Евразийство как национальная идея России-Евразии

Выдержки из Манифеста движения «Россия – ЕврАзийский Союз – Евразия»:

Россия-Евразия

Россия-Евразия (или просто Евразия), для евразийцев – это отдельный континент, особая цивилизация. Мы ее именуем – русско-евразийскую. В географическом понятии, Россия-Евразия – это территория постсоветского пространства, т.е. историческая сфера влиянии России.

Национальности России-Евразии в своей совокупности образуют единый наднациональный союз народов, возникаюший на закономерной основе. Геополитическое единство национальностей России-Евразии складывается из общего месторазвития; из общности идеалов в строительстве социальной жизни; из духовного единства; общности исторической судьбы, отличной от судьбы европейских и азиатских народов. В духовной, культурной и материальной сфере национальности России-Евразии объединяет русский язык; общая производственная база и инфраструктура; совместные интересы мира и безопасности.

Будучи убежденными в правильности своих убеждений, отдавая величайшую дань культурной самостоятельности евразийских национальностей и суверенности государств России-Евразии, мы, евразийцы, стремимся оформить эти этнокультурные общности в единое, прочное и демократическое государственное образование, воссоединить народы России-Евразии в Евразийский Союз (ЕАС).

Россия-Евразия

Евразийский Союз (ЕАС)

Евразийский Союз (ЕАС) – это добровольный конфедеративный союз независимых государств постсоветского пространства.

Евразийский Союз (ЕАС) — конфедеративный союз государств с единым политическим, экономическим, военным, гуманитарным, культурным пространством. Мы евразийцы стремимся к созданию такого объединения.

Мы верим, что идея создания Евразийского Союза (ЕАС) способна выступить глобальным отечественным геополитическим проектом развития в ХХI веке, интегральной национальной идеей русского и союзных ему народов Евразии. Россия должна быть ядром интеграции Евразии и хранителем ее традиционных духовных ценностей.

Евразийский Союз (ЕАС)

Создание ЕврАзийского Союза

Мы считаем себя частью интеллектуальной элиты постсоветского пространства, которая проникнута философией евразийства. Мы, с одной стороны – разумные реалисты, а с другой – интеллигентные мечтатели, стремимся к поэтапному образованию Евразийского Союза (ЕАС), посредством расширения, укрепления и объединения существующих интеграционных организаций. По нашему убеждению, участие стран в интеграционном процессе на русско-евразийском пространстве, должно основываться на принципах равноправия, добровольности, взаимного уважения.

В этой связи мы сторонники поэтапного создания Евразийского Союза, использующего конструктивный опыт евразийского единства на протяжении тысячелетий (общеевразийский национализм) и современного межгосударственного строительства СНГ, ОКДБ, ЕвразЭС.
ДемократияПредполагаемые этапы объединения наших стран в ЕврАзийский Союз (ЕАС):

  1. Создание Зоны свободной торговли, т.е. отмена взаимных торговых и таможенных ограничений внутри объединения, но с сохранением национального внешнеэкономического суверенитета с третьими странами. Теоретически уже достигнуто по договорам СНГ и ЕвразЭС, фактически же не действует, так как страны-участники (кроме Беларуси, Казахстана и России) сохраняют множество взаимных торговых барьер и исключений.
  2. Создание Таможенного союза, т.е. зоны свободной торговли + единого таможенного тарифа для третьих стран. 1 января 2010 г., на основе ЕвразЭС, страны Беларусь, Казахстан и Россия образовали Таможенный союз, который вступил в силу 1 июля 2010 г. Предусматривается присоединение к Таможенному союзу остальных стран ЕвразЭС, в первой очереди – присоединение Украины, Киргизии и Таджикистана.
  3. Создание Единого экономического пространства (ЕЭП), предполагающего свободное передвижение всех факторов производства (1. ресурсы, 2. капитал, 3. рабочая сила, 4. предприятия) внутри территории всего объедения и совместные торговые барьеры для третьих стран. Этот этап требует от правительств стран-участниц большие усилия, сотрудничество и взаимодоверие при унификации национальных экономических, налоговых, трудовых и миграционных законодательств. Только Беларусь и Россия приблизились к такому уровню взаимоинтеграции.
  4. Создание Экономического и валютного союза, т.е. все предыдущие пункты + ведение единой совместной экономической политики и введение единой валюты, посредством наднациональных институтов управления. Правительства стран-участниц договариваются на общую экономическую программу. В качестве вводимой валюты предполагается российский рубль или новая валюта “ЕВРАЗ”, подконтрольной Евразийским Центральным Банком (ЕАЦБ). На этом этапе можно уже говорить о существовании Евразийского Союза (ЕАС).
  5. Создание полноценного Военно-политического союза, т.е. все предыдущие пункты + ведение единой внешней и внутренней политики, посредством наднациональных институтов управления. Создание совместных вооруженных сил (или контингентов). Введение единого гражданства. Многократное усиление культурного обмена и взаимоинтеграции (н-р: год Украины в Казахстане и наоборот). Введение русского языка в качестве второго государственного во всех странах-участниках ЕАС.

 

ДемократияНаднациональные институты Евразийского Союза (ЕАС):
  • Совет глав республик и глав правительств ЕАС – высший орган политического руководства.
  • Парламент ЕАС – высший консультативно-совещательный орган Союза.
  • Совет министров иностранных дел ЕАС – координация внешнеполитической деятельности.
  • Межгосударственный исполнительный комитет – постоянно действующий исполнительно-контролирующий орган.
  • Информационное бюро Исполкома ЕАС.
  • Совет по вопросам образования, культуры, науки – формирование согласованной политики в этой области.

В целях создания единого экономического пространства в рамках ЕАС предлагается создание наднациональных структур:

  • МодернизацияКомиссия по экономике.
  • Комиссия по сырьевым ресурсам (устанавливает цены и квоты на сырьевые товары и энергоносители, координирует политику в области добычи, продажи золота и других драгоценных металлов, и др.).
  • Фонд по делам экономического и научно-технического сотрудничества, формирующийся за счет вкладов стран ЕАС (финансирует перспективные наукоемкие экономические и научно-технические программы, оказывает помощь в решении круга задач, в том числе правовых, налоговых, финансовых, экологических и т. д.).
  • Комиссия по межгосударственным финансово-промышленным группам и совместным предприятиям.
  • Международный арбитраж ЕАС.
  • Комиссия по вводу расчетной денежной единицы (переводной рубль или новая валюта “ЕВРАЗ”).
  • ЕврАзийский Центральный Банк (ЕАЦБ).
  • Комиссия по экологии.

В области обороны предлагается заключить в рамках ЕАС следующие договоренности:

  • Мирное небоо совместных действиях по укреплению национальных Вооруженных Сил стран – членов ЕАС и охране внешних границ ЕАС.
  • о создании единого оборонного пространства.
  • о формировании коллективных миротворческих сил ЕАС для поддержания стабильности и погашения конфликтов в странах – участницах ЕАС и между ними.
  • о внесении коллективных обращений стран – участниц ЕАС в международные организации, в том числе в Совет Безопасности.
  • о создании межгосударственного центра по ядерному разоружению.

Флаг Евразийского Союза

Флаг Евразийского Союза (ЕАС)

Красная полоса:

  1. Утренняя заря, восход солнца, т.е. начала новой эры для народов России-Евразии.
  2. Широкие просторы России-Евразии.
  3. Творение человека, дух созидания.
  4. Южная теплая и степная полоса России-Евразии – “Великая Степь”.
  5. Советское прошлое.
  6. Красный цвет ассоциируется со восточнославянским этносом.

Синя-зеленая полоса:

  1. Утреннее небо.
  2. Прогресс, модернизация, инновация.
  3. Северная, лесная и более холодная полоса России-Евразии – Тайга и Тундра.
  4. Зеленый цвет в синем олицетворяет “Аврору бореалис” – Северное сияние.
  5. Синий цвет ассоциируется с тюрко-монгольским этносом – “Великий Тенгри”.

Звезда Богородицы:

  1. Звезда БогородицыСимвол абсолютной русско-евразийской любви (Икона Неопалимой Купины),
  2. Достижение невозможного, спасение человека.
  3. Надежда, вера, духовное стремление человека достичь “неземное” (Звезда Александра Македонского)
  4. Красное солнце – восход, новое начало, новая заря народов России-Евразии.
  5. Единое начало и единая цель, совместное будущее всех народов России-Евразии.
  6. Утренняя звезда.
  7. Великая космическая миссия евразийского народа (русский космизм).


Евразийцы

Отцы-основатели и сыны-гвардейцы

Если Вы ЕВРАЗИЕЦ – Вы принадлежите к последователям самой уникальной в русской истории плеяды ученых, мыслителей, общественных деятелей – к евразийцам.

Евразийство возникло в русской эмиграции в 20-е годы и стало упором тех, кто отвергал “белый” и “красный” путь развития. Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, Н.Н. Алексеев, В.Н. Ильин, Г.В. Вернадский, Э.Д. Хара-Даван, Л.Н. Гумилёв – философы и филологи, музыкальные критики и правоведы, экономисты и врачи, историки церкви и историки культуры. Они отцы-основатели евразийской идеи. Они мечтали о свободной, самобытной русско-евразийской цивилизации, которая объединит народы России-Евразии в едином культурном синтезе. Их томила ссылка ГУЛАГа, допрашивало гестапо, они исчезали без следа – чтобы возродиться вновь, когда Россия в 90-е годы переживала очередное упоение западническими иллюзиями.

Так вперед к самобытной евразийской державе с демократическим управлением и рыночно-социалистическими идеалами! Да здравствует грядущая Россия-Евразия! Да здравствует самобытный путь развития!

ЕВРАЗИЙСТВО

 

Юрий Кофнер

Председатель движения «Россия – ЕврАзийский Союз – Евразия»

Председатель Евразийского Клуба МГИМО (У)

Читать далее...

Лев Гумилёв: Историко-философские сочинения князя Н.С. Трубецкого

Когда эвакуированные в Галлиполи в 1920 г. войска П.Н. Врангеля начали анализировать причины своего поражения, среди наиболее творческой и интеллектуальной части Белой армии возникла проблема осмысления последствий и причин Великой революции 1917 г.; одни из эмигрантских мыслителей полагали, что они оказались свидетелями случайного переворота, эксцесса, который вот-вот пройдет как страшный сон; другие считали, что гибель монархии была неизбежна, но на смену прогнившему строю должна прийти парламентская республика с капиталистическим экономическим строем, копирующая западноевропейские демократии. Третьи, которых было очень мало, пытаясь разобраться в глубоких исторических причинах случившегося в России, пришли к парадоксальным выводам в экономическом, политическом и идеологическом аспектах и категорически разошлись с монархистами-реакционерами и либеральными конституционалистами. Те и другие сочли третье направление близким к большевизму, за исключением вопроса о религии. Новое направление получило название «евразийство». Видными представителями его были географ П.Н. Савицкий, историк Г.В. Вернадский, лингвист, этнограф и философ князь Н.С. Трубецкой, историко-философские труды которого, объединенные в настоящем томе, впервые предлагаются вниманию советской научной общественности. Труды эти отличаются оригинальностью и серьезностью, хотя, разумеется, читатель может относиться к высказываемым в них точкам зрения сколь угодно критически.

ЭТНОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ ЕВРАЗИЙСТВА

Евразия, евразийство и евразийцы — эти слова или термины имеют совершенно разное значение, а тем самым и смысл. Евразия — термин географический, с него и начнем.

Отец истории, а стало быть и исторической географии, Геродот разделил известную в его время сушу на три части: западнее Эгейского моря — Европа, восточнее — Азия, а южнее Средиземного моря — Африка. Для его времени такого деления было достаточно, но через две тысячи лет, в эпоху великих открытии, выяснилось, что Европа — просто западный полуостров огромного континента, как Индия -южный, Китай — восточный, Япония, Филиппины и Зондские острова -прибрежные архипелаги, а Средиземное море — залив, образовавшийся в недавнюю геологическую эпоху из-за грандиозного землетрясения.

До тех пор, пока география была служебной сферой практической деятельности, такого деления было достаточно, но с появлением научной географии, включившей в себя биосферу и даже антропосферу, стало ясно, что деление Геродота неконструктивно, а принцип его — контуры литосферы — взят произвольно и неудачно.

В самом деле: ландшафты Сирии и Ливии похожи друг на друга, тогда как Северная Африка и леса Судана разделены подлинной биосферной границей — Сахарой. Чтобы сохранить номенклатуру Геродота, приходится писать: «Африка севернее Сахары» и «Африка южнее Сахары». А не проще ли удобный термин «Афразия»?

Еще нагляднее необходимость деления континента на крупные регионы: Индия, ограниченная Гималаями, джунглями Бирмы и пустыней Белуджистана, «Срединная равнина», которую мы называем «Китай» — субтропическая область, орошаемая муссонами, и Великая степь от Хингана до Карпат, ограниченная с юга пустынями и горными хребтами, а с севера широкой полосой леса -«таежным морем», за которым расположилась особая циркумполярная область тундры со специфическими экологическими условиями.

Западный полуостров континента от внутренней его части отделяет атмосферная граница — положительная изотерма января. Гольфстрим смягчает климат Европы и делает его непохожим на резко континентальные условия Евразии — страны, лежащей между Желтым и Балтийским морями. Эта физико-географическая разница была столь очевидна еще в древности, что китайцы III в. до н.э. соорудили Великую стену между двумя природными регионами; то же самое сделали персы около Дербента и в Средней Азии. Китайцы называли северных кочевников — хунну, персы — саками. Романо-германские народы, составлявшие собственную мозаичную целостность, постоянно осуществляя натиск на Восток, пределом этого натиска искусственно избрали Уральский хребет. Когда же стало ясно, что завоевание «Восточной Европы» неосуществимо, завоеватели перенесли агрессию за океаны: в Америку, Австралию и Южную Африку, но эта тема лежит вне наших интересов.

Из изложенного ясно, что широко распространенные понятия «Запад» и «Восток» бессмысленны, точнее, неверны. Под «Западом» обычно понимается романо-германская суперэтническая общность, а под «Востоком» вся остальная ойкумена, включающая в себя пять суперэтнических регионов: Островной, Дальний Восток, Китай, Индию, Афразию и Евразию(+1). Кроме того, существовали и поныне существуют понятия: Черная Африка южнее Сахары, Черная Австралия, Меланезия, индейские регионы в Америке и Циркумполярный регион. И это только в первом приближении!

Может показаться, что эта преамбула не нужна для понимания мыслей изучаемого автора. Нет! Любому читателю следует научиться понимать чужие научные идеи и проверять их логику, а также соответствие идей фактам. Ради последнего необходимо уточнить понятие «этнос».

Издавна, со времен Верхнего палеолита, люди, как вид Homo Sapiens, населили всю сушу Земли, за исключением Арктического и Антарктического ледниковых массивов. Этому факту способствовала исключительная пластичность вида Homo Sapiens, способного адаптироваться в разных ландшафтах и климатических условиях. Но эта пластичность и приспособляемость повлияли на возникновение разнообразия людей, всегда живших коллективами, непохожими друг на друга. Эти коллективы называются «этносами», и каждый из них имеет оригинальную внутреннюю структуру и собственный стереотип поведения. Этнические различия не мыслятся, а ощущаются по принципу: «это мы, а все прочие — иные». Так было и так есть, пока человек остается человеком.

Этносы, возникшие в одном регионе, в одну эпоху, а тем самым от одного импульса(+2), в советской науке — этнологии — называются суперэтническими целостностями. Они часто образуют мозаику типов, культур, политических образований. Каждый этнос в свою очередь включает в себя субэтносы — мелкие группы, отличающиеся друг от друга иногда языком, иногда религией, иногда родом занятий, но всегда стереотипом поведения. Этносы — члены одного суперэтноса — не всегда похожи один на другой, но всегда ближе друг к другу, чем к этносам других суперэтносов, как по ментальности, так и поведению. Таковы этносы — нации романо-германского мира: немцы, французы, англичане, итальянцы, поляки, чехи, шведы и испанцы. Они — целостность по отношению к представителям «мусульманского мира»: арабам, персам, тюркам, берберам и туарегам или этносам Евразии: русским, татарам и якутам.

