Союз Скифских Республик

Манифест Новых Скифов
принят на учредительной конференции Скифского Движения 7 ноября 2011 года в Петрограде, «Гранд Отель Эсмеральд»

 


Смерть и отчуждение

Сегодня для существования народов в рамках единого Содружества или единой России очень мало практических оснований. Многие российские обыватели мечтают избавиться от граждан бывших братских республик, депортировать их, «куда Макар телят не гонял», многие грезят о «Великой русской стене» между Россией и Кавказом, видят в каждом дворнике-инородце врага, боятся мусульманских праздников или мечтают поскорее уехать из этой страны.
Многие граждане бывших советских республик желают сбросить с себя русских, «много лет сидящих на шее», влиться в мировое сообщество, где господствует международное право, а не Русская империя, где правит гуманизм и растут доллары на деревьях.
Внятные экономические обоснования для объединения тоже отсутствуют. Быть вместе с Россией не почётно, это «вместе» измеряется ценами на газ и миграционными картами, отражёнными в глазных зрачках чиновников и полицейских.
Значит кончилось Евразийство? И народы Содружества никогда не будут жить вместе в одной стране на своей земле по своим законам?

Да – скифы мы!

Всё было бы потеряно, если б не скифы.
Мы заглядываем в бездну времён, к глубинным корням, взрастившим древа и ветви народов России-Евразии. И видим скифов — наших пращуров и праотцов. Что может реально объединить сегодня русского и кавказца? Скифы. Кавказцам с детства читают «Нартский эпос» — описание подвигов нартов – древних скифских героев. Славянин знает, что его предки — скифы-сколоты, сражавшиеся с амазонками. Это они вскопали на запряженных змеях черноморские валы.
Что может объединить финна и тюрка, поляка, украинца, тувинца и осетина? Только общее происхождение от скифов – генетическое и культурное. «Да – скифы мы», — сказал великий поэт Александр Блок. Вслед за Блоком и евразийцами XX века мы обращаемся к скифским праотцам с мольбой о помощи. Будьте посредниками в чудовищной распре, объявшей государства, этносы и семьи бывшего СССР!

Они возвращаются!

Если нeкому всех примирить – это сделают скифы. Скифы нас ещё никогда не подводили.
Они возвращаются в наших мыслях, в наших грёзах, наших идеалах и планах на будущее. Планах на Золотое Скифское Царство!
У нас есть мечта! У нашего движения есть этнофутуристический проект! Золотая Скифия – от ворот Копетдага и отрогов Малого Кавказа до Ледовитого океана. От поросших буком карпатских гор до тихоокеанского бриза.
Великая Скифия – Утренняя звезда счастливых народов, обитающих в чертогах этих удивительных земель! Наши леса, степи, реки, моря и горы – райские. И народы наши должы жить вольно, славно, красиво и дружно!
Как завещали нам скифские предки на грозных колесницах. Хозяева набитых золотом степных курганов.

Этнофутуризм Солнечного Царства

Скифский проект не погружён в ретроградство и консерватизм. Ведь скифы были великолепными инноваторами: прекрасными кузнецами и золотых дел мастерами, конструкторами непобедимых колесниц и блистательными кулинарами, подарившими Человечеству масло. Они оказались и гениальными модельерами – благодаря скифам люди на земле носят штаны!
Движение скифов открыто ко всем изобретателям. Мы собираем молодых конструкторов и естествоиспытателей. Мы пропагандируем энергию ветра и солнца – стихий из которых были созданы первые скифы.
Новейшие экологические виды энергий заменят грязные нефть, уголь и газ. Вместо «газовой империи» мы построим Солнечное царство, пронизанное ветками сверхскоростных струнных дорог, в окружении висячих садов и парков.

Скифская Воля

У скифов были цари, но окрестные народы поражались вольным скифским законам. Мы хотим возродить демократию наших народов во всех её проявлениях: вече, ныхас, земский собор, совесткая власть. Ведь свобода есть высший способ выражения человека! Мы должны выбрать лучшее, а окрестные государства должны вновь, как встарь поражаться демократии и свободе, царящей в наших просторах! Раболепие, диктатура и крепостничество должны остаться в далёком прошлом!


Первый Закон Новых Скифов

Новые скифы ратуют за строительство Царства Правды, ибо «не в вере Бог, а в Правде». Птицы, парящие в поднебесье нашего континента, никогда не лгут. Поэтому ложь, коррупция и обман доверившегося в постсоветских странах будут запрещены и искоренены. «Не лги!» — вот первый закон новых скифов.

Чаша Колаксая

И только вместе разнонародные и разноязыкие потомки великих предков способны на величайшие поступки, на возрождение наших слабых и разрозненных стран. Вместе мы выиграли Великую Отечественную войну. Вместе запустили первого человека в космос. Нам жизненно необходим братский и демократический союз народов. Союз Скифских Республик.
Поднимая золотую чашу скифского царя Колаксая к Солнцу, мы пьём вольную братину Содружества. Скифы возвращаются. Чтобы строить Царство Грядущего!

Новые Скифы

Читать далее...

Анонс: Визуализация евразийской мечты

26 ноября 2011 г. Центр Льва Гумилёва и движение “МОЛОДАЯ ЕВРАЗИЯ” проводят в МГИМО крупную конференцию, целями которой является:
1. поиск простых и доступных лозунгов и символов для популяризации евразийской идеологии;
2. моделирование желаемого образа евразийского человека и общества.

На данную конференцию, которая будет длиться с 11:00 до 15:00, будут приглашены самые видные эксперты.

“Знаки и символы правят миром, а не слово и закон”.

Конфуций

В детстве нам рассказывали сказки. Они несут в себе образы и архетипы, формирующие у малыша всю матрицу ценностей и ориентиров: злой волк, хитрая лисица, трусишка зайка и т.д. Что же стало с нашими детскими образами? Что принес с собой Disney и Hollywood? С этих вопросов мы начинаем поиски новых символов и смыслов.

“Космос мы проиграли русским за школьной партой”.

Джон Ф. Кеннеди

Надо отдать должное идеологической машине Запада, её образы заполонили мир. Будучи уже взрослыми, не замечая того, мы работаем на однобокую гегемонию, мы клюнули на их ценности. Простые ассоциации, звучные лозунги, наглядные символы и образы воодушевили “Американскую мечту”. Эта мечта завлекла весь мир, и мир пошел следом. Будучи на грани, пора открыть наши глаза, пора творить собственные образы, которые приведут нас в страну Правды и Любви, в страну “Евразийской мечты”.

Сегодня мы спрашиваем себя: Какие образы заставят евразийские души проснуться? Как лаконично заключить столь ёмкую евразийскую идеологию, чтобы её поняли от мала до велика, в широкой ли России, в соседнем ли СНГ? Какие материальные и духовные символы должны отображать “Евразийскую мечту”? Что за живительный дух будет питать герб, флаг и гимн создаваемого Евразийского Союза? И т.д.

Чтобы ответить на эти вопросы, Молодая Евразия приглашает к участию ведущих экспертов. Так же мы призываем молодых евразийцев поддержать нашу интеллектуальную работу, внести свой вклад в становление новых смыслов, в которых будем жить мы, будут жить наши дети, наши внуки.

Программа конференции:
10:30 — 10:55 Сбор гостей
11:00 — 11:10 Открытие

Секция 1: Уроки прошлого
15 (мин.) Скрытая роль образов в жизни общества;
15 (мин.) Архетипы и образы Запада;
11:45 — 11:55 Перерыв
15 (мин.) Архетипы и образы Центральной Азии;
15 (мин.) Архетипы и образы Руси-России;
15 (мин.) Кризис современного мира и его образов;
12:45 — 13:15 Перерыв. Совещание

Секция 2: Евразийское будущее
10 (мин.) Евразийская идеология и её развитие;
10 (мин.) Симфония личности и общества в евразийстве;
10 (мин.) Евразийский человек и его образы;
10 (мин.) Евразийский имидж.
14:00 — 14:10 Перерыв
14:10 — 14:50 Обсуждение
14:50 — 15:00 Завершение

Адрес: МГИМО (У) МИД РФ, Проспект Вернадского 76
Конференц-зал: 314 (новый корпус)

Если Вы желаете посетить данное мероприятие, но Вы не из МГИМО, то просьба зарегистрироваться по ссылке: http://eurasia.timepad.ru/event/14752. Мы сделаем Вам пропуск. Не забывайте паспорт!

Читать далее...

Эпоха курганов

В первом тысячелетии до н.э., в степной зоне Евразии сформировался особый тип погребений племенной знати кочевых племен – огромные земляные курганы. Эти сооружения возводились повсеместно, от Причерноморья до Восточной Сибири. Нельзя сказать, что курганов не было до 1000 года до н.э., напротив, по существующей сегодня одной из гипотез, расселение первых индоевропейцев сопровождалось сооружением курганов-погребений, правда проследить все этапы формирования этой «курганной культуры» сейчас очень сложно.

Здесь я хочу продолжить тему Китайских пирамид, начатую ранее. К сожалению, объехать самому все курганы в Восточной Азии не представляется возможным. Поэтому, я насобирал в сети различные фотографии этих сооружений, наглядно демонстрирующие, как кочевая курганная культура просачивалась вглубь цивилизаций Дальнего Востока.
Курган государства Силла в Корее.

Самые большие курганы были возведены в железном веке и, как правило, принадлежат скифской культуре. Скифские курганы в Причерноморье и Северном Кавказе широко известны, но огромные земляные постройки на Алтае и Южной Сибири малодоступны для массового сознания. А главное, из-за меньшей популярности у широкой публики, значение сибирских курганов для истории Евразии прослеживается хуже, им меньше уделяют внимания, в отличии от, например, скифских Царских курганов в Крыму.
Знаменитый курган Чертомлык в Причерноморье ( гравюра 1882 г.)

Реконструкция погребения в типичном скифском кургане.

Самая большая земляная пирамида в Южной Сибири — Большой Салбыкский курган, принадлежащий к тагарской культуре 6-2 века до н.э. Археологическая культура Тагара принадлежала к скифскому кругу.
Большой Салбыкский курган до раскопок.

Это захоронение тагарского вождя было полностью раскопано в 1954-56 годах. То есть, сейчас, курган перестал существовать, осталась лишь мегалитическая ограда по периметру сооружения, сложенная из огромных каменных блоков, многие из которых весят десятки тонн.

Мегалитическая ограда Салбыкского кургана до раскопок.

Основание кургана — квадрат 70 на 70 метров, приблизительная первоначальная высота кургана 25-30 метров.
Современное состояние кургана. Фото http://shtish.livejournal.com/5161.html Там по ссылке еще фото Салбыка и его история.

Скифская тагарская культура оставила после себя сотни курганов, несколько десятков вполне сопоставимы по размерам с Большим Салбыкским.
Это мегалитическое основание кургана в Барсучьем логе, недавно раскопанного немецкой экспедицией.

