быть сетевым, с выделенным четким ядром. Организационная структура Движения должна обеспечить быструю трансформацию в политическую партию в случае необходимости. Сетевые звенья Движения должны обладать автономностью. Это позволит привлечь к Движению правые силы различных стран. Ведь обеспечение права народов на идентичность, культуру, экологию на пост советском пространстве желает оставлять лучшего. Подвижек в этом вопросе нет.

Чем может конкретно помочь Движение в отстаивании прав народов на вашей территории и шире в России, СНГ, Евросоюзе? Какие программы можно было бы запустить?

Движение может:

  • стать посредником в диалоге между национальными и религиозными движениями в РФ и федеральной властью;дать международную площадку для национальных движений РФ и стран СНГ;
  • стать консолидирующей силой межнационального и межрелигиозного диалога на пространстве СНГ;
  • разрабатывать и принимать участие в реализации пограничных проектов (наподобие Еврорегионов в ЕС).

Что касается запуска программ: это вопрос касается среднесрочной перспективы, после реализации вышеназванных мероприятий.
Создание подобной структуры требует наличия четко работающей команды, работающей постоянно, а не только в формате общественной деятельности.

Читать далее...

Евразийцы должны вернуть Фестивали Молодёжи и Студентов!

Два года назад в Париже было создано Движение евразийцев-народников. За два года Движение по защите прав народов наварило особый «идеологический бульон» и достигло некоторых успехов в презентации идеологии обновлённого Евразийства.

Промежуточные итоги деятельности Движения подводит евразиец-народник Алексей Ильинов (Россия, г. Воронеж), заместитель главного редактора интертрадиционал-евразийского портала «МЕЗОЕВРАЗИЯ».


Чем для Вас привлекательно Движение по защите прав народов? Чем отличается от иных общественных, политических и культурных  инициатив? Что ДЗПН для Вас?


Прежде всего я хочу поблагодарить Движение по защите прав народов за приглашение принять участие в его  работе. Без сомнения, что его  появление было отнюдь не случайным, ибо давно уже назрела необходимость внимательного, умного и ответственного диалога с народами  Евразии, о которых наши соотечественники имеют, если уж быть совсем честным, весьма смутное, а то и полностью искажённое, представление.  Особенно важно отметить то, что Движение отважилось на качественную и творческую «перезагрузку» современного евразийства и сделало его  по-настоящему открытым, пластичным и гармоничным мировоззрением без какого-либо напыщенно-пафосного «элитаризма» с явно  нигилистическими чертами. Я бы сказал, что обновлённое евразийство окончательно спустилось, наконец, с заоблачных интеллектуальных высот  на несовершенную твердь земную и обратилось к вполне земным проблемам. Я признателен Движению по защите прав народов за то, что оно не  только заново переоткрыло евразийскую  философию и мировоззрение, но и за то, что именно евразийцы-народники, пока ещё  немногочисленные, стали самоотверженно налаживать мосты взаимопонимания, дружбы и братства между народами Евразии и всей Земли.


Движение пытается сформировать синтетическую идеологию, сплав принципов имперской легитимности и народной справедливости:  евразийство-народничество, имперский анархизм, эсер-евразийство, скифский социал-монархизм, новое областничество. Так чего мы достигли в  этом направлении? Виден ли контур новой «золотой идеологии» или главные поиски ещё предстоят?


Динамическая и яркая синтез-идеология евразийцев-народников, как мне представляется, всегда будет пребывать в становлении и постоянно  обновляться, ибо такова её, если угодно, «природа». Самый главный её плюс — это, конечно же, отсутствие неких «непогрешимых» фолиантов с  рецептами обязательных к исполнению «ритуалов». Сама идея Небесной Евразии (перекликающаяся, рискну предположить, с Сальватеррой  русского анархо-мистика и поэта Даниила Андреева) предполагает некую, образно говоря, «крылатость», что, впрочем, исключает и чрезмерную  всеядность. Особо примечательно, что обновлённое евразийство обратило внимание на идею ноосферы, озвученную некогда Эдуардом Леруа,  Владимиром Вернадским и Пьером Тейяром де Шарденом. Идея эта, к прискорбию, превратилась со временем в объект совсем уж дурных  спекуляций и самых невероятных, далёких от строгой научности, трактовок. В контексте же евразийства, особенно в классических работах Льва  Николаевича Гумилёва, идеи ноосферы и ноосферогенеза обретают совсем иное, намного более адекватное, прочтение — соборное и подлинное  гуманистическое. Устоявшееся ныне мнение, что Евразия — это, как будто, исключительно грозная, бряцающая оружием, имперская машина,  евразийство-народничество опровергает, ибо для него Евразия — это невообразимой красоты Храм, многосложный Мир Миров и, поистине, целая  Ойкумена.