Изложенное здесь — простое применение системного подхода(+3), хорошо известного и давно принятого в советской науке, кроме ийгории, так как для последней нужен особый параметр — координата времени. Так, в I в. римляне и эллины были целостностью -«античным миром», а кельты и тевтоны в него не входили. Так и православная Византия не составила единого суперэтноса с Евразией, несмотря на то что ветви восточного христианства распространились в Евразии до Китая.

Но каждая системная целостность имеет темпоральную протяженность, иными словами — начало и конец. Для этнических процессов время существования удалось подсчитать: 1200-1500 лет. Византия и славянство возникли одновременно: первая — как христианская община, возникновение второго — эпизод Великого переселения народов. Начала ознаменовались взрывом пассионарности как диссипацией энергии живого вещества биосферы. Ничего оригинального в этих процессах не было: все остальные этногенезы протекали так же и в те же сроки.

Н.С. Трубецкой дал подобные дефиниции задолго до открытия системологии, авторство которой приписано американскому биологу Л. Берталанфи. Предшественник американского ученого, советский врач А. Богданов, окрестивший свои взгляды «Тактологией», хотя и успел опубликовать свою работу, не был замечен. Та же участь постигла книгу Н.С. Трубецкого «К проблеме русского самопознания». Он не употребляет привычного термина «этнос», заменяя его русским словом «лик», а понятие «суперэтнос» — «многонародной личностью» в совокупности с ее физическим окружением. Так, для нашей страны это Россия-Евразия, ныне СССР, вместе с МНР охватившая весь физико-географический регион континента, в котором народы связаны друг с другом достаточным числом черт внутреннего духовного родства, существенным психическим сходством и часто возникающей взаимной симпатией (комплиментарностью).

Тому примером служат отношения русских и бурят в Забайкалье и контакты русских и татар на юго-восточной границе Московского царства.

В статье «Об истинном и ложном национализме» Н.С. Трубецкой отмечает, что «человек с ярко выраженной эгоцентрической психологией бессознательно считает себя центром вселенной… Поэтому всякая естественная группа, к которой этот человек принадлежит, признается им, без доказательств, самой совершенной». Его семья, его племя, его сословие, его раса кажутся ему лучше всех остальных! Романогерманцы, будучи насквозь пропитаны этой психологией, всю оценку культур земного шара строят именно на ней. Поэтому возможны два вида отношения к культуре: либо признание, что высшей культурой мира является та… к которой принадлежит «оценивающий» субъект, либо признание, что венцом совершенства является не только частная разновидность, но вся сумма родственных культур, созданных всеми романо-германскими народами. Первый вид называется в Европе узкий шовинизм, а второй — общий романо-германский шовинизм — наивно именуется «космополитизмом» (+4).

Надо особо отметить, что претензии на всемирность собственной культуры характерны далеко не для всех «межнациональных ликов», т.е. суперэтносов. Так, индусы с их системой каст, образовавшейся в VIII в., стремятся к изоляции собственного этнического коллектива. Напротив, мусульмане охотно принимают в свою среду тюрок, малайцев, негров-банту, не требуя подражательности в культуре. Евразийские народы (хунны, тюрки, сельджуки, монголы) переселяются в ландшафты, сходные с родными им, и ищут компромисса с народами, даже ими покоренными (см. ниже раздел «Соседи Евразии»). Подобно романогерманцам вели себя предки современных китайцев, народ «государства Срединной равнины». Их политика в отношении соседей сводилась к «окитаиванию» или же к прямому уничтожению.

Как шовинизм, так и космополитизм европоцентризма с позиций Науки вредны для всех неромано-германских этносов, как переливание крови несовместимых групп. Причем одинаково вредны как теория, так и практика европеизации. Ведь этнос — это процесс адаптации к определенному ландшафту, и навыки чуждого этноса, называемые цивилизацией, отнимают у аборигенов силы, необходимые для собственного хозяйства; либо, что еще хуже, прививают детям аборигенов навыки, часто убийственные во внеевропейских условиях (алкоголизм, наркомания).

Итак, европоцентризм — явление бедственное, а иногда даже гибельное. Его не компенсирует и трансплантация европейской школьной науки. Школьное образование как достижение романо-германской культуры несовершенно само по себе, и при механической пересадке в иную среду оно приносит более вреда, чем пользы. Годы, затраченные на освоение школьной программы, часто лишают детей необходимых для повседневной жизни навыков и дают информацию, в жизни неприменимую и потому неизбежно забываемую.

Таким образом, космополитизм, как и любая другая форма навязывания своих навыков иным суперэтносам, является разновидностью шовинизма и, будучи таковым, не может рассматриваться как благо.

Какую ситуацию в межэтнических отношениях Н.С. Трубецкой считает оптимальной? Начнем с понятия «национализм», который в его «истинном» виде Н.С. Трубецкой считает безусловно положительным.

Истинный национализм состоит не в заимствованиях у чужих этносов и не в навязывании соседям своих навыков и представлений, а в самопознании. Это долг, хорошо сформулированный двумя афоризмами: «познай самого себя» и «будь самим собой».

При этом Н.С. Трубецкой отвечает, что признание самопознания целью жизни как человека, так и этноса — мысль не новая. Высказал ее еще Сократ, но он не придумал ее, а «прочел на надписи храма в Дельфах». Принцип самопознания «одинаково приемлем для всех людей без различия национальностей и исторических эпох» (с. 116). Прочность и жизнеспособность этого принципа Н.С. Трубецкой видит в диалектическом единстве задач самопознания, решаемых на личном уровне и на уровне этноса. Развивая свою идею, Н.С. Трубецкой приходит к выводу, что «самопознание логически связано с понятием личности», а народ (этнос) он рассматривает как «коллективную личность»; в наше время это формируется несколько иначе: этнос есть личность на популяционном уровне, выраженная как самобытная культура. Но перефразировка не изменяет смысла.

Необходимо дополнить рассуждения Н.С. Трубецкого данными современной советской науки и сделать вывод, не сделанный самим ученым: общечеловеческая культура, одинаковая для всех народов, невозможна, поскольку все этносы имеют разный вмещающий ландшафт и различное прошлое, формирующее настоящее как во времени, так и в пространстве. Культура каждого этноса своеобразна, и именно эта мозаичность человечества как вида придает ему пластичность, благодаря которой вид Homo Sapiens выжил на планете Земля.

Итак, этническая пестрота — это оптимальная форма существования человечества, хотя политическое объединение различных этносов обладает определенной устойчивостью во времени.

По Н.С. Трубецкому, существует вариант «ложного» национализма — это отождествление национальной самобытности с древними культурными формами, созданными в прошлом и переставшими осуществлять живую связь культуры с психикой ее носителей.

В исторической науке «ложный» национализм неизбежно игнорирует смену этносов и характер их взаимосвязей. Так, в XX в. неоднократно делались попытки усмотреть в скифах-земледельцах предков славян, русичей и великороссов. При таком подходе упраздняется живая связь культуры с психикой этносов, так как игнорируется основа этноса — самобытность. Этот вариант ложного национализма не менее вреден, чем вышеописанные, так как в нем вымысел подменяет реальную смену событий.

ЧТО БЫВАЕТ, КОГДА АВТОР БОЛЕЕ ПРАВ, ЧЕМ ЕГО УТВЕРЖДЕНИЕ

Особого обсуждения заслуживает одна из ключевых «евразийских» работ Н.С. Трубецкого — «Наследие Чингисхана: взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока». То, что патриотически настроенного автора интересует история Отечества, — закономерно, равно как и то, что его отношение к традиционной историографии может быть не только критичным, но и скептическим. Каждый исследователь имеет право на оригинальные суждения, а читателя интересует лишь то, насколько новая концепция убедительнее прежней. В науке существует только один критерий: мнение не должно противоречить строго установленным фактам, но вправе противоречить любым концепциям, сколь бы привычны они ни были.

Даже более того, многие концепции безнадежно устаревают. Так, взгляды летописца Нестора, придворного историографа великого князя Святополка II Изяславича, вождя древнерусских западников, вряд ли имеют право на безусловное доверие. Многие натяжки и подтасовки в «Повести временных лет» обнаружили академики А.А. Шахматов и Д.С. Лихачев. Так не будем удивляться выводу, предложенному нам Н.С. Трубецким: Киевская Русь XII в. не является предком современной России. Действительно, Киевская Русь распалась на 8 суверенных государств еще в XII в., за сто лет до появления монголов и за 300 лет до создания русского национального государства.

Для начала необходимо вспомнить историю создания в Евразии монгольского государства.

В XI-XII вв. монголы не составляли единой нации. Одни служили империи Кинь, охраняя Великую стену. За службу они получали муку, посуду и шелковые ткани. Они назывались «белые татары», т.е. цивилизованные, за что их презирали «черные татары», кочевавшие в северных степях, подчинявшиеся не чужой власти, а своим, «природным» ханам. А еще севернее, на границе степи и тайги, жили «дикие татары», которые презирали «черных татар» за то, что они привязаны к своим стадам, подчинены старейшинам и ханам и, хуже того, обычаям родового строя, связывавшего любую инициативу. Те юноши, которые не выносили тягот родового строя, уходили в горные леса, добывали пищу охотой и грабежом и погибали от рук своих родственников. Этих обреченных удальцов называли «люди длинной воли»: идеалом их поведения были верность дружбе и военная доблесть. Из этой среды вышел Тэмуджин, в 1206 г. победивший соседей-обывателей и избранный Чингисханом. Тогда же был издан новый закон: Яса. В нем главное место занимали статьи о взаимопомощи в походе и запрещении обмана доверившегося. Нарушившего эти установления казнили, а врага монголов, оставшегося верным своему хану, щадили и принимали в свое войско. «Добром» считалась верность и храбрость, а «злом» — трусость и предательство. Многим монголам этот новый закон был чужд. Они отстаивали древнее право на свободу преступлений!

В 1201 г. ханство Чингиса не охватывало всей Монголии. Часть монголов, кераиты, меркиты, татары, ойраты и наиманы были врагами Чингисхана. Победа над ними, а следовательно, и объединение Монголии было достигнуто в 1206 г., когда Чингиса выбрали общемонгольским ханом. Тогда численность монголов достигала лишь 600-700 тысяч человек. Большая часть евразийской степи: Семиречье, Уйгурия, Приуралье были самостоятельны, а могучие государства — чжурчжэньская Золотая (Кинь) империя (60 млн. жителей) и Хорезмийский султанат (20 млн. населения), включавший весь Иран и Азербайджан, были врагами кочевой державы Чингиса, как и Тангутское царство, Камская Булгария и нынешняя Башкирия. Стремиться к завоеванию таких могучих стран было, казалось бы, бессмысленно. Однако завоевание все-таки произошло, и целесообразнее искать причины такого странного явления, чем сваливать вину за гибель людей и разрушения, всегда сопутствующие войнам, на дурной характер монгольского хана. Поиски могут идти по двум направлениям: 1) Почему монголы стремились к победам? и 2) Почему их соседи позволяли себя завоевывать?

Инициатива войн происходила, как ни странно, не от маленькой кочевой державы Чингисхана, а со стороны его могущественных соседей.

Чжурчжэньская империя Кинь через каждые три года отправляла войска на север (от Китая) для репрессий и грабежа. Такая практика называлась «уменьшением рабов и истреблением людей». Поныне в Китае еще жива память о том, что тогда редкая семья в Шандуне и Хэбэе не имела в услужении татарских девочек или мальчиков. Но и взрослым было не легче. Китайская хроника XIII в. с удовлетворением отмечала, что «те, которые в настоящее время у татар вельможами, тогда, по большей части, были уведены в плен. Татары убежали в Шамо (пустыню), и мщение проникло в их мозг и кровь»(+5). Учтя это, можно ли считать агрессией контрудар Чингисхана в 1210 г. по чжурчжэньской империи, тем более что монголы ограничились взятием Пекина в 1215 г. Война не кончилась. Войска чжурчжэней в Китае, пополнившись за счет аборигенов, сражались с монголами до 1235 г. по собственной инициативе, но были разбиты и истреблены.

На западной окраине объединенного кочевого мира находился Хорезмийский султанат, население которого было наиболее несчастным. Власть в Хорезме принадлежала не культурным потомкам согдийцев, а тюркам — кангалам, т.е. восточным печенегам и их союзникам карлукам и халаджам (в западном Афганистане). Тюркские гулямы (наемные воины) веди себя в Иране так грубо и жестоко, что с 1200 по 1212 г. во всех крупных городах — Нишапуре, Герате, Бухаре, Самарканде — вспыхивали восстания, после которых города отдавались карателям на трехдневное разграбление. Но хорезмшаху Мухаммеду этих побед было мало: он хотел стать «гази» — борцом с неверными. В 1219 г. он пошел на конфликт с Чингисханом, убил его послов, чего монголы не прощали, но потерпел поражение и погиб на острове прокаженных на Каспийском море. Чингисхан ограничился тем, что установил границу по Амударье, но сын Мухаммеда Джеляль-ад-Дин не согласился на территориальные уступки, захватил Азербайджан и возобновил войну с монголами. В 1231 г. он был разбит, бежал и вскоре погиб от руки курда, мстившего за казнь брата.

Как в Китае, так и в Иране монголы отражали нападение отнюдь не местного населения, а отдельных отрядов бывших завоевателей и поработителей: чжурчжэней и тюрок, отступивших после поражения, но не сложивших оружия. Вывод: монголы не пытались покорить оседлое население, а стремились установить надежные границы, обеспечивающие безопасность их собственной страны от нападений сильных и безжалостных врагов.

То же самое произошло в Причерноморье. Половцы приняли под свою защиту меркитов, врагов монголов. Степная дорога от Онона до Днепра равна дороге от Днепра до Онона. Оставить открытой границу с мобильным противником — безумие; поэтому монголы воевали с половцами, пока не загнали их за Карпаты, ради этого совершили глубокий кавалерийский рейд через Русь. Но русские земли с оседлым населением они к своему улусу не присоединяли и гарнизонов в городах не оставляли. Решив поставленную верховным ханом Угэдэем задачу, монголы Батыя и Мункэ ушли на Нижнюю Волгу, где чувствовали себя в безопасности.

И наоборот, папа объявил крестовый поход, а багдадский халиф — джихад против монголов. В число намеченных крестоносцами жертв попали и православные русские, но князь Александр Невский заключил союз с монголами и тем остановил крестоносный натиск. Договор Александра с ханами Бату и Берке был, по сути дела, военно-политическим союзом, а «дань» — взносом в общую казну на содержание армии.

Мы вкратце обозрели головокружительный процесс создания империи монголов. Он длился всего 60 лет. Какие же принципы, по мнению Н.С. Трубецкого, были положены в основание государства его создателем Чингисханом? Это:

— деление людей на подлых, эгоистичных, трусливых и, наоборот, на тех, «которые ставят свою честь и достоинство выше безопасности и материального благополучия». По существу, это деление знали сами монголы, называвшие первых «черная кость», а вторых «белая кость» или люди «длинной воли»(+6);

— глубокая религиозность каждого — от великого хана до последнего дружинника. «Чингисхан считал, что эта религиозность является непременным условием той психической установки, которую он ценил в своих подчиненных»;

— повышенное уважение к кочевникам, морально превосходящим покоренные оседлые народы;

— отсутствие догматизма и веротерпимость, касающаяся христиан, мусульман, даосов, буддистов, сторонников религии бон, к которой принадлежал сам Чингисхан и его род. «Официальной государственной религии в его царстве не было; среди его воинов, полководцев и администраторов были как шаманисты, так и буддисты, мусульмане и христиане (несториане)».

Кратким экскурсом о вере бон необходимо дополнить и отчасти поправить приведенную цитату.

Бон — древнее поклонение космосу. Космос персонифицировался в личное бонство — Бог «Белый Свет» (ср. у греков — Уран, в Индии — Вару на). Согласно космологии бона, мир устроен из трех сфер: белой небесной области богов, красной земной области людей и синей нижней области водяных духов. Все три сферы прорастает мировое древо (под которым понимается возможность мистического сношения с верховной и нижней сферами).

