Пётр Савицкий: Степь и оседлость

 

Положение России в окружающем ее мире можно рассматривать с разных точек зрения. Можно определять ее место в ряду “отдельных историй” западной половины Старого Света, в которой расположены исторические очаги ее культуры.

Можно исходить из восприятия Старого Света, как некоего целостного единства. На этих страницах мы хотим привести некоторые замечания – исторические и хозяйственно-географические, – предполагающие рассмотрение исторических судеб и географической природы Старого Света именно как целостного единства. В порядке такого восприятия устанавливается противоположение “окраинно-приморских” областей Старого Света – восточных (Китай), южных (Индия и Иран) и западных (“Средиземье” и Западная Европа), с одной стороны, и “центрального” мира – с другой, мира, заполненного “эластической массой” кочующих степняков, “турок” или “монголов”. Противоположение это поясняет механику истории Старого Света в последние тысячелетия, помогает постичь соотношение между врастающим в определенную территорию творчеством “окраинно-приморских” сфер и передаточной в своем значении, усваивающей результат этого творчества и в движении кочевий и завоеваний сообщающей его другим, столь же территориально “неподвижным” мирам, “степною” культурой.

Прежде всего укажем следующее: без “татарщины” не было бы России. Нет ничего более шаблонного и в то же время неправильного, чем превозношение культурного развития дотатарской Киевской Руси, якобы уничтоженного и оборванного татарским нашествием. Мы отнюдь не хотим отрицать определенных – и больших – культурных достижений Древней Руси XI и XII вв.; но историческая оценка этих достижений есть оценка превратная, поскольку не отмечен процесс политического и культурного измельчания, совершенно явственно происходивший в дотатарской Руси от первой половины XI к первой половине XIII в. Это измельчание выразилось в смене хотя бы относительного политического единства первой половины XI в. удельным хаосом последующих годов; оно сказалось в упадке материальных возможностей, например в сфере художественной. В области архитектуры упадок этот выражается в том, что во всех важнейших центрах эпохи храмами, наиболее крупными по размерам, наиболее богатыми в отделке, неизменно являются наираннепостроенные: позднейшие киевские бледнеют перед Св. Софией, позднейшие черниговские – перед Св. Спасом, позднейшие новгородские – перед Св. Софией Новгородской, позднейшие владимиро-суздальские – перед Успенским собором. Странное обратное развитие художественно-материальных возможностей: наикрупнейшее достижение – в начале; “сморщивание”, сужение масштабов в ходе дальнейшей эволюции – поразительный контраст происходившему в тот же период развитию романской и готической архитектуры Запада!

Если Св. София Киевская первой половины XI в. по размеру и отделке достойно противостоит современным ей романским храмам Запада – что значат перед парижской Notre Dame, законченной в 1215 г., ее русские современники вроде церкви Св. Георгия в Юрьеве Польском или Новгородского Спаса Нередицы? Мы не будем касаться эстетических достоинств одних и других храмов; в отношении к размерам материальным Русь начала XIII в. являет картину ничтожества: в сравнении с Западом – различие масштабов, десятикратное, стократное; подлинная “отсталость”, возникающая не вследствие, но до татарского ига!

Ту беспомощность, с которой Русь предалась татарам, было бы нелогично рассматривать как “роковую случайность”; в бытии дотатарской Руси был элемент неустойчивости, склонность к деградации, которая ни к чему иному, как к чужеземному игу, привести не могла. Это черта, общая целому ряду народов; средневековая и новейшая история отдельных славянских племен построена, как по одному шаблону: некоторый начальный’ расцвет, а затем, вместо укрепления расцвета, разложение, упадок, “иго”. Такова история ославянившихся болгар, сербов, поляков. Такова же судьба дотатарской Руси. Велико счастье Руси, что в момент, когда в силу внутреннего разложения она должна была пасть, она досталась татарам, и никому другому. Татары – “нейтральная” культурная среда, принимавшая “всяческих богов” и терпевшая “любые культуры”, пала на Русь как наказание Божие, но не замутила чистоты национального творчества. Если бы Русь досталась туркам, заразившимся “иранским фанатизмом. и экзальтацией”, ее испытание было бы многажды труднее и доля – горше. Если бы ее взял Запад, он вынул бы из нее душу… Татары не изменили духовного существа России;но в отличительном для них в эту эпоху качестве создателей государств, милитарно организующейся силы, они, несомненно, повлияли на Русь.

Действием ли примера, привитием ли крови правящим, они дали России свойство организовываться военно, создавать государственно-принудительный центр, достигать устойчивости; они дали ей качество – становиться могущественной “ордой”.

Быть может, не только это, не одну жестокость и жадность, нужно было иметь, чтобы из Внешней Монголии пройти до Киева, Офена, Ангоры и Анкгора. Для того, чтобы это сделать, нужно было ощущать по-особому степи, горы, оазисы и леса, чуять дерзанье безмерное. Скажем прямо: на пространстве всемирной истории западноевропейскому ощущению моря как равноправное, хотя и полярное, противостоит единственно монгольское ощущение континента; между тем в русских “землепроходцах”, в размахе русских завоеваний и освоений – тот же дух, то же ощущение континента. Но монголы, в собственном смысле, не были “колонизаторами”, а русские являются ими: доказательство, в ряду многих, что всецело к “монгольству” никак не свести Россию. Да и само татарское иго, способствовавшее государственной организации России, прививавшее или раскрывавшее дремавшие дотоленавыки, было в то же время горнилом, в котором ковалось русское духовное своеобразие. Стержень последнего – русское благочестие. И вот благочестие это – такое, как оно есть, и такое, каким оно питало русскую духовную жизнь, – создалось именно во времена “татарщины”. В дотатарской Руси – отдельные черты, намеки; в Руси “татарской” – полнота мистического углубления и постигновения и ее лучшее создание, русская религиозная живопись; весь расцвет последней целиком умещается в рамки “татарского ига”!.. В этом разительном противоположении – своею ролью наказания Божия татары очистили и освятили Русь, своим примером привили ей навык могущества, – в этом противоположении явлен двойственный лик России. Россия – наследница Великих Ханов, продолжательница дела Чингиса и Тимура, объединительница Азии; Россия – часть особого “окраинно-приморского” мира, носительница углубленной культурной традиции. В ней сочетаются одновременно историческая “оседлая” и “степная” стихия.

II

В эпоху дотатарскую русское население, по-видимому, не уходило глубоко в степь, но занимало значительную часть “лесостепи” – приднепровской, придеснянской и пр. При татарском владычестве русская народность “отсиживалась” в лесах. Важнейшим историческим фактом послетатарской эпохи стало распространение русской народности на степь, политическое и этнографическое освоение степи. К началу XX в. процесс этот завершился заселением черноморских и азовских, а также части каспийских и среднеазиатских “степных” пространств. Сочетая в своем бытии несомненные черты “степного” (“азиатского” par excellece [*2]) уклада со столь же определенным приближением к характеру культур западного “окраинно-приморского” мира, Россия такою, как она есть сейчас, является, в смысле территориальном, комбинацией областей, воспроизводящих географическую природу некоторых западноевропейских районов с простором стран, по характеру существенно “внеевропейских”. Лесная и часть лесостепной полосы – земля кривичей, древлян, полян, северян и пр. – есть несколько видоизмененное подобие европейских стран вроде Германии, к востоку от Эльбы, с тем же, в общем, количеством осадков, теми же почвами и некоторой разницей в климате, не вызывающей, однако, различий в произрастании. Наиболее же северная часть русского заселения – губ. Олонецкая и западная половина Архангельской – есть как бы часть Скандинавии, воспроизводящая все основные черты в природе последней, но несколько “обездоленная” в климате. Своеобразие русского отношения к степи заключается в том, что русская этнографическая стихия превращает это, от века отданное кочевому быту пространство, в земледельческую область. Оценивая характер этого процесса, нужно с возможной полнотою уяснить себе те хозяйственно-географические условия, в которых находится земледелие колонизированной степи. В Северной Америке, особенно в восточной ее половине, сельские хозяева Европы обретают более или менее точное воспроизведение знакомой им климатическо-почвенной обстановки, и без затруднения они практикуют здесь выработанные в Европе приемы “интенсификации”: посев корнеплодов и кормовых трав [*3]. Широкую доступность страны именно такому посеву мы возьмем в качестве principium individuationis [*4] географической “европейскости” страны (подразумеваем доступность при отсутствии искусственного орошения, ибо существование последнего есть признак особый и не характернный для “Европы”!). Нет никакого сомнения, что с точки зрения доступности посеву корнеплодов и кормовых трав вся лесная и значительная часть лесостепной полосы “доуральской” России определится как “европейская”; найдутся “европейские” районы и в “зауральской” Руси. Но окажется ли “европейской” российская степь? И отвлеченно-климатический и хозяйственно-практический анализ равным образом обнаруживают существенную неблагоприятность степи – не только киргизской и каспийской, но также азовской и черноморской – для возделывания корнеплодов и кормовых трав (чрезмерная сухость). Российская степь, столь благоприятная в иных частях своих для пшеницы, не есть область ни картофеля, ни клевера. Между тем переход от трехполья к иным системам полеводства европейское земледелие построило главным образом на введении в хозяйственный оборот названных двух растений. Иными словами, с точки зрения существующей агрономии российская степь на значительном пространстве определяется как область неизбывного трехполья. Этот вывод имеет не только технически-сельскохозяйственное, но и общекультурное значение. Если насельники Западной, Северо-Западной и Центральной России могут достичь в своем земледельческом быту какой угодно степени сельскохозяйственной “европеизации”, на земледельческом укладе Южной, Юго-Восточной и Восточной России и некоторых частей Сибири неустранимо останется печать того, что именуется хозяйственной экстенсивностью. Некоторые же части российской степи никогда, по-видимому, не поддадутся земледельческому заселению и останутся областями кочевого скотоводства и специального коневодства (так называемые области “абсолютного” скотоводства). Опять-таки обстоятельство это имеет не только технически-сельскохозяйственное, но и общекультурное значение. Также Северной Америке и Австралии знакомы полупустыня и сухая степь. Но в Северной Америке и Австралии полупустыня и сухая степь являются подлинно “пустыми” – без значительного исторического прошлого, без устойчивого быта насельников. Степь же, в которую глядит Россия, есть степь историческая; это степь тюрков и монголов, одна из важнейших стихий истории Старого Света; это степь, где в курганах и могильниках кроются клады, которые содержанием своим определяют народы, ими обладавшие, в качестве богатейших народов древности (так называемые сибирские древности, новочеркасский клад и пр. [*5]). Экстенсивность, которая неизбежно останется присущей земледельческому укладу степи, можно характеризовать не только как таковую; она есть некоторое средство к сохранению в земледельческом населении своеобразного “чувства степи”. В смысле психологическом и этническом земледельцы “степные” представят собой переход от тех экономических “европейцев”, которыми могут стать земледельцы русской лесной и лесостепной полосы и население промышленное, где бы оно ни упражняло свои занятия, к кочевнику – монголу, киргизу, калмыку, – который не исчезнет и не может исчезнуть.