Евразийцы сознательно размежевались с «правыми»: консерваторми-унификаторами, дугинским неофашизмом. ДЗПН организовало закрытие Движения против нелегальной миграции и  провозгласило себя антифашистским сообществом. Какое «красное» будущее у нашего Движения? И «левая» ли мы организация?


Нет ничего удивительного в «левом» и «антифашистском» («традиционал-антифашистском») повороте евразийства, ибо в сегодняшних условиях  насильно и неумно навязываемой «консервации» это самая честная и самая человечная позиция. Однако антифашизм евразийцев-народников  совсем иного характера. Это антифашизм метаполитический, культурный и даже цивилизационный.

И потому он качественно отличается от  популярного ныне западного антифашизма, который, нужно это признать, всё-таки поражён рядом пороков европейской, а ещё точнее —  пост-европейской, цивилизации. Евразийский антифашизм, в первую очередь, сконцентрирован на Человеке с большой буквы, но только не как  потребителе и «социальном животном», но как творении Божьем — светоносном и космическом. Евразиец-антифашист не развязывает те или иные  геополитические битвы, где непременно есть Абсолютный Враг, но сражается за право на свободу и за честь каждого жителя планеты Земля. Он,  по словам ранних Стругацких из актуальнейшего и в наши дни романа «Трудно быть богом», стремится всегда и при любых обстоятельствах  оставаться «коммунаром», но никак не «благородным подонком». Левый Путь евразийства-народничества — быть в авангарде сверхновой  Теологии Освобождения. Евразиец-народник, евразиец-антифашист, евразиец-коммунар — отважный рыцарь-защитник и зодчий небывалого  Уранополиса — Града Неба и Любви, коему покровительствует прекраснейшая богиня Афродита Урания.
Чем должно заниматься Движение сегодня? Кто наш социальный класс, народ? На какие страны и регионы мы должны обратить внимания?Какого типа акции мы должны осуществлять: просветительская деятельность, флэш-мобы, сетевые войны, поиски сакральной географии?  Каким Движение должно быть: сетевым, революционным «прямого действия», общественно-культурным?


На данном этапе деятельность Движения по защите прав народов должна быть, разумеется, направлена на развитие и укрепление  добрососедских и дружеских отношений между народами Евразии. Это вполне очевидная и первоочередная задача. Огромная беда нашей  современности — это чрезмерная общественная атомарность и разрозненность. Нынешнее российское молодое поколение фактически не владеет  внятной информацией о множестве народов, кои проживают на территории России и, в целом, всего континента. Но зато в молодое сознание (уж  не намеренно ли?) внедрены чудовищные оскорбительные стереотипы, которые напрямую унижают представителей тех или иных  национальностей. Отсутствие грамотного и, главное, умного просвещения в области народознания приносит совсем нерадостные плоды. Этот  пробел необходимо как-то устранить. И, будем на то надеяться, эта задача по плечу евразийцам-народникам. Также нужно проводить как можно  больше слётов, съездов и совместных мероприятий, где представители разных народов могли бы свободно общаться между собой и налаживать  дружественные взаимоотношения.