Бон распространился из Средней Азии как на Запад, так и на Восток. В Персии и даже на западе, в Римской империи, бон принял форму и название Митраизма. В Риме III в. культ Митры особо распространился в солдатской среде, причем охватил даже императоров, сажаемых легионерами на престол по своему усмотрению. В Монголии то же имя звучало «Мизир». Бон или митраизм там исповедовали отдельные роды кочевников, среди которых бы род Бордэнжинов, из которого произошел Чингисхан. Этика теистической системы бон практически не отличалась от этики буддизма: рекомендуется делать добро, устраняться от зла, проповедовать истину. Разным было отношение к смерти. В отличие от норм буддизма, бон разрешал и одобрял охоту и войну. Распространенной и довольно грубой ошибкой является отождествление религии бон с шаманизмом, являющимся, по существу, медицинской практикой.

По совокупности этих принципов «власть правителя должна была опираться не на какое-либо господствующее сословие, не на какую-нибудь правящую нацию и не какую-нибудь определенную официальную религию, а на определенный психологический тип людей».

Насколько справедливо мнение Н.С. Трубецкого, мы попытались разобраться, интерпретируя известные события XIII в.

Особое значение имеет тезис Н.С. Трубецкого о положении Руси в составе государства монголов. По словам ученого, «…нелепо писать историю России эпохи татарского ига, забывая, что эта Россия была в то время провинцией большого государства» (с. 225). Итак, Россия, по Н.С. Трубецкому, — провинция монгольской империи. Как таковая, она «втянута» в финансовую и, разумеется, военную системы монголов. Нам придется и здесь внести необходимые поправки. С точки зрения современной науки называть Русь «провинцией» империи вряд ли корректно. Сам факт государственного единения несомненен, но объединение Руси с улусом Джучиевым (Золотой Ордой) в 1247 г. произошло спустя девять лет после похода Батыя осенью 1237 г. Дань же русские князья начали платить лишь в 1258 г. Иными словами, Александр Ярославич Невский признал суверенитет хана Орды, и случилось это в том самом году, когда папа объявил крестовый поход против схизматиков (православных) и татар (монголов). Очевидная взаимосвязь этих событий дает право на понимание ситуации «Русь — Орда» как военно-политического союза. Великий князь Владимирский становится союзником хана Золотой Орды.

Это политическая ситуация, напоминающая решение Переяславской Рады в 1652 г. о вхождении Украины в состав Русского царства при сохранении на Украине своих законов и порядка управления.

Н.С. Трубецкой был, безусловно, прав, придавая большое значение роли православной церкви, поддержанной «сильным подъемом религиозной жизни». К сожалению, в дальнейших рассуждениях о необходимости «оправославливания» монгольской государственности автор упускает из виду существование очень большого числа монголов — христиан (несториан)(+7).

В 1312 г. при победе в Орде ислама и начале религиозных гонений множество монголов-христиан эмигрировало на Русь, поступая на службу в русских княжествах.

Таким образом, «наследие Чингисхана» действительно попало на Русь, но не в 1238 г. под грозными бунчуками монгольских нойонов, а с нательными крестами женихов для ростовских, рязанских и московских красавиц. Немногочисленные монголы на Волге -всего 4000 воинов и, следовательно, не более 20 тыс. человек, за полвека растаяли среди половцев и русских. Они стали друзьями богатырей и витязей, прихожанами церквей и посетителями мечетей. И тут возникает вопрос: о каком иге можно говорить, да и знали ли сами древние русичи слово иго в значении политического и экономического господства? Впервые в таком значении оно употреблено в грамоте запорожских казаков Петру I, содержащей жалобу на произвол одного из воевод, но как применить его к великому княжеству Владимирскому, добровольно примкнувшему к Золотой Орде в 1263 г. по воле святого князя Александра Невского.

Перейдем к наболевшему вопросу о татарском иге. Н.С. Трубецкой придерживается традиционной точки зрения о существовании татарского ига на Руси, что не вполне увязывается с представлениями автора о евразийском единстве. Сомнения в действительном существовании «ига» вызывает и следующий факт. В 1312 г. хан Узбек насильственно ввел ислам как государственную религию Орды. Принятие ислама было обязательно под страхом смерти для всех подданных хана… но не распространялось на русские княжества! Более того, противники ислама находили на Руси надежное убежище. Это показывает, что зависимость Руси от Золотой Орды ограничивалась политической сферой, но не распространялась в области идеологии и быта (торговля, ремесла, празднества, образ жизни).

Итак, тезис Н.С. Трубецкого, что «московские князья… превратились как бы в бессменных и наследственных губернаторов русской провинции татарского царства и в этом отношении сравнялись с другими ханами — правителями отдельных провинций…» (с. 230), неверен как по существу, так и с позиции евразийства, отстаиваемого автором.

Ханы Тохта, Узбек, Джанибек и даже Тохтамыш давали ярлыки на великое княжение не только московским, но и тверским и суздальским князьям. Не трон московского князя, а престол митрополита связывал Поволжье и русский улус. Епископия Сарская и Задонская подчинялись митрополиту всея Руси. Да и князья городов подчинялись митрополитам Петру, Феогносту, Алексию и игумену Троицкой лавры — Сергию.

А в Орде русские интересы представляли епископы Сарский и Задонский. Новообращенные в ислам кочевники уважали православие не меньше ислама: фанатизм наблюдался только у камских булгар, наименее надежных подданных Орды.

Как Н.С. Трубецкой трактует события 1480 г.? По мнению автора, произошла «замена ордынского хана московским царем с перенесением ханской ставки в Москву». Вывод довольно странный с точки зрения традиционной историографии и тем не менее абсолютно верный.

Дело в том, что Орда с момента возникновения не являлась монополистом. Уже в XII в. существовало разделение на Золотую (на Волге), Синюю (в Тюмени) и Белую (на Иртыше) орды. С конца XIII в. смуты и дробление охватили собственно Золотую ОРДУ. Темник Ногай, «враг греков» и тайный мусульманин, попытался захватить власть в Сарае, но в 1299 г. проиграл сражение с законным ханом Тохтой и был убит русским ратником. В XIV в. его попытку повторил темник Мамай, друг генуэзцев и литовцев, уже обратившихся к союзу с папой. Дмитрий Московский выступил в поддержку Тохтамыша, чингисида, опиравшегося на сибирских татар. Дмитрий в 1380 г. стал Донским, а Мамай позже пал в Кафе (Феодосии) жертвой предательства генуэзцев.

В XV в. Орда распалась. Отложились: Крым, Казань, Белая Орда — на Иртыше, Синяя Орда в Тюмени и ногаи — на берегах Яика, черкесы на Кубани, но русский улус соблюдал верность.

Наконец раскололась сама Золотая Орда. Хан Улуг-Мухаммед с двумя сыновьями бежал на Русь, а его победитель — Кучук-Мухаммед оставил престол своему сыну и наследнику — Ахмеду. Улуг-Мухаммед был убит своим сыном — Махмутеком, но брат отцеубийцы, Касим, остался на Руси, получил для жительства Мещерский городок и стал самым верным сподвижником Иоанна III, сохранив веру ислама.

Итак, формулировка Н.С. Трубецкого о смене столиц, будучи бесспорной, требует лишь добавления о сопутствовавшей смене династий. А в XVI в. земли бывших Золотой и Синей орд (Поволжье и Тюмень) были воссоединены, на сей раз под рукой московского государя.

Иной оказалась судьба юго-западных княжеств. Белая Русь, Галиция. Волынь, Киев и Чернигов отказались от союза с Ордой и… стали жертвой Литвы и Польши.

Польские и литовские паны, чуждые всякой другой деятельности, кроме войны, охоты и развлечений, крайне нуждались в людях, способных управлять хозяйством. Эту роль, естественно, взяла на себя компрадорская буржуазия Средневековья в лице еврейских ростовщиков.

Поэтому поток евреев, как приглашаемых, так и прибывающих в Польшу самостоятельно, возрастал.

Белорусам и украинцам под властью Польши было несладко. Католическая реакция в XVI в. поставила население Малой, Червленой и Белой Руси перед альтернативой потери либо свободы, либо совести, т.е. вероисповедания. Эксплуатация белорусских и галицких крестьян через посредство евреев, приглашенных в Польшу из Германии и Испании, лишила сельское население всякой самостоятельности. Те же русичи, которые пытались отстоять свои традиции, бежали на границу со степью и в Запорожье и только через ряд восстаний отстояли свои права при Богдане Хмельницком. Великороссия же подобных бед избежала, благодаря союзу с Золотой Ордой, отразившей в 1399 г. при противостоянии на р. Нарове натиск ливонских рыцарей. Сохранение Новгорода в пределах России, в это время возглавившей народы западной Евразии, во многом — заслуга татар, научивших русскую конницу приемам степной войны.

А время было крайне опасным. В Новгороде возникла западническая партия, желавшая подчиниться «крулю лядскому» и остаться членом Ганзы, Смоленск — щит России, переходил из рук в руки; Крым менял ориентацию с польской на турецкую. Враги чингисидов — ногайцы, вырезавшие в 1480 г. население Сарая, боролись с русскими за Сибирь. Орда в XV-XVI вв. не представляла единого целого, но выиграли те татары, которые вошли в состав России.

Военная традиция Чингисхана, бывшая до XV в. наиболее совершенной от Атлантики и до Тихого океана и перенятая Москвой, обеспечила независимость России. Монголы принимали к себе на службу любых смелых и верных воинов.

Так же поступали в XIV-XV вв. и в Московском государстве, благодаря чему переманили к себе много православных литовцев, большую часть языческой мордвы и монголов-несториан. Этими людьми (мы назвали бы их пассионариями) была укомплектована армия, одержавшая победы на Куликовом поле, на Шелони и под Смоленском. Это войско и можно считать военным «наследием Чингисхана».

Исторические тезисы требуют наглядных примеров, иначе они неубедительны. В XV в. Великое княжество Московское было зажато тремя крупными противниками: государством Тимуридов, которые могли добраться до Волги по пути страшного деда, османским султанатом, уже подчинившим Балканский полуостров, и романо-германской общностью, продолжавшей «натиск на Восток», авангардом которой являлось Польско-литовское королевство, втянувшее в коалицию Новгород, заимствовавший на Западе тяжелое вооружение рыцарей, считавшееся в XV в. наиболее совершенным.

Москва могла рассчитывать только на свои силы, но в 1456 г. у нее возник конфликт с Новгородом, и московиты под командованием кн. Оболенского-Стрыги и Федора Басенка разграбили Старую Руссу. Обрадованные победители повезли добычу домой на санях, но были настигнуты пятью тысячами новгородских латников. Москвичи испугались не столько новгородцев, сколько своего князя, и приняли бой: 200 стрелков против 5000 латников. Владея длинными луками и привычные к верховой езде, москвичи стреляли по крупам коней, которые стали сбивать всадников. Те падали с коней в сугробы и не могли подняться из-за тяжелой брони, как все западные рыцари.

Пленных было мало, потому что «некому было брать их». Новгород капитулировал и заплатил контрибуцию(+8).

Этот эпизод, сам по себе незначительный, показывает, каким образом Россия XIV-XVII вв. устояла в войне с Польшей и Швецией, обладавшими регулярными армиями и артиллерией, хотя последняя была и в Москве.

Хотя к концу XVII в. Петром была усовершенствована и взлелеяна регулярная армия, одержавшая победу над шведами под Полтавой, война с Турцией была проиграна, персидский поход принес завоевания на южном берегу Каспия, удержать которые оказалось невозможно, а столкновения с Хивой и Джунгарским ханством кончились поражениями, Швеция же была принуждена к Ништадтскому миру не гренадерами и драгунами армии европейского образца, а «низовыми» войсками: казаками, башкирами и татарами, которые переходили по льду Ботнический залив и предавали огню и грабежу окрестности Стокгольма. Степные навыки войны оправдали себя и здесь.

В последний же раз луки были применены в битве народов в 1813 г. у Лейпцига. Этот воинский дух был наследием долгого контакта русских с народами Сибири и Великой степи, в котором было гораздо больше дружбы, чем вражды. Этот контакт не был еще известен в 1920-е годы, когда Н.С. Трубецкой создавал свою концепцию. Его интуиция оказалась грандиознее его эрудиции.

При проверке его выводов и аргументов выясняется, что новые материалы, неизвестные Н.С. Трубецкому, говорят в пользу его общей концепции. И не вина автора, что он их не использовал: таков был уровень науки начала XX в.

Любой привычный (т.е. обывательский) тезис нуждается в пересмотре. Ради этого и существует наука. Оценка Петра I — преобразователя, произведенная Н.С. Трубецким, позволяет интерпретировать ход событий на широком историческом фоне.

Н.С. Трубецкой правильно отмечает, что перед Московской государственностью стояла важная задача: оборона против Запада. Половина Древней Руси в начале XVII в. была оккупирована Польшей. В начале этого же века, в «Смутное время», был момент, когда в Москве стоял польский гарнизон и независимость России была под угрозой. Московскому государству угрожала судьба восточной Монголии, захваченной Китаем, и Средней Азии, ставшей добычей Тимура.

В XVII в. в Западной Европе настала эпоха технического прогресса. Для того чтобы устоять против активизации агрессии Польши и Швеции, русским понадобилось обновление военной техники, и роль преобразователя принял царь Петр Великий. Однако Н.С. Трубецкой полагает, что «задача была выполнена именно так, как не надо было ее выполнять: …внешняя мощь была куплена ценой полного культурного и духовного порабощения России Европой» (с. 241-242), и перечисляет ряд крайне болезненных и вредных нововведений, как-то: упразднение патриаршества, различные кощунства, изменение придворной одежды и этикета — «ассамблеи», приглашение на высшие посты иностранцев. Это дает Н.С. Трубецкому основание назвать новый период России «периодом антинациональной монархии». Европеизацию кн. Н.С. Трубецкой считает причиной разрушения национального единства, розни между классами, сословиями, поколениями. Короче говоря, итогом стала «изуродованная Россия». Н.С. Трубецкой формулирует свои мысли и оценки предельно четко. Он считает, что «за Петром могли пойти только либо нерусские, приглашенные им на службу иностранцы, либо русские оппортунисты, беспринципные карьеристы, гонящиеся за… наживой. Знаменитые „птенцы гнезда Петрова» были большею частью отъявленными мошенниками и проходимцами… То обстоятельство, что, как с грустью отмечают русские историки, „у Петра не нашлось достойных преемников», было вовсе не случайно: действительно — достойные русские люди и не могли примкнуть к Петру» (с. 242-243). Н.С. Трубецкой не противник заимствования европейской техники, но осуждает эксцессы, без которых можно было достичь больших результатов при меньших затратах. Наихудшим последствием петровских реформ он считает их необратимость.

Сначала Петр окружил себя иностранцами и русскими подхалимами, рассматривавшими русский народ как податную массу. Этот подход к собственной стране практиковался наследниками Петра до 1741 г., предельным воплощением его стала «бироновщина». Екатерина II действовала более тонко: она ударила по русской культуре секуляризацией 80% монастырей, бывших хранилищами летописей и древних икон. Введенные ею закрытые учебные заведения превращали самых способных русских во второстепенных европейцев; при этом подразумевалось забвение традиций, а немца из русского сделать было невозможно.

В XIX в. самая пассионарная часть русских воинов полегла в войнах с Наполеоном. Война была выиграна в значительной мере за счет монгольских традиций (партизанской войны), но восстановить генофонд и культурный фонд не удалось; впрочем, к этому даже не стремились.

Истребление евразийских традиций теперь продолжалось под лозунгом «русификации». С местными традициями и оригинальными мировоззрениями была проделана та же инволяция, что и с православием. Зато появились европейские философско-социальные концепции.

На Западе возникла безотчетная вера в технический прогресс, который якобы осчастливит человечество, учение о борьбе за существование и агностицизм Огюста Конта. О несостоятельности первой концепции не стоит даже говорить. Вторая — заменена обратным тезисом конверсии биоценоза (видообразование нашло себе объяснение в процессе мутогенеза). Третья концепция — идея об ограниченности человеческого познания, заявленная Контом как невозможность познать химический состав звезд, была опровергнута… спустя год открытием спектрального анализа. Стоило ли ради подобных заимствований уничтожать монастырские библиотеки и шедевры иконописи, что проводилось со времен Екатерины.