Лесной и земледельческий на заре своего существования народ российский за последние века стал также “степным”. В этом, повторяем, одно из важнейших обстоятельств новейшей русской истории. Пережив в начальные века развития влияние степных народов как влияние внешнее, ныне народ российский сам как бы охватывает степь. Степное начало, привитое русской стихии, как одна из составляющих ее начал со стороны укрепляется и углубляется в своем значении, становится неотъемлемой ее принадлежностью; и наряду с “народом-земледельцем”, “народом-промышленником” сохраняется или создается в пределах русского национального целого “народ-всадник”, хотя бы и практикующий трехполье.

III

В трех раздельных сельскохозяйственных задачах сказывается совокупность историко-географической обстановки, определяющей бытие России.

1. В проблеме “европеизации” сельского хозяйства во всех доступных европейским методам улучшенного земледелия областях России; эта основная задача заключает в себе бесконечное количество более мелких; она касается не только земледелия, но обнимает скотоводство и пр. Наряду с основной массой “европейских” русских областей в качестве оазисов “европейских” условий выступают окраинно-европейские и азиатские предгорья, например южная (предгорная) Кубань, Терская область, Семиречье и пр.

2. В проблеме приспособления сельскохозяйственного уклада степей к своеобразным, нигде в Европе – да и не только в ней – не находящим подобия географическим условиям последних; эта задача опредленно и резко распадается на две: преимущественно земледельческую и преимущественно скотоводческую. Первая касается тех частей степи, где земледельческий быт установился или его, возможно, установят; вторая – областей “абсолютного” скотоводства. В применении к областям земледельческим намечается, как проблема главенствующая, при сохранении трехполья усиление его в противоборствовании засухе (более ранняя, многократная пахота и т. д.). Не только доступные земледелию части киргизской, но также значительные пространства черноморской и азовской степи стоят по количеству осадков у предела земледельческой зоны и приближаются по характеру к пустыне. Ровность рельефа, дающая возможность лучшего, усвоения осадков, качество почвы, а также запасы влаги, сберегаемые к началу вегетации снежным покровом, – составляют преимущество российских степей по сравнению, например, с американскими. Но чтобы земледелие стало крепким, земледельческий быт должен творчески приспособиться и целиком использовать эти благоприятные, но ограниченные в благоприятности и весьма своеобразные свойства.

3. Четыре сельскохозяйственные зоны сменяют друг друга на территории российского мира: первая – зона “европейского” земледелия (картофель и клевер); вторая – область земледелия степного (неизбывное трехполье, пшеница); третья – зона “абсолютного” скотоводства; последняя переходит в пустыню, где уже невозможно ни произрастание пшеницы, ни прокормление скота. И вот как преодоление пустыни возникает зона искусственного орошения [*6]. Насколько можно судить по сохранившимся остаткам, нынешняя оросительная система Муганской степи, Астрабадской и иных провинций Персии, афганского и китайского, а также отчасти и русского Туркестана есть незначительная часть ранее в историческом прошлом существовавшей системы. Предпосылки в естественных условиях, т. е. наличие пригодных к использованию водных ресурсов, остались, исчезла человеческая воля. Если русскому народу окажется непосильным восстановить и расширить оросительную систему перечисленных выше земель, весьма мало вероятия, чтобы проблема эта оказалась посильной и, главное, достаточно интересной для какого-либо иного народа современности. Россией же производимые в пределах “российского мира”, а не оплачиваемые данью на сторону хлопок, южные фрукты, рис могут дать исключительное развитие названных стран, ибо только на линии последних Россия соприкасается с субтропической зоной; между тем при существовании океанического хозяйства каждая страна, расположенная в отношении моря благоприятней, чем расположена Россия, “соприкасается” со всякою субтропической, расположенною у моря страной. Распространением колонизации на степь Россия приобщается к степному миру; в задачах экономического воскрешения “древней” Азии она прикасается к миру восточных культур.

Так раскрывается в хозяйственных категориях образ России как территориального “центра” Старого Света, как сопряжение экономических “Европы” и “Азии”, как “Евразии” не только в общеисторическом и общекультурном, но хозяйственно-географическом смысле. Держава Российская, в ее современных пределах, есть в обозримой потенции не просто частица Старого Света, но некоторое уменьшенное воспроизведение его совокупности. Если представить вовлечение в русскую сферу Монголии и Восточного Туркестана, хозяйство российское охватит собой совокупность исторического “степного” мира, всю “центральную” область старого материка. И с этим миром сопрягутся в пределах России определенные области “окраинно-приморской” западноевропейской, а также “иранской” сферы. К этой последней, в смысле хозяйственно-географическом, можно причислить также среднеазиатские “Туркестаны”, поскольку они являются областями искусственного орошения и не относятся, следовательно, к пространствам, занятым кочующими “турками” и “монголами”. Как таковые, как области “врастающей в определенную территорию”, “неподвижной”, “оседлой” культуры, районы эти представляют собою как бы выдвинутый в глубины материка эмпориум “окраинно-приморских” миров.

Сопряжение дополняется примыканием российских земель к сфере “средиземноморской”. Ныне примыкание это осуществляется в обладании южным Крымским и Кавказско-черноморским побережьем.

В сочетании “центрального” мира с определенной частью “окраин” Россия – Евразия охватывает собою “ядро”, “сердцевину” Старого Света. Вовне остаются “окраины”, прижатые, выдвинутые в.море. Тем самым “окраины” эти обращены преимущественно к соучастию в хозяйстве океаническом. Хозяйство же России – Евразии образует в перспективе развития особый внутриконтинентальный мир.

Существует определенная связь между заданиями экономическими и заданиями политическими. Первые могут быть осуществлены только в условиях устойчивого политического строя, под покровом объемлющей pax rossica. В начертании последней пусть не прикрепляется наш взор исключительно и только к pax romana. Как ни ужасно монгольское владычество в его возникновении и расширении, замирением, наиболее объемлющим из числа известных в истории, была pax mongolica; та эпоха, когда “купцы и францисканские монахи” проходили беспрепятственно из Европы в Китай, когда русские князья XIII-XIV вв. без затруднений (хотя и без удовольствия) путешествовали с поклоном Орде в страны, куда в XIX в. с величайшим трудом проникали Пржевальский, Грумм-Гржимайло, Потанин.

Пред лицом жестокой голодной смерти, грозящей ныне миллионам русских людей, пред лицом долга, который накладывает на каждого эта страшная смертная угроза, суждения об экономическом составе и экономической природе России могут показаться видением. Да, этот долг существует, напряженный и явственный. Да, в обстановке происходящего эти суждения – подлинное видение. Но есть видения, в которых высшая реальность, и как раз таким видением почитаем мы хозяйственный образ России.

Не заботой хозяйственной и не одной “интенсификацией” спасется, если спасется, Россия. Через духовное просветление и через духовное горение пролегают пророческие пути. Но, поднимаясь к Духу, было бы грешно и безумно презирать Богом данную плоть.

В напряжении Духа, в преодолении, устранении бедствия родная страна – как женщина, готовая зачать и понести. Приникнув, свято любите родную земную плоть. Изумруд лугов на прибрежье Волхова! Желто-ярая, вся в колосьях степь! В таинственных далях – горные великаны заповедных глубин материка, поднявшие к небу снежные короны, струящие к подошве водный поток. Водный поток разделите на арыки, и пусть благословением Божиим цветет Божий сад там, где он цвел когда-то и где сейчас его нет, Плугом поднимите степи, дотоле не знавшие плуга. И пусть в неслыханной шири шумят и влекут, колыхаясь, ржаные и пшеничные моря.