Он также принадлежал к скифо-тагарской культуре. Его основание  составляет квадрат, но с меньшими сторонами — 55 на 55 метров.

Реконструкция первоначального облика тагарских курганов (по Л.С. Марсадолову)

Курганы имеют четкую форму усеченной пирамиды. Единственные сооружения в Восточной Азии, имеющие точно такую же форму – это знаменитые китайские пирамиды, возведенные на несколько столетий позже скифских прототипов.
Пирамида императора Юань-ди, правил с 49 до н. э. до 33 до н. э.

Пирамида Маолин императора У-ди.

Конечно, китайские пирамиды намного массивнее скифских курганов и лучше сохранили свою изначальную формую. Это имеет простое объяснение, естественно, кочевники не имели такого экономического потенциала, как Китай.  Крупное земледельческое государство могло производить более масштабное строительство, чем Великая степь, и иметь более развитые строительные технологии.
Пирамида Маолин, самая большая в эпоху Хань. О ней я писал ранее..

Конечно, здесь нельзя утверждать о прямой преемственности Китайских земляных пирамид от Тагарских погребальных курганов. Хакасско-Минусинская котловина, где находится большинство тагарских некрополей, слишком удалена от равнинного Китая. Но отрицать постепенное проникновение степной скифской культуры в районы внутреннего Китая невозможно.
Правда, многие исследователи пытаются это делать, я неоднократно замечал, как «натягивают» датировки Тагарской культуры на время существования китайской империи Хань, т.е. «омолаживая» их до 2-1 века до н.э., так как это «решает» множество вопросов, связанных с Салбыкскими курганами. Ведь намного проще утверждать, что Китайские пирамиды повлияли на Тагарские погребения, а не наоборот.
Мавзолей Маолин.

Но факты вещь упрямая – строительство курганов в степи от Европы до Алтая происходило задолго до возведения китайских мавзолеев. И дело тут не только в форме погребений, китайцы заимствовали и знаменитый скифский «звериный» стиль, и способы ведения войны, не говоря уже о том, что существенная часть древних китайских государств находилась под прямым управлением кочевников.

Первые погребальные курганы в Китае появились именно в северных царствах, граничащих с Великой степью. Это царства Чжао, Чжуньшань и Цинь, последнее царство смогло объединить под своей властью весь Китай в 3 веке до н.э. Поэтому захоронение правителя этого царства – Цинь Шихуана, представляет собойогромную земляную пирамиду, самую большую в Китае. Многие китайские авторы называли Цинь варварским княжеством, так как большую часть его населения составляли китаезированные кочевники. Они то и принесли моду на скифские курганы в Поднебесную империю.
Квадратные погребальные курганы царства Чжао ( примерно 4-3 век до н.э.)

Возможно, курганы царства Чжао — первые пирамиды в Китае. Находятся они близ руин города Ханьдань столицы Чжао, именно здесь в Ханьдань родился будущий объеденитель Китая великий Цинь Шихуанди…

Пирамида Анлин императора Хуэй-ди (210 до н. э. – 188 до н. э.) близ Сианя.

Одна из малых пирамид в комплексе Маолин.

В дальнейшем эта мода распространилась дальше на Восток, в Корею и Японию. Форма курганов менялась, они переставали быть квадратными в плане. Также, как меняли форму и китайские земляные пирамиды, они становились круглыми в основании, скорее всего, под влиянием все новых и новых волн кочевников, накатывающихся на Китай.
Большой курган в городе Кенджу в Корее. Некрополь правителей государства Силла. Фото [info]belzas

Поле курганов в Кенджу.

Из Кореи и Китая идея огромных курганов пришла в Японию. В 3-7 век истории Японии называют «периодом курганов» ( Кофун). Сначала, они представляли собой точные копии континентальных усеченных пирамид и курганов с круглым основанием. Затем в Япониии выработался собственный «стиль» погребальных курганов — квадратно-круглых, в виде замочной скважины. Но главное, японские курганы  имели огромные размеры, вполне сопоставимые с китайскими пирамидами эпохи Хань.

Курган в Саитобару (4-7 век н.э.)

Курган Инарияма (5 век н.э.) Сооружение имеет характерную форму «замочной скважины». Общая длина кургана 120 метров.

Курган Нинтокурё, приписываемый императору Нинтоку (умер в 427 г.), — самый большой из всех японских курганов.

Его общая длина 475 м, диаметр задней круглой части 245 м, передней квадратной 300м, высота 35 м. Курган окружен тройным рвом и двойным валом.

maximus101

Читать далее...

Страна езидов восстаёт из пепла

Шангал, город в провинции Ниневия, преодолел кампанию арабизации режима Баас и создал одну из немногих областей в Ираке, находящуюся под управлением езидов.

Езиды, религиозное меньшинство, этнически принадлежащее к курдам, прежде всего, живут в западной части провинции Ниневия, где проживает большинство этнических и религиозных меньшинств Ирака.

Шангал официально стал особым административного округом в 1922 году. Его первый мэр, Ибрагим Бакир Эфенди и последовавшие за ним 41 мэр все были арабы, как и начальники полиции. Езиды и курды-мусульмане, которых преследовали при режиме Саддама Хусейна, никогда не занимали официальных должностей.

Первая смена населения Шангала в двадцатом веке произошла в 1940 году, когда иракское правительство передало Бир-Касим, деревню курсдко-езидского племени Альдих, арабскому племени Ар-Рашид.

Баасиссткая кампания, известная как кампания арабизации, которая изменила демографию курдских и шиитских районов, затронула и Шангал. Шейх Хаджи Симо, журналист и специалист по истории Шангала, говорит: “баасистский режима переселил более 800 арабских семей племен Хавас Сдеди из Хавиджи и расселил их по всему Шангалу”.

В 1975 году иракский режим уничтожил в Шангале 150 деревень и заставил жителей переселиться в специальные поселки городского типа.

В рамках процесса арабизации, иракское правительство решительно изменило идентичность многих курдов-езидов и зарегистрировало их, как арабов. Бедные арабы-шииты были также переселены в курдские области на севере Ирака, что нарушило демографический баланс в этнически смешанных курдских цитаделях.

Симо сказал: “Правительство хотело регулярно переселять 10- 15 езидских семей на юг Ирака, чтобы отрывать их от своей культуры, самобытности, нации и религии, помещая их в арабскую среду”.

В 2003 г. после свержения иракского режима, ситуация в Шангале изменилась. Район в настоящее время полностью находится в ведении курдов-езидов, и его лидеры восстановили первоначальные курдские названия многих деревень.

В Шангале, езиды ныне впервые учатся в своих школах при поддержке правительства Курдистана.

Тем не менее, Ваад Хамад Маго, лидер Партии развития езидов, обеспокоен новыми должностными лицами района.

“Теперь чиновники в Шангале реализуют ту же политику режима Баас: они вытесняют курдов-езидов и переселяют в Шангал курдов-мусульман “, сказала Маго.

Саид Джардо Маго – чиновник в Шангале, который курирует реализацию статьи 140 конституции Ирака. Он отверг утверждения, что людей вытесняют, сказав: “Никто не был перемещен из Шангала”.

Хотя большинство езидов признает, что они этнические курды, езиды являются небольшим, замкнутым сообществом, члены которого редко женятся и выходят замуж за пределами секты и считает своей основной идентичностью езидство.

Ваад Маго считает, что езиды отличаются от курдов. После провала попытки пройти в парламент, Маго настаивает, что ему угрожала Демократическая партия Курдистана, которая обладает огромным влиянием в этом районе.

Сарбаст Бапири, высокопоставленный представитель ДПК в Шангале, отрицал эти утверждения. “Это не соответствует действительности. Ему никто не угрожал.”

Согласно Джардо Маго из офиса по статье 140, большинство перемещенных курдов-езидов вернулись в свои родные места, но следы арабизации в районе Шангал остаются.

Он сказал: “Все шангальцы, которые участвовали в переписи населения в 1957 года, считаются коренными жителями этого района, будь то араб или курд. Тем не менее, арабизация проходила с 1940 по 1979 годы, и это означает, что арабизированные регионы останутся в нынешнем положении. “

Баасистский режима также изменил административную юрисдикцию области, например, путем включения деревень вокруг Шангала в управляемые арабами районы.

Шангал в данный момент не имеет прямой связи с Курдистаном. Чтобы попасть туда, надо ехать через Рабию и Талаафар, две враждебные части провинции Ниневия около Мосула.

Маго сказал, что его ведомство пытается реализовать статью 140, в первую очередь компенсируя перемещенных лиц и возвращающиеся семьи. Согласно Маго, до сих пор 20000 семей получили компенсацию и переселены в свои деревни и города.

Ваад Маго, лидер Партии развития езидов, не поддерживает осуществление статьи 140, потому что Шангал может попасть под управление КРГ.

Маго сказал: “Мы сделаем все возможное, чтобы остановить усилия по присоединению Шангала в Курдистанский регион, потому что наши права не защищены курдской конституцией. Некоторые моменты в конституции представляют собой угрозу для нашей нации, особенно тот, который говорит ни один закон не принимается, если это противоречит исламскому шариату “.

Тем не менее, Маго добавил: “В конце концов Шангал станет частью Курдистана, потому КРГ влиятельно и имеет хорошие отношения со всеми сторонами”.

Об истином отношении езидов к ДПК говорит тот факт, что на последных выборах в парламент Ирака по спискам ДПК прошли шесть представителей езидского религиозного меньшинства.

Права Народов

Читать далее...

Национальный лидер Путин: Евразийская интеграция для России

Статья нашего премьер-министра и национального лидера Владимира Путина о евразийской интеграции не оставила равнодушной не только россиян, но и иностранцев.

Подписаться на «Новости потребностей»

На нее уже последовали отклики А. Лукашенко, Н. Назарбаева, А. Акаева и Московского евразийского клуба П. Зарифуллина… По сути, это программа действий на два новых президентских срока Владимира Владимировича, тот большой проект, исполнение которого поставит его в ряд главных лиц российской истории. Проект евразийской интеграции завершает новейшее смутное время конца 80-х 90-х годов прошлого века, того, что от беспочвенных иллюзий того времени перешло в день сегодняшний.

В течение первых двух сроков своего президентства Путин и конъюнктура сырьевых рынков решили многие экономические проблемы граждан России. Он пришел с экономическим лозунгом догнать и перегнать Португалию по уровню ВВП на душу населения. Это вызывало в свое время необоснованную иронию: как, великая Россия и маленькая, бедная по европейским меркам Португалия! Но стоит вспомнить, с чего мы шли к этим среднедушевым высотам ВВП. С зарплаты в сотню-другую долларов и стоимостью квадратного метра жилой площади в Москве порядка 800 долларов. За прошедшие десять лет мы решили первоначальные, первичные по А. Маслоу, экономические задачи.