Все вышеизложенное дает Н.С. Трубецкому бесспорное основание назвать Российскую империю с восторжествовавшим в ней западничеством «антинациональной монархией».

НЕПРИЯТИЕ НОВОЙ КОНЦЕПЦИИ

Несмотря на то что авторы евразийского направления писали много, легко и увлекательно, их мысли были отвергнуты многими, даже слишком многими читателями. В отношении ученых аборигенов Западной Европы это объяснимо и объяснено с исчерпывающей полнотой самим Н.С.Трубецким: «Затаенной мечтой всякого европейца является полное обезличение всех народов земного шара, разрушение всех своеобразных… обликов и культур, кроме одной, европейской, которая… желает прослыть общечеловеческой» (с. 257), а все прочие превратить в культуры второго сорта.

Этот тезис входит в сознание каждого европейца с детства и, более того, с начала этногенеза современных европейских этносов, т.е. с IX в. Убежденные в своем превосходстве крестоносцы шли в Палестину и Прибалтику, на Константинополь и Болгарию, а потом в Америку — грабить индейцев, в Африку — захватывать невольников, в Индию, на Яву и даже в Китай, где индийский опиум находил широкий сбыт. И при этом у «цивилизаторов» не возникало никаких угрызений совести: ведь приобщение «дикарей» к культуре — это героика, «бремя белого человека». А то, что ограбляемые народы ничуть не хуже европейцев, последним не могло прийти в голову, ибо стереотип этнического поведения не может быть нарушен логическими доводами. Но эмоции европейцев, знакомящихся с евразийцами, однонаправленны. Да и в самом деле, как тут не обидеться?

Однако европейцы были настолько убеждены в своей правоте, что рассматривали направление евразийцев как несерьезный домысел русских оригиналов, и поэтому давали им жить, зарабатывая изданием филологических и художественных шедевров. Иначе восприняли евразийство немецкие фашисты. Русские издания или запрещались, или задерживались. Русским патриотам угрожали преследования за убеждения и даже аресты. Н.С.Трубецкой не был арестован лишь потому, что он был князь, аристократ, но в его квартире производились неоднократные, причем весьма грубые, обыски, вызвавшие инфаркт и раннюю смерть. Этот трагический эпизод мне рассказывал Петр Николаевич Савицкий в 1966 г. в Праге, где я был в составе группы советских ученых на археологическом конгрессе.

В русской эмиграции 20-30-х годов было два направления: либеральное и монархическое. Либералы мечтали ввести в России парламентскую республику по образцу английской или французской, т.е. уподобить Россию Европе. Именно против такой оксидентализации или вестернизации России и возражали евразийцы, осуждая Петра I.

Русская эмиграция 20-30-х годов отнеслась к евразийству в целом отрицательно. Как монархисты, мечтавшие о возвращении прошлого, так и либералы, стремившиеся превратить Россию в подобие Дании, обвиняли евразийцев в «сменовеховстве» — компромиссе с коммунизмом. Если сформулировать приведенные ниже ответы евразийцев, то возникает только одна фраза: «Зачем нам прошлое, которое было беременно настоящим?» Конечно, это не означало, что евразийцы стремились примкнуть к коммунизму или даже испытывали симпатию к режиму в России того времени, но вспомним, что тот период был переплетением троцкизма со сталинщиной, так что требовать с эмигрантов?!

Н.С.Трубецкой работал на том уровне европейской науки, который ныне, безусловно, устарел. Мы внесем поправки и проверим концепцию кн. Н.С.Трубецкого на прочность, используя материал, неизвестный автору. Если концепция в целом верна, то выводы должны сойтись.
СОСЕДИ ЕВРАЗИИ

(проверка концепции)

Условившись в определении понятий «Евразия» и «Великая степь» — степная полоса от Хингана до Карпат, ограниченная с севера «таежным морем», т.е. сплошной полосой леса, а с юга пустынями и горами, у подножий которых располагаются оазисы, — нам надлежит охарактеризовать соседние суперэтносы, взаимодействовавшие с евразийскими народами: Срединную равнину, называемую ныне «Китай» (условное наименование), Афразию (Ближний Восток и Иран) и Западную Европу — романо-германскую целостность. Восточная Европа органически связана с Великой степью, так как наиболее населенная ее часть — лесостепь, включающая на севере ополья, а на юге азоноальные ландшафты речных долин и несохранившиеся причерноморские леса, в античную эпоху именовавшиеся — «Гилея».

В историческое время в Евразии протекали три витка этногенеза: скифский, до III в. до н.э. (его история известна фрагментарно и для интерпретации непригодна), хунно-сарматский, с III в. до н.э. по XI в., монголо-маньчжурский — на востоке, XII-XX вв. (четвертый цикл этногенеза, начавшийся в XIII в., создавший отечественную историю и еще не закончившийся). При сопоставлении всех евразийских этносов в избранном параметре -взаимоотношение с соседями -просматривается общая закономерность.

Так, хунны, которых в III в. было 300 тыс.чел., сражались на равных против объединенного Китая с его 59 млн. населения, но территориальных приобретений не искали. Шаньюй (правитель) хуннов Модэ понимал, что, приобретя «земли дома Хань», хунны не смогут на них жить: предпочтение отдавалось династическим бракам и замаскированному одиночеству китайцев, в дальнейшем, однако, в державе Хунну сложились две партии. Первая принимала многочисленных эмигрантов из Китая, давая им возможность сеять просо и жить среди хуннов, не сливаясь с ними. Вторая хранила традиции покойных шаньюев: право «сражаться на коне за господство над народами»(+9).

Следствием раскола стали междоусобные войны, восстания покоренных племен и подчинение Китаю. Трагедия затянулась лишь за счет узурпации Ван Мана, попытавшегося заменить традицию разумом, конечно, собственным, поголовного восстания китайских крестьян — «краснобровых» и аристократов против узурпатора и ослабления Китая (18-25 гг.), но к 93 г. Хунну было сокрушено, и последний шаньюй, проиграв последнюю войну, погиб.

Хунны частью отступили на запад, где объединились с битогурами (манси), а частью поселились вдоль длинной китайской стены и подчинились династии Младшая Хань. Китайцы так обижали хуннов, что те восстали в 304 г. и сражались, пока не погибли в 460 г.(+10), с биттогурами же хунны смогли объединиться, потому что те и другие были членами одного суперэтноса — евразийского. Они вместе совершили поход на готов и римлян в 451 г., но после поражения от германцев при р. Недао» от хуннов остался только один осколок, хотя он и прославился на весь мир. Это — «голубые тюрки»(+12).

Древние «голубые тюрки» (мн. ч. тюркют) сложились из двух ветвей хуннов и одного сяньбийского (древнемонгольского) отряда, которым командовал вождь по имени Ашина.

После долгих исторических коллизий они, оторвавшись от китайского и романо-германского суперэтносов, не только уцелели, но и сумели объединить вокруг себя всю Великую степь и даже оазисы Согдианы. Их государство называлось Великий каганат, или Вечный тюркский Эль-Орда и охузи (покоренные племена), и просуществовало с 545 по 745 г., но было уничтожено китайскими дипломатами, сумевшими вызвать восстание уйгуров и других племен.

Тюрок сменили в Великой степи уйгуры (745-840 гг.). Они старательно избегали контактов с Китаем, как политических, так и культурных, но в 840 г. Уйгурское ханство уничтожили сибирские кыргызы, а народ разбежался кто куда(+13).

А каковы были результаты этнических контактов монголов? К 1260 г. монголы-христиане, шедшие на освобождение Иерусалима, потерпели полное поражение в Галилее и были отброшены за Евфрат, а в Китае царевич Хубилай объявил себя великим ханом, не будучи избран курултаем. Как только монгольские кони вышли за географические пределы Евразии, монголы начали терпеть поражения даже друг от друга — в междоусобных войнах. В Иране, в Средней Азии и в Поволжье мусульмане восторжествовали над своими победителями, а в Китае Хубилай из хана превратился в китайского императора династии Юань. К 1370 г. господство монголов окончилось. В Китае воцарилась национальная династия Мин, а в Средней Азии и Иране — эмир Тимур, палладии культуры ислама. Евразийская традиция уцелела только в улусе Джучиевом.

Остановимся и сделаем вывод. Все евразийские этносы жили на своей родине сравнительно благополучно. Но, проникая в Китай или принимая китайцев у себя, они гибли, равно как и при контактах с другими этнически чуждыми мирами. Контакт на суперэтническом уровне давал негативные результаты.

Таким образом, евразийская концепция этнокультурных регионов и химерных целостностей в маргинальных (окраинных) зонах оказалась пригодной для интерпретации всемирно-исторических процессов. Там, где сталкиваются два и более суперэтноса, множатся бедствия и нарушается логика творческих процессов. Возникает подражание (мимесис) как противник оригинальности, и таким образом нарушается принцип «познай себя» или «будь самим собой».

Напротив, этносы, живущие на своих территориях-родинах, поддерживающие свою традицию — «отечество», уживаются с соседями розно, но в мире. Да и в самом деле, стоит ли делать из планеты Земля огромную коммунальную квартиру?

Мы заглянули в глубину веков. А теперь вслед за Н.С.Трубецким обратимся к Ветхому Завету и тем самым… к современности.

КУЛЬТУРА И ИДЕОКРАТИЯ

Случилось так, что практически все тезисы Н.С.Трубецкого о культуре и, шире, о судьбах евразийских народов, высказанные в 20-30-х годах, были поддержаны последующими событиями. Таким образом, читателю, знакомящемуся с трудами Н.С.Трубецкого, предоставлена удобная возможность соотнести посылки ученого с известными историческими событиями и процессами.

В статье «Вавилонская башня и смешение языков», в которой довольно полно изложена концепция евразийства о развитии национальных культур, так называемая общечеловеческая культура связывается с духовно-нравственным одичанием.

Сама культура понимается автором как «…исторически непрерывно меняющийся продукт коллективного творчества прошлых и современных поколений данной социальной среды, причем каждая отдельная культурная ценность имеет целью удовлетворение определенных (материальных или духовных) потребностей всего данного социального целого или входящих в его состав индивидов» (с. 329). Аргументы Н.С.Трубецкого просты и убедительны. Культура какой-либо общности всегда производит «нивелировку индивидуальных различий его членов». Понятно, что это усреднение должно и может происходить на основе общих для всех «членов» национальной или социальной общности потребностей. Сильно различаясь в стремлениях духовных, люди общи в логике и материальных потребностях. Отсюда примат «логики, рационалистической науки и материальной техники» над «религией, этикой и эстетикой» в однородной общечеловеческой культуре неизбежен. Неизбежно и следствие — духовная примитивизация и бессмысленное строительство «вавилонских башен» (последнее понимается автором предельно широко).

Совершенно иначе развивается культура, опирающаяся на национальный принцип. Только она стимулирует «духовно возвышающие человека ценности». Ведь идеальный аспект такой культуры органически, «интимно» близок «ее носителям».

Попробуем взглянуть на доводы ученого с точки зрения известной современности общей теории систем. Известно, что отличаться жизнеспособностью и успешно функционировать может лишь система достаточно сложная. Общечеловеческая «культура» возможна лишь при предельном упрощении (за счет уничтожения национальных культур). Предел упрощения системы — ее гибель.Напротив, система, обладающая значительным числом элементов, имеющих единые функции, жизнеспособна и перспективна в своем развитии. Такой системе будет соответствовать культура отдельного «национального организма». Из национальных культур составляется «радужная сеть, единая и гармоничная в силу непрерывности и в то же время бесконечно многообразная в силу своей дифференцированное».

Перейдя от «общечеловеческого» уровня к «национальному», передадим слово этнологии. Очевидно, что «радужную сеть» составляют этносы, находящиеся в тех или иных фазах этногенеза. Совокупность этносов, связанных единой исторической судьбой, составляет суперэтносы, которые соотносимы с «культурно-историческими зонами» Н.С.Трубецкого. И, наконец, именно этнос, состоящий из субэтносов и постоянно возникающих консорций, являясь дискретной системой, обеспечивает как необходимую для культуры дифференцированность, так и необходимое единство носителей этой культуры(+14). Необходимо отметить, что, решая культурологические, исторические или современные ему политические проблемы, Н.С.Трубецкой в своих исследованиях все время отыскивал категорию этнологически значимого «целого». Ни класс, ни отдельный народ, ни целое человечество, по Н.С.Трубецкому, такой категории не соответствуют. Этим «целым» в действительности может быть «совокупность народов, населяющих хозяйственно самодовлеющее (автаркическое) месторазвитие и связанных друг с другом не расой, а общностью исторической судьбы, совместной работой над созданием одной и той же культуры или одного и того же государства». Читатель, знакомый с сегодняшним уровнем этнологии, отдаст должное интуиции ученого.

Приведенная цитата взята из статьи Н.С.Трубецкого «Об идее-правительнице идеократического государства», напечатанной в 1935 г. Дата делает понятным пафос статьи. Идеология, т.е. власть идей, — одна из «основ евразийства». В 30-х гг. в СССР идеократически осуществлялся принцип классовой диктатуры. В Европе тогда же возникают режимы, ставящие во главу угла идеократию националистическую. Обе идеологии с точки зрения евразийства принимают следствие идеократии — социализм или национал-социализм — за ее содержание. Обе идеологии, таким образом, не только далеки от истинной идеократии, но и находятся на пути, к ней не ведущем. Подлинной идеей-правительницей можно счесть лишь «благо совокупности народов, населяющих данный автаркический мир». Характерной чертой евразийства вообще и теории идеократического государства в особенности является взаимосвязанность и взаимозависимость всех теоретических элементов. Совокупность народов, живо ощущающих «общность культурных и исторических традиций», ведет автаркическое хозяйство на определенном «месторазвитии». Тем самым сохраняется преемственность взаимодействия этноса и кормящего ландшафта. Сохранится национальный характер культуры как в «целом», так и в «индивидуациях», составляющих «целое». Важно добавить, что необходимым условием осуществления идеократии является сдвиг в самосознании людей и народа в сторону понимания ими своей исторически определенной функции в жизни «органического целого». Однако само существование идеократического государства оправданно и необходимо лишь тогда, когда осуществляется идея «блага народов» конкретно автаркического мира.

В ряде «евразийских» работ Н.С.Трубецкого читатель найдет ответ на вопрос о том, как общие положения евразийства применимы к тогдашним конкретным проблемам. Тот факт, что эти проблемы актуальны и в 90-х годах XX в., придает историко-культурным исследованиям ученого особую практическую ценность. Двумя такими работами, касающимися отношений России и Украины, являются статья Н.С.Трубецкого «К украинской проблеме» и его полемика с Д. И.Дорошенко вокруг высказанных в ней идей. То, что исследованию подвергается именно культурный аспект русско-украинских отношений, ни в коей мере не говорит об ограниченности идей Н.С.Трубецкого областью культурологии. «Державная» сторона вопроса решается в рамках общей идеи о существовании Евразии. Взаимоотношения России и Украины, таким образом, сводятся к взаимосвязи двух культур, точнее, двух «индивидуаций» русской культуры. Причем, если «нижний этаж» каждого «краевого варианта» культуры национален, то именно в «верхнем этаже» русская культура достигает своего единства. Термины «нижний» и «верхний» этажи культуры находят пояснения у самого Н.С.Трубецкого. Не неся элемента оценки, эти понятия у автора означают лишь две функции культуры, в значительной мере противопоставленные друг другу. «Обращенный к народным корням» нижний этаж и «обращенный к высшей духовной и умственной жизни» верхний формируют многофункциональную культуру. При этом каких-либо барьеров между «этажами» культуры не существует. Вообще «устранение… пропасти между интеллигенцией и народными массами является одним из главных лозунгов всего евразийского движения». Естественно, что многофункциональная культура в своем едином «верхнем» этаже, проявляясь в деятельности таких людей, как Ф.М. Достоевский и Н.В. Гоголь, А.А. Шахматов и А.А. Потебня, столь же принадлежит народным массам, как и культура «нижнего этажа», непосредственно обращенная к народу и сливающаяся с народной эстетикой труда и творчества. Переходя через множество промежуточных уровней, культура «нижнего этажа» непременно получает «краевую дифференциацию». Для единой русской культуры это — краевые «индивидуаций» Украины и Белоруссии, России, ее Севера, Дона, Сибири с множественными собственными дроблениями в каждом крае.В соответствии с историко-культурными взглядами евразийцев реформы Петра, подготовленные второй половиной XVII в., прервали культурную традицию Руси. Этот разрыв в разной степени коснулся как России, так и Украины — факт совершенно упущенный оппонентом Н.С.Трубецкого профессором Д.И.Дорошенко. Петровская и послепетровская секуляризация оттеснила Православие, пронизывавшее, подобно нерву, все слои русской культуры, породило в русском обществе духовное опустошение. А при господстве откровенно антирелигиозной системы духовная опустошенность «дошла до кульминационной точки» (напомним время публикования статьи — 1927 г.). Перспективным для развития единой русской культуры путем Н.С.Трубецкой считает путь восстановления религиозного начала как интегрирующего фактора всех «индивидуальных» культур.