П.Н. Савицкий

Впервые опубликовано // На путях: Утверждение евразийцев. Москва, Берлин. 1922

Примечания
[*1] На путях: Утверждение евразийцев. Москва, Берлин. 1922. Печатается по кн.: Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993, стр. 123-130.

[*2] По преимуществу (лат.).

[*3] Как известно, картофель привезен в Европу из Америки. Но именно в Европе возделывание его развилось до значения важнейшей сельскохозяйственной культуры.

[*4] Принцип индивидуализации (лат.).

[*5] См. выпуск, посвященный древностям времен переселения народов, в исследовании Н. П. Кондакова о “Русских древностях”. С. -Пб., изд. гр. И. Толстого

[*6] Может ставиться вопрос о распространении искусственного орошения также в степной земледельческой полосе, в частности в низовьях Волги и Днепра. Сколь ни важно и плодотворно для будущего такое распространение, возможную значительность его не нужно преувеличивать. По условиям рельефа и дебита вод речь может идти об орошении (главным образом в Северной Таврии, в Самарской и Астраханской губ.) никак не более миллиона десятин (нынешняя ирригационная площадь русского Туркестана около 2 млн. десятин). Орошенное пространство явилось бы в экономическом отношении величиной чрезвычайно ценной, но все-таки небольшой в сопоставлении с десятками миллионов десятин степной пашни.

Читать далее...

«Возглавить ЕврАзЭС сможет только Путин…»

«Если мы говорим о создании Евразийского Союза, о восстановлении Большой России, то жителям Москвы, например, понятно, зачем им жить в одном городе с кавказцами. Понятно, как «дважды два», на уровне генетических архетипов. Причины для совместной жизни, для «общей исторической судьбы» находятся, как ни странно, не в Российской Федерации, а за её пределами. Если мы не хотим развала РФ, необходимо гиперактивно приступать к восстановлению СССР в новой форме, — заявил на заседании XVIII «Московского Евразийского Клуба» его Председатель Павел Зарифуллин.

По его мнению, политически этот вопрос можно решить, лишь восстановив «третье измерение» общесоюзной власти, утраченное в 1991 году. И единственным кандидатом на пост президента Евразийского Союза может быть только Владимир Путин, который давно уже политически «перерос» Российскую Федерацию: «Больше никого среднеазиатские ханы, украинскиие избиратели (согласно опросам Путин самый популярный политик на Украине) и кавказские «крутые парни – президенты» слушать не будут.Назначение Путина президентом Евразийского Союза даст старт созданию самого Евразийского Союза не как «клуба президентов», а как действующей организации, на манер Евросоюза. Потому что у нас не «место красит человека, а человек красит место».

«Вознесение Путина» гармонизирует и баланс его с действующим президентом РФ, который спокойно может переизбираться на второй срок, сохранит устойчивость Российской Федерации, потому что Путин на новой должности сможет напрямую обращаться, как к русскому народу, та и к национальным окраинам.

«РФ, вернётся к своему архетипу РСФСР и станового хребта Внутренней Евразии. Эта политическая структура будет органичным представительным органом Русского Народа и остовом всего нового союзного образования. При такой конфигурации понятна и особенная живучесть Михаила Горбачёва, который своим днём рождения ежегодно ставит в тупик жителей постсоветского пространства. Российские патриоты считают, что Горбачёв живёт так долго, чтобы рано или поздно рабочие и крестьяне повесили его на осине. Мы же думаем, что он должен дожить до воссоздания союзного государства и участвовать в инаугурации Путина, как евразийского президента. Только таким образом катастрофический эффект перестройки может быть преодолён, а «перестроечные комплексы» братских народов стёрты. Поэтому наша задача — лоббировать избрание Путина президентом Евразийского Союза. Как это будет сделано технически — необходимо обсуждать. Пусть у нашего Клуба и тихий голос и скромное место в сети гражданского общества стран Содружества, но, тем не менее, мы считаем, что так и должно произойти. Мы обращаемся даже не к Путину, а к силам истории, к тонким энергиям, двигающим процесс жизни людей и народов. Думаю, что наш тихий голос будет услышан», — резюмировал Председатель Клуба.

Пресс-служба «Московского Евразийского Клуба»

Читать далее...

От Золодой орды к Руси московской

Евразийский взгляд на присоединение башкир к России.

«Важным историческим моментом было … распространение власти Москвы на значительную часть  территории, некогда подвластной Орде, другими словами, замена ордынского хана московским царем с перенесением  ханской ставки в Москву. Это случилось при Иоанне Грозном после завоевания Казани, Астрахани и Сибири» Н.С. Трубецкой «Наследие Чингисхана. Взгляд на русскую историю не с запада, а с востока»[1]

 

1.

В 1557 году под сводами Московского Кремля впервые прозвучала башкирская речь.  Бии – главы нескольких башкирских родов — прибыли тогда в Москву, к царю Иоанну IV, прозванному Грозным, с подарками и ясаком, дабы признать себя подданными первого московского Великого князя, принявшего титул царя всея Руси. Несмотря на то, что посетили Белокаменную представители  далеко не всех родов (позже всего вошли в состав русского царства зауральские башкиры, уже когда было подчинено московскому скипетру Сибирское царство), именно 1557 год считается годом добровольного вхождения башкир  в русское государство.  450- летие этого славного события вовсю отпраздновали в современной Республике Башкортостан, да и вообще в России (по указу президента Путина этому празднику придано федеральное значение и курирует его подготовку такой высокопоставленный федеральный чиновник, как министр А. Кудрин).

Конечно, нет недостатка в статьях, научных работах,  публицистических выступлениях на страницах газет и журналов Башкортостана, а также по республиканскому радио и телевидению, в которых дается оценка этому судьбоносному решению предков нынешних башкир. О нем продолжают высказываться политики, ведущие ученые, журналисты. Однако современные историки, политологи, философы, рассуждая об этом, зачастую изображают дело так, что башкирские бии исходили из сугубо прагматических соображений, например, склонились к тому, чтоб принять русское подданство, так как  желали иметь защитника от притеснений Ногайской орды   и т.д.  Надо сказать, что это неоригинальная точка зрения: такой взгляд  был предложен еще русскими историками XIX века, которые, как известно, были склонны переносить  реалии и традиции европейской политики модернистской эпохи на все времена и культуры. Так, в словаре Брокгауза и Эфрона в статье о башкирах писалось: «…Тогда-то (после  взятия Казани – Р.В.), вероятно, башкиры, теснимые набегами киргиз-кайсаков с одной стороны, с другой же, видя усиливающуюся власть московского царя, добровольно приняли русское подданство»[2].

Вместе с тем современная философия культуры давно уже преодолела европоцентризм и антиисторизм концепций XIX века. Сегодня очевидно, что подобный взгляд на вопрос является модернизаторским. Это современный политик может  действовать лишь из соображений выгоды, но не политик времен средневековья, которому присущ менталитет традиционного общества. Естественно, и тогда существовали эгоистические, корыстные, просто утилитарные  мотивы, и, бывало, они определяли действия политиков, но делалось это не с циничной открытостью, а лишь через посредство определенного церемониала, указывающего на легитимный характер власти. Иными словами, башкирские бии могли, конечно, искать выгод для себя лично и для своего народа от  принятия  башкирами  подданства московского царя, но, как бы велико ни было это их желание, оно осталось бы неосуществимым, если бы они не видели в московском царе законного правителя. Причем речь идет о  понимании законности, которое наличествовало у тюркских народов XVI века, вовлеченных в Монголосферу, а вовсе не о современных представлениях о законности или легитимности, которые, в лучшем случае, восходят к философемам европейского Просвещения или к идеям и проектам европейских антифеодальных революций XVIII-XIX веков. Какую же власть  башкиры XVI века считали легитимной и законной?

 

2.

С  XII века, как уже говорилось, башкиры входили в состав Джучиева улуса (Белой или Золотой Орды) монгольской империи[3], основанной «владыкой всего человечества» (как он официально именовался) ханом Чингисом. Вхождение это не было мирным (башкирские отряды ожесточенно сопротивлялись монголам до тех пор, пока не выяснилось, что один из башкирских родов связан кровнородственными отношениями с самим Чингисханом), но  оно не было и завоеванием в современном смысле слова. Башкирские старшины (тарханы) получали от ордынского хана (Белого хана) ярлык на княжение и платили ему ясак  (дань), а также посылали в случае надобности своих воинов для его походов, на этом зависимость башкир от Орды заканчивалась. В области землевладения, внутренней политики,  религиозных культов монгольские ханы предоставляли башкирам придерживаться  своей собственной традиции (такова же, кстати, была политика монголов по отношению к Руси и вообще ко всем народам, которые приняли подданство  монголов добровольно – напомним, что князь Александр Невский по своей собственной воле получил от хана Орды ярлык на княжение и даже стал названным братом Сартака, сына Батыя[4]). Долгое нахождение Башкирии в составе Джучиева улуса Монгольской империи, конечно,  вовлекло  башкир в орбиту влияния ордынской правовой и политической традиции.  А в соответствии с законами степной империи  легитимным правителем – ханом (царем) мог считаться только чингизид – мужчина — представитель «золотого рода» Чингисхана, потомок четырех первых его сыновей (Джучи, Джагатая, Удегея, Тулуя)[5]. Причем вхождение в его царство должно было происходить строго по монгольскому, ордынскому  обряду, а власть его должна была распространяться на весь западный улус Монгольской империи (Джучиев улус).