Теперь настало время задуматься о «горнем», о том, где находимся мы сами, чем обуреваемы наши души, где и на каких основаниях находятся наши границы. Мы долго были сильными в Европе и Азии. При Петре били самую сильную европейскую армию того времени шведскую. При Александре I разбили Наполеона, прошли не только Варшаву и Берлин, но и вошли в Париж. «Бисто», превратившись в «бистро», сохранила от этого времени история. Мы были сильны после победы над Наполеоном в царствование великого императора Николая I.

Мы были очень сильны после Великой победы в Великой Отечественной войне, объединив под своим влиянием территории империи Чингизидов, включая Китай. Это был наш проект евразийской интеграции, выполненный по правилам того времени.

Через сорок шесть лет после Великой победы в Великой войне мы потеряли почти все. Плата за избавление от химеры марксизма-ленинизма оказалась для нас удивительно высока. Сегодня мы почти справились и с другой химерой западного происхождения – либерализмом. Но главное, у нас опять появляется вкус к историческому творчеству.

Из истории известно, что русское государство окончательно выходит из масштабного кризиса только тогда, когда возвращает «на место» границы своего влияния: экономического, политического, культурного. Часто оформляет рост своего влияния новыми или вернувшимися старыми государственными границами.

Сегодня мы находимся как раз на этом этапе выхода из кризиса. История никогда не повторяется дословно, и новая «самосборка» Российского государства и зоны влияния России будет происходить по-другому, чем раньше. Больше экономических и культурных решений, меньше политических и военных. Это серьезное отличие. Подписанное недавно соглашение о зоне свободной торговли наш аналог «союза угля и стали», ставшего в свое время важным шагом на пути формирования Европейского союза. Но, несмотря на новые формы евразийской интеграции, речь и сегодня идет о возвращении в мировую политику евразийского центра силы под эгидой России.

Евразийский союз будет создаваться в условиях более или менее жёсткой конкуренции со стороны уже сформировавшихся центров силы, прежде всего, единой Европы. Ее культурное и экономическое притяжение будет препятствовать евразийской интеграции стран лимитрофа — Украины, Белоруссии и Молдавии. Европейской притяжение придется преодолевать притяжением русской культуры.

Для успеха нового интеграционного проекта нужен мощный центр русского культурного притяжения. Центр, создающий притягательные смыслы, ценности, модели поведения. На инструментальном уровне русский «Голливуд», если хотите, регулярное информационно-развлекательное вещание на основных европейских языках и языках народов бывшего СССР. Радио и телевизионные станции, этакая «Свободная Европа» по-русски. Нужно дать наш взгляд на мировые события, интеграцию пространства бывшего СССР и империи Романовых вокруг России.

Время для решения о евразийской интеграции выбрано верно. На Западе кризис. В Европе кризис больше, в Америке пока меньше, перспективы его разрешения туманны. Если говорить о достижении устойчивости Европы как наднационального союза, речь идет, по меньшей мере, о годах, если не десятилетиях. Европейская мечта меркнет на глазах, да и самой Европе не до неофитов с Востока. Наглядный пример тому — несостоявшийся визит господина Януковича в Брюссель.

На Западе полагают, что в Беларуси, а сегодня и на Украине, нарушаются права человека. Составлен длинный список претензий к А. Лукашенко и пока чуть более короткий к В. Януковичу. Если с этого начнется новый евразийский проект, мы с благодарностью вспомним потом и Юлию Тимошенко, благодаря сегодняшней судьбе которой от Украины отвернулся Европейский союз. Как странны причины и следствия истории…

Но если для восточнославянских стран затруднен путь на Запад, то для них открыт путь на Восток, к России. Речь идет ни много ни мало о переориентации цивилизационного выбора лимитрофных пограничных территорий между Западом и Россией. Для нас жизненно важно соединение сил Великой, Красной и Белой Руси и наших союзников на юге и востоке.

Это понимают наши цивилизационные, а потому геополитические конкуренты. Их отнюдь не устраивает воссоздание объединенного под эгидой России постсоветского пространства, возможно включающим в новый объединительный проект и другие страны, например, Турцию.

Похоже, уже сегодня Запад, дает свой ответ на наш Евразийский проект. Ответ в духе прерванного рейса сухогруза «Арктик Айс» и Ливийской спецоперации. Насколько все серьезно и синхронно, свидетельствуют события последних дней.

А. Лукашенко заявил о формировании в республике Беларусь «войск территориальной обороны», присвоив генеральские звания мэру города Минска и губернаторам областей. По сути, речь идет о воссоздании в новых формах народного ополчения. Похожее не раз было в истории России, было в других странах, например, в Ираке, где ополченцы на джипах совершали успешные партизанские рейды против вторгшихся в страну американских войск. Судьба Каддафи поучительна, и А.Г. Лукашенко сделал выбор воина и мужчины, опираясь на опыт партизанского движения в Белоруссии в годы Великой Отечественной Войны.

Схожий выбор совершает сегодня и президент Украины В. Янукович. Судя по сообщениям СМИ, на Украине говорят о подготовке вооруженного мятежа с целью смены неугодной и относительно «пророссийской» власти. Движущие силы этого недовольства и его участники различны. И, как всегда, един режиссер происходящего.

Очень важно, чтобы наши союзники А. Лукашенко и В. Янукович удержали власть и не капитулировали перед Западом. Если дело дойдет до осуществления «горячего» сценария, Россия должна помочь им всем, включая военную силу.

На Западе не должны заблуждаться относительно готовности российского политического руководства отдать такой приказ, а российской армии его выполнить. Сегодня не конец 80-х – начало 90-х годов прошлого века. Позади горечь двадцатилетнего отступления, авиация НАТО над Сербией и Ливией, бои в Южной Осетии… Банальный, но оттого не менее горький обман М. Горбачева относительно нераспространения НАТО на восток.

Если аналитики НАТО хотят что-то понять в том, куда мы пришли за два десятилетия, у них есть возможность почитать «Живые и Мертвые» К. Симонова, вспомнить образы Синцова и Серпилина под Москвой и в Сталинграде. Иными словами, русская армия выполнит сегодня любой приказ. Я делаю особый акцент на слове «любой».

Потому лучше не трогать Россию, не думать над проектами «Оранжевой революции» руками «пятой колонны» и иностранного спецназа в районе парламентских – президентских выборов.

Сергей Гавров (слева) на заседании Московского Евразийского Клуба

Не стоит трогать и нашего премьер-министра и национального лидера В. Путина. Он символ России, надежда на независимое евразийское будущее страны. Россия верит Путину. Россия проголосует за Путина. Россия сможет защитить Путина.

// Сергей Гавров, политолог, доктор философских наук, профессор Российского нового университета

Финам.инфо

Читать далее...

Несторианство в Великой степи (часть 1)

Каждая историческая эпоха интересна и индивидуальна. В ней есть место и войнам, и экономическим кризисам, и политическим потрясениям, и религиозным образованиям… Пожалуй остановимся на последнем, ведь речь ниже пойдёт о несторианстве – течении в христианстве. Что же представляет из себя эта религия, исчезнувшая, оставившая так мало следов в истории и какие народы исповедовали её?

Город Варданзи, Средняя Азия, 625 год. Аверс: изображение льва. Реверс: несторианский крест

История несторианства берёт своё начало из Византии, хотя и основателем её был перс, родившийся в сирийском городе Кесарии Германикийской. Его имя — Несторий. Не стоит рассказывать о его резком скачке в «карьере священника» и выдвижения в патриархи Византийской империи, однако пропустить его деяния уже, как патриарха, никак нельзя.

Несторий был человеком жёстким и нетерпимым. В Константинополе он обещал императору, что даст благословение божие, если тот позволит патриарху расправиться с еретиками государства. А еретиками Несторий считал даже ариан, которые также были христианами. Он выступал против проведения театров, танцов, пения, считая, что это вредит духовному миру истинного христианина. Естественно, население Константинополя, у которого хотят забрать основные развлечения, было недовольно патриархом.
Патриарх, как и его соратники, решили внести изменения, «поправки» в веру. Они считали, что христиане веками якобы заблуждались, называя мать Иисуса Христа — Богородицей, ведь Христос по сути был человеком, а простая девушка Мария не могла родить Бога, следовательно она не может быть Богородицей. Несторий полагал, что «Христос»-понятие двуличное. Был человек Иисус, и была его ипостась-Бог. Эти две ипостаси образовывали святого Иисуса Христа.
Конечно, учение несторианства очень сложное, и отличается оно заметно от других черт христианства, вообще от всего монотеизма(веры в единого бога).

После таких резких слов в «некотором заблуждении» христианства, Нестория осудили на Эфесском соборе в 431 году, и осудили его …за ересь! Смешно, неправда ли? Человек, который посвятил жизнь борьбе с ересью в божьем граде Константинополе, теперь вдруг сам объявляется еретиком! И кстати, такое произошло не случайно, ведь Богородица, которую Несторий отвергал, как таковую, люди высоко почитали в Константинополе и принять убеждения патриарха не захотели, ибо считали их, мягко говоря, нерациональными.

Обвинителем Нестория стал святитель Кирилл Александрийский, настоявший на защите названия «Богородица» в противовес «Христородице», предложенной Несторием.

Бежав из Константинополя, несториане нашли приют на родине предков Нестория – в Персии. Здесь было много персов-христиан и конечно же они приняли убеждения своего земляка. В 499 году в персидском городе Ктезифоне обосновалась новая несторианская патриархия, и начиная с 6 в., она набирала свою силу и расширяла свой ареал уже даже на степные народы, которых персы определяли общим названием-Туран. Позднее, а именно в 7 в. (635 г.), китайское правительство династии Тан приняло несторианских священников, а также позволило им проповедовать на территории Срединной равнины (Китая). Во время правления китайской императрицы У, покровительствовавшей буддийской общине, начались преследования христиан – несториан, но эти гонения были недолгими, пока не сменилась власть. Известно, что даже после прекращения репрессий, буддисты продолжали серьёзно конкурировать с несторианами, которых они так недолюбливали. Забавно, что когда у власти Китая в 714 встал император Сюаньцзун, то репрессии в стране возобновились, но уже не на несториан, а на буддистов. Буддизм в империи Тан был запрещён.

Начиная с середины 8 в., несториане стали чувствовать себя более-менее безопасно, чем раннее. Они проповедовали уже по всей Великой степи.
С этого времени, именно кочевые народы становятся последним оплотом несторианства. Пройдёт время, и несторианство столкнётся жестокой войной с другими христианами-католиками и православными, однако среди последних найдётся человек, пассионарий и патриот, который сможет не только помириться, но и подружиться с несторианами. Речь об этом человеке пойдёт ниже.