Резюмируя общее содержание теории евразийства, сделаем исторический экскурс. С начала нашей эры евразийские народы объединялись несколько раз: хунны, сменившие скифов, Великий тюркский каганат VI-VIII вв., монгольский улус XIII в. (см. работу «Наследие Чингисхана») и Россия (в широком понимании термина). Как государственное строительство, так и духовная культура евразийских народов давно слиты в «радужную сеть» единой суперэтнической целостности. Следовательно, любой территориальный вопрос может быть решен только на фундаменте евразийского единства.

О нем следующий и последний раздел.
ЕВРАЗИЯ XX ВЕКА

В статье «Общеевразийский национализм» Н.С.Трубецкой считает, что евразийство — это менее всего простая интерпретация исторических событий. Помимо анализа тогдашней национальной ситуации в СССР — Евразии, автор предлагает и модель будущего национального устройства Евразии, и пути следования к нему.

Следствием революции явилось то, что русский народ утратил свое положение «хозяина государства». При этом понятие «хозяин государства» нуждается в уточнении. Из работ Н.С.Трубецкого («Наследие Чингисхана» и др.) можно сделать вывод о том, что эта декларация являлась, по существу, лишь формальным проявлением той «русификации», которую производила «антинациональная монархия». Истинные же перемены в положении народов бывшей Российской империи сводятся к приобретению ими равноправия.

Н.С.Трубецкой, верный идее евразийской общности, находит факторы, поддерживающие государственную целостность Евразии в прошлом, в настоящем (20-е годы XX в.) и в будущем.

Если для прошлого это — идея русской государственности, то в Настоящем Н.С.Трубецкой определяет «объединяющий фактор» СССР — Евразии как стремление к определенному социальному идеалу. Также не может остаться пустым место «хозяина» территории. По Н.С.Трубецкому, русский народ сменен пролетариатом всех народов СССР.

Нам интересна оценка перспектив национального развития СССР-Евразии, сделанная ученым более 60 лет назад.

Н.С.Трубецкой проницательно заметил, что «…идея диктатуры пролетариата, сознание солидарности пролетариата и разжигание классовой ненависти… должны оказаться недейственными средствами против развития националистических и сепаратистских стремлений народов СССР». И это при том, что оптимальной формой сосуществования евразийских народов Н.С.Трубецкой считает общую государственность и, более того, «евразийское братство». Какой же «объективный фактор», по мнению автора, будет актуален для будущего СССР-Евразии?

По Н.С.Трубецкому, «национализм каждого отдельного народа Евразии (СССР) должен комбинироваться с национализмом общеевразийским». Аргументация автора может быть проверена столь мучительными порою коллизиями сегодняшнего дня. По мнению автора, евразийские народы связаны общностью исторической судьбы. Прошедшие десятилетия усилили эту связь. Известны были Н.С.Трубецкому центробежные для Евразии тенденции «пан-измов», выделяющие народы по отдельно взятому признаку. «Отторжение одного народа из этого (евразийского. — Л. Г.) единства может быть произведено только путем искусственного насилия над природой и должно привести к страданиям». Последующие события XX в. вполне подтвердили правоту ученого.

Необходимо повториться, что Н.С.Трубецкой рассматривал теорию евразийства как программу будущего Евразии. Разумеется, с его терминологией можно спорить. Справедливо и то, что концепция евразийства не охватывает все стороны действительности СССР-Евразии. Однако, бесспорно, практически ценным является как утверждение единства многонародного евразийского суперэтноса, так и гуманитарные пути самопознания, предлагаемые Н.С.Трубецким.

Л.Н.Гумилев
1990 г

Опубликовано // «Наше наследие», 1991, No 3, а так же в книге в качестве вступительной статьи / Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык / Вступ. ст. Н.И. Толстого и Л.Н. Гумилева, Сост., подгот. текста и коммент. В.М. Живова; Авст. акад. наук. — М.: ПРОГРЕСС; : УНИВЕРС, 1995. — 798 с.- (Серия «Филологи мира»).

Читать далее...

Евразийцы очищаются от дугинской коррупции

Андрей Коваленко в гостях у евразийцев

20 сентября 2011 года в МГИМО состоялись дебаты, посвящённые одному из наиболее насущных вопросов российской действительности. Речь шла о коррупции и о возможных методах борьбы с ней. Инициатива проведения мероприятия исходила от Клуба Евразийской интеграции МГИМО. По словам его Зампредседателя, Юлии Фирсовой. поводом для организации этого мероприятия стало столкновение двух совершенно противоположных мнений.

Так, команда этатистов, открывшая дебаты, заявляла о необходимости проведения жестких репрессивных мер для искоренения «бича России», в то время как их оппозиция, команда либералов, делала упор на создание гражданского общества и называла предлагаемые противниками методы борьбы опасными для развития нашего государства.

Каждая команда состояла из трех человек, каждый из которых имел право высказаться в течение пяти минут. Далее следовала череда вопросов от оппонентов и зрителей, которые проявляли активное участие в обсуждении проблемы.

Капитан либеральной команды, Павел Черноусов, открыл дебаты небольшой статистики, далеко нелицеприятной и заставляющей задуматься. Так, по версии Transparency International, Россия занимает обидное 154 место в мире по коррумпированности. Команды признали уровень коррупции угрожающим для государственной безопасности и подчеркнули необходимость скорейшего разрешения данной проблемы, а затем изложили наиболее подходящие для этого методы.

Этатисты констатировали, что коррупция – это «всего лишь симптом, внешние проявления». А значит, и бороться нужно не с ним, а с его истоками. Члены команды неоднократно подчеркивали, что они не являются ярыми противниками предложенной либералами системы «излечения» нашего государства. Но, по их мнению, данная основа должна быть подкреплена жесткими, радикальными мерами. Репрессии и, возможно, расстрелы могут ускорить процесс становления сильной государственной власти, способной бороться с коррупцией. Среди других, более гуманных мер, было предложено признание коррупции государственной изменой, с последующим лишением свободы сроком на 25 лет и конфискацией «нечестно заработанных» средств.

Оппозиция во многом опиралась на «либеральный велосипед, на котором ездит всё Западное общество». Основной акцент был сделан на бесконтрольность власти, недостаток следящих за ней средств. Решение проблемы им представляется в существовании независимых СМИ. Ведь именно они имеют возможность следить за «руками государства», именно они могут и должны влиять на власть.

Особой критике представители либеральной позиции подвергли предложенные этатистами методы. Было высказано предположение, что такие меры ухудшат имидж России на Западе, что спугнёт и без того немногочисленных инвесторов. Словно цепная реакция, вслед последует экономические сбои и рост коррупции. Капитан пропозиции и сопредседатель Евразийского Клуба МГИМО, Булат Хисамутдинов, ответил на это, что в поисках экономической политики не обязательно всегда брать Запад как образец, но, что стоит взглянуть и на Восток, на опыт Китая, например.

В поисках идеальной модели борьбы с коррупцией участники обращались к истории Швеции, Грузии и СССР. Зачастую звучали имена известных российских политиков и бизнесменов, далеко не с самым приятным контекстом. Вообще, стоит отметить, что с обеих сторон полемика проходила бурно и эмоционально.

После выступления обеих команд своё мнение высказали специальные гости.

Особенно интересным и знаковым было выступление аспиранта социологического факультета МГУ Андрея Коваленко. Именно потому, что Коваленко ранее был известен, как активист дугинской политической организации, а между тем А. Дугин всегда ратовал за сохранение коррупции в государстве, как необходимого элемента российского патриотизма. Поэтому появление сторонника экономической коррупции, приглашённого на форум евразийцев-гумилёвцев для разжигания дискуссии, не могло не вызвать интерес. Тем не менее Коваленко публично отмежевался от дугинской точки зрения на коррупцию, как на основу российской национальной идентичности, а в кулуарах признался евразийцам в исчерпанности дугинского дискурса, как такого.

Доцент кафедры экономической теории МГИМО, профессор Александр Николаевич Голиков нашёл «рациональные зёрна» в каждой из позиций, и, отметив их качество, Голиков, однако, обратил внимание на недостаточность аргументации. Подводя черту всей дискуссии, Председатель Евразийского Клуба МГИМО, Юрий Кофнер выразив благодарность всем выступавшим, объявил о почётной ничьей.

Дмитрий Скосырев
Клуб Евразийской интеграции МГИМО (У)

От редакции Портала «Центр Льва Гумилёва»: мы никогда не стали бы уделять особого внимания позиции пока малоизвестного, но перспективного социолога А. Коваленко, если бы не видели процесса реальной исчерпанности дугинского дискурса. И видимо в дугинской организации обозначился раскол. Экстравагантные заявления А.Дугина, фактическая солидарность со взглядами Брейвика, политическая невнятность и отказ от Евразийства сегодня вынуждают его сторонников искать свой путь в политической и общественной жизни. Молодой писатель М. Мошкин начал активное сотрудничество с проектом Центра Гумилёва «Мезоевразия». Евразийцы-народники не страдают злопамятностью, мы открыты и для нас главное единство всех евразийцев России и Содружества. Мы открыты и для Коваленко и для Мошкина и для многих других, ведь Евразийство — это Любовь. Дугин был интересен в 90-е и в начале 00-х, но надо идти дальше. Именно сейчас перед нашей идеей и нашим Движением замаячили реальные перспективы. Приходите в Центр Гумилёва, на Мезоевразию, в Движение по защите прав народов и в Евразийский клуб МГИМО и вы получите тёплый приём и наше радушие)))

Читать далее...

Новый курс татарстанского муфтията: трудности и успехи деваххабизации

Избрание 18 апреля 2011 г. муфтием Татарстана на альтернативной основе (в отличие от предыдущих съездов мусульман республики, проходивших с выдвижением одного кандидата) Ильдуса Фаизова можно считать началом нового курса татарстанского муфтията, который стал не только переломным, но и необходимым в работе Духовного управления мусульман РТ. Особенно это стало очевидно после событий в Нурлатском районе Татарстана 25 ноября 2010 г., в ходе которых силами правоохранительных органов республики была ликвидирована вооруженная банда фундаменталистов. Именно «нурлатский синдром» на многих подействовал отрезвляюще: больше игнорировать проблему проникновения нетрадиционных для татар течений зарубежных форм ислама радикального толка, о которых говорили эксперты, было невозможно. И именно тогда стало понятно, что ситуация зашла настолько далеко, что необходимы скорейшие меры. После Нурлата говорить, что салафизма в Татарстане нет, было глупо. Даже начальник Управления по вопросам внутренней политики Аппарата Президента РТ Александр Терентьев на одном из весенних совещаний межведомственной рабочей группы «по вопросу гармонизации межэтнических отношений» вынужден был признать, что «у жителей республики вызывают «определенную настороженность попытки распространения среди мусульман Татарстана, особенно среди молодежи, салафитских взглядов». «Данный вопрос требует постоянного внимания и деликатного участия всех органов власти», — отметил тогда высокопоставленный чиновник.

Одной из мер противостояния салафитизации исламской уммы региона стала предлагаемая экспертами немедленная ротация кадров мусульманского духовенства. Дело в том, что среди ряда и государственных чиновников, и даже среди «силовиков» бытует непонятно на основе чего принятое мнение, что любая смена какого-либо салафитского имама немедленно приведет чуть ли не к народному восстанию. Хотя, по аналитическим оценкам сторонников нетрадиционных для татарского народа направлений ислама, насчитывается около 3 тыс. чел., в массе своей они не выйдут на улицы. Попытку инспирировать в Татарстане «египетский сценарий» (когда после пятничной молитвы на одну из центральных площадей города выходит заряженная фанатичными призывами неповиновения и агрессивно настроенная толпа на митинг), организовать свою площадь «Тахрир» в Казани салафиты и салафитствующие предпринимали весной 2011 г. в период до V съезда мусульман республики, чтобы попытаться продемонстрировать несогласие с поддержкой государством традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба. Однако таких набралось не больше сотни человек, готовых выйти на уличные протесты. Это значит, что шантаж государства со стороны салафитов (дескать, если будете заменять имамов-салафитов на имамов-ханафитов, то мы вам устроим площадь «Тахрир» в Татарстане) не получается. Активный уличный протестный потенциал салафизма в Татарстане весьма небольшой. Нельзя же всерьез рассматривать подкупленных старушек за тысячу рублей, стоящих на пикетах и митингах с плакатами, многие из которых, как стало известно, были изготовлены в Нижнекамске, как народное восстание? Отсюда вывод, который сам напрашивается: кадровая ротация среди мусульманского духовенства путем замены салафитов на традиционалистов-ханафитов должна продолжиться, иначе ситуация станет еще хуже. Ведь когда ваххабит занимает пост имама мечети или еще выше — мухтасиба, то у него и административных рычагов для распространения идеологии радикал-исламизма, и просто аудитории слушателей значительно больше, чем когда он лишен своей должности. После снятия с поста главы мечети обычно для распространения своих убеждений у ваххабита возможностей меньше: ну, будет он сидеть у себя дома, возможно, у него на квартире будут собираться его сторонники, объединяясь в джамаат, но это все равно значительно менее опасно, чем когда салафит будет проповедовать открыто в мечети: количество слушателей у «безмечетного» фундаменталиста в десятки раз меньше. Т.е. здесь надо исходить из принципа выбора наименьшего зла.

Шантаж государства, который в Татарстане попытались осуществить сторонники салафизма, пугая всех расколом и выходом из подчинения Духовному управлению мусульман РТ, и вступлением в другие всероссийские мусульманские организации в случае, если новый муфтий республики начнет осуществлять давно необходимый курс деваххабизации, оказался на практике голословным. Никакого раскола в мусульманском сообществе Татарстана не произошло. Снятие ряда районных мухтасибов пошло только на пользу этим районам: напряженность сразу же спала, болтовня о расколе прекратилась, началась плодотворная работа в приходах, имамы которых стали получать зарплату от муфтията, что в случае, если продолжится такая практика, позволит последним избежать зависимости от зарубежных арабских фондов. Как известно, рыба гниет с головы: наличие салафита на руководящей должности в системе мусульманской структуры республики позволяет ему для распространения своих идей иметь гораздо больше возможностей. Поэтому и нелегкий процесс деваххабизации мухтасибатов все же дает свои плоды: столь откровенное господство салафизма, которое можно было наблюдать в ряде районов (и до сих пор в некоторых остается), постепенно сходит на нет. Конечно, ваххабизм одномоментно не искоренишь, тем более что сейчас в Татарстане он переходит в крипто-фазу: вчерашние салафиты вдруг стали рядиться в тогу традиционного для татар ханафизма.