Исторические факты показывают, что с точки зрения  башкир XVI века московский царь Иоанн Васильевич IV (Грозный) в большой мере отвечал этим требованиям и рассматривался как наследник правителей Орды. Начнем с того, что в башкирских шежере Иван Грозный именуется «белый хан» или «белый падишах», то есть титулом монгольского хана[6]. Употребление этого титула не может быть случайным: ни одного из своих руководителей или руководителей близлежащих государств башкиры так не называли. Вообще в пределах Монголосферы этот титул имел строго определенное значение: ордынский хан или  законный его наследник. Кроме того, по дипломатическому этикету того времени, употребление такого титула по отношению к какому-либо правителю означало фактическое признание легитимности его притязаний на власть (именно поэтому русские дьяки пристрастно следили, как называют русского царя представители тех или иных восточных народов).

Также необходимо  заметить, что и сама церемония принятия башкирами русского подданства, происходившая в 1557 году при посещении биями Москвы, была та же самая, что и в ордынском Сарае. Прежде всего, требовалось, чтобы те, кто принимает подданство, прибыли в столицу сюзерена (потому  башкирские бии приехали в Москву так же, как некогда русские князья приезжали в Сарай). Затем в  знак вассалитета они вручали дары и получали ответные подарки  во время торжества: принятие даров из рук правителя означало принятие вассальной зависимости. В точном соответствии с этим  бии получили от русского царя Грозного на пиру в Кремле богатые дары. Далее, ордынские ханы давали ярлыки на княжение. Точно так же русский царь пожаловал биям грамоты с подтверждением вотчинных прав и звание тарханов[7]. Заметим также, что башкиры вошли в русское царство на тех же условиях, что и в Орду: признание власти сюзерена, выплата ему ясака и военная помощь, но при этом полная самостоятельность в своих собственных внутренних делах.

Очевидно, вполне можно согласиться с эмигрантским калмыцким историком доктором Э. Хара-Даваном, который писал: «когда впоследствии это царство – (Джучиев улус – Р.В.) – не только территориально, но и с монголо-туранскими народами, его населяющими – перешло под власть Московского царя, последний в глазах этих народов продолжал являться все тем же Белым царем Белой Орды, наследником Белых ханов»[8].

На каких же основаниях башкиры почитали Грозного царя законным наследником ханов Орды, ведущих свою родословную от Чингиса? Прежде всего, как это ни парадоксально прозвучит для современного человека, воспитанного на западнических трактовках русской истории, Иван Грозный, действительно, генеалогически был связан с родом Чингисхана, хотя, конечно, это была не настолько прямая  и бесспорная связь, как у его современников – татарских царей на русской службе, чингисидов Шаха Али (Шагалея) и Сеин Булата (Симеона Бекбулатовича). Мать Ивана Грозного – Елена Глинская, вторая жена Василия III, была из  рода обрусевших, крещеных татар, осевших в Литве. Одним из родоначальников Глинских был Мамай, который в свою очередь был женат на дочери золотоордынского хана Бердебека[9]. Правда, родство с чингисидами по материнской линии не давало формального права на ордынский престол или даже на власть в любой провинции Орды, но тем не менее было фактом значимым, чрезвычайно повышавшим статус Ивана Грозного  в глазах представителей монгольской политической традиции, в том числе и башкирских биев. Впрочем, и по отцовской ветви  генеалогии Ивана Грозного были прецеденты браков с татарскими княжнами и царевнами, в чьих жилах текла «благородная кровь Чингиса». Наиболее известен следующий факт: московский князь Юрий (Георгий) Данилович, брат знаменитого Иоанна I (Калиты) и внук Александра Невского был женат на родной сестре тогдашнего ордынского хана Узбека Кинчаке (в Св. Крещении — Агафье)[10]. Существовало и множество других примеров браков русских князей, в том числе и связанных с Рюриковичами, с татарскими «царевнами и княжнами»[11].

Необходимо заметить, что сам Иван Грозный не скрывал своего родства с чингизидами, а напротив, широко им пользовался в политических целях. Современным историками известно, что в восточной переписке Иван Грозный  не упоминал, что его род восходит к «Августу кесарю», как  он это делал в письмах к западным правителям, а  писал о своем родстве с Чингисханом[12] (хотя имеется и факт упоминания этого в письме Грозного польскому королю). Более того, до конца XVII века русские цари вели переписку с  главами восточных держав, используя дипломатический и парадно-канцелярный стиль сарайского двора, а грамоты, которые направлялись на Восток, украшались не византийским двухглавым орлом, а особой «тугрой русских царей» — знаком, который по  своему происхождению был также связан с культурами кочевников[13].

Мнение о родстве Рюриковичей и Чингизидов было распространено среди нерусских народов в бывших ордынских владениях. К примеру, ногаи именовали Ивана Грозного не иначе как  «чингисовым прямым сыном»[14], причем речь идет не только об устной традиции, но и о соответствующих документах: «В некоторых ногайских посланиях, например, от Белек Булат Мурзы в 1551 году … делалась попытка объединить родословия Чингисидов и Рюриковичей»[15]. Думаем,  скорее всего, именно от ногаев башкиры и узнали о  прямой — подлинной или мнимой, в данном случае неважно —  связи русского царя Иоанна с  родом Чингисхана (так как башкиры большей частью входили именно в Ногайскую орду и, следовательно, имели с ногаями наиболее тесные  отношения). Отсюда, видимо, башкирские бии сделали вывод о легитимности притязаний Иоанна Грозного на власть над Джучиевым улусом[16].

При этом не нужно думать, что сам царь Иван видел в этом лишь хитрый политический маневр с целью привлечь на свою сторону восточные народы, уважительно относящиеся к традициям Орды. Один факт, что Иоанн IV провозгласил себя именно царем, а не князем или императором говорит о том, что  он сознательно претендовал не на какие-нибудь иные, а на ордынские владения и  мыслил в рамках ордынской политической традиции. Ведь царями русские летописи называли ордынских ханов, по отношению же к византийским и западным императорам этот термин не употреблялся. Помимо этого, по утверждениям современных историков,  ордынская аристократия и особенно чингизиды были до петровской модернизации окружены на Руси высоким почетом, что также говорит о пиетете московитов к ордынской правовой традиции.  Как отмечает современный историк А. Кадырбаев, по тогдашнему «табелю о рангах» чингизиды были на Руси превыше бояр и в знатности уступали лишь царю и его семейству[17]. Ту же самую точку зрения подтверждает Б. Кузнецов: «В государевом родословце 50-х годов XVI века роды астраханских, крымских и казанских царей шли сразу после родов князей московского дома. Потому и в среде русской знати было особенно престижным вести свою родословную от выезжих татарских царевичей»[18] Кроме того, бывали случаи, когда чингизиды — правда,  номинально и краткое время, но с точки зрения юридического прецедента это не имеет значения – правили Русью: при Василии III (Темном) скипетр московского князя однажды перешел к татарскому царевичу Худай-Кулу, в Св. Крещении Петру Ибрагимовичу. В 1575 году Иван Грозный передал царскую власть  татарскому князю Симеону Бекбулатовичу (до крещения Сеин-Булату, внуку последнего хана Золотой Орды Ахмата и  прямому потомку Чингисхана), причем, по замечаниям историков, современники этого события нимало не сомневались в законности права  потомка ханов царствовать в Москве[19].

Русские бояре, князья и цари, конечно, помнили о тех бедах, которые принесли на их землю ордынцы, и не идеализировали сарайских правителей, но в то же время были бесконечно далеки и от западнического модернистского презрения к кочевым народам и взгляда на них как «низшие» и «нецивилизованные». Почет по отношению к татарским аристократам- выходцам из Орды, отношение к башкирским биям и промосковским казанским мурзам как к удельным русским князьям, тесные торговые, культурные и даже родственные отношения между русскими и  тюрко-монгольскими народами, с которыми московиты как-никак два столетия входили в одно государство – все это доказывает  вздорность и ошибочность  взгляда на русскую политически-правовую традицию как на исключительно «европейскую», а на русских как на «европейцев», покоривших «азиатов».