Второй тюркский каганат уже распался, и чёткие границы, которыми ограждались от врагов тюркские ханы, стали открытыми для несториан.
Распространились они в Джунгарии, где процветали уйгуры. Здесь, новое религиозное учение местные жители встретили как своё, родное. Уйгурская держава становилась всё более могущественной, но как только проявился межрелигиозный конфликт, авторитет страны стал падать. Сюда проникла манихейская община, являющаяся по определению Льва Гумилёва религиозно-философской антисистемой, вследствие чего мы наблюдаем временный упадок Уйгурии. Несториане потерпели поражение.

Государственной религией стало манихейство. Представители этой антисистемы не поладили ни с одной религиозной общиной, включая тех же несториан. Такое отношение к соседям имело негативные последствия. В 840 г. кыргызы начали войну против Уйгурии. Война длилась 7 лет и на землях Джунгарии кыргызы сломили уйгуров, влияние которых было подорвано ещё до конфликта.

Манихеи, как любая другая антисистема, самоизолировались, и остатки уцелевших уйгуров вновь приняли христианство. В начале 11 в. народ кераитов также принял христианство несторианского толка, затем меркиты, онгуты. Пришедшие в Среднюю Азию кидани, частью крестились. Эти же кидани защитили позиции христианства в Средней Азии от мусульманской экспансии, когда в 1141 г. произошла знаменитая Катванская битва между гурханом Елюем Даши и сельджукским султаном Санджаром. Как раз в том же 1141г. в Западной Европе родилась легенда о христианском царстве пресвитера Иоанна, которой Лев Николаевич Гумилёв посвятил целую книгу «Поиски вымышленного царства», которую я рекомендую прочесть любителям истории монголов.

Как вы уже заметили, несторианство в периоде 10-12 вв. всё больше набирает свою мощь. Практически по всему континенту распространяются сведения о восточном христианстве. Выше было отмечено, что несториане могли помериться силой уже даже с воинственным исламом (Катванская битва).
Христианами являлись многие монголоязычные племена, за исключением татар, мечущихся между чжурчженьской империей Цзинь (в перев. с кит.-золотая) и кочевниками, и тайчиутов, кочующих в основном у реки Онон.

Александр Беляев

Продолжение следует…

Читать далее...

Философские и психологические основы фанатизма

Произнося слово “фанатизм”, нужно иметь в виду, что была не только Варфоломеевская ночь, не только убийство Грибоедова разъяренными персами, но было и 11 сентября 2001 года. То есть фанатизм – это не только далекое прошлое, но и то, с чем мы сталкиваемся сегодня. Это все разбросанные по российским городам синангоги, где либо били окна, либо устраивали пожары или взрывы. Подобной участи не избежали и многие протестантские храмы. Это и история в Татарстане, где мусульмане воспротивились строительству православного храма. Это и рассылки в США по Интернету адресов врачей, делающих аборты, чтобы потом этих врачей убивали.
С проявлением фанатизма можно столкнуться практически во всех религиях. Возникает вопрос, что такое фанатизм. Представители различных конфессий часто стараются подчеркнуть, что фанатизм – это нечто особенное, не имеющее отношения к религии. Верится с трудом, поскольку история религии во все века была связана с историей фанатизма. Вольтер говорил о фанатизме как об извращенном ребенке религии, и, скорее всего, на этом определении стоит остановиться. Хотя можно, воспользовавшись образом Шварца, сказать, что фанатизм – это тень религии. Может быть, фанатизм – это плод манипулирования сознанием масс в тех или иных политических целях. Например, в Средние века Ян Гус, которого сжигали на костре, увидел в фанатизме окружавшей его толпы плод манипулирования ее сознанием. Заметив старушку, подбрасывающую хворост в его костер, он воскликнул: “Святая простота!” – имея в виду, что старушка думала, будто делает нечто хорошее.
Но опыт показывает, что фанатизм не навязывается сверху, он возникает изнутри и этим страшен. Идея Варфоломеевской ночи вызрела в ремесленных цехах тогдашнего Парижа. Ремесленники, которые в обычное время выступали в роли хоругвеносцев – носили хоругви и различные святыни во время религиозных процессов, – стали той питательной средой, в которой возникла идея убивать гугенотов, и они же претворяли эту идею в жизнь. Поэтому, видимо, можно говорить о корпоративной природе фанатизма.
Но мы пока так и не дали определения фанатизма. Для Белля, например, это любая первобытная форма религии. Дикари, которые приносили жертвы в лесах далекого прошлого – они и были фанатиками. Соврешенно иное определение в “Философском словаре” дает Вольтер: суть фанатизма заключается в том, что фанатик, отстаивая ту ортодоксию, хранителем которой он себя считает, готов казнить и убивать. Это, наверно, максимально жесткое определение. Фанат — далеко не всякий защитник ортодоксии, далеко не всякий фундаменталист. Фанатизм начинается там, где у человека появляется желание гнать, казнить, убивать несогласных. Это очень важно понять, потому что во времена Советской власти, например, к фанатикам причисляли таких мирных людей, как Сергий Радонежский или Серафим Саровский.
С другой стороны, слова “фанатик”, “фанатизм” – это ярлыки, потому что сам про себя человек не скажет: “Я – фанатик”. Это термин, который употребляется только по отношению к другому. И не употребляется по отношению к тому, кого мы понимаем. Определить фанатизм по-настоящему, всерьез не так-то просто. Кто такой вообще фанатик? Может, это маска на манер античных? Когда мы говорим о фанатизме, нужно быть очень осторожными и не зачислять в фанатики всех без разбора.
Поскольку самоидентификация фанатика исключена, приходится анализировать со стороны. Допустим, греки не были фанатиками, потому что, приходя в другие страны, они узнавали в чужих богах своих богов. У греков не было Священного Писания, греки охотно – как позже и римляне – принимали культы других народов, других религий. В античном Риме были храмы всех религий. И воспринималось это абсолютно адекватно. Христианство с самого начала воспринимается как истина в конечной инстанции, и поэтому почти непременно тенью христианства становится фанатизм – тот фанатизм, который проявился в инквизиционных процессах, в сожжении книг античных авторов. Почему греческие поэты 7-8 веков до н.э. дошли до нас только в цитатах поздних авторов? Потому что их книги были сожжены. С этого начинается история христианства как государственной религии. Следует подчеркнуть, что сначала, пока христиан не поддерживало государство, пока императоры не были христианами, фанатизма не было. Значит, еще одна характеристика фанатизма – зарождаясь где-то внутри массы, он обязательно поддерживается сверху.
Вольтер призывал разделять понятия “фанатик” и “энтузиаст”. В частности, Игнатия Лойолу он относил к энтузиастам. Святой Игнатий не стриг ногти и волосы, не спал месяцами, но он никого не убивал и никого не призывал делать это. Поэтому Вольтер, который очень не любил Лойолу как выразителя католических идей, подчеркивал, что Лойола – энтузиаст, а не фанатик. Фанатик — это тот московский священник, который прислал учительнице своего ребенка письмо, известив ее о том, что он запретил своей дочке учить по-английски текст о Дне Святого Валентина, потому что этот день пропагандирует проституцию, праздник этот нехристианский и т.д. Фанатик обычно ограничивается тем, что распространяет взгляды подобного рода, но когда эти взгляды укореняются в больной голове, случаются беды.
Фанатическая масса очень легко либо выдвигает из своих рядов вождя, либо идет за вождем, что можно увидеть на примере Германии и Гитлера. Бывают и фанатики-одиночки, не нашедшие активных сторонников.
Фанатик концентрируется на образе врага, его мышление трансформируется, поэтому игры в разжигание фанатизма опасны.
На последних Рождественских чтениях митрополит Кирилл, рассуждая об обострении отношений между Русской православной церковью и Римско-католической церковью, сказал, что когда используются трудности страны, чтобы закрепиться в ней – это духовная агрессия. По словам митрополита Кирилла, после утверждения епархии католики стали претендовать на создание поместной католической церкви в России. Это означает, что вся Россия стала “их” территорией. Разумеется, учившийся в Риме, достаточно образованный и широко мыслящий митрополит Кирилл так не думает. Он знает, что весьма малочисленные в России католики никакого реального влияния на религиозную ситуацию не имеют. Аналитика свидетельствует – никакой католической угрозы не существует. Тогда почему же митрополит Кирилл говорит о ней? Митрополит известен в церковных кругах как западник, как либерал — именно за это его и не любят. Но сегодня, когда возникает вопрос о том, кто будет следующим патриархом, митрополиту необходимо заручиться поддержкой большинства, поэтому он разыгрывает антикатолическую карту: встречается со священниками и с мирянами, настроенными против католиков, считающими католиков врагами христианства, и т.д., что очень плохо согласуется с регулярными встречами патриарха с католическими епископами, которых патриарх называет братьями. Понятно, что есть цивилизованная политика, которую проводит Московская Патриархия, есть нецивилизованный взгляд темной массы и есть игра на фанатизме. Думается, митрополит Кирилл играет в очень опасные игры, потому что искра ненависти может вызвать большой пожар, о чем мы знаем на примере погромов в синагогах и протестантских храмах.
Католики в глазах мрачно настроенного православного человека – это страшные враги, от которых исходит опасность. Это хорошая иллюстрация к тому, что фанатизм вообще склонен демонизировать врага, видеть во враге такую угрозу, перед которой можно испытывать только иррациональный страх и которой надо сопротивляться всеми силами. Наверное, именно поэтому фанатик практически всегда становится некрофилом (если использовать этот термин по Фромму) и стремится живое превратить в неживое, убить, запретить, растоптать, закрыть и т.д. Не случайно же сегодня в среде духовенства и мирян очень популярна идея канонизации Григория Распутина.
Для фанатика очень привлекательна идея превращения человека в труп, поэтому надо запрещать, гнать, казнить. Если невозможно казнить физически — надо казнить морально. Фанатик очень любит убивать словами – убивать в действительности, реально. У фанатика идея “иметь”, “господствовать” доминирует над “быть” – опять же по Фромму. Фромм пишет и о том, что фанатику свойственно идеализировать прошлое и жить прошлым, и это действительно характерно для наших фанатиков, которые говорят, что вся правда – в прошлом, прошлое – это идеал, и т.д. Фанатик горит ненавистью, причем эта ненависть поэтизируется и возводится в ранг святого чувства, в его идеологии нет ни любви к жизни, ни радости, ни стремления к созерцанию.
Как и что мы можем ответить людям, которые исповедуют такие взгляды? Нельзя закрывать глаза на то, что и среди православных в России, и среди мусульман, и среди других конфессий есть фанатики. В некоторых случаях это маргиналы, но сегодняшние маргиналы завтра могут превратиться в достаточно консолидированную силу. Мой приятель – Альбрехт Диле, немецкий историк и филолог, занимающийся классической древностью, сын лютеранского пастора, умершего в конце 1930-х годов, рассказывал, что его родители смеялись над Гитлером, пока тот не пришел к власти. Мы знаем, что из этого вышло. Поэтому фанатический маргиналитет – это явление, которое приходится принимать во внимание, о котором необходимо говорить и задумываться.
Бацилла фанатизма очень легко распространяется в религии, когда религия чувствует поддержку со стороны. В независимой религиозности практически не бывает фанатизма.
Что делать? Во-первых, конечно, необходимо просвещение. Около десяти лет назад в Москве был создан Свято-Тихоновский православный институт, студенты которого не ищут врага, а изучают библейские языки, изучают другие древневосточные языки библейского ареала, типа арамейского, древнеегипетского и т.д., и учатся по-настоящему хорошо и по-настоящему серьезно. Просвещение – это очень важный компонент в преодолении фанатизма. Во-вторых, проповедь биофильского, используя термин Фромма, христианства. Когда человек начинает жить в измерении встречи с Богом, тогда вся шелуха, которая делает религию идеологией, а верующего человека — носителем этой идеологии и очень часто фанатиком, сама собою отпадает.
Огромный опыт для православия – это опыт существования православия в изгнании. Это православие, не зависимое от власти: власть его не гнала, власть его не давила, власть его не использовала, как это было в советские времена, власть его не пыталась использовать и возвысить, как это часто происходит сейчас, – оно развивалось абсолютно независимо, и в нем нота фанатизма отсутствует начисто.
Я подчеркиваю, завершая, что религиозность, свободная от опеки власти, как правило, не может быть фанатичной. Это еще один существенный компонент. Фанатизм, вырастая в какой-то темной массе непросвещенного населения, всегда опирается на поддержку силы.