Другой проблемой, всплывшей в условиях политики деваххабизации, стало появление частных мечетей, неподконтрольных ДУМ Татарстана. Так, к примеру, в Казани есть такие молельные заведения, которые чисто юридически оформлены под коттеджи, имеющие при этом вид мечетей. Такую же картину можно наблюдать в одной из гостиниц, в которой располагается молельная комната, где часто выступают арабские проповедники. Муфтият никак не может воздействовать на данные заведения, поскольку формально такие мечети являются частной собственностью и как мечети не зарегистрированы. ДУМ Татарстана в своем уставе фиксирует приверженность ханафитскому мазхабу, настаивая на том, чтобы только в духе этого традиционного для татар течения ислама велась религиозная деятельность. Однако в таких частных мечетях плевать хотели на татарстанский муфтият: собственник может пригласить любого миссионера, который будет проповедовать перед молодежью все, что угодно, в т.ч. и учение о «чистом исламе» (что, к сожалению, и практикуется последние годы).
Новой проблемой, которая появилась в Татарстане буквально в последние годы, стало проникновение «Братьев-мусульман» («Ихван-аль-Муслимун») в республику. По мнению наблюдателей, ихванисты выступают в роли реабилитаторов ваххабизма. В частности, ихванисты, численность которых пока невелика, пытаются внушить молодежи мысль, что ваххабиты — это такие же братья для традиционалистов-ханафитов, только более ортодоксально настроенные, при этом экстремистскую составляющую ваххабизма пытаются либо оправдать, либо найти ей смягчающие объяснения. Следуя идеологии панисламизма, ихванисты любят говорить, что и ваххабиты, и хизб-ут-тахрировцы, и джамаат-таблиговцы такие же братья традиционалистам-ханафитам как, к примеру, последователи традиционного для ряда кавказских народов шафиитского мазхаба.
Анализируя ситуацию в мусульманской умме, нельзя не отметить еще один принципиально важный момент изменения на исламском поле Татарстана. Праздничный гает-намаз по случаю Ураза-байрама 30 августа 2011 г. муфтий Ильдус Фаизов провел не в центральной казанской мечети «Кул Шариф», а в исторически соборной мечети «Марджани». И тот факт, что именно туда пришел помолиться президент Татарстана Рустам Минниханов, абсолютно неслучаен. Во-первых, это тонкий намек имаму «Кул Шарифа», учившемуся в Саудовской Аравии: президент республики, которого муфтий назвал в одном из своих выступлений «главой татарского народа» (раньше так, обычно, называли Минтимера Шаймиева; похоже, что титул перешел теперь к Минниханову «по наследству»), предпочитает молиться по канонам традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба. Читать намаз, как принято в Саудовской Аравии, «глава татарского народа» не будет. И всем салафитам это дали четко понять. Во-вторых, как успели провозгласить громогласно многие национально ориентированные татарские СМИ, это первый со времен падения Казанского ханства случай, когда с народом помолился государственный лидер татарского народа. Минтимер Шаймиев никогда публично не молился. Из чего вытекает и третье: новому муфтию Татарстана удалось сделать так, что и светский лидер региона является не сторонним наблюдателем религиозной жизни на подвластной им территории, а ее участником. Предыдущий муфтий не мог похвастаться таким успехом.
Тем более что недавно появился ряд сведений, которые открывают любопытные факты на деятельность Гусмана Исхакова, экс-муфтия Татарстана. Оказывается, в 2007 г. тогдашний муфтий заключает договор с ООО «Шифа» (владелец — Наиль Галявиев, а главный бухгалтер — Мурат Галеев, который при Гусмане Исхакове заведовал отделом имущества ДУМ РТ), которое арендует принадлежащую ДУМ Татарстана недвижимость площадью 984 кв. м по ул. Газовая, д.14, в Казани. Договор аренды заключен на 30 лет. На период с 11 июля 2007 г. по 28 февраля 2010 г. ООО «Шифа» было освобождено от арендных платежей, а с 23 марта 2010 г. по дополнительному соглашению начало платить по 20 руб. за 1 кв. м. И это при том, что рыночная аренда 1 кв. м на ул. Газовая — 400-500 руб. По условиям договора аренды, изменить ставки без согласия арендатора ДУМ не может, а за его одностороннее расторжение предусмотрен штраф в 500000 евро. Почему Гусман Исхаков заключает с какой-то частной фирмой заведомо невыгодный для ДУМ Татарстана договор, остается только загадкой.

Всплыл еще один любопытный факт: недавно ДУМ Татарстана обязали выплатить более 600 тыс. рублей венгерской компании ООО «Хална-Дуна». Оказывается, Гусман Исхаков в январе 2010 г. заключил с этой венгерской фирмой краткосрочный договор беспроцентного займа на $20.000 (559,36 тыс. рублей). С какой целью был взята такая сумма в долг, опять же неизвестно. Расплачиваться по всем этим счетам, расхлебывать всю эту кашу, доставшуюся в наследство от предшественника, похоже, придется новому муфтию Татарстана. Однако сам факт всех этих всплывших (и, возможно, еще тех, которые всплывут в будущем) финансовых делишек говорит о том, кто последние 13 лет был главой мусульман Татарстана.
Похоже, что менять имидж ДУМ Татарстана в лучшую сторону придется Ильдусу Фаизову. Работа нелегкая, но жизненно необходимая. Ведь дело не только в том, что есть вот такие финансовые нюансы, а в том, что на кону судьба Татарстана. Если не менять ничего, если сохранить все так, как «было при Гусмане», чтобы, дескать, не злить ваххабитов, то ситуация пойдет по северокавказскому сценарию. На Северном Кавказе тоже выступают за диалог с ваххабитами, наивно пытаясь их «умиротворить», договориться с ними, пойти им на уступки. Результат известен: там «нурлатские события» происходят ежедневно. Нельзя допустить такого в центре России. А потому методы, которые пытаются использовать на Северном Кавказе, чтобы «договориться» с ваххабитами, для Татарстана неприемлемы. Договариваться о чем? И, главное, — зачем?

Раис Равкатович Сулейманов – руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований

Читать далее...

Некоторые любят погорячее, или как снижение рейтинга США связано с перспективами глобальной борьбы за передел мира

Выступление Андрея Оствальда на XXI Заседании Московского Евразийского Клуба по теме: «Standard & poor’s vs USA ».

«Казалось, готовится какое-то общее перерождение всего…мира» А.П. Милюков, 1848 г.

Вынесенные в эпиграф слова, сказанные сто шестьдесят три года назад, кажутся сегодня подозрительно актуальными. Если заменить слово «перерождение» на современное «переформатирование», можно предположить, что это фраза из только что опубликованного материала, посвященного анализу перспектив развития текущих глобальных процессов и, в первую очередь, мирового финансового кризиса.

На самом деле, внимательного наблюдателя не покидает ощущение, что довольно скоро всем нам предстоит увидеть большие перемены в окружающем мире. Современная глобализация или, как выражались классики марксизма-ленинизма, «высшая стадия развития капитализма», явно перешла разумные пределы. Ситуация, когда фраза из выступления западного банкира, министра или финансового аналитика может стать причиной краха экономик целых государств, а всего лишь субъективные опасения или дурные предчувствия группы невероятно богатых персон могут подорвать основы существования сотен миллионов людей, живущих на противоположной стороне земного шара – для непредвзятого взгляда кажется совершенно безумной.

В условиях непрекращающегося мирового кризиса глобальный капитализм (империализм) сегодня является силой не созидающей, а разрушающей и подвергающей само существование человечества серьезному риску, силой, слишком тесно и непредсказуемо соединившей миллионы совершенно различных моментов повседневной жизни миллиардов людей. Практически никем не управляемая, современная глобализация сама себя не притормозит и не ограничит, слишком огромная набрана инерция. Глобальное цунами сможет остановиться, только предварительно причинив непоправимые разрушения и смыв остатки всего предыдущего мироустройства. Такая ситуация не поддается никакому рациональному объяснению и оправданию. При этом единственным выгодоприобретателем всего этого безобразия является узкий слой международных финансовых мегаспекулянтов и связанных с ними политических деятелей.

Сегодняшние новостные, финансовые и аналитические программы Блумберг ТВ, Си-Эн-Эн, Би-Би-Си, Дойче Велле и других мировых информационных каналов выглядят как сводки боевых действий против невероятно сильного и опасного противника. Слушая выступления и комментарии о неуклонно растущих глобальных рисках, чувствуешь всеобщее бессилие и безвыходность ситуации. Ключевыми словами на информационном поле сегодня являются пять «Не» — непредсказуемость, неуверенность, нестабильность, непрогнозируемость, неэффективность. Огромная информационная машина уперлась в непреодолимую стену, механизмы работают вхолостую. Не один прогноз не стоит ломаного гроша, даже на результаты одной торговой сессии, не говоря уже о более длительных сроках.

Ситуация на глобальных рынках требует новых идей, а их нет, и никто не берет на себя смелость их предложить. Может быть, потому, что реально новые идеи отменят весь установившийся глобальный порядок? В связи с этим поразительно выглядела промелькнувшая на днях на ленте новостей Блумберг ТВ в промежутке между краткими сообщениями о движении курсов валют и мировых цен на сырье строчка о правоте К. Маркса, писавшего об отчуждении работника от результатов своего труда при капитализме. Кстати, прекрасно изданные труды основоположника «единственно верного учения» выставлены в наши дни во многих книжных магазинах Европы на самых видных местах.

Одной из попыток хоть как-то повлиять на неуклонно ухудшающуюся мировую финансово-экономическую ситуацию принято считать недавнее снижение кредитного рейтинга США силами влиятельнейшего и квази-независимого рейтингового агентства Стэндард энд Пурс. На самом деле, все гораздо сложнее, и дело не только в чрезвычайно обострившейся внутрипартийной борьбе в самих США. Как представляется некоторым наблюдателям, этот факт является одним из зримых проявлений продолжающейся ожесточенной борьбы глобалистских и антиглобалистских сил (действие неизменно рождает противодействие). В какой-то степени это может быть эпизодом и т.н. глобального противоборства цивилизаций — если упрощенно считать страны, принадлежащие к англо-саксонской цивилизации, основными проводниками глобальных идей и практик, а основными и наиболее пассионарными противниками западного варианта глобализации — исламские силы. Особую и чрезвычайно важную роль в данном глобальном раскладе играет Китай, но позицию его однозначно определить в рамках данного текста не представляется возможным.

Скорее всего, снижение рейтинга США – из тех событий, значение которых можно будет ощутить только через некоторое время, когда оно отдалится в прошлое на дистанцию, необходимую для того, чтобы была более отчетливо видна та общая мозаика, важным элементом которой оно безусловно является.

Если отнестись к снижению рейтинга США не как к «самострелу» действующей власти, а как к антиамериканской акции, то оно может рассматриваться в качестве не изолированного действия, а звена из длинной цепи предыдущих событий, в которой наиболее резонансным событием считается ужасная трагедия 11 сентября 2001 – попытка расшатать стержень глобального мира, а самыми безобидными можно считать массовые акции антиглобалистской молодежи в Давосе и других местах сбора идеологов глобализма. Тем не менее, какие бы мотивы не скрывались за вышеупомянутым снижением рейтинга США, к оздоровлению ситуации оно не привело — нарастание кризисных явлений продолжается. Возникает законный вопрос: что дальше? Каковы перспективы этой, кажущейся бесконечной, борьбы лидеров глобального мира с кризисом, а антиглобалистов с глобализацией?

Пытаясь ответить на этот вопрос, необходимо согласиться, что взгляд на циклы исторического развития любого масштабного проекта – зарождение, расцвет, упадок и конфликт – безусловно применим к оценке дальнейших перспектив глобализации. Сейчас мы являемся свидетелями протекания третьей фазы – упадка. Сколько она продлится и когда трансформируется в завершающий этап, предсказать невозможно, но явно это произойдет в обозримом будущем. Пока основные противоречия глобализации, вызванные тем, что у каждого ключевого ее участника имеется свое видение процесса и собственный план действий, а какого-то общепризнанного всемирного регулятора не существует – разрешаются без масштабного применения военной силы. Но исключать такой вариант нельзя. Если существующие кризисные тенденции никем и ничем не ограничиваемой глобализации будут обостряться, а мирная ненасильственная трансформация в какое-то подобие более справедливого и менее безжалостного строя — «нового глобального социализма», с частичной национализацией «командных высот» — крупнейших банков и финансовых транснациональных корпораций, окажется не по силам нынешним лидерам мирового сообщества, то вполне возможен неуправляемый переход в фазу конфликта – т.е. разрешения кризиса в форме глобального военного противоборства за передел мира.

В связи с этим, не следует забывать, что крупнейший финансовый кризис прошлого столетия – Великая американская депрессия 20 — 30-х гг. – подтолкнул США к проведению более активной внешней политики и, в итоге, к масштабному участию во Второй мировой войне. Именно развитие военной промышленности вывело экономику США из кризиса и дало толчок всему успешному послевоенному развитию страны и превращению Соединенных Штатов в глобальную сверхдержаву и главного архитектора всей мировой политики. Так что, права старая русская пословица: «Кому война, а кому мать родна».

Исторический опыт (в т.ч. нашей страны) свидетельствует, что тот, кто смотрит на мир через розовые очки, неизбежно по этим очкам и получит. Поэтому нельзя исключать, что у кого-то из лидеров глобальной политической элиты в какой-то момент может возникнуть точка зрения о целесообразности возможного разрешения мирового финансово-экономического кризиса путем расширения уже немаленькой существующей зоны напряженности (Северная Африка, Ближний и Средний Восток) до более широких и, может быть, глобальных масштабов. Здесь руководством к действию может оказаться другая поговорка – «Война все спишет».

В очень общих чертах конфигурация противоборствующих сил в возможном будущем конфликте сторонников и противников глобализма более-менее понятна. Не понятно одно – что может произойти с Россией и ориентирующейся на нее частью постсоветского пространства в случае перехода кризисных глобальных процессов в «горячую» фазу, и возможно ли как-то подготовиться к такому неблагоприятному для нашей страны развитию событий.

Что делать России в случае обострения глобального кризиса? Есть мнение в экспертной среде, что на этот период России следует закрыться, перейти к полной автаркии и таким образом пересидеть кризис. На наш взгляд, это проявление страусиной политики. Напротив, именно в такие острые моменты нужна максимальная внешняя активность России – и, в первую очередь, в международной информационной сфере. Причем активность не только и не столько государственная, но более всего нужна деятельность неправительственных российских структур, оперативно реагирующих на изменения глобальной ситуации, работающих на упреждение, интеллектуально подкрепляющих усилия государства по отстаиванию российских интересов в условиях мирового кризиса.

Позвольте нескромный вопрос: где наши авторитетные рейтинговые агентства, к мнению которых прислушивается хотя бы часть международного сообщества? Где наши влиятельные мозговые тресты? Что мешает нам выйти со своим интеллектуальным продуктом на глобальный рынок идей, прогнозов, стратегий? Неужели мы обречены повторять давно пройденные в мире уроки и пережевывать уже отработанную кем-то жвачку? К сожалению, сегодняшний вклад России в разрешение глобальной кризисной ситуации явно несоразмерен ее интеллектуальному потенциалу.

Стране – не завтра, а уже сейчас — нужны энергичные, национально ориентированные профессионалы – аналитики, политологи, финансисты, нужны новые лица и свежие идеи – не только из России, но и из дружественных постсоветских государств. Там, где не могут или не хотят действовать дипломаты и официальные лица, могут и должны работать неправительственные интеллектуальные группы, состоящие из неравнодушных людей. Они должны проявлять инициативу и навязывать миру свою повестку, а не ждать, как обычно бывает, отмашки сверху, запоздалого сигнала к шапочному разбору. Сегодня, пока гром как следует не грянул, самое время перекреститься и предложить, как раньше говорилось, всему прогрессивному человечеству новые идеи, инициативы, проекты, стратегии. Необходимо не только не создавать новых врагов, но и привлекать новых друзей, активно продвигать свое видение глобальных задач в мировом информационном пространстве.

Андрей Оствальд
Эксперт Московского Евразийского Клуба

Читать далее...