Необходимо вернуть незаслуженно забытые ныне международные Фестивали Молодёжи и Студентов, которые  были некогда визитной карточкой Советского Союза. Мы снова должны учиться общаться и понимать друг друга, ибо это не так уж и сложно. Предстоит колоссальная работа — просветительская, издательская (нужны газеты, книги, журналы, CD и DVD!), организационная. Так, например,  что мы знаем о литературе Калмыкии, Татарстана, Эвенкии или Бурятии начала 2010-х годов? Какие там есть авторы, какие издаются книги и  журналы? А вот организация большой выставки-фестиваля евразийской книги с непременным участием авторов могла бы решить эту проблему. В свете недавней трагедии в Норвегии особое внимание должно быть уделено Европе, где ранее проводимая политика мультикультурализма  потерпела крах и породила всплеск радикальных этнонационалистических настроений. Необходим новейший формат межнациональных  взаимоотношений европейских народов, который учитывал бы как права коренных народов, так и тех, кого принято именовать иммигрантами.  Всевозможные мечты о тотальном «европейском халифате» или же «европейском рейхе» под подновлённым неонацистскими знамёнами несут  только горе и страдание народам Европы. Европу нужно сохранить во что бы то ни стало, но при этом должно не допустить её превращения в  полигон для нечистоплотных игрищ чересчур «мечтательных» теоретиков и политиканов.

Как соблюдаются права народов на идентичность, культуру, экологию в вашей стране, регионе? Есть ли подвижки в этом вопросе?

Наш Центр Востока и Запада «Мезоевразия», сайт которого я редактирую вместе с украинским философом и культурологом Олегом Гуцуляком, не  так давно подружился с писателем, оригинальным философом, экологом и общественным деятелем из Карелии Андреем Козловичем.  Возглавляемая им экологическая организация «Аристон» занимается острейшими проблемами в северо-западном регионе, что, само собой, сильно  не нравится местным чиновникам. Андрей объединил вокруг себя энтузиастов-романтиков, которых можно, наверное, сравнить с рыцарским  братством. Карельские экологи ведут борьбу с бездушием и казёнщиной тех, кто, как будто, должен всячески, не покладая рук своих, заботиться о  здоровье и благополучии граждан. В моём родном городе Воронеже, а также в области существуют национальные общины, которые входят в Ассамблею народов Воронежской  области. На сайте Общероссийской общественной организации «Ассамблея народов России» о ней сообщается следующее: «Воронежское  региональное отделение создано в 1999 году. Председатель Совета Рудаков Сергей Иванович — депутат Воронежской областной Думы четырех  созывов, координатор фракции КПРФ, секретарь Воронежского областного комитета КПРФ, вице-президент Воронежской областной федерации  шахмат и тенниса, доктор философских наук, профессор философии Воронежского государственного университета, член Совета Ассамблеи  народов России. Она объединяет большинство национальных общин области, в том числе, среднеазиатскую, украинскую,  корейскую, новое общественное русское движение и др. Ее отделения  созданы и работают в 11 районах области» . Больше десяти лет назад я принимал участие в составлении справочника общественных  организаций города Воронежа.

Трахман М. Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Москва. 1957-г

 

По ходу работы мне удалось пообщаться с представителем азербайджанской общины и лидером землячества  африканских студентов. Мы говорили об интереснейшей и богатой событиями истории их объединений, а также затронули и больной вопрос  местного бритоголового экстремизма. Лидер африканских студентов был крайне огорчён, что в Воронеже, куда годами приезжали учиться юноши и  девушки из Африки, вдруг стали возможны всплески агрессии на расовой почве. И, тем не менее, в нашем Воронежском Государственном  Университете, насколько мне известно, проводятся мероприятия с участием студентов разных национальностей — КВН, студенческие «вёсны». Кроме того в Воронеже периодически проводятся дни национальных общин. Я был приглашён на праздник еврейской книги в наш  воронежский Дом Актёра. Это было очень красочное и яркое мероприятие с выставкой уникальных книжных изданий и превосходной концертной  программой.

Чем может конкретно помочь Движение в отстаивании прав народов на вашей территории и шире в России, СНГ, Евросоюзе? Какие программы  можно было бы запустить?