Итак, мы можем сделать вывод, что для башкир XVI века присоединение к Московскому царству было не вхождением в чуждое им новое государство, на которое они якобы вынуждены были пойти из соображений реальной политики. Отнюдь, башкиры воспринимали расширение Московского царства как восстановление законной ордынской государственности после двух столетий гражданских междоусобиц (с XIV века начинается «замятня великая» — борьба за власть в Орде, что привело к ослаблению Сарая и появлению на  обломках Орды новых государств – Казани, Астрахани и других). Только центром этого  нового Белого царства стал уже не Сарай, а Москва,  а его главой — Белым ханом — не монгольский хан, а православный, русский Белый царь. Свое вхождение в состав не чуждой им Руси, с которой все тюркские народы Северной Евразии около двух столетий  сосуществовали в рамках Монголосферы,  башкиры рассматривали как продолжение своего прежнего подданства. Более того, примерно также оценивали ситуацию другие народы, бывшие подданными Сарая. Так, сибирский царь Едигер в 1555 году прислал в Москву  своих послов, прося русского царя «взять Сибирь под свою руку», и стал выплачивать ясак Москве, как его предки платили Сараю (но мирное вхождение Сибири в состав русского царство было сорвано  Кучумом, который убил Едигера и порвал отношения с Москвой). Немало сторонников легитимности русской власти над ордынскими землями было и среди татар, так что некоторые современные историки даже говорят не о взятии Казани войсками Ивана Грозного, а о гражданской войне в самом Казанском царстве между представителями «промосковской» и «протурецкой» партий (причем на стороне промосковской партии было немалое количество  людей, так что войско Грозного, пришедшее в 1552 году под стены Казани, более чем наполовину состояло из татар )[20].

Но самое интересное, что таково же было убеждение   и  политической элиты Московского царства, которая – сознательно или нет – исходила из ордынской правовой традиции и действовала как наследница ордынской ставки .

 

3.

Интересно, что оценка данных событий XVI века в Северной Евразии, которая  давалась им представителями средневековой евразийской политико-правовой традиции, совпадает с выводами российской культурологической, историософской и общественно-политической школы ХХ века, которая взяла себе имя «евразийцев».  Основатели этой школы (Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, Г.В. Вернадский, Н.Н. Алексеев, Э. Хаара-Даван и др.) исходили из тезиса о том, что все народы, населявшие и населяющие территорию от Белого моря до Черного и от реки Неман до реки Амур (или, как выражались евразийцы, «месторазвитие Евразия»[21]), начиная с I тысячелетия до н.э. и по сей день составляют одну «евразийскую» цивилизацию, отличную от цивилизаций западной (европейской) и восточной (азиатской). Их культуры объединены  одними и теми же тенденциями: например, это связь религии с бытом («бытовое исповедничество»)[22]. Их антропологические типы составляют своеобразную «радугу», перетекая друг в друга от белорусов до узбеков. Их языки, при всем различии между ними по признаку происхождения, составляют единый «языковой союз» («евразийский языковой союз»), имея общие тенденции прежде всего, в области фонологии[23]. Наконец, географические и климатические условия их существования (преимущественно равнинный ландшафт и резко континентальный климат) схожи между собой и значительно отличаются от географии и климата стран зарубежных Европы и Азии.[24] Это обстоятельство обуславливает тесные экономические связи между народами «срединной Евразии» и схожесть типов хозяйствования, что в свою очередь подталкивает их к политической интеграции.

В соответствии с этим, на протяжении всей известной нам истории на территории Евразии наблюдалось стремление к политическому объединению и образованию сверхдержав, которые объединяли лестную и степную зоны месторазвития (Лес и Степь). Периоды политического единства (скифская и гуннская империи, Золотая Орда, Московское царство, Российская империя, СССР) сменялись периодами раздробленности, а затем наступала эпоха нового объединения. Причем, все эти сверхдержавы обладали геополитической, и, что наиболее важно, своеобразной политической преемственностью. Довольно подробно евразийцами рассмотрена как раз преемственная связь между Золотой Ордой и Московским царством[25].

Прежде всего, евразийцы подчеркивали, что вопреки укоренившемуся в российской историографии мнению российские государства: Московское царство,  Российская Империя и СССР — никоим образом не являются геополитическими преемниками Киевской Руси[26]. Н.С. Трубецкой выразительно писал об этом: «… та группа мелких, более или менее самостоятельных княжеств, которых объединяют под именем Киевской Руси совершенно не совпадает с тем русским государством, которое мы в настоящее время считаем своим отечеством. Киевская Русь была группой княжеств, управляемых князьями варяжской династии и расположенных в бассейне трех рек, которые почти непрерывной линией соединяют Балтийское море с Черным… Площадь этой Киевской Руси не составляла и двадцатой доли общей площади той России, в которой родились мы все».[27] Иначе говоря, Киевская Русь принадлежала к государствам «речного типа», которые расположены вдоль рек и, не включая в свои территории степные зоны, не могут выступать как «смычки» между Лесом и Степью, подобно  государствам «степного типа».  Московское же царство, Российская империя и СССР – типичные «государства степного типа», объединяющие собой  Лес и Степь  и охватывающие  большую часть или практически все месторазвитие Евразия. Геополитическим прообразом Московского царства, Российской Империи  и СССР является другая былая евразийская держава, которая  также властвовала над великой евразийской степью и была многонародной славяно-туранской, как и российские государства – Золотая Орда, или Джучиев улус великой монгольской империи: «одного взгляда на историческую карту достаточно, чтобы убедиться в том, что вся территория современного СССР (работа  Н.С. Трубецкого была написана в 1925 году – Р.В.) некогда составляла часть монгольской монархии, основанной великим Чингисханом»[28].

Но преемственность между русскими государствами, и в частности Московским царством, и государством Чингисхана состоит не только в схожести геополитического статуса. Чингисхану удалось создать уникальное государственное образование,  наиболее характерными отличительными чертами которого были «служилый» характер элиты и религиозная идеократия. Иначе говоря, отбор в правящий слой монгольской империи происходил по признаку соответствия или несоответствия идеалу воина, который исповедовали монголы. Идеал этот предполагал прежде всего храбрость, верность, презрение к материальным благам и способность пожертвовать собой ради высшей цели. Людей, остающихся верными своему господину во что бы то ни стало, монголы назвали «людьми длинной воли». Чингисхан осыпал таких воинов подарками и почестями, даже если они до последнего  сражались с ним. И, напротив, тех, кто предал своих друзей и отечество, а также просто обывателей, живущих ради одного материального благополучия и удовольствий, монголы назвали «людьми короткой воли» и презирали их как рабов, ни за что не допуская их в административно-управляющий аппарат. Чингисхан был также убежден, что высокие нравственные качества «человека длинной воли» есть следствие его религиозности.  Только человек, верящий в высшее духовное начало, может презирать  низменные удовольствия и с легкостью расставаться с жизнью, если того требуют обстоятельства. Только тот, кто признает господина на небе, способен не раболепствуя, а сохраняя уважение и достоинство, подчиняться твердой иерархии и дисциплине в государстве. Таким образом, представитель элиты монгольского государства должен был исповедовать какую-либо религию. Причем Чингисхану было все равно, что это за религия: государство монгол брало под свое покровительство все вероисповедания. Сами монголы в большинстве своем были язычники-тенгрианцы, но среди покоренных ими народов были и христиане, и мусульмане, и буддисты. «Яса» — главный закон Чингисхана — требовала смертной казни для всякого, кто оскорбит священника какой-либо религии, даже если этот преступник – монгол, а священник принадлежит к покоренному народу. Монголы не  облагали религиозные организации налогом (так Русская Православная церковь не платила ясак в монгольский период). В Сарае – столице Орды были храмы самых разных исповеданий, в том числе и отдельная, «Сарская» епархия Русской православной церкви, а в окружении сарайских ханов были «христианская» и «мусульманская» партии (и даже, как мы  уже упоминали, однажды ханом Орды был христианин-несторианин — Сартак).

Итак, правящий слой монгольской империи и Золотой Орды был служилым и идеократичным, это значило, что, по словам Н.С. Трубецкого, «… власть правителя должна была опираться не на какое-либо господствующее сословие, не на какую-нибудь правящую нацию и не на какую-нибудь определенную официальную религию,  а на определенный психологический тип людей. Высшие посты могли заниматься не только аристократами, но и выходцами из низших слоев народа; правители принадлежали не все к одному народу, а к разным монгольским и тюрко-татарским племенам и исповедовали разные религии. Но важно было, чтобы все они по своему личному характеру и образу мысли принадлежали к одному и тому же психологическому типу, обрисованному выше»[29].

Именно такой тип государственности – служилая идеократическая монархия и был, согласно евразийцам,  перенят московитами у монголов. Московская Русь тоже была надклассовым, идеократическим  служилым государством, только ее «идеей-правительницей» стала, конечно, не «Яса» Чингисхана, а православная идея Святой Руси: «потускневшие и выветрившиеся в процессе своего реального воплощения, но все еще сквозящие за монгольской государственностью идеи Чингисхана вновь ожили, но уже в совершенно новой, неузнаваемой форме, получив христианско-византийское обоснование»[30].  В то же время, так же как и в империи Чингиса, в Московской Руси  в правящий слой могли войти не только русские, но и представители других национальностей, как правило, при условии принятия православия, но не обязательно (и действительно, в элите Московского царства встречались как прямые потомки приехавших из Орды и крестившихся татар, так и   служилые тюрки, оставшиеся мусульманами, как, например, касимовский князь Шах-Али). Знатность рода  тоже не играла роли: бояре, возводившие свой род к ближайшим сподвижникам Рюрика, подвергались гонениям, а захудалые дворяне, а то и выходцы из простонародья становились опорой царей, и этим Московская Русь также напоминала Орду.