Архангельское Новолетие на благо поморов

Делегаты на Четвертый Поморский съезд прибыли не только из Архангельска и районов области, но и из Ненецкого округа, Карелии, Мурманской области. Ученые, общественники, руководители рыболовецких хозяйств, участники фольклорных творческих коллективов, представители политической и деловой элиты региона. В фойе – фотовыставка, рассказывающая о том, кто такие поморы и чем знамениты в истории Отечества. Карты, на которых указаны маршруты мореходов, открывших России и миру Арктику и Сибирь. Здесь же можно приобрести сборник поморских сказок на русском, норвежском и поморской говОре, сувенирную продукцию, фотоальбомы. Участникам съезда дарят поморский сувенир кибас – старинное поморское грузило: гладкий камень, оплетенный берестой и заключенный в круг из можжевеловой веточки. Этот символ предложил президент Ассоциации поморов Иван Мосеев. Эта организация совместно с областным Министерством региональной политики созвала Поморский съезд. На сцене – Северный хор. Ритуально-церемониальные моменты скоро уступают место серьезному, деловому разговору о современном положении и будущности поморского народа.

Поморские съезды проводились в Архангельской губернии еще сто лет назад, когда в город на Двине съезжались рыбопромышленники, чтобы обсудить общие проблемы. И ныне поморские активисты раз в год собираются в одном из населенных пунктов на побережье Белого моря. Нынешний Четвертый съезд (для Архангельска – второй) стал особенно многочисленным и представительным, недаром его окрестили «форумом».

Открывая съезд, губернатор Илья Михальчук в своем вступительном слове отметил:

— На Русском Севере все особенное: климат, люди отношения. Наша страна веками осваивала Русский Север, развивала промышленность, прокладывала морские пути, строила города и поселки.

Глава региона напомнил о том, что в России отца отечественной науки Ломоносова называют не иначе как «великий помор». Нынешний год стал не только Годом 300-летия гения – губернатор провозгласил его Годом поморской культуры. Сохранение и развитие поморских традиций стало одной из приоритетных задач культурной политики в области.

Примечательно, что нынешний съезд состоялся в преддверие Международного Арктического форума. В условиях конкуренции за обладание природными ресурсами полярных регионов необходимо вспомнить о тех, кто почти тысячу лет назад первыми вышел к берегам студеных морей, а затем в течение столетий осваивал арктические побережья от Беломорья до Чукотки.

Губернатор выступил с инициативой о необходимости создания Международного Поморского центра, так как съезд перерос уже региональные и даже межрегиональные рамки. Свидетельство тому – и участие в работе съезда гостей из Норвегии, и тот интерес, который проявило к нему Международное движение по защите прав народов – его представители приняли участие в работе секции «Наука». Павел Зарифуллин и Роман Багдасаров выступили на поморско-евразийском «круглом столе» в САФУ, рассказав о том, чем занимается сегодня международное движение евразийцев-народников.

Заместитель руководителя думской фракции «единороссов» Владимир Пехтин
зачитал приветственную телеграмму спикера Государственной Думы Бориса Грызлова, призвавшего поморов «хранить свою этническую общность и культурное наследие».

— Наш комитет уделят постоянное внимание правовому обеспечению деятельности коренных малочисленных народов Севера, – заявил первый заместитель комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов Николай Львов. Хотя поморы сегодня не внесены в перечень коренных народов Севера, изменения в действующем федеральном законодательстве позволяют распространить на них ряд льгот по традиционным видам хозяйствования, в первую очередь, рыболовству. Необходима только воля со стороны федеральной и региональной властей.

Советник архангельского губернатора Анатолий Кожин, возглавляющий Совет Национально-культурной автономии поморов, напомнил фразу известного российского государственного деятеля Сергея Витте: «Поморы – сталь земли Русской».

— Именно такие люди рождаются, живут и работают здесь, — подчеркнул Анатолий Кожин. – Наш край всегда был уникален своими промыслами, обычаями, традициями.

Участников всепоморского форума приветствуют Генконсул Норвегии Ойвинд Нордслеттен и историк из Вардё, соавтор «Поморских сказок» Тур Робертсен. Дипломат напомниает о том, что еще два столетия назад поморы доставляли в Северную Норвегию зерно, муку, древесину и другие товары, из Норвегии в Поморье доставляли треску и селедку. Существовал даже особый торговый язык «руссенорск», посредством которого общались поморские и скандинавские купцы. Делегат из Карелии, глава Кемского района Алексей Котов преподносит в дар «Словарь живого поморского языка» Ивана Дурова.

Конечно, на съезде много говорилось и о существующих проблемах, которые требуют решения на законодательном уровне. Это и полный запрет зверобойного промысла (запрещена добыча не только детенышей тюленя, бельков, что вполне справедливо, но и взрослых особей), и вопросы взаимоотношений населения поморских сел и деревень с крупными добывающими компаниями, и сокращение численности поморского населения.

— Давно пора осознать, что акватории Белого, Баренцева и Карского морей – территории традиционного природопользования поморов («море – наше поле»), — заявил этнополитолог из Сыктывкара Юрий Шабаев.

Как сделать так, чтобы права, которыми обладают коренные малочисленные народы Севера, распространить на поморов. Впрочем, как и на другие старожильческие группы населения – например, сибирских русскоустьинцев или затундренных крестьян? Следует ли включить поморов в список коренных народов, как это уже проделано с русскоязычными камчадалами – потомками русских казаков, поморов и аборигенов Камчатки (на этой точке зрения стоят поморские организации Архангельска)? Или, не вступая в споры – являются ли поморы отдельным восточнославянским этносом или просто особой, самобытной частью русского народа? – распространить на них те права, которыми обладают ненцы, саамы и другие жители Крайнего Севера (вторую позицию озвучил сенатор Львов)?

Ведь живут-то на одной земле, на протяжении многих поколений ловят рыбу в одной реке – а одним льготы положены, другим – нет. Вот и становятся браконьерами поневоле. Дискуссия о том, кто есть поморы и как должно защищать их права законодательство, развернулась на заседаниях секций «Наука», «Культура» и «Бизнес», а затем на круглом столе в САФУ. Роль федерального университета в подготовке и проведении столь масштабного форума хотелось бы отметить особо. Ректор Елена Кудряшова, занимаясь организацией мероприятия, вынуждена была даже пожертвовать своим выступлением перед участниками съезда.

Павел Зарифуллин и Павел Есипов

Вячеслав Ларионов и его Лабиринт

Наиболее острые дискуссии и наибольшее количество инициатив и предложений были высказаны на заседании секций «Бизнес». Среди них – разработка программ подготовки поморской молодежи к предпринимательской деятельности, развития грузовых и пассажирских сообщений в Белом море, содействие компаниям, создающим морские суда и современную малую авиацию, развитие туризма и многое другое. Ряд проектов уже разработаны и будут осуществляться в ближайшие годы – в частности, создание на Кегострове туристического центра «Поморская деревня». Один из главных итогов съезда – в Архангельске будет создан Поморский международный центр. Слово «Поморье» давно перешагнуло региональные и государственные границы. Известно, что в норвежском городе-побратиме Вардё есть Поморский музей, история поморско-норвежских взаимоотношений насчитывает не одну сотню лет. А еще вспомним про польское Поморье (там стоит еще один город-побратим Слупск), Поморье болгарское. И даже Новая Зеландия вкупе со старыми Зеландиями (в Нидерландах и Дании) тоже переводится как «Поморье». А еще – Палестина – производное от древнего народа филистимлян («пелиштим») или пеласгов (от греческого «пелагос» — море). Море не разъединяет, а сближает земли и народы.

Вечером того же дня Архангельск отметил Поморский Новый год – 7520-й от Сотворения мира. Новолетие справляется в нашем городе уже десять лет. Площадкой для праздника стала Набережная возле памятника адмиралу Николаю Кузнецову. Уже десять лет Архангельск отмечает Поморский Новый год. Официально он приходит 14 сентября (1 сентября по старому стилю), но праздничные торжества обычно переносят поближе к ярмарочным дням и главному городскому празднику – Чуду Архангела Михаила в Хонех (в старину архангелогородцы именовали этот день Михальшшиной).

Лидия Пермиловская

Он приходится на 19 сентября. Бабушки и молодежь в традиционных народных костюмах, витязи в доспехах, девушки, играющие с огнем (файер-шоу), художник Вячеслав Ларионов в одеянии шамана самозабвенно бьет в бубен. Это его стараниями берег Северной Двины украсили копии валунных Соловецких лабиринтов – в память о летописной чуди, которая тысячу лет назад вот так же шаманила на этих берегах. Командует «парадом» Павел Есипов, создатель и многолетний руководитель НКА поморов.

Поморенка принимают в поморы. Кутилом (гарпуном) касаются плеч – будто в рыцари посвящают. Женщины в традиционных поморских костюмах провожают на промыслы зуйка – поморского юнгу на промыслы. Вот вместе с бывалыми поморами он выходит в лодке на средину реки. Не боязно? То-то же. В море, вдали от берегов, в окружении неспокойной воды придется проводить долгие дни. Наверное, именно так век назад наставляли юных зуйков. Замерзших на двинском ветру гостей угощают травяным чаем. Фольклорные выступления сменяются концертом рок-группы, исторические единоборства – современным файер-шоу. Так традиция переплелась с новизной – тот самый «этнофутуризм», о котором говорилось на секциях съезда. Праздник привлек внимание не только поморов. Посмотреть на поморское зрелище пришли студенты из Индии, а гость из Перу с удовольствием мечет стрелы в мишень-щит не хуже своих предков-инков.

Поморское факельное шествие в честь Нового 7520 года

А поморская молодежь лихо отплясывает под зажигательные ритмы рок-музыканта из Шеговар Эдуарда Скрябина. На поморском празднике находится место и для русского рукопашного боя, и для бразильской капоэйры.

Кульминация праздника — по Набережной отправляется процессия с факелами – провожать старый год и встречать новый. Шумит река, над темными водами – огонь факелов: догорает старый, 7519-й год от Сотворения Мира. В небо возносятся пылающие сердечки – китайские фонарики (Казалось бы, при чем тут Поморье?). Все перемешалось: поморский плот лежит, забытый, у кромки воды. Его должны были зажечь, да что-то не заладилось. Но народ, захваченный огненной стихией празднества, не обращает на него внимания. А фонарик летит, подхваченный порывами ветра, и тает в архангельском небе.

Анатолий Беднов
Координатор Движения по защите прав народов

Фото — Лидии Пермиловской


Павел Зарифуллин, директор «Центра Льва Гумилева» (Москва):

Поморский народный панк Эдуард Скрябин из Шеговар

— Такие форумы просто необходимы, потому что невозможно говорить голословно о придании поморам юридического, конституционного статуса коренного малочисленного народа. Нужна интеллектуальная, творческая мобилизация сил всей поморской интеллигенции с приглашением специалистов-правоведов, экспертов в этнических вопросах. Только так можно сформировать настоящую поморскую повестку дня. Все думают о том, как спасти поморские деревни от вымирания, как защитить свои законные права на недра, как сохранить свою идентичность. Необходимо собираться, спорить на эту тему, потому что в спорах рождается истина. Четвертый Поморский съезд породил истину, что поморский народ есть, что существует идентичность не только этническая, но и региональная (это подтвердил губернатор Илья Михальчук).

Уровень, на котором проходит съезд, показал: поморская идея стала не только достоянием энтузиастов-краеведов, но и государственных властей. Это съезд, а также прошедший праздник Новолетия показал, что поморы стали явлением не только культурной, но и общественной, политической, экономической жизни региона и всей России.



Читать далее...

Этнологи и этноконфликтологи Центра Л. Гумилева посетили съезд поморов

17-18 сентября Движение по защите прав народов было приглашено на IV Межрегиональный съезд поморов, который фактически стал международным, так как на нем присутствовали представители Норвегии и других североевропейских стран. Движение по защите прав народов представляли Павел Зарифуллин, Роман Багдасаров, Виталий Трофимов-Трофимов и Антон Ракитин, специально приглашенные из Москвы и Санкт-Петербурга, так как затрагивались правовые вопросы существования этого народа.

Поморы представляют собой неуникальный, но показательный случай этногенеза в условиях социальной несправедливости. Фактически, идет поиск народного духа для того, чтобы перераспределить добывающиеся в регионе нефтегазовые и алмазные ресурсы. Это экономическая сторона этноренессанса поморов, не отменяющая культурную и политическую составляющую этого самого возрождения.

Поморы говорили о том, что надо самоопределиться и получить различные формы государственной поддержки, а официальные власти, в лице губернатора, мэра и людей из совфеда и минрегионразвития, о методах привлечения в область инвестиций и бренде региона, частью которого должно стать «поморское наследие».

Несмотря на то, что в основе идентичности поморов лежат одни и те же принципы (отсутствие в данной местности монголо-татарского ига, отсутствие крепостничества, промыслово-торговый характер сурового поморского темперамента, исконная народная демократия и прочие темы, в которых соревнуются разные народы, пытаясь продемонстрировать свою исключительную нерусскость), нельзя не отметить и противоречие этой нерусскости, а местами антирусскости. Один докладчик говорит о поморах как о четвертой сестре славянских народов (после русских, белорусов и украинцев), отодвигая, видимо, на пятый план русинов, другой, следом за ним, говорит, что по данным медэкспертиз в расовом плане поморы – это финноугры, ничего чуть ли не унаследовавшие от русских в генетическом плане.

Случаев культурного заимствования без генетического достаточно. Хотя бы вспомнить Магриб, где местные берберы ассимилировались под влиянием арабов, которых было около 4%, и стали частью арабского мира. И западносахарские сахарави фактически к арабам генетического отношения уже не имеют, хотя и именуются «сахарскими арабами». Но сама постановка вопроса какова – поморы или нерусские или сверхрусские!

Игра с идентичностями обычное дело. Чтобы стать сообществом, надо создать основы этого сообщества. Обретение идентичности – хлеб с маслом в вопросах стратегической этнографии. Точно также русские наци пытаясь выделиться из христианского (внеэтнического) мира пытаются принять различные формы язычества. Это выглядит смешно, так как они сохраняют вполне себе христианскую ментальность, боятся наносить тату и вживлять тот же пирсинг. Но тема та самая.

Роман Багдасаров, Павел Зарифуллин, Анатолий Беднов, Иван Мосеев

Другой важный сюжет, который бросается в глаза, клиентельский характер поморского этнического движения. Также как власти пытаются создать бренд региона, оперируя поморством, также и поморы пытаются сформировать сообщество, которое получило бы поддержку от государства в лице региональных властей. Съезд в этом плане походил на форму общественного договора, а работа в секциях – на согласование пунктов этого договора.

Если это так, то понятно, почему поморское движение искало форму самоопределения то как коренной малочисленный народ, то как община, то как территориальное объединение с правом самоуправления. В кулуарах затрагивали тему некоммерческого партнерства и другие очень частные случаи общественных объединений. Самый радикальный тезис был заявлен нами: «Народы имеют право на землю со всеми богатствами недр в ней» – после чего общественность забурлила, ведь все происходило в полуделикатных тонах просьб о поддержке, не переступая грани демократическо-правовой игры.

Понятна и роль замдиректора Департамента межнациональных отношений Минрегионразвтия А. Зенько, который деликатно отваживал от федеральной кормушки все эти народнические инициативы, и всех плакальщиков отсылал подальше. А именно в World Bank.

Символом поморского движения был выбран кибас. Это такое грузило в виде камня, вписанного жесткими берестовыми спицами в можжевеловый круг. Смотрится замечательно, но есть претензия к символистике. Для самих поморов кибас все равно что русская подкова – вешается на удачу. Однако это тяжелая штука, которую кидают в море, и она идет ко дну. Получается двусмысленно. Однако уже какой-то символ. Хотя и смахивает на логотип школы Карате – Киокушинкай.

Многие работы по конструированию идентичности очень понравились. Во-первых, довольно добротно выполнена работа по частичному восстановлению, частичному ре-конструированию поморского языка (или диалекта – хотя многие нерусского направления в поморском дискурсе русским диалектом поморский говор не считают). Многие выражения пришли в русский язык действительно из поморского диалекта, в самом диалекте славянская этимология и в целом все слова понятны. Купить словарик денег пожалел, а надо было бы. Гулящих женщин поморы называли «вертляфками». Очень красивый и добрый язык, что характерно.