Священник Георгий Чистяков

Мезоевразия

Релевантно:

«Русская любовь распространяется на всех»

Евразийцы в Европарламенте: этнические конфликты в Москве, как “ответ” на “медведевскую модернизацию”

Читать далее...

Уникальный и Заповедный фестиваль стартовал в Центре Льва Гумилёва

31 октября в Московском Центре Льва Гумилёва стартовал III УНИКАЛЬНЫЙ ПЕРЕДВИЖНОЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ “Музыкальное путешествие по заповедным уголкам России”. С 31 октября по 9 ноября участники фестиваля посетят с концертной программой Тверскую, Московскую и Новгородскую область. Гала концерт пройдёт в Великом Новгороде.
В рамках фестиваля музыканты, артисты, художники, фотографы, журналисты, путешествуя по заповедным уголкам нашей страны, дадут благотворительные интерактивные концерты, презентуют выставки картин и фотографий, покажут авторские киноленты, сделанные в путешествиях и экспедициях.
Открытие фестиваля предупредил осенний дождь. Традиционно русская суровая погода творит великое дело: сплачивает замерзающих, поучает к взаимопомощи, укрепляет единый дух. Так и участники, и гости фестиваля, ожидая настройки инструментов и общей подготовки, проникались атмосферой общего и близкого, всем понятного языка дружбы и союза. Торжественными словами фестиваль открыл Сергей Звягин, руководитель историко-исследовательского туристического клуба «СВ-Поиск». Поприветствовав гостей, он выразил надежду, что такие творческие проекты и должны показывать людям всё самое лучшее, открывать новые таланты, помогать им развиваться. А талантов то у нас много! Далее вступительную речь Сергея поддержал лидер Международного Движения по защите прав народов Павел Зарифуллин, выразив готовность Центра им. Льва Гумилёва всячески содействовать подобным проектам. И сам центр, почувствовав рождение нового живого, претерпел трансформацию: здесь появилась сцена, пол украсил по-народному тёплый ковёр, стулья сплотились в стройные ряды. Словом, всё было готово. Погас верхний свет, началось.
Первыми на сцене оказались Роман и Маша Борман («MOJJEVEL Project») (http://vkontakte.ru/mojjevelnik). Послышались звуки. Звуки слышали все, но не ушами, а животом: Утробные ритмы австралийской деревянной трубы, одного из самых древних духовых инструментов пронизывали тело, вызывая то внутреннюю дрожь, то переливы мурашек по спине. Было очевидно, что живое звучание трубы и различных звенящих и пересыпающихся инструменты Марии, не может быть воспроизведено ни какими высокими технологиями. На глазах и ушах у гостей рождалось совершенно самобытное и неуловимое «здесь и сейчас». Взгляды магически зависали в игривых тенях, суетные мысли отступали под гипнотически проникающим и все обволакивающим объёмным звучанием.
Далее пространство центра наполнила буйная энергия этно-рока в лице лидера группы «Длина Дыхания» (http://vkontakte.ru/club9153633 ) Максима Гришина, и его музыкального коллектива. Песни Максима были проникнуты глубоким смыслом: «О живой воде», об истинных человеческих ценностях «Пустыни Мойынкум», и далее о том, что действительно тревожит людей, что так часто забывается в ритме больших, полных суеты городов. Сам Максим четко позиционирует свою творческую деятельность, как то живительное, что может вдохнуть в будни простых людей новые смыслы, новые силы. «Иначе всё это пустое» — добавил он.
Выступления продолжил Александр Архинчеев, обладатель гран-при Международного фестиваля «Алтаргана 2008» в номинации «Лучший сказитель-улигершин» г. Иркутск; Лауреат 1-й степени Международного фестиваля горлового пения «Дыхание земли 2010» г. Улан-Удэ. Я уверен, что многие меломаны и аудиофилы даже и представить себе не могут, какие звуки способен извлекать человеческий голос: от низкого горлового пения «хоомий», до художественного свиста. Монгольские мотивы живо откликались во всех присутствующих. Так же Александр продемонстрировал виртуозное владение удивительными инструментами: Моринхур (по-китайски произносится «Матоуцин» — эти слова – в переводе означают музыкальный инструмент с головой лошади, так как его гриф сделан в виде головы лошади»), доносил степные звуки. А так же хомус — якутский варган, пронзал слушателей своим резонирующим, пружинистым звучанием.
Завершать музыкальную программу выпала честь Сергею Батову, выпускнику колледжа Музыкально-театрального искусства (КМТИ) 61 им.Г.Вишневской. Сергей порадовал слушателей богатым голосом, красивыми лирическими смыслами и прекрасным владением инструментом. Напоследок же все участники стали со-творцами «Единого», устроив музыкальную импровизацию, окончательно закрепив в себе энергию вечера.
Но и тут было рано расходиться, потому что всех ожидал искусный фуршет, за что большое спасибо женскому коллективу организаторов. Завязались разговоры, как это всегда бывает, каждый нашел для себя интересного собеседника. Новые проекты, новые идеи витали в воздухе. Совместными попытками то тут, то там, они улавливались и обретали очертания, предсказывая всему музыкальному коллективу большое и насыщенное творческое будущее.
Так вот и состоялось открытие фестиваля. Спасибо всем, кто был, всем кто не смог, но тоже присутствовал. Этот вечер задал новое настроение, и оживил наши сердца. Центр им. Льва Гумилёва отчистился от злых духов, нещадно попранных сакральными ритмами тамтамов, – и это наш маленький вклад в общее большое дело. А мы же всегда помним, что дела наши — все на виду.

Мельник Иван

Читать далее...

Россия может столкнуться с агрессией поколения, не знавшего СССР

После распада СССР и самороспуска ВЛКСМ никакой молодежной политики в отстраивающейся России появиться так и не успело, главными социальными лифтами становились самостоятельно сделанные карьеры (в том числе и в преступности).

Речь о централизованной политике в отношении молодежи начала идти лишь в начале 2000-х, когда сначала осторожно, а затем, после первых удачных опытов, уже массово в России начали появляться молодежные политические движения («Молодая Гвардия» «Единой России», «Наши», «Россия молодая», «Евразийский союз молодежи», «Новые люди», «Местные»): многотысячные уличные акции, кадровые перспективы, учебные лагеря (например, продолжающийся до сих пор «Селигер») – в одночасье в политике возникло целое поколение, призванное стать ее авангардом.

Стоит отметить, что если комсомол был организацией общественно-политической, проникающей во все сферы жизни, где политика была лишь формой, оболочкой, то логика потребовала от власти создания и развития именно массовых, ярких и уличных движений.

Свои активисты появились и у оппозиции: лучше это получилось у несистемной ее части («Авангард красной молодежи», «Оборона», «Левый фронт», ныне запрещенные национал-большевики), куда слабее – у политических партий (самыми заметными были, пожалуй, «молодежки» «Яблока» и «Справедливой России»). Молодежные оппозиционные движения существовали с начала 90-х, но их расцвет пришелся именно на время активности власти в этой сфере. Действие породило противодействие, и несколько лет молодежная политика была источником самых интересных политических новостей.

Перед годами великого перелома

Истоки уличной молодежной политики лежат в 1999 году – об этом рассказал газете ВЗГЛЯД Павел Данилин, автор книги «Новая молодежная политика» (2003–2005), пожалуй, единственного до сих пор исследования, посвященного этой проблеме.
«В 90-е существовало множество партий и партиек, общественных организаций, занимающихся политикой. Поскольку все это было несерьезно, то и на наличие в партиях «несерьезной» молодежи смотрели спокойно – легко было войти в руководство партии и там что-то делать, невзирая на возраст. Тем более в региональном отделении. Тем более если партия не платит денег. Самый показательный случай – пример Андрея Богданова, который совсем молодым в самом начале 90-х стал главой Московского отделения ДПР, а затем постоянно пребывал в руководстве партии, пока не возглавил ее уже в 2000-х. Таких, как Богданов, было много. Просто мы о них забыли. Накал страстей и срочное сколачивание коалиций в 1999 году еще раз позволили войти в партийную взрослую политику многим молодым и активным людям. Но это был последний год партийного молодежного призыва, когда молодежь могла легко выбиться на руководящие посты», – пояснил Данилин.

В 2000 году, когда «руководство страны взяло курс на укрепление партийной системы», молодежь, по словам Данилина, оказалась из политики исключена просто технически: «И моментально – в течение ближайших двух лет – в политике остались лишь несколько серьезных партий. «Единая Россия», созданная в 2001 году, КПРФ, ЛДПР, «Яблоко» и СПС. В 2003 году появилась «Родина». Но там молодежи почти не было. Коммунисты (кстати, в 90-х они ходили на выборы в составе коалиции) вне себя от счастья, что остались одни на партийном поле, а остальных вытоптали, мандаты начали распределять не между теми, кто больше делал для коммунистического движения, а между теми, кто был полезен. ЮКОСовцы Муравленко и Кондауров оказались много полезнее бывшего рабочего Шандыбина. И тем более молодых ребят – даже для спущенного из ЮКОСа Ильи Пономарева в списке места не нашлось, чего уж говорить о тех, за кем не было ЮКОСа? В «Единой России» после изгнания оттуда в СПС «свободопоколенцев» тоже приоритет отдавался серьезным мужчинам в костюмах. СПС и «Яблоко» погрязли в конфликтах и расколах, там не до молодежи было.