В самую первую очередь нужны этнопросветительские и этнопедагогические программы, направленные на подрастающее поколение, наиболее  уязвимое для разного рода словоохотливых «горе-идеологов». Жизненно необходимы, как я уже отмечал выше, всевозможные слёты и фестивали  (не только в реальном времени, но и в виртуальном пространстве), где будет возможен добрый  и конструктивный диалог. Любознательность и  живой интерес друг к другу могут сотворить настоящее чудо. Помимо этого необходимы серьёзные аналитические, экспертные центры и творческие лаборатории, где разрабатывались бы и тестировались  программы межнационального и межрелигиозного взаимодействия. В принципе, Движение по защите прав народов всё это уже практически  реализовывает. И этот вектор его деятельности можно с полной уверенностью считать успешным. Есть диалог, есть взаимная отдача, есть  совместные проекты, где находится место для всех неравнодушных. Взаимопонимание, взаимоуважение и свободное беспрепятственное общение — вот залог гомонойи — всечеловеческого равенства в разуме.

Как евразийцы-народники относятся к росту апокалиптических настроений в России и во всём мире? Что можно противопоставить всё более  нарастающему пессимизму, когда всё чаще стали раздаваться голоса о неотвратимости погибели?


Рискну ответить на сей вопрос. Хотя ответ мой явно не лишён некоторой «наивности». Ноосфера Земли ныне чрезвычайно загрязнена и потому  она отравляет человеческий разум, который ощущает себя в узником в беспросветной темнице. Ну а сон разума, согласно известному выражению,  порождает чудовищ. Необходимо активное оздоровление ноосферы, что, вполне вероятно, повлечёт за собой значительные перемены в социуме  и, шире, морально-нравственной атмосфере. Человек, пленённый «хищными вещами века», должен непременно освободиться от сих оков и  обрести лёгкие и свободные крылья. Нужна Мечта, проявляющая во мраке ослепительные миры.

heart7


 

Читать далее...

Этногенез черкесов и этноним «Адыгэ»

Теофил Лапинский, полковник, типичный польский русофоб, в свое время получил европейскую известность. О нем писали разное — одни чернили, другие, напротив, обеляли. Наиболее меткую характеристику дал ему А. И. Герцен. «Лапинский, — отмечал русский демократ, — был в полном смысле кондотьер. Твердых политических убеждений у него не было никаких. Он мог идти с белыми и красными, с чистыми и грязными: принадлежа по рождению к галицкой шляхте, по воспитанию — австрийской армии, он сильно тянул к Вене. Россию и все русское он ненавидел дико, безумно, неисправимо». Вместе с тем Герцен находил, что Лапинский «написал замечательную книгу о Кавказе».

В пору Кавказской войны Лапинский не только проявил интерес к черкесам, конфликтовавшим с Россией, но и провел три года в Черкесии. Он командовал польским отрядом, отрядами черкесов, тем самым последние признали его «своим». Преимущество польского офицера состояло в том, что он изучил межэтнический для черкесов кабардинский язык и имел доступ к широкой информации, касавшейся черкесов и их истории. Важно также отметить, что польский националист придавал особое значение принадлежности народа к той или иной исторически родственной группе народов. Этим обстоятельством объясняется его повышенный интерес к вопросу происхождения черкесов и их отнесения к определенной близкой им группе народов.

Происхождение черкесов Лапинский начинал с этимологии этнонима «черкес», относя его к древности: «Слово «черкес» очень старо», — подчеркивал Лапинский. По его мнению, вначале оно якобы «употреблялось для разбойничьих банд, которые свирепствовали на берегах Днепра». По данным Лапинского, «черкесы» «составлено из турецко-татарских слов — «чер» или «чар» (подстерегать, искать) и «кес» (отрезать, грабить, убивать)». Разбойные по укладу жизни, днепровские черкесы «не признавали ни власти татарского хана, ни турецкого султана», — писал Лапинский. Он считал, что центром созданного на берегу Днепра масштабного стана черкесов являлись Черкассы. Сложно судить об этом, однако, Черкассы, в самом деле, принято считать одним из ранних поселений средневековья. В свое время город относился к Польше, позднее он стал российским.

Продолжая свое описание начальных черкесов, Лапинский отмечал, что со временем к татаро-турецкой разбойной общине присоединились «многочисленные польские и малорусские беглецы». Они «усилили банды», «одновременно приведя их к расколу». Под давлением пришельцев часть днепровских черкесов «ушла на Дон». Лапинский уточнял, на Дон отступил татарский этнический ингредиент. Как и на левом берегу Днепра, на Дону черкесы основали новые Черкассы. Несомненно, Лапинский создавал вполне логичную схему первоначальной истории черкесов. Но в то же время, похоже, что его версия основана главным образом на одинаковых названиях днепровских Черкассов с донскими.