Другая часть идентичности – преодоление природы – расписана очень подробно. Поморы первые тут, поморы первые там, и в Сибирь первые шли, и дошли до Штатов, основали Форт Рос, на Гавайях им поклон, вся транстихоокеанская торговля была на поморах, в Архангельск ананасы возили и все такое. Где там истина, а где нет, неважно. Мы должны уважать не только их историю, но и интерпретацию их истории так как народ как группа способен сохранять историю в условиях надвигающейся информационной сингулярности, когда все переписывают историю и игнорируют истину.

Я не сторонник ни генетических исследований ни исторических. Для меня народ представляет собой интерес как политическая данность. Если есть группа с устойчивой идентичностью (и это не ролевая игра в светлое время суток), то народ существует.

Директор Центра Гумилёва Павел Зарифуллин пригласил всех участвующих посетить второй день мероприятия — совместный семинар секции Поморского съезда «Наука», Центра Гумилёва и Движения по защите прав народов, на котором обсуждались правовые вопросы и самый главный вопрос – право народа на недра и землю. Подобно тому как в античные времена правители-завоеватели требовали «земли и воды» от покоряемых народов, также сегодня народы-правители требуют «земли и воды» для себя, чтобы обустроить свой мир так, как того требует социальная и политическая справедливость.

Виталий Трофимов-Трофимов

Читать далее...

У Музея Андрея Рублёва построена и освящена Часовня «Святая Троица»

За два часа до начала открытия вокруг Часовни вовсю кипела жизнь, архитектор Часовни Евгений Катышев и начальник стройки Николай Шарапонов из «Даниловского художественно-производственного комбината» не находили себе места от волнения. Строители устанавливали резную ограду, флористы украшали ротонду живыми цветами, монтировщики подключали электричество. Казалось, суета подготовки не закончится никогда. Но как-то вдруг все стихло. Работы закончились. И в этот момент из-за тяжелых дождевых туч выглянуло солнце. Мягкий дневной свет, словно улыбка Бога, освятил строение, играя лучами по драгоценным камням флорентийской мозаики. Сама природа радовалась этому чуду, сотворенному людьми ко дню Рождества Пресвятой Богородицы.

— Эта Часовня – есть зримое воплощение тех идей, вокруг которых объединились учредители и члены Фонда имени преподобного Андрея Рублева, — начал свою торжественную речь Президент Фонда Геннадий Попов, — имя художника несет в себе свет истины и высокого духовного смирения, которые сегодня актуальны как никогда. В мире потребления и низведения духовных ценностей человек остается один на один в хаосе бытия. В чем разглядеть смысл жизни? Как сохранить любовь к ближнему? Где найти опору? Здесь! В этом сквере, в центре Москвы, в тишине деревьев, созерцая мозаику «Святой Троицы» — внутри этой Часовни. Ответы обязательно прийдут, потому что Господь, никогда не оставляет человека. Через образ людям даруется истина, а образ Святой Троицы — сакральное воплощение всех тайн бытия.

Своей пламенной, полной радостных чувств речью, Геннадий Викторович начал Церемонию официального открытия Часовни «Святая Троица» 21 сентября 2011 года в сквере, прилегающем к стенам Музея имени Андрея Рублева. В 15 часов при большом стечении прессы, участии почетных гостей и духовенства, началось главное событие, котрое Фонд имени преподобного Андрея Рублева самоотверженно готовил со дня своего основания.

— Проведена колоссальная работа, — говорит Вице-президент Фонда Дмитрий Даньшин, — были заняты сотни людей, потрачены тысячи часов на переговоры и согласования, но это стоило того. Часовня была возведена в рекордные сроки – за 21 день. Это уникальный опыт для всех, кто принимал в этом участие.

Чин Великого Освящения мозаики и Часовни провел викарий Московской епархии, архиепископ Истринский Арсений, которого благословил на это Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

— Я рад передать поздравления Патриарха, адресованные учредителями и членам Фонда преподобного Андрея Рублева, — сказал архиепископ после молебна, — хочу поздравить всех нас с появлением еще одного святого места на карте Москвы, куда будут приходить люди, чтобы поклониться великому подвижнику Андрею Рублеву.

Президент Фонда Геннадий Попов предоставил слово члену Координационного Совета Фонда Геннадию Кагановичу, который внес большой вклад в строительство Часовни «Святая Троица». Геннадий Юрьевич в своей проникновенной речи обратился к коллегам-предпринимателям. «Творите добрые дела. Поддерживайте нашу культуру, восстанавливайте храмы, стройте часовни, делайте это из любви к жизни, из любви к самым близким и родным людям. Посвящайте эти сакральные места тем единственным, с кем вы идите вместе по жизни» — подчеркнул он.

Символический ключ от Часовни под аплодисменты гостей был передан представителю Вице-мэра Москвы Владимира Ресина – Ольге Акмулиной, генеральному директору Клуба «Деловое Собрание России».

— Очень почетно принимать в дар этот ключ, — в ответной речи сказала Ольга Николаевна, — Фонд имени преподобного Андрея Рублева не только осуществил потрясающей по красоте проект, но и оставил своеобразное духовное послание будущим жителями и гостям столицы. Я уверена сюда, в этот сквер, будут приходить не только паломники, но и наша молодежь, которая ищет свой путь в хаосе мира.

В конце Церемонии Геннадий Попов зачитал большой список благодарностей, адресованный всем, кто помогал Фонду осуществить строительство Часовни. Был назван Мэр Москвы Сергей Собянин, первый Вице-мэр Владимир Ресин, отдельное спасибо было сказано Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и Министру Культуры Александру Авдееву. Теплые слова благодарности в свой адрес услышали Вице-президент Научно-производственного Объединения «Космос» Александр Гинзбург, председатель «Мосгосстройнадзора» Анатолий Зайко, начальник Объединения административно-технических инспекций Москвы Алексей Дронов, и его заместитель Андрей Ушпалевич.

Идейным вдохновителем и духовным наставником был назван протоиерей Леонид Калинин. Особым упоминанием были отмечены префект Центрального Административного Округа Сергей Байдаков и глава управы Таганского района Зинаида Ясенкова. Президент Фонда искренне поблагодарил Михаила Ярикова, Леонида Бургомистрова, Дмитрия Смирнова, Анну Рындину, Сергея Володина, Павла Зарифуллина, Арину Ведерникову, всех учредителей Фонда, а также членов Координационного и Попечительского Советов.

В заключении торжественной части Церемонии слово взял Председатель Правления Фонда Федор Рындин. Он, в частности, отметил:

— Имя Андрея Рублева, известное во всем мире, стало символом России, ее непостижимого духа, разгадать который не могут на протяжении многих веков, а ведь секрета никакого нет. Быть русским – не значит принадлежать этому этносу. Быть русским — значит чувствовать и жить честно, значит знать и уважать свое прошлое, значит быть в вере и с Богом.

Уже сейчас к Часовне «Святая Троица» приезжают жители Москвы и гости столицы. Каждый может почувствовать доброе, которое она несет и те целебные свойства, которыми наделена Часовня.

По окончании церемонии Торжественного открытия и Освящения прошел торжественный прием в Галерее-Трапезной «Хлебный Домъ в Андрониках»

Справка*

Памятная Часовня возведена в парке, прилегающем к стенам Музея им. А.Рублева, в Часовне находится мозаика-копия иконы «Святая Троица» Андрея Рублева. Ротонда-часовня должна стать новой точкой сакральной географии, знаменующей собой священные истоки русской духовности.

Проект Часовни создан архитектором и художником Евгением Катышевым (профессором МАРХИ, художником Данилова монастыря). Сама мозаика выполнена выдающимся итальянским мастером мозаичистом — Марио Антонуччи.

 

Фонд Андрея Рублёва

Читать далее...

Чита – увидеть евразийство своими глазами

Путешествия дают неоценимый опыт. Можно прочитать десятки книг, но всего лишь одно посещение места, о котором вы читали, способно изменить мировоззрение и предоставить бесценные знания.

Эта истина высказывалась множество раз и в более изысканной форме, но от этого ее значение и ценность не умаляются ни в коей мере. Совершенно не претендуя на сколько-нибудь экспертные знания в областиевразийства, я все же осмелюсь утверждать, что не только выросла, наблюдая его вокруг себя, но и увидела новую его грань совсем недавно. Это проявление евразийства стало еще одним подтверждением мысли о том, что взаимодействие, направленное на обмен между культурами, на диалог или полилог, является образцом куда более продуктивной деятельности, нежели концепция победы сильнейшего и уничтожения всех возможных ценностей, в том числе и культурных, более слабых соседей.

 

Рабочая поездка на Дальний Восток стала для меня не просто чем-то вынужденно необходимым, но принесла множество новых и поучительных открытий. Событием фундаментального значения оказалось трехдневное пребывание в Чите, городе, по сути своей  созданном ссыльными декабристами и их женами. Ну и, конечно, деньгами, пришедшими вслед за ними. Одной из наиболее ярких особенностей города является его планировка. Чита построена по образу и подобию Санкт-Петербурга и в этом нет ничего удивительного — как уже было отмечено, строили и развивали ее декабристы, любившие город Петра всей душой. Второй особенностью Читы является то, что она со всех сторон окружена сопками, часть из которых составляет так называемый Яблоновый хребет (бурят.: ябалган-дабан), откуда сбегают небольшие ручейки, которые дальше набирают мощь и вливаются в Байкал. Сочетание этих двух моментов дает в итоге необычный эффект — вы находитесь в городе, в котором с любой точки можно увидеть оба конца улицы, но город этот прекрасно вписывается в окружающую его природу, в том числе еще и потому, что там совсем немного многоэтажных зданий.

Такое удивительное сочетание не могло не оставить свой отпечаток на культурном уровне. Безусловно, Чита не является образцом мира и безопасности после наступления темноты (да простят меня читинцы за эти слова). Тем не менее, если обратиться к взаимодействию разных народов, то можно легко увидеть, что славяне, буряты и калмыки относительно бескровно соседствуют в этом регионе вот уже в течение более чем трех веков. Несмотря на то, что ранее между народами возникали конфликты, сегодня национальное неприятие  – довольно редкая вещь. Соответственно, без особых трудностей существуют и работают представители различных конфессий: в Чите можно найти и православные храмы, и католические костелы, и синагоги, и дацаны (буддистские храмы). В 1741 году указ Екатерины II, узаконивший создание 11 дацанов, стал моментом признания буддизма в качестве одной из официальных религий Российской Империи.

Дацан — это не только место, где можно предаваться размышлениям и медитировать, но и пройти курс лечения. Ламы говорят тем, кто ищет помощи: «Мы знаем, как исцелить ваше тело, но молитвы должны быть прочитаны в храме вашего Бога». Как известно, тибетская медицина представляет собой мощнейшую лечебную практику, но при этом ламы не претендуют на то, чтобы увеличивать число своих сторонников, полагая это делом индивидуального решения.

Очень сложно все переживания от поездки уложить в одну небольшую статью, но вот как мне бы хотелось ее закончить. В течение большей части своей жизни, наблюдая взаимодействие разных народов, как на повседневном, так и на культурном уровне, я полагала это чем-то само собой разумеющимся для своего региона. СМИ же в огромном количестве и с необыкновенной готовностью предлагали примеры обратные, примеры столкновений разных наций как внутри России, так и в мире в целом. Именно поэтому открытие Читы стало для меня таким значимым: существуют примеры взаимодействия разных народов, а так же и ежедневное общение, когда принадлежность к другой культуре не отторгается, а принимается с уважением, и прилагаются усилия для поддержания и укрепления такого образа жизни – евразийского образа жизни.

Кристина Кучеева

Клуб Евразийской интеграции МГИМО (У)

 

 

Читать далее...

Студенты Казахстана и евразийская интеграция

15 сентября прошло первое в этом учебном году собрание Клуба казахстанских студентов и аспирантов МГИМО. На нем студенты-первокурсники познакомились с историей землячества, планами работы на этот год, а также принесли торжественную и остроумную клятву верности alma mater.
— Жангир, бей в гонг, начинать пора! – доносились с задних рядов призывы к действию, отдающие восточным колоритом. Сейчас выйдет президент клуба в шитом золотом халате с тяжёлой колотушкой. Глубокий, сочный звук всколыхнёт всё здание университета, оповестив о собрании мудрых мужей и луноликих красавиц…
«When I came to MGIMO and saw people study I told to myself: «WTF?! » — периодически вспыхивал на проекторе первый кадр фильма.
Человек, к которому взывала галёрка,— Жангир Ахметов, председатель Клуба казахстанских студентов, будущий экономист-международник не заставил соотечественников ждать.
— Ну что же,— председатель был ничуть не чопорен, от него веяло весёлой уверенностью в себе и своем деле,— я очень рад вас всех сегодня видеть…
Он рассказал немного об истории Клуба, являющегося одним из самых старых (существует с 1999 года) и самых крупных (около 90 сынов и дочерей Казахстана ) в МГИМО, представил руководство («Наш уважаемый секретариат расположен от меня по левую руку … И немного разбросан по залу»), перешел к плану работе Клуба на этот учебный год. Захочешь поностальгировать о вольных просторах казахских степей – да времени не останется: Олимпийские игры, День национальной кухни, Новый год, День святого Валентина, День защитника Отечества, Восьмое марта, Наурыз, концерт национальностей, «Планета МГИМО»…
— Постарайтесь выложиться на полную катушку,— оптимистично завершив, Жангир Ахметов передал слово представителю Клуба евразийской интеграции МГИМО Булату Хисамутдинову.
— Наш Клуб – это научное сообщество студентов и сотрудников университета, изучающих перспективы интеграции на постсоветском пространстве. Один из наших круглых столов был посвящён именно месту Казахстана в этом процессе, — увлечённо рассказывал Булат.— Казахстан географически является центром Евразии, как и в России, в нём смешались многие культуры и национальности. Без Казахстана успешное объединение этого пространства просто невозможно. У Казахстана и России – общая культура, общая судьба. Мы будем рады видеть всех, кто захочет работать вместе с нами.
Традиционной частью первого собрания является знакомство с первокурсниками:
— Родилась в Кустанае, училась в Алма-Ате…
— Алма-Ата не резиновая! – реплика из зала.
— Интересуюсь всем понемножку, танцую, хоть фальшиво, но пою…
— Люблю себя, девушек, спорт и свою страну. Рост – метр восемьдесят шесть, вес – восемьдесят шесть, вес – сорок девять, комната номер восемьсот четыре, кто хочет – заходите!
— Люблю спать. Способная, но ленивая…
— Работала в газете, на радио, играла в школьном театре…
— Я впишусь в ваш коллектив, я люблю курить кальян!
В конце встречи за кафедру снова встал президент:
— А сейчас будет ещё интересней. Второкурсники – самые злые студенты в университете, поэтому именно и они составляли клятву для вас.
Все собравшиеся – в том числе и старшекурсники – встали и, приложив правую руку к сердцу, торжественно поклялись: узнать дорогу в деканат и уточнить расписание; знать всё, а что не знают – спрашивать у президента Клуба; спать только в кровати и только ночью; делиться баурсаками и казы, присланными из дома, с второкурсниками; не ставить президента Клуба в неловкое положение умными вопросами; помнить напутствия верящих в тебя людей; уважать предметы, сделавшие из обезьяны человека— палку, камень, мотыгу и iPhone; мариновать и жарить шашлыки; мыть фрукты до шести утра… И, конечно,— быть достойным нашего университета.
— В вашей жизни здесь будет радость. Будет горечь – но это ерунда,— взял заключительное слово Жангир Ахметов. – Может быть, вы влюбитесь на всю жизнь именно здесь. Время летит бешено. Когда я был на первом курсе, думал: «О-о-о, ещё сколько!». А сейчас у меня идёт обратный отсчёт – я считаю каждый оставшийся день. Вы нужны нам, вместе мы – сила. Если будут проблемы – приходите, поможем. А пока мой главный совет – ловите кайф от жизни. Быть студентом – это самое лучшее, что только могло с нами случиться.

Александра КЛИМЕНКО

Читать далее...