«Таким образом, – продолжил Данилин, – молодежь оказалась никому не нужна. И выключена из партийной жизни. Тогда она пошла на улицы. Где уже более 10 лет тусовались нацболы, постепенно взрослея и уходя от Лимонова. Нацболы были примером для подражания. Партии, увидев, что «молодежки» бродят по улицам и что-то там делают, в целом довольно спокойно это восприняли. Ведь решаются главные вопросы – бюджеты делятся. А после феерического поражения СПС, «Яблока» и КПРФ (напомню, что коммунисты шли ноздря в ноздрю с единороссами вплоть до конца сентября 2003 года, а затем с разгромным счетом проиграли) кто-то пребывал в шоке, а кто-то прятался от неудачливых «инвесторов». И вот этот короткий промежуток – избирательная кампания 2003 года и весь 2004 год – как раз и стал временем расцвета молодежных движений».

Победители «оранжада»

Российский политический спектр (нажмите, чтобы увеличить)
Причиной расцвета массовых уличных молодежных движений стала как эволюция политической системы, так и «оранжевая революция», произошедшая на Украине.
Павел Зарифуллин, экс-лидер Евразийского союза молодежи, а сейчас – директор Центра Гумилева и председатель Московского Евразийского клуба, пояснил, что «в ответ на эти события российская власть в комиссарском порядке инициировала молодёжную мобилизацию, фактически «революцию сверху».

«Именно поэтому «молодежки» (не только ЕСМ) называли опричниной Кремля (революция шла не от народа, а от власти). Но изначально за такой мобилизацией, как за любой «комиссарской инициативой» власти, стояла конкретная задача. В нашем случае не допустить повторения киевского и тбилисско-бишкекского сценария в Москве. Поэтому молодежь была задействована под конкретную цель и работала «в узком коридоре» этой цели. Ей особенно не давали разгуляться (чего молодёжь по-настоящему ждала): бороться с обывательскими штампами и чиновничьей коррупцией. Именно поэтому никакой «культурной революции» или просто субкультуры из «нулевых» не получилось», – отметил Зарифуллин.

Не получилось, впрочем, и революции, и после выборной кампании – 2007–2008, по итогам которой «Единая Россия» получила конституционное большинство в парламенте, а Дмитрий Медведев победил в первом туре президентских выборов, молодежные движения стали или сворачивать свою работу, или уходить в волонтерские, научные, экологические проекты. В то же время в политике появились уже формализованные кадровые лифты.

Кроме того, молодежи физически стало меньше из-за демографического кризиса 90-х, и поэтому работа с ней утратила в первую очередь массовость: в ход пошли отдельные, точечные проекты.

«Дотации пусть пенсионеры получают»

В 2008 году федеральное агентство «Росмолодежь» возглавил экс-руководитель «Наших» Василий Якеменко, начался новый период системной молодежной политики.

Кто обладает неприкосновенностьюа (нажмите, чтобы увеличить)
С одной стороны, он охарактеризовался деполитизацией всего молодежного пространства, но вместе с тем молодые люди благодаря партиям стали чаще попадать в законодательные и исполнительные органы власти. Кроме того, именно в 2008–2011 годах всерьез речь зашла о молодежном предпринимательстве, молодых ученых, инноваторах и вообще о неполитических успехах молодежи.
Обе тенденции оцениваются экспертами неоднозначно.

По мнению Сергея Белоусова, старшего партнера венчурного фонда Runa Capital, создателя технологических компаний Parallels, Acronis, Rolsen, «ведомство Василия Якеменко достаточно эффективно справляется с популяризацией науки и технологий среди молодежи в России».

«Программы поддержки молодых ученых, Зворыкинский проект, инновационный конвент, безусловно, влияют на то, что в последнее больше молодых людей идут в технические вузы, участвуют в различных конкурсах, создают стартапы», – рассказал газете ВЗГЛЯД Белоусов.

Однако, по словам Белоусова, в этой сфере ответственность лежит не только на государстве: «У нас по-прежнему неплохое образование, оно дает хорошие кадры – более чем у половины наших компаний R&D в России, а рынок – по всему миру. Для привлечения молодых людей в науку, инновационную деятельность нужно создавать соответствующую среду. Государство может стимулировать создание такой среды, организуя конференции, конкурсы, учреждая соответствующие гранты, премии. Нужно создавать условия для инвесторов, звать тех, кто способен вырастить компании, конкурентоспособные на международных рынках, как это делает наш фонд. Можно активнее задействовать и информационные возможности государства для популяризации инноваций, делать это ярче и современнее, сейчас этого недостаточно, мало кто знает о современных русских ученых или, например, программистах, создавших международные компании, а таких немало. В России мало научно-популярных СМИ, они не очень высокого уровня, слабо используются и возможности Интернета».

Мария Сергеева, генеральный директор Центра модернизационных решений, экс-активист «Молодой Гвардии», в свою очередь полагает, что помощь государства любому бизнесу, в том числе и условному «молодежному», должна состоять в борьбе с коррупцией, а не в выдаче субсидий: «Это если нужно партию апельсинов купить за три копейки, а продать за пять, стартовый капитал поможет. А любому «умному» бизнесу эти вливания – копейки, только отчетность на свою голову получишь. Бизнесу нужно не помогать, а не мешать. Величина откатов в среднем от 40 до 60%, рост идет быстрее, чем рост нашей экономики. Часто работа идет не с лучшими подрядчиками, а с теми, которые принадлежат друзьям или родственникам. В открытую даже просят, мол, заказ у вас разместим, а вы нам 51% бизнеса за это. Вот с этим надо бороться. А не субсидии выдумывать. Дотации пусть пенсионеры получают, у нас же руки-ноги-голова на месте, условия лучше создавайте».

Молодежь в лифтах

В политике молодые люди массово пошли в административную сферу именно в период 2008–2010 годов: активисты прокремлевских «молодежек» занимали посты депутатов разных уровней власти (вплоть до Госдумы), а оппозиционные политики иногда оказывались интегрированы в систему исполнительной власти (например, Никита Белых, один из самых заметных лидеров СПС, был утвержден Дмитрием Медведевым губернатором Кировской области). Еще одним распространенным примером ухода из «уличной политики» оказалась журналистика: так, корреспондентом ИД «КоммерсантЪ» стала Анастасия Каримова, одна из главных «звезд» уличной политики середины «нулевых».
В случае с системной политикой кадровые лифты для молодежи работают, но их пока недостаточно, особенно на региональном уровне. Как рассказал газете ВЗГЛЯД завкафедрой политологии и социологии Российского экономического университета имени Плеханова Владимир Бурматов, «в той части политики, в которой молодежь – объект, у нас все в относительном порядке: программы, проекты, комитеты, бюджеты. Одним словом, для молодых людей что-то проводят, и делать это научились, надо признаться, весьма неплохо».

Однако, по словам Бурматова, «с той молодежной политикой, где молодежь – субъект, ситуация посложнее». «Бывает, что есть механизмы, при которых для молодежи создаются возможности участия в политической деятельности, а бывает, что их нет. У нас они есть, да вот вся штука в том, что в регионах зачастую стараются нагородить симулякров (разных молодежных палат, правительств-дублеров и проч.), имитирующих молодежную политику, лишь бы к этим реальным механизмам никого не пустить. В итоге радуется 30-летний «ветеран молодежной политики» должности в декоративном молодежном парламенте, вместо того чтобы встать и попробовать себя на нормальных выборах хотя бы в муниципалитете. На федеральном уровне ситуация пооптимистичнее – здесь по крайней мере всех сколь-нибудь заметных молодых политиков отправили участвовать в праймериз (кстати, вполне успешно), да и в том же ОНФ и в общественном комитете в поддержку Медведева (прообразе «большого правительства») полно молодых лиц, что вполне обнадеживает», – полагает политолог.

Той же точки зрения придерживается и Павел Данилин: «Сегодня возможностей для участия в политике у молодых масса. Правда, не на федеральном уровне. Ну, не все сразу, да. Молодых это иногда не устраивает».

В качестве примера эксперт привел историю о том, как «один высокопоставленный чиновник встречался с молодыми и перспективными людьми из одного из регионов»: «Те жалуются, что молодежь в политике не принимают всерьез. Он им говорит: а вы хотите? Мы, говорят, хотим. О’кей. Звонит главе реготделения партии большинства: повстречайся с молодыми, пообщайся, помоги. Те в восторге. Потом молодежь жалуется, мол, мы с ним повстречались, а он нам предложил поддержку партии, если мы будем баллотироваться муниципальными депутатами. А мы большего заслуживаем. Занавес».

«Вы понимаете, – продолжает Данилин, – им предложили поддержку, а они считают, что достойны большего. Они, наверное, хотели, чтобы им каждому «Мерседес» подарили с мигалкой и личным водителем. Ну и чтобы минимум замгубернатора сделали. А им – муниципальные мандаты всего лишь предложили. Причем заработать. Так вот такие вот молодые и глупые, конечно же, в политике себя не найдут, будь они хоть 200 раз гиперперспективными. А те, кто свою делянку готов мотыжить, вполне найдут. И вот для последних сегодня возможности партийного участия выросли на два порядка. Во всех партиях, кстати».

«За последнее время самым эффективным механизмом, который я видел в этой сфере и действие которого испытал на собственном опыте, были федеральные праймериз «Единой России», давшие возможность в том числе молодым людям как минимум заявить о себе как о сильных региональных политиках, а весьма впечатляющему количеству представителей молодежи – и войти в предвыборные списки партии, причем на проходные места», – полагает в свою очередь Владимир Бурматов.

С этой логикой, впрочем, согласны далеко не все.

Павел Зарифуллин уверен: «Гипотетически поколение «нулевых» могло бы сказать своё слово и реализовать свою активность, если бы конфликт в Грузии затянулся и Россия столкнулась бы с западным вызовом. Тогда нашему режиму пришлось развязать руки потенциальным русским «хунвейбинам». Но сегодня поколение «нулевых» использовано, высосано безобразным пиаровским образом и дезориентировано. Оно не представляет для власти опасности».

По словам Зарифуллина, «на смену им идут следующие – «поколение Манежки», как с ними справятся власть и общество, находящиеся в «стабильном» режиме, покажет ближайшее будущее».