Мы  затронули лишь самые главные параллели в политически-административных системах Золотой Орды и Московской Руси. Евразийские историки указывали и на иные факты, скажем,  на происхождение русской финансовой системы от монгольской (показательно, что соответствующие слова русского языка имеют тюркскую или монгольскую этимологию: деньги, алтын, казна, таможня) и т.д.[31]

Конечно, речь не идет о том, что московиты сознательно копировали монгольские порядки (хотя, как мы уже говорили, неприятия к монголам, и к другим туранским народам, напоминающего западный расизм, русское средневековье не знало, об этом говорят хотя бы многочисленные браки между русскими князьями  и дочерьми татарских и монгольских аристократов). Скорее дело в том, что, просуществовав в течение двух веков в качестве монгольского улуса, Русь бессознательно напиталась монгольскими политическими традициями (равно как и другие провинции Орды, которые впоследствии после ее распада стали независимыми царствами  — Казань, Астрахань, Сибирь и т.д.).

Как бы то ни было, вывод евразийской историософии  чеканно сформулирован Н.С. Трубецким: «важным историческим моментом было… распространение власти Москвы на значительную часть территории, некогда подвластной Орде, другими словами, замена ордынского хана московским царем с перенесением ханской ставки в Москву. Это случилось при Иоанне Грозном после завоевания Казани, Астрахани и Сибири»[32].

Причем евразийцы тем и отличались от европоцентристских историков и философов культуры, что  вовсе не считали монгольское влияние на Русь пагубным и роковым (равно как вообще не считали восточные, в том числе и кочевые, культуры более «низкими», чем  культуры народов Европы)[33]. Напротив, евразийцы отдавали должное военно-политическим талантам монголов, совершенству их войска, эффективности их административной системы, высоте и благородству их государственной идеи. Кроме того, евразийцы были убеждены, что именно такой тип государства – идеократический авторитаризм — является наиболее оптимальным для России в силу особенностей географических и геополитических условий ее существования. Россия, как и любое государство, существовавшее, существующее и  могущее существовать в месторазвитии Евразия, неизбежно сталкивается с задачей удержания власти на столь протяженных территориях, что немыслимо без  большого и сильного государственного аппарата. К тому же самому подталкивает и извечная враждебность к России ее соседей, особенно западных. Наконец, суровый климат, не слишком плодородные почвы – все это делает необходимой гораздо большую степень вмешательства государства в жизнь общества.

Итак, по убеждению евразийцев, монгольское политическое наследие стало  для России в конечном счете благом, поскольку только такое «тягловое государство» могло сохранить независимость и саму жизнь входящих в него народов, а также обеспечить почетное место в  жизни государства религии – «сердцевины» духовной ментальности русских. При этом евразийцы  признавали, что иго монгол, особенно на первом, завоевательном этапе, принесло Руси огромное количество бед: были разрушены города, убито и угнано в плен множество людей, болезненный удар нанесен национальному чувству и самосознанию. Да и впоследствии монгольский ясак истощал русскую экономику,  вывоз в Сарай – столицу Золотой Орды и Хан-балык (Пекин) – столицу всей Монгольской империи лучших русских ремесленников также нанес большой урон хозяйству: некоторые промыслы за годы монгольского владычества были просто утеряны[34]. Однако, повторим, евразийцы видели в монголах не только разрушителей, но и создателей оригинальной политически-правовой традиции, оказавшей позитивное влияние на дальнейшую судьбу России, и, кроме того, охранителей русской церкви и спасителей Руси от западных, тевтонских орд, которые несли рождающейся Росси нечто более страшное, чем политическая зависимость – подмену культурно-идентификационной матрицы, которая  тогда для русских фокусировалась в православии[35].

 

4.

Таким образом, преемственность между Золотой Ордой и Московской Русью – это не казус, порожденный аберрацией в восприятии исторических реалий средневековой правовой традицией башкир. Отнюдь, это факт, доказанный русскими историками, геополитиками и культурологами – евразийцами П.Н. Савицким, Н.С. Трубецким, Г.В. Вернадским, Э. Хара-Даваном.  Факт этот кажется кое-кому в наши дни странным и парадоксальным лишь потому, что мы привыкли исходить из стереотипов, навязанных нашей культуре русскими историками западнической ориентации (Карамзин, Соловьев, Ключевский, Костомаров и т.д.). Они выражали официальную идеологию вестернизированной Петербургской империи, состоявшую в том, что русские – это европейский народ и как таковой он стоит на ступени «исторического прогресса» много выше других, восточных народов империи и уж тем более таких «варваров» как кочевники-монголы. Естественно, такая позиция была простой экстраполяцией на российское цивилизационное пространство господствующей на Западе парадигмы, которую Н.С. Трубецкой назвал «западный шовинизм»  и которая  состоит в иррациональной вере в то, что европейская культура «передовая», а все остальные культуры мира, непохожие на нее (например, пошедшие  по пути развития не техники  и материалистической науки, а духовности и гармонизации отношений с природой)  — «отсталые» и подлежащие уничтожению.  Легко заметить, кстати, что эта концепция глубоко оскорбительна и для самой русской культуры, которая также не вмещается в узкие западнические рамки, и не случайно прозападная элита  Петербургской империи предпочитала французский язык и немецкие традиции, а на язык и обычаи собственного народа смотрела как на «дикие» и «нецивилизованные».

Евразийцы вслед за славянофилами выступили против этой патологии в нашем историческом развитии и даже пошли дальше славянофилов и  предложили не только русских, но и другие, прежде всего туранские народы империи перестать мерить на западный аршин и увидеть в них также самоценную самобытность.   Не будет преувеличением сказать, что евразийцы первыми отвергли взгляд на русскую историю как на провинциальную, боковую  ветвь истории европейской  и провозгласили, что русские – великие наследники славных традиций истории евразийской.

Исходя из этого, возможно даже не вполне корректно говорить просто о присоединении башкир к русскому государству в XVI веке. Мы  еще раз укажем на то, что термин «присоединение» можно истолковать и так, что башкиры якобы по различным, может быть и вынужденным причинам, лишь по видимости добровольно  вошли в состав чуждого им государства. Но это, как мы убедились, совершенно не соответствует исторической истине, поэтому  здесь требуется корректировка. Имело место не просто присоединение башкир к России, но и в то же время законное и желанное возвращение башкир в состав евразийской сверхдержавы, на новом историческом этапе выполняющей геополитические задачи сверхдержавы прежней. Проще говоря, башкиры в XVI веке вернулись в подданство «Белого царя», клятву верности которому они, будучи народом высокой чести,  никогда не нарушали: был ли он монгольский языческий сарайский хан или русский православный московский царь.

Рустем Вахитов, кандидат философских наук (Уфа).

 


[1] — см. Н.С. Трубецкой Наследие Чингисхана –М., 1999. –С. 245

[2] -словарь Брокгауза и Эфрона Электронный вариант.

[3] — Чингисхан пожаловал своему старшему сыну Джучи земли «от Джунгарии до Урала и дальше, куда дойдут монгольские кони». Это царство называлось Джучиев улус или Кипчакское царство. При избрании кипчакского хана   в первый день вывешивался белый флаг, отсюда другое название царства – Белая Орда и его хана – Белый хан.  Джучи расширил свои владения за счет сибирских земель, после этого появилось другое название – Золотая Орда.

[4] — о мотивах этого поступка смотрите прекрасную статью Г.В. Вернадского «Два подвига Святого Александра Невского»

[5] — см. родословную потомков Чингисхана в работе М.Г. Сафаргалиева «Распад Золотой Орды»/На стыке континентов и цивилизаций –М., 1996 –С. –С. 520-521

[6] — см. Б.А. Азнабаев Интеграция Башкирии в административную структуру российского государства (вторая полвина XVI – первая треть XVIII в.в.) –Уфа, 2005. –С. 53

[7] -см. Б.А. Азнабаев Интеграция Башкирии в административную структуру российского государства (вторая полвина XVI – первая треть XVIII в.в.) –Уфа, 2005. –С.-С. 50-51.

[8] — Э. Хара-Даван «Чингисхан как полководец и его наследие. Культурно-исторический очерк Монгольской империи XII-XIV века»/На стыке континентов и цивилизаций. –М., 1996. –С. 251

[9] — Р. Бариев Волжские булгары: история и культура. Электронный ресурс: http://bariev.narod.ru/Volga_Bolgar/Glava42.txt

[10] — несмотря на то, что Узбек был уже мусульманин, он не нарушил обычая, по которому татарские княжны, выходящие замуж за русских князей, принимали религию мужей.

[11] — см. об этом в книге Ризы Бариева «Волжские булгары: история и культура»

[12] — Золотая моя Орда/Русский Newsweek» N31 от 22-28 августа. Электронный ресурс http://www.1000kzn.ru/article/ru/2636/437/3/

[13] — Александр Кадырбаев Византийское и золотоордынское наследие в судьбе Российской и Османской империй сходство и различия/Татарский мир №19 2004

[14] — см. Золотая моя Орда/Русский Newsweek» N31 от 22-28 августа. Электронный ресурс http://www.1000kzn.ru/article/ru/2636/437/3/

[15] —  см. Б.А. Азнабаев Интеграция Башкирии в административную структуру российского государства (вторая полвина XVI – первая треть XVIII в.в.) –Уфа, 2005. –С. 47

[16] — не стоит удивляться тому, что башкир не смутило, что  наследником ханов Орды становится православный царь. Орда стала мусульманской очень поздно, в XIV веке, при хане Узбеке. До этого  в Орде практиковался принцип веротерпимости и  сосуществовали разные религии: и язычество, и буддизм, и  ислам, и христианство  различных  конфессий. Однажды ханом Орды был даже христианин (правда не православный, а несторианин), Сартак (сын Батыя и внук Джучи). Так что формулировка православный, белый  хан не  казалась тогдашним башкирам странной, в отличии от некоторых наших современников .