Пожалуй, более убедительными следует считать суждения по поводу дальнейшей судьбы ранних черкесов, населявших территорию Придонья. Реальным, например, следует считать, что на Дону «Под влиянием Московских великих князей» черкесы смешались с татарскими, московскими, а также русскими пришельцами. Следует заметить, Лапинскому явно не было известно автохтонное население той территории, на которой расселились «днепровские» черкесы и пришельцы из Древнерусского государства. Между тем в науке хорошо известно, что донские благодатные земли исторически и автохтонно были населены ираноязычными племенами, начиная со скифских времен. В ту пору, когда явились на Дон черкесы, а вслед за ними русские из Киевской Руси, донские просторы занимали аланы. Не подлежит сомнению и другое, по сравнению с «пришельцами» местное население вряд ли потеряло свое численное превосходство. Во всяком случае, именно здесь, в донских степях, изначально образовался мощный разнородный этнический массив, которому суждено было испытать сложные исторические коллизии. Добавим для не историков. Аланы на Дону относятся к прямым предкам осетин; с осетинского языка «Дон» — река, вода, от осетинского произошло также название реки Дон.

В XIII веке под напором татаро-монгольских орд донские алано-черкесы отступили на восточный берег Черного моря Северо-Западного Кавказа. Здесь они заняли горные и лесистые местности, весьма удобные для обороны от внешних врагов. На новой территории автохтонами являлись кабардинцы, известные в русских летописях как «касоги» (на осетинском языке — «кашаг»).

В современном кабардинском языке сохранились едва заметные разные наречия. Этим объясняется двоякая транскрипция слова «адыгей». Столкнувшись в XIII веке с кабардинскими автохтонами, этногенез которых связан с меотами, алано-черкесы, — в дальнейшем будем называть их «черкесами», — получили с кабардинского языка новый этноним — «адыги». Если внимательно отнестись к этому этнониму и читать его в транскрипции литературного кабардинского языка, то в появлении у черкесов второго этнонима нет ничего сложного, тем более такого, что принципиально меняло бы этническую текстуру Черкесии, превращая черкесов в «кабардинцев». С кабардинского языка этноним «адыгей» состоит из двух слов: «ады» или «аде» (потом, позднее) и «гей» (быть или приходить). Из такого прочтения интересующего нас этнонима явствует, что кабардинский язык зафиксировал нам поздно «прибывших» или «позднее» переселившихся на Северо-Западный Кавказ черкесов. В свою очередь, у иностранных путешественников и авторов этноним «черкесы» механически был распространен на кабардинцев. Что касается исторических соседей кабардинцев — русских, осетин, вейнахов и других народностей Северного Кавказа, то они четко различали этноним «кабардинцы» от этнонима «черкесы», никогда не путали одно с другим.

Вплоть до XV века, находясь с кабардинцами в тесном этническом контакте, черкесы стали широко пользоваться языком своих близких соседей. Произошло это, несмотря на численное превосходство черкесов над кабардинцами. Вполне возможно, сказалась традиция, сложившаяся на Северном Кавказе, согласно которой кабардинский язык вплоть до XIX века оставался для местных народов средством межэтнического общения. Могли иметь значение и другие обстоятельства. Например, предрасположенность индоевропейских алан к языкам соседних народов.

Предрасположенность черкесов к освоению кабардинского языка, возможно, вызывалась тем, что пришельцы на Северо-Западный Кавказ, значительно потеснив аборигенов, должны были освоить не только территорию, но и новый соседствующий народ. Одновременно кабардинский язык мог послужить также средством межэтнического общения с другими соседними племенами, которых на Северо-Западном Кавказе было предостаточно.