Разные хипстеры

Известный дизайнер рассказал газете ВЗГЛЯД, зачем нужна молодежная политика
В Москве начинается эксперимент по проверке школьников на наркотики
Участвовавших в беспорядках в Москве уклонистов отправили в армию
Россия лидирует в Европе по числу тяжких преступлений среди молодежи
Глава государства впервые посетил молодежный форум на Селигере
Ключевые слова: молодежная политика, молодежь, Правительство-2012
В ближайшем будущем, по мнению многих экспертов, Россия может столкнуться в том числе и с вызовом нового поколения, не знавшего СССР и накапливающего агрессию. По словам заместителя гендиректора Центра общественных технологий Сергея Роганова, «главными акторами предстоящих баталий выступит поколение советских семидесятников, то есть тех, кто сейчас играет ключевые роли в культуре, бизнесе, власти. Рожденные в СССР постсоветские поколения, для многих из которых события 20-летней давности, по словам Владимира Путина, «гигантская геополитическая катастрофа». И поколения, которые идентифицируют себя с новой Россией, – те самые старшеклассники, студенты, молодые аспиранты и специалисты. Для них эта «катастрофа» – параграфы и главы учебника или рассказы родителей».
«Вот одна из характерных черт нашего времени, – рассуждает Роганов, – 80% мнений, оценок, суждений представителей развитых стран о молодых поколениях в мировой сети – негативны (по данным исследования BBC). Российские старшие поколения клеймят молодые теми же самыми словами, что и американские или европейские. Поколение NEXT – аполитично, пренебрегает гражданской позицией, плюет на культуру, политику, не желает учиться, хочет только денег, упорно работать/зарабатывать – не для них и т. д. «Писатель», «философ», академическое образование, центры давно не сакральные коровы, которых доит на тонны цитат и умных мыслей современная культура. Литературные премии, десятка книг года во всем мире вызывает иронию молодежи. И это только некоторые сферы традиционной культуры, которые находятся в состоянии коллапса, но отчаянно отказываются признавать действительное положение вещей. Взгляните на проблемы образования, искусства, кино, миграции – весь прежний порядок миров трещит по швам в полиэтнической, мультиконфессиональной действительности настоящего».

«Из доклада в доклад международных организаций, ЮНЕСКО и т. д. цитируют слова 19-летнего студента из Аргентины: «Мы часто слышим: «Вы – будущее», – но мы не можем быть даже полноценным настоящим», – именно этот факт, по мнению Роганова, может стать спусковым механизмом новой революции.

В России эта латентная агрессия может быть институционализирована благодаря национальному фактору. По мнению публициста Егора Просвирнина, «недооцененной остается опасность существования радикальной молодежи, которая реально убивает людей и которой чем дальше, тем будет больше». «Единственный способ с ней справиться – это начать глубокую всестороннюю гражданскую интеграцию молодежи Кавказа, которая, в свою очередь, невозможна без отрубания всех коррупционно-финансовых связей», – заявляет он.

«Будущее молодежной политики – это создание реальных молодежных движений на Кавказе. Причем массовых. Там до 60% безработной молодежи, которая непонятно на что живет (причем не голодая), непонятно чем занимается и тихо перебирается в центральные регионы. Замечу, кстати, что партизанскую войну в Дагестане с несколькими стабильными убийствами в неделю ведут не скинхеды. Эта молодежь – сырье для взрыва. Частично оно идет на местную радикальную молодежь, частично – в силовые структуры, частично иммигрирует в Россию и встраивается в существующие структуры как мафии, так и правоохранительных органов, сохраняя этническую лояльность», – заявил Просвирнин.

Впрочем, общий облик нынешней городской (и уже не обязательно столичной) молодежи мало кому внушает серьезные опасения. Главная молодежная оппозиция власти сегодня состоит в основном из хипстеров (от английского «to be hip» – «быть в теме») – обеспеченных сотрудников сферы обслуживания, которые увлечены политикой скорее как новым видом гаджета. Эмоционально-стилистические претензии хипстеров к власти по определению не могут вылиться ни в какой серьезный протест до тех пор, пока вся эта субкультура молодых, обеспеченных и довольных жизнью людей будет полагать себя «креативным классом».
Залина Маршенкулова, публицист и культовый блогер московской хипстерской среды, описывает ее так: «Это, как правило, инфантильные создания, которые равнодушны к политике и мало интересуются историей своей страны и историей ее культуры. Они стремятся к чему-то абстрактному, западному такому, блестящему, ну вот как принт NY на маечке, и не знают, куда вложить свою непонятую душу. А те из них, кто все о культуре знает или думает, что знает, рвутся из России и стыдятся того, что они русские, – это, кстати, ключевая проблема – что русские люди стыдятся того, что они русские».

«Их гражданская инициатива, – продолжает Маршенкулова, – состоит в том, чтобы сделать себя и других инициативными. Суть идеологии – маленькими шажочками к большому делу. То есть если каждый научится решать свои проблемы и отстаивать свои права, то в целом ситуация везде улучшится, изменится картина нации. И портрет россиянина с «дай» изменится на «дайте, пожалуйста», зародятся, наконец, достоинство и всяческая грамотность. Звучит наивно и смешно – но зерно тут верное. Главное сейчас отучить всех от пассивности, разбудить ото сна и научить россиян добиваться своего цивилизованным путем хотя бы на уровне ЖКХ. И если хотя бы один-два человека из этих тусовок вынесут умение формировать и отстаивать свою позицию – это уже прекрасно».

По мнению Марии Сергеевой, «в каждом политическом поколении есть свой стиль молодежной политики», формирующийся сегодня тренд – появление новых, «тихих» конформистов: «Те, кому сейчас 35, приходили в молодежную политику провластного еще СПС, потом к полпреду Кириенко. Такой особый стиль и школа. Мы – это следующее поколение. Тут даже не только время закончилось, тут наше поколение выросло из приставки «молодежный». А новое поколение только входит, вместе с ними входит и другой стиль. Айфоны, айпады, хипстерство, меньше уличных акций, больше технарей в очках. Мы были энергичнее, буйные такие с обеих сторон – что оппозиция, что прокремлевские. Сейчас больше тихих конформистов, но это и неплохо».

P.S.: Ни один из опрошенных газетой ВЗГЛЯД экспертов не согласился с идеей возращения комсомола в каком бы то ни было виде.

Михаил Бударагин

Взгляд

Читать далее...

Почему русских не допускают к месторождениям Курдистана?

Сможет ли Россия вернуть свои утраченные позиции в Ираке и на всем Ближнем Востоке — известный российский журналист-аналитик по проблемам нефти Валерий Емельянов беседует с лидером влиятельной организации российских мусульман «Аль-Хак» (Справедливость) и движения национальной элиты «НАША РОССИЯ» Камилжаном Каландаровым.

Как по Вашему, почему сегодня внимание крупных международных инвесторов в сфере энергоресурсов приковано, прежде всего, к Ираку, а вся международная политика вокруг этой страны, так или иначе, вращается вокруг нефтегазового вопроса?

Ирак является сегодня одним из значимых факторов международной ситуации в углеводородно — энергетической сфере. И эта значимость велика, прежде всего, из-за недоразведанного и неиспользованного нефтегазового потенциала страны. По имеющимся данным, недра страны содержат до 115 млрд. баррелей нефти (недавно было заявлено о пересчете национальных резервов до 143 млрд. баррелей, однако этот пересчет имел место в изрядно политизированном контексте и требует дальнейшей верификации). Основные месторождения находятся близ города Басра на юге страны, вторым по значению является нефтяное поле близ города Киркук на северо-западе. По имеющимся данным сегодня разведано около 80 из почти, что 500 перспективных в геологическом отношении структур. В Ираке достаточно привлекательная геологическая ситуация на нефтяных месторождениях, и, по некоторым оценкам себестоимость добычи нефти может составить не более 1 доллара долларов на баррель, что может оказаться едва ли не самым низким показателем такого рода в мире. Это делает ее рентабельной, даже при возможном низком падении цен на нефть в мире.

Иногда создается впечатление, что в советские времена Ирак был в нашей стране в большей степени, чем сейчас. С чем это связано, и каков уровень российско-иракского сотрудничества в энергоресурсной сфере на сегодняшний день?

Во времена СССР режим Саддама Хуссейна был политическим союзником Москвы, и отношения в экономической сфере теперь уже с постсоветской Россией основывались в значительной мере на запасе прочности времен СССР, хотя политический союз был уже и не таким однозначным. В последние годы Саддамовского правления главным проектом для российских компаний рассматривалось супергигантское месторождение “Западная Курна-2”, расположенное на юге страны, в 100 км. от главного нефтеэкспортного порта Басра. Объем доказанных запасов месторождения составляет около 6 млрд. баррелей нефти. В 1997 году, три российские компании, “ЛУКОЙЛ”, «Зарубежнефть и “Машиноимпорт” подписали контракт на освоение данного месторождения на условиях соглашения о разделе продукции. Однако впоследствии, иракский лидер, перед лицом угрозы войны с западом, требовал от Москвы занять более активную проиракскую позицию, угрожая, в конечном итоге, разрывом контракта по “Западной Курне-2”. Так в итоге и случилось в 2002 году, хотя юридически Багдад не мог сделать это в одностороннем порядке, ведь в контракте имелся пункт, которым предусматривалась его возможная денонсация лишь в Женевском международном арбитраже.
Сегодня принято говорить о времени возрождения нефтяной промышленности Ирака после разрухи и застоя, вызванного вторжением западной коалиции. До 2003 года Ирак добывал 3 млн. баррелей в сутки, из которых 2 млн. баррелей шли на экспорт. Сегодня объем добычи находится на уровне 2-2,5 млн. баррелей в сутки. В новой ситуации российско-иракское сотрудничество в нефтяной сфере продолжается. Можно сказать, что его локомотивом является по прежнему “ЛУКОЙЛ” победивший в прошлогоднем тендере на супергиганта “Западная Курна-2”. В составе международных консорциумов в стране работает также “Газпромнефть” (месторождение Бадра), участвуют в тендерах, или проявляют к ним интерес ТНК-ВР, “Татнефть”. Однако действовать российским компаниям приходится в абсолютно иной инвестиционной ситуации в нефтегазовом секторе, чем при режиме Саддама Хуссейна. И эту ситуацию можно обозначить, как преобладание по значимости внутри- и внешнеполитических факторов и рисков над экономическими.

В чем конкретно выражается эта ситуация?