[17] — Александр Кадырбаев Византийское и золотоордынское наследие в судьбе Российской и Османской империй сходство и различия/Татарский мир №19 2004

[18] — Великий князь всея Русь Симеон Бекбулатович/Электронный ресурс: Православное информационное агентство русская линия. Московский журнал. 1.05.99

[19] — там же

[20] — см. Сергей Снежко «Москва-Казань: тысячелетие спустя»/ Правая.Ру. Православно-аналитический сайт. 22 августа 2005 года.   (www.pravaya.ru).

[21] — его следует отличать от континента Евразия

[22] — см. работу Н.С. Трубецкого «О туранском элементе в русской культуре»

[23] — см. работу Р.О. Якобсона «К евразийскому языковому союзу»

[24] — см. об этом в работе П.Н. Савицкого «Евразийство»

[25] — см. Н.С. Трубецкой «Наследие Чингисхана. Взгляд на русскую историю не с запада, а с востока»; Э. Хара-Даван «Чингисхан  как полководец»;  П.Н. Савицкий «Геополитические заметки по русской истории», Г.В. Вернадский «Два подвига св. Александра Невского», «Монгольское иго в русской истории», «Евразийское начертание русской истории», «Монголы и Русь»

[26] — при этом евразийцы, конечно, не отрицали, что Киевская Русь исток Руси Московской в плане преемственности религиозно-культурной матрицы

[27] -Н.С. Трубецкой Наследие Чингисхана –М., 1999. –С. 223

[28] — Н.С. Трубецкой Наследие Чингисхана –М., 1999. –С. 225

[29] — Н.С. Трубецкой Наследие Чингисхана –М., 1999. –С.-С. 236-237

[30] — Н.С. Трубецкой Наследие Чингисхана –М., 1999. –С. 243

[31] — Э. Хара-Даван Чингисхан как полководец и его наследие. Культурно-исторический очерк Монгольской империи XII-XIV века/На стыке континентов и цивилизаций. Из опыта образования и распада империй X-XVI в.в. –М., 1996. –С. –С. 252-253

[32] — Н.С. Трубецкой Наследие Чингисхана –М., 1999. –С. 245

[33] — не секрет ведь, что некоторые современные западники, например, Е. Гайдар и В. Кантор, признавая влияние ордынских политических традиций на Русь,  при этом расценивают этот факт крайне негативно, утверждая, что родившаяся от монгол «самодержавная  идеократия» как раз и превратила русских в «варварский полуазитский народ», далекий от «высоких ценностей» политической культуры Запада (см. напр. работу Е. Гайдара «Государство и эволюция»).

[34] — этим позиция классиков евразийства отличалась от позиции Л.Н. Гумилева, который считал монгольское иго  обычным стратегическим союзом

[35] — евразийская оценка монгольского периода русской истории не ограничивается лишь этим, например, евразийцы говорили о благотворности вовлечения Руси в культурную сферу восточных государств, но сказанного достаточно для рассмотрения данной узкой проблемы.

Читать далее...

Аргументы «за» и «против» протекционизма на примере Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России

Выступление Юрия Кофнера, Председателя «Клуба Евразийской интеграции МГИМО (У)» на XVIII заседании «Московского Евразийского клуба», посвященного теме «Владимир Путин и ЕврАзЭС «.

Введение

В последнее время, в научных кругах  и  в СМИ, мы наблюдаем все более активное обсуждение целесообразности создания Таможенного союза между Россией, Беларусью и Казахстаном.[1] Тема стала еще более актуальной с появлением информации о возможном присоединении к нему, таких стран, как Украина[2] и Киргизия[3]. По моему мнению, с одной стороны, уделяется слишком много внимания политическим и геостратегическим составляющим, а с другой, виден недостаток изучения экономического аспекта данного вопроса в научных работах.

В связи с этим, целью данной работы является анализ экономической оправданности образования евразийского Таможенного союза. Для этого, считается необходимым первоначальное рассмотрение известной проблемы в макроэкономике — аргументы за и против введения протекционистских мер во внешней торговле. Ведь любое таможенное объединение является воплощением принципов коллективного протекционизма.

Особое внимание я хотел бы уделять взаимосвязи защитной внешнеэкономической политики с проблемами модернизации и преодоления сырьевой зависимости наших стран.

После получения теоретических выводов о целесообразности применения протекционистских мер, я буду перенести их на практику и сравнить их с фактическими и предполагаемыми достижениями Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России.

В итоговой части статьи, на основе собранных теоретических постулатов и фактических подтверждений, я буду дать взвешенное решение об эффективности или неэффективности политики протекционизма, как теории, и, в частности, создания Таможенного союза, в качестве практического воплощения этой теории.

Протекционизм

Во второй половине XX века возросло число сторонников фритредерства, и кульминацией этого процесса стало создание в 1995 году  Всемирной торговой организации (ВТО)[4]. Официальной целью ВТО является избавление межнационального обмена товаров и услуг от всех нетарифных, и максимальное снижение тарифных импортной продукции). Однако, вопрос состоит в том, является ли это желательным явлением?

Они также заявляют, что государство может обеспечить поддержку отечественных производителей через прямые субсидии более эффективно, чем через протекционизм, и с меньшими потерями для благосостояния общества. Преимущество производственной субсидии перед тарифом состоит в том, что она, с одной стороны, стимулирует рост отечественного производства (как и тариф), но, с другой стороны, не приводит к абсолютному снижению потребления, так как не поднимает уровня внутренних цен выше мировых.

Сравнение эффектов субсидии и таможенного тарифа

Протекционизм прежде всего необходим как временная мера для того, чтобы зарождающиеся перспективные отрасли промышленности (высокотехнологичные, инновационные, альтернативные источники энергии), в которых пока высок уровень издержек , смогли сформироваться и укрепить свои позиции. [5] По мере становления этих отраслей и повышения их эффективности уровень протекционистской защиты может снижаться. Сталкиваясь с возвышенной конкуренцией более «старых» иностранных компаний, новые отрасли не в силах выдержать первоначальный период развития (например, российское ё-АВТО и японское Toyota).  Но если дать им передышку, то, вероятнее всего, со временем они наберут устойчивость, опыт, капитал, чтобы стать достаточно конкурентоспособным. А после того как отрасль встанет на ноги, она станет настолько эффективной, что издержки и цены, которые первоначально росли, фактически будут снижаться. Этот довод имеет большее значение для развивающихся стран (например, Центральной Африки) и стран с переходной экономикой (бывший социалистический лагерь).

Экономисты считают, что эти страны находятся еще «в спячке». В связи с этим «молодая экономика» нуждается как бы «в опеке» со стороны разумной тарифной политики.

А также,  тарифы на импорт могут ускорить формирование экономически желательных долговременных тенденций присущих экономикам инновационного пути развития.

Однако, во-первых, достаточно трудно точно определить, какая именно отрасль является действительно перспективной с точки зрения формирования новых сравнительных преимуществ страны. Во-вторых, протекционизм в отношении молодых отраслей в значительной степени снижает стимулы к повышению их эффективности, и в результате, период становления может затянуться на неопределенно долгое время. Наконец, в-третьих, и в случае с молодыми отраслями предоставление субсидий или других льгот может оказаться более эффективным средством поддержки, чем внешнеторговый протекционизм.

Коллективный протекционизм, направленный на развитие обрабатывающих и высокотехнологичных отраслей, поможет странам преодолеть свою сырьевую зависимость. Обусловленный протекционизмом, возросший внутренний спрос на отечественную продукцию данных индустрий, а также, создание внутритаможенных технологических звеньев производства и сбыта (между странами-участницами таможенного объединения) поможет отечественным производителям стать более устойчивыми и конкурентоспособными. Новая конфигурация может сделать их более привлекательными, по сравнению с энергетически-топливным комплексом, для отечественных и зарубежных инвесторов, что, в свою очередь, приводит к росту капиталовложений в данные отрасли. [6]

Во многих случаях государство проводит протекционистскую политику, потому что нуждается в дополнительных доходах для покрытия дефицита государственного бюджета. Особенно популярным этот аргумент является в тех странах, где нормальная налоговая система находится в стадии становления, и существуют значительные трудности со сбором внутренних налогов, например Россия.

Конечно, таможенную пошлину организационно собрать гораздо легче, чем, например, налог на прибыль. Однако, во-первых, поступления в бюджет в этом случае сильно зависят от степени эластичности спроса на импорт, и при достаточно высокой эластичности доходы государства возрастут не при усилении, а при ослаблении протекционизма. Во-вторых, не является ли более желательным улучшение налогового законодательства, чем упование государства на внешнеторговые пошлины?