Не менее «загадочным» для лингвистов и этнологов оказалось происхождение нового для кабардинцев самоназвания «адыге», ставшее идентичным со вторым этнонимом черкесов. Казалось, объяснение этого языкового факта было на поверхности, между тем одинаковость этнонимов у черкесов и кабардинцев явилось поводом, благодаря которому черкесы и кабардинцы стали рассматриваться в формате этнической идентичности. Отметим и другое. Приход черкесов на территорию автохтонных кабардинцев никак не мог повлиять на приобретение последними нового самоназвания. В этом не участвовали также их соседи осетины, русские и др., твердо придерживавшиеся прежней этнонимической практики (Кабардей, кабардэ). В таком случае, что же вызвало к жизни новый этноним кабардинцев — «адыге», коим в свое время они назвали черкесов? Отвечая на этот вопрос, необходимо вести поиски в сфере исторических перемен, серьезно повлиявших на судьбы народа.

Позднее средневековье — одно из тяжелых и жестоких времен на Северном Кавказе. Поэтому не стоит романтизировать отношения, складывавшиеся между черкесами и кабардинцами на Северо-Западном Кавказе. Природно-географическая среда — горные, лесистые и болотистые места — хороши были для самообороны, но они же создавали дополнительную тесноту для хозяйственной деятельности. В этих условиях кабардинцам пришлось решать вопрос о новом жизненном пространстве. Уже в конце XV века среди них наметился устойчивый миграционный процесс. Переселенцы оседали на свободных равнинных землях Центрального Предкавказья. Колонизация новых территорий и полный исход кабардинцев из обетованной земли вызывали один и тот же языковой рецидив, ранее состоявшийся в случае с черкесами. Кабардинское слово «адыге» — (поздно пришедшие) — зафиксировало в языке важную для переселенцев историческую перемену. Со временем оно прочно вошло в языковую практику кабардинцев на уровне второго полноправного этнонима. Ничего другого в нем не следует искать.

По материалам Шапсугии.ру.

Читать далее...

Манифест Фонда имени Андрея Рублёва

Открылся сайт Фонда содействия сохранению культурного, исторического и духовного наследия имени преподобного Андрея Рублёва.

Главной целью создания Фонда является осуществление культурной и благотворительной деятельности, направленной на сохранение культурного, исторического и духовного наследия, сохранение национальных традиций, развитие нравственных ценностей в области культуры и искусства, а так же реставрацию объектов культурного наследия. Центр Льва Гумилёва будет активно содействует деятельности Фонда. Сегодня мы публикуем его Манифест.

Манифест Фонда имени Андрея Рублёва

Рублёв национален и универсален

В наше время, когда слова мало что значат, есть имена, которые способны изменить мир к лучшему. Андрей Рублёв. Есть какая-то тайна в этом сочетании звуков; тайна, которая некогда пленила другого Андрея – Тарковского и вдохновила на создание киношедевра. Стоит только произнести «Андрей Рублёв» — и улыбка озаряет сонные лица, в глазах вспыхивает огонь нездешней любви. Это касается не только жителей России и братских стран Содружества, но всех людей вообще. Где бы они ни жили — в Бразилии, США, Африке, Евросоюзе, Австралии.

Рублёв национален и универсален. Перед иконой Андрея Рублёва «Троица» в изумлении умолкает каждый, какую бы религию ни исповедовал, каких бы взглядов ни придерживался. Троица говорит на языке простых и высоких человеческих смыслов, на языке детства, на наречии жизни и света. Конечно, Андрей Рублёв сам является иконой России, наиболее узнаваемым брендом русской культуры — более известным, чем Пушкин, Чайковский, Толстой, Достоевский.

Но что такое сегодня «Рублёв» для России, для каждого из нас?

Глазами Рублёва…

«Мы ведь скифы, приявшие глазами Андрея Рублёва Византию…»писал Сергей Есенин. Творчество Рублева – вершина, но эта вершина не висела в воздухе, а венчала здание древнерусской культуры. Сейчас мы не можем видеть его полностью, но точно знаем основные параметры.

Русская культура в идеале – это прежде всего — способность находить гармонию между земным и небесным. Вот почему, наряду с другими символами нашей цивилизации, Андрей Рублёв предстаёт культурной скрепой русского мира. В монастырях, где творил великий художник, концентрируется энергетика нашего искусства — знаменитый «Русский Дух», о котором писал Александр Сергеевич Пушкин.

В самые пустые и скорбные времена, там царят благородная чистота, высшая правда и твёрдая надежда.