Приход во власть в Ираке на смену Хусейну, правительства поддержанного в результате победы западной коалиции, по определению подразумевает, что в стране создастся более конкурентная ситуация. Маятник качнулся в пользу преференции по отношению к западным и китайским нефтегазовым гигантам, хотя, это все делалось и делается, по — восточному тонко. Хотя, на наш взгляд, на определенных этапах, это не происходило и без прямого лоббирования. Например, два года назад концерн Royal Dutch Shell получил очень выгодный контракт на условиях соглашения о разделе продукции по отбору и коммерциализации сжигаемого попутного нефтяного газа. Тогда многие источники указывали на бывшего вице-президента США Дика Чейни, известного своей близостью к концерну. Сохранили свое влияние и государственные компании Китая, также, как и российские, присутствовавшие в стране еще с Саддамовских времен. Например, китайской CNPC удалось перезаключить с новыми властями соглашение о разделе продукции на месторождение аль-Ахдаб, с небольшим, правда, уровнем добычи в 90 тыс. баррелей в сутки. Китайские компании, в целом, желанные гости в Ираке, как и во многих других нефтедобывающих странах. Они представляют нефтесервисные услуги достаточно высокого уровня и по конкурентоспособным ценам, китайские квалифицированные рабочие ресурсы при этом менее дороги. Китайцы имеют опыт работы в нефтегазовом секторе в странах с острой политической ситуацией, часто не ограничиваются лишь сегментом разведки и добычи, но также параллельно реализуют и другие промышленные и социально значимые проекты. Наконец, еще одним немаловажным обстоятельством является то, что таким образом обеспечивается возможный доступ к кредитным линиям китайских государственных банков, которые более “дешевы”, чем займы от западных, преимущественно частных кредитных учреждений.
Еще одним, немаловажным обстоятельством, для такой инвестиционно емкой и требующей значительных и долговременных вложений отрасли, как нефтегазовая, является наличие солидной правовой базы для регулирования отношений в данной отрасли. Вкратце, суть проблемы в следующем. Начиная, с 2007 года, в кулуарах парламента страны прочно “завис” новый закон об углеводородах, ранее одобренный правительством. Он должен был заменить прежний нормативный акт cаддамовских времен. Однако возникло противостояние между арабскими регионами страны и автономным правительством Курдистана, требовавшее для себя больших доходов от экспорта нефти из данного региона. И большей доли самостоятельности в управлении нефтегазовыми ресурсами. В ответ на это Багдад объявил нелегитимными соглашения о разделе продукции, заключенные курдами с иностранными компаниями, добывающими нефть в регионе (это международные “середняки” типа норвежской DNO или британской Golf Keystone). Поскольку экспорт нефти в стране также находится в федеральном ведении, Багдад также перекрыл возможность экспорта из региона по трубопроводу Киркук-Джейхан (Турция).
У этого политико-правового вакуума есть еще один аспект, по сути, позволяющий федеральному правительству варьировать формами контракта. С одной стороны, законами cаддамовского времени (которые вроде бы и действуют в отсутствии новых законов) предусмотрен формат соглашения о разделе продукции, более привлекательный для инвесторов, и предусматривающий их долю в добытой нефти до 10%), с другой существует взгляд, что в нынешних условиях действуют постановления и распоряжения министерства нефти. Это позволило провести тендер на нефтяные месторождения 2009 года на условиях не СРП, а т.н. нефтесервисных контрактов, предусматривающие компенсацию инвесторам их вложений по развитию месторождений и выплату компенсационного вознаграждения в 7-9 долларов с каждого барреля проданной в будущем нефти, при этом все сырье поступает в распоряжение Ирака.
Эта ситуация сказывается на крупных инвесторах, в том числе и российских — они не могут развивать свою деятельность в Курдистане, поскольку сразу испортят отношение с правительством в Багдаде (с этим, некоторое время назад столкнулся такой гигант как вторая по значению компания КНР Sinopec). Это, во-первых. Надо подчеркнуть, что российские компании уже интересовались возможностями работы в регионе, но далее предварительных шагов дело не дошло. А ведь регион обладает значительными резервами и, главное, логистическим потенциалом. В недрах региона, возможно, имеется, 45-50 млрд. баррелей нефти и 2,83 трлн. кубометров газа, который вполне мог бы решить такую важную проблему, как газобеспечение Европы через соседнюю Турцию.
Во — вторых, такая ситуация вынуждает иностранных инвесторов соглашаться, в общем — на не самые оптимальные условия сервисных контрактов хотя бы уже для того, чтобы закрепиться на перспективном рынке Ирака. Хотя иракское правительство и государственные нефтяные компании понимают, что без иностранных инвестиций им не обойтись. Положение российских инвесторов становятся потенциально ненадежным, поскольку отсутствуют нужные гарантии и стабильность заключенных контрактов. Частью проблемы нефтегазового сектора, связанной и с курдским вопросом является и ситуация вокруг района города Киркук. Здесь находятся вторые по значению запасы нефти, после супергигантских месторождений юга Ирака, близ города Басра. провинция Киркук содержит 2,2% всех нефтяных запасов планеты на сумму более 10 млрд. баррелей и к 2003 году давал 40% иракского нефтяного производства.
Традиционно этот район населялся курдами, однако в силу специфической национальной политики времен Саддама сейчас здесь проживает смешанное (в том числе в силу принудительной миграции) население-курды, арабы, туркмены, ассирийцы. Власти Курдистана желают проведения здесь референдума и воссоединения этого района с курдской автономией. Однако при этом неуклонно демонстрируют желание и возможность решить этот вопрос мирным и гражданским путем.
К чести властей автономного Курдистана отмечу, что на данных территория пока удается сохранять светский политический режим, основанный, в целом, на современных демократических принципах. Курдам также удается обеспечивать межнациональный мир. Например, в нынешнем составе парламента автономии пять мест предоставлено ассирийцам и туркменам.

Что еще в Ираке можно отнести к тому, что принято называть “страновыми рисками” для инвестиций в сырьевой сектор?

К еще одному аспекту политического характера, влияющем на инвестиционную ситуацию в нефтегазовой сфере, является отсутствие достаточного уровня безопасности, что может особенно ощутится после вывода из страны основной части западного воинского контингента. В стране действуют различные вооруженные группировки, представляющих как суннитскую, так и шиитскую часть населения страны (в том числе и отделение небезызвестной Аль-Каиды. Хотя в районе крупнейших нефтяных полей на юге Ирака установилось относительное гражданское спокойствие, этот фактор буквально недавно проявил себя в суннитской части страны. После того, как тендер на месторождение Аккас в западной провинции Анбар выиграл тандем концерна Korea Gas и компании из страны СНГ (Казахстана) Казмунайгаз, руководство провинции открыто заявило, что не признает этого решения, поскольку в тендерных условиях не были учтены интересы провинции. Местные политики объявили, что никак сотрудничать с этими компаниями не будут и не гарантируют им безопасности. А провинция Анбар является основной базой Аль-Каиды в стране.
Еще одно обстоятельство, которое необходимо учитывать, уже экономического плана, состояние нефтяной инфраструктуры страны. Большая часть трубопроводов страны нуждается в серьезной реконструкции, если не в полном обновлении. Необходима также реконструкция экспортных мощностей южноиракского порта Басра. Ведь иначе стране просто не достичь поистине амбициозных целей по добыче нефти. Министерство нефти планирует, что с учетом привлеченных инвестиций к нынешнему уровню ежесуточной добычи в среднем в 2,4 млн. баррелей нефти в сутки будет добавлено еще около 9,6 млн. баррелей к 2017 году. Это будет означать средний уровень ежесуточной добычи в 12 млн баррелей в сутки. С таким показателем Ирак серьезно потеснит таких нынешних лидеров мирового нефтяного рынка, как Саудовская Аравия, да и Россия тоже.
Исходя из всего сказанного, можно в общих чертах обрисовать и перспективу для российских компаний, пришедших, или планирующих прийти в Ирак. Очевидно, что лидером российского присутствия в нефтяной сфере еще долго будет оставаться “ЛУКОЙЛ”, хотя бы потому, что компания разрабатывает супергигантское месторождение, а в нынешних экономических условиях страны, по настоящему, привлекательна лишь разработка “супергиганта”. Газовый сектор Ирака, пока малоинтересен для крупных фирм, во-первых, из-за ограниченных запасов, во-вторых, потому, что его планируется направлять не на экспорт, а преодоление электроэнергетического голода страны, ну, и не последнюю роль играет пока еще сложный политико-правовой фактор. Доступ к возможно гигантским резервам газа Курдистана и их коммерциализация пока также лимитированы обстоятельствами политического характера.
Очевидно, что дальнейшая деятельность наших компаний в целом будет не быстрой, но обстоятельной. Нужно также признать, что иностранные компании сегодня в этой стране занимают более лидирующие позиции, с которых их трудно будет потеснить. В этой связи, хотелось бы обратить на не так давно высказанное мнение, председателя Совета Союза нефтегазопромышленников России (и председателя российской части делового совета Россия-Ирак) Юрия Шафраника. Он сказал о том, что в Ираке также следует выходить не только в сектор разведки и добычи углеводородов, но, также и в нефтесервис, и инфраструктурные проекты в сфере энергетики. Во-первых, потому, что в этих сферах Россия имеет передовой по мировым меркам опыт, хотя и подзабытый, а во-вторых, сегодня основные деньги зарабатываются даже не в добыче, а именно в нефтесервисе. Действительно, если на сегодня в Ираке ясно, сколько энергосырья, и как его добывать, то пока еще белым пятном на карте экономического развития страны остается потенциал превращения его в энергию и формирование соответствующей инфраструктуры. И здесь возможности для российских фирм может оказаться даже большим, чем в нефти.

И что нужно сделать для реализации этих возможностей?

Это должны определить для себя все, работающие в нефтегазовом секторе и смежных областях в зависимости от профиля своей деятельности. С точки зрения общественно-политического аналитика могу сказать, что, к сожалению, мониторинг и анализ ситуации в Ираке, да и других регионах планеты, играющих ключевую роль с точки зрения энергоресурсов у нас идет несколько вразнобой-отдельно экономическая аналитика, отдельно политическая, отдельно-профессионально-отраслевая. Однако представляется обоснованным, чтобы такая аналитика и экспертиза стала бы интегрированной. Особенно это касается стран и регионов мусульманского мира. Ведь ислам-это не только религия, но и целостная социально-экономическая система, охватывающая все сферы деятельности и, по своему, также и такую специфическую, как энернгосырьевая.
В силу этого обстоятельства Общероссийская организация Аль-Хак (Справедливость) – Общероссийское движение «Наша Россия» выступают вместе с рядом партнерских физических и юридических лиц (например, с Ассоциацией международного сотрудничества “Время и мир”) c инициативой создания исследовательского центра “Исламский мир: энергоресурсы, экономика и общество”. В рабочей группе центра сегодня уже есть компетентные специалисты, занимающиеся данной проблематикой, имеющие публикации, преимущественно политологической, экономической и правовой направленности. Имеются информационные ресурсы. На первом этапе планируется аккумулирование результатов работы, имеющихся в наличии на данный момент, возможная публикация небольших монографий, представляющая собой “энергоресурные” досье стран региона. Первыми, возможно, станут публикации посвященные Турции и Ираку. Планируется проведение общественных мероприятий различного уровня-от рабочих экспертных семинаров до конференции. Это позволит впоследствии расширить спектр деятельности Центра и привлечь специалистов других профилей, в частности, технологического. В более отдаленной перспективе возможно и участие в практических, прикладных проектах по тематике деятельности Центра.
Полагаю, что данная инициатива может внести положительный и реальный вклад, как в дело решения экономических конкретных задач, так и в развитие сотрудничества России со странами исламского мира и сообществами в этих странах.

Камилжан Каландаров – дипломат, доктор философских наук, член-корреспондент РАЕН, один из ведущих российских аналитиков по проблемам Центральной Азии и стран Каспийского региона, Государственный советник Российской Федерации, министр по инвестиционной политике Республики Калмыкия.

Читать далее...