Протекционизма обеспечивает оборонную и экономическую (стратегическую) безопасность страны: Во-первых, таможенные тарифы позволяют защитить оборонные отрасли промышленности, которые необходимо  развивать независимо от критерия экономической эффективности размещения ресурсов, так как в случай войны очень важна  самообеспеченность экономики их продукцией.[7] Во-вторых, аргумент в пользу протекционизма в отношении отраслей, выпускающих стратегическую продукцию, носит не столько экономический, а скорее военно-политический характер. Утверждается, что чрезмерная зависимость страны от импорта может поставить страну в уязвимое положение в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств.

Однако и этот на первый взгляд справедливый аргумент требует тщательного конкретного анализа. В частности, серьезные затруднения может вызвать само определение отраслей, необходимых для обеспечения национальной безопасности: к ним может быть отнесено производство вооружения, продуктов питания, компьютеров, одежды, автомобилей, энергоносителей и многого другого. Трудно назвать такую отрасль, которая бы не вносила свой вклад в обеспечение безопасности страны. Кроме того, стимулирование с помощью протекционизма производства стратегических невозобновляемых ресурсов (например, нефти и газа) может создать зависимость от импортных поставок в будущем. Целесообразнее создавать стратегические запасы этой продукции по дешёвым ценам мирового рынка, а не делать ее более дорогой, вводя ограничения на внешнюю торговлю. Наконец, и стратегические отрасли можно защищать более эффективными, чем внешнеторговый протекционизм, способами (например, субсидиями).[8]

Недостатки протекционизма

Как мы видим, аргументы в пользу протекционизма являются, по меньшей мере, небесспорными, они нуждаются в тщательной проверке, и во многих случаях можно найти более эффективные средства достижения тех же целей. Вместе с тем, кроме неизбежных потерь благосостояния, протекционизм может порождать и некоторые дополнительные отрицательные для страны последствия.

Введение таможенного тарифа на импорт приводит к повышению внутренних цен и перераспределение доходов от потребителей в пользу государственного бюджета и производителей в импортозамещающих отраслях. Причем, совокупный выигрыш производителей и государства оказывается меньше чем проигрыш потребителей. Таким образом, введение таможенного тарифа на импорт приводит к чистым потерям благосостояния общества. Применение таможенных пошлин приводит к росту цен не только импортируемых продуктов, но и отечественных, так как производители поднимают свои цены до уровня подорожавших импортных.

Последствия введения таможенного тарифа на импорт[9]

Вместе с тем использование квот на импорт может приводить к дополнительным негативным эффектам. С одной стороны, ограничивая ценовую конкуренцию и гарантируя отечественным фирмам определенную долю национального рынка, квота может способствовать монополизации экономики. С другой стороны, само распределение лицензий редко происходит на открытых аукционах в условиях честной конкуренции импортеров, и поэтому в лучшем случае приводит к произвольным и потому недостаточно эффективным административным решениям, а в худшем – к развитию коррупции.

Протек­ционистская внешнеторговая политика, сокращая импорт и увеличивая чистый экспорт страны, неизбежно оказывает влияние на уровень обменного курса национальной валюты, способствуя его повышению. В свою очередь, повышение обменного курса стимулирует импорт и сдерживает экспорт. В результате происходит ухудшение состояния платежного баланса страны, что имеет серьезные отрицательные макроэкономическое последствия.

Вряд ли можно ожидать, что политика протекционизма, проводимая одной страной, не вызовет ответных мер со стороны ее торговых партнеров. Другими словами, следствием сокращения импорта в результате введения страной тарифных или нетарифных ограничений внешней торговли, скорее всего, станет сокращение и ее экспорта, а значит, снижение занятости, уменьшение совокупного спроса и т.д. Экономические противоречия между странами могут обостриться до такой степени, что начнутся настоящие торговые войны, которые будут иметь очень серьезные отрицательные последствия для всех вовлеченных в них сторон. Такой сценарий развития со­бытий в реальной действительности далеко не редок.

«Степень интегрированности целого ряда экономик, а именно –

белорусской, казахстанской и российской, становится выше.

Это та модель, которая должна быть распространена на все государства

Евразийского Экономического Сообщества».
Дмитрий Медведев[10]

Евразийский таможенный союз

Как сказано выше, задачей данной статьи является применение на практике сравнительного анализа преимуществ и недостатков протекционизма на примере Таможенного союза Беларуси, Казахстана, России. Для этого, сначала необходимо дать определение тому, что такое таможенный союз в теории.

Таможенный союз представляет собой объединение двух или более стран, которые договариваются свернуть любые торговые барьеры между собой, и вести единую торговую, и, прежде всего, таможенную политику в отношении третьих стран. Другими словами, таможенный союз объединяет два подхода.  Внутри его применяются принципы свободной торговли, а вне его – меры коллективного протекционизма.[11]

Интеграционные процессы привели к появлению коллективного протекционизма, как системы протекционистских мероприятий, защищающих таможенную территорию региональной экономической группировки.[12] Таможенное объединение является третьим по счету этапом на лестнице экономической интеграции.

Уровни экономической интеграции

Степень интеграции Интеграционная форма Пример
1 (низкий) Преференциальная зона
2 Зона свободной торговли НАФТА, СНГ[13]
3 Таможенный союз Таможенный союз Беларуси, Казахстана, России
4 Единое экономическое пространство (общий рынок) ЕЭП Беларуси, Казахстана, России (с 2012 года)
5 Валютный союз ЕС
6 (высокий) Военно-политический союз ЕС (частично)

Табл. 1.

В процессе евразийской реинтеграции на территории постсоветского пространства было образовано собственное таможенное объединение между тремя странами: Россия, Беларусь, Казахстан.

Таможенный союз Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации — межгосударственный договор о создании единого таможенного пространства, подписанный Россией, Белоруссией и Казахстаном в Душанбе в 2007 году.[14]

Единый таможенный тариф был введен 1 января 2010 года, а с 1 июля вступил единый таможенный кодекс.[15]

Для того чтобы  прийти к определенным выводам о целесообразности применения протекционизма, выражающегося на примере данного Таможенного союза, необходимо установить некоторые теоретические постулаты:

Во-первых, периодом отчета считается отрезок времени от 1 января 2010 года до 1 января 2011 года, достаточный, по мнению автора, для применения эмпирического анализа.

Во-вторых, всем трем странам-участницам данного объединения необходима срочная экономическая модернизация, т.е. обновление основных фондов физического, интеллектуального и человеческого капитала, внедрение новых технологий производства и управления, создание мощной и современной инфраструктурной и производственной базы. Теория модернизации представляет собой отдельную научную школу со многими разными точками зрения. Однако, большинство из них сводятся к тому, что экономическая модернизация достигается двумя способами: экзогенным, т.е. импортом товаров капитала и современных технологий (например, немецкие автомобили, американские станки, китайские ноутбуки и.т.д.), инвестициями и адаптацией управленческого опыта из-за рубежа, и эндогенным, т.е. национальными усилиями, через внутреннее накопление капитала, повышение образовательных стандартов, увеличение государственного финансирования отечественных НИОКР, создание прочной инфраструктурной системы.[16],[17]

В-третьих, в самом высокоагрегированном виде возможно установить, что Россия и Казахстан обе являются сырьевыми экономиками, т.е. их экономически рост, к несчастию, зависит от экспорта энергоносителей (Лукойл, Роснефть, Газпром, КазМунайГаз, и т.д), то есть от мировых цен на газ и нефть.

Товарная структура экспорта Российской Федерации в 2010 году (в 2009 г.), в процентах[18]

Граф.1.

Товарная структура экспорта Республики Казахстан в январе-марте 2011года, в процентах[19]

Граф.2.

Такая хозяйственная структура признается руководством обеих стран, как явление резко отрицательное[20] и  требующее немедленного изменения в пользу экономики знаний (англ. knowledge economy)[21],[22] и новой индустриализации.[23]

В то же время, Беларусь является экономикой с развитым потенциалом обрабатывающей промышленности (МАЗ, БелАЗ, МТЗ, БМЗ и т.д.). В 2009 году поставки машин, оборудования, транспортных  средств составили 15,7% от общего объема экспорта страны,[24] и промышленность составила 26,8% от белорусского ВВП в 2010 году.[25]

С этой точки зрения, оправданность применения протекционистских мер, проявленных в виде Таможенного союза, зависит от выполнения двух основных поставленных задач: Во-первых, насколько созданные таможенные барьеры способствуют экономической модернизации стран-участниц, путем  увеличения экзогенного и эндогенного ее составляющих. Во-вторых, насколько протекционизм способствует преодолению сырьевой зависимости Российской Федерации и Республики Казахстан, а так же способствует сохранению и развитию накопленного производственного потенциала обрабатывающей промышленности Республики Беларусь.

Преимущества Таможенного союза

Руководство стран-учредителей  Таможенного союза пришли к решению о его создании, в ожидании получения политической, социальной и экономической отдачи от него. Прежде всего, это выполнение двух вышеупомянутых задач. По мнению автора, их надежды были частично или даже полностью оправданы:

Во-первых, создание Таможенного союза способствует сохранению рабочих мест на предприятиях, которые на данном этапе перехода экономики из социализма в постиндустриализм, в условиях свободной торговли, являются неконкурентоспособными по сравнению со своими аналогами из дальнего зарубежья. Подтверждением этому является история российского АвтоВАЗа.[26]

Во-вторых, Таможенный союз способствует образованию внутри его замкнутых технологических звеньев производства и сбыта