Россия Рублёва

Создание Фонда Андрея Рублёва — принципиальный шаг в возрождении как русского общества, так и Российской державы. Фонд обращён к воспитанию молодого поколения, ко всякому человеку, стремящемуся отыскать ориентиры в пустынях мира сего, в турбулентной вселенной, в неустроенной России. Потому что Троица Рублёва – это огненный столп, направляющий поиски растерянных людей в сторону утраченного рая. Именно здесь пролегает исторический путь России. Посмотрите на Троицу Рублёва – и он станет ясен без слов.

Культурная рекреация

Фонд становится ретранслятором рублёвской идеи, орудием солнечной миссии. Фонд будет заботиться о сохранении сакрального ландшафта – монастырей, храмов, природных объектов, связанных с именем Андрея Рублёва.

Задача Фонда – культурная рекреация, открытие нового поля для индивидуальной и коллективной реализации наших сограждан и всех добрых людей. В русские святые места должна вернуться активная жизнь. Только так они возродятся.

Фонд Андрея Рублёва инициирует восстановление православных соборов, приведение в порядок святых мест – родников и ключей, лесных рощ и памятников старины. Только так мы очистим души сограждан от стяжания и лишней суеты, дадим молодёжи планы на будущее в своей — красивой и любимой стране, в Отечестве, которым можно гордиться, где рожают много детей, где живут с достоинством. Дело образования, просвещения, братской любви и сострадания реализуется через возрождение конкретных памятников нашей истории. Фонд открыт для любых проектов в данной сфере. Принятие древнерусского наследства должно стать Общим делом.

Переоценка культурного достояния

Требованием текущего момента является переоценка культурного наследия Российской Федерации. Сегодня балансовая стоимость выдающихся памятников культуры приближается к нулю. Власть предержащие, представители делового сообщества, общество в целом как будто забыли, что главным сокровищем России, благодаря которому она существует, являются вовсе не нефть и газ, но наши культурные достижения, наш исторический опыт.

Отношение к ценности национального культурного достояния должно кардинально поменяться как в глазах общества, так и в реестрах памятников, финансовых отчётах, каталогах. Фонд Рублёва будет активно лоббировать подобную «переоценку ценностей» в российском обществе, в российском Министерстве культуры, в международных рейтинговых агентствах. Предметы старины, русские сокровища должны официально стоить в десятки, сотни раз больше, нежели теперь. Это наша экономическая программа, рассчитанная на достойное представление нашей страны, как в мировом масштабе, так и в наших собственных глазах.

Наши друзья

Фонд Рублёва вряд ли может справиться с таким глобальным проектом в одиночестве. И мы призываем друзей и помощников, людей доброй воли.

Фонд объединяет вокруг себя исследователей русской сакральной географии и предпринимателей – знатоков старины и искусства, «стражей архитектурного надзора», отстаивающих каждое историческое здание, экологов, берегущих красоту наших природных угодий. Философы, мастера культуры, учёные-патриоты – «художественный арт-пролетариат новейшего типа», по выражению писателя Секацкого, – все эти неравнодушные люди составляют широкое движение, интегрированное в социальные сети, чью волю выражает Фонд Андрея Рублёва.

Мы верим, что движение за культурную рекреацию Великой России является основой консолидации нашего общества. Припадая к священным истокам Руси, мы побеждаем смерть.

 

В подготовке Манифеста принимали участие эксперты Центра Льва Гумилёва Павел Зарифуллин, Роман Багдасаров, Илья Бражников

 

Читать далее...

«Новая Москва» — шаг против инвесторов

Выступление на XX заседании «Московского Евразийского Клуба», посвященном теме «Перенос столицы. Новая архитектура»

Решением о расширении Москвы, принятым в тихую, без предварительных (пусть даже формальных согласований), общественных слушаний, без проектной документации, экономических выкладок и градостроительных расчетов, Медведев и Собянин фактически обнулили все попытки по созданию инвестиционного климата в стране.

Еще не утихли споры вокруг генплана Москвы до 2025 года, а тут – присоединение юбки. Лужковский проект, хоть и вызвал шквал недовольства среди москвичей, но, тем не менее, прошел все формальные процедуры обсуждения до его принятия. Этот документ фактически  задал направления работы строительного сектора в Москве и Подмосковье и определил территории бизнес активности для самых разных уровней инвесторов.

Софья Зырянова

Принимая во внимания установленные правила игры, девелоперы расширяли свой бизнес привычным способом – точечной застройкой в старых границах столицы или строительством по периметру МКАД. Генплан 2025 не менял установленные рынком престижные направления: для бизнес-центров класса А – это, прежде всего, центр; на класс В и С спрос в более отдаленных и часто северных районах.  Довольно четкой была корреляция между районом и классом жилой застройки. Никому и в голову не приходило строить элитное жилье в Бутово, куда теперь может отправиться московское правительство.  Зато Бутово активно заселял мелкий и средний бизнес, рассчитывая на поток потребителей экономкласса.

Присоединение к Москве территории в форме юбки полностью спутало планы застройщиков юга и юго-запада Подмосковья. Если раньше прилегающие к МКАД районы традиционно застраивались спальниками (Немчиновка, Московский, Газопровод и пр.), а на расстоянии от 5 километров от кольцевой новое строительство было ориентировано на коттеджные поселки для среднего и выше среднего классов, то теперь с учетом мутных планов не понятно, кто будет покупать эти объекты. Так, например, Киевское шоссе еще в июне считалось третьим по стоимости земли направлением после олигархической Рублевки и Новой Риги. Причиной тому была хорошее по московским меркам транспортное сообщение с Москвой.  Московская прописка этого направления сразу же отсекает покупателей загородного жилья (зачем покупать дачу на территории Москвы?), нивелирует транспортное преимущество и замораживает продажи до выяснения подробностей проекта.  Обслуживание же полученных на строительство кредитов и расчет со смежниками при этом никто не отменял. Вероятнее всего, подскочат цены на прокладку коммуникаций в новом районе, а увеличение издержек при отсутствии покупателей до какой-то появления ясности масштабного проекта мелкие девелоперы могут и не пережить.

Под вопросом стала и целесообразность строительства объектов бизнес — и среднего класса на севере, ведь на новой карте столице этот район оказался на отшибе. Очевидно, что ситуация с изменением центров деловой активности затронула не только застройщиков, но и по цепочке всех тех, кто инвестировал в их проекты – банки, предпринимателей, частных инвесторов и простых покупателей недвижимости. То есть налогоплательщиков, за счет которых и реализуются такие масштабные проекты.

Решение Медведева – Собянина особенно странно выглядит на фоне приближающихся выборов. Ведь в подвешенном и униженном от отсутствия конкретной информации состоянии оказались тысячи завтрашних избирателей – предпринимателей и простых жителей Подмосковья и Москвы. Всем, кто принимал свои частные инвестиционные решения по покупке квартиры, дачи или коттеджа забыли рассказать о планах, озвучить правила выкупа земель.   Страшными последствиями может обернуться желание московских властей действовать по олимпийскому сценарию варварского отъема земель у населения и бизнеса. Напомню, что  в Сочи и Адлере оценкой занимались исключительно аккредитованные при Олимпиаде  компании, рассчитывающие размер компенсации по собственной единственно верной методике. Так, амортизация пятилетнего бизнес центра могла достигать 60%, что не позволяло покрыть даже банковские кредиты, не говоря уже о получении минимальной прибыли.  С населением поступали еще жестче: во внимание не принимались ни белые договора купли-продажи квартиры, ни размер ипотечного займа. А в случаях с минигостиницами не только занижалась стоимость строения, но и вовсе не учитывалась бизнес-составляющая объекта. Оспорить размер компенсации в судах было невозможно, храм правосудия не принимал к рассмотрению независимую оценку, быстро переводил деньги на депозитный счет суда и спокойно запускал приставов и экскаваторы на необходимый объект.

Если подобный механизм будет запущен в Подмосковье, это окончательно дискредитирует судебную систему, а полное попрание прав инвесторов таким волюнтаристским способом вынудит экономически активное население вкладываться в относительно стабильные экономики с понятным  и прогнозируемым регулированием. Тем более, что к этому активному населению власть решила  ворваться в святая святых – их дом.

Софья Зырянова, журналист, модератор группы «Новая Москва» в социальных Сетях.

Читать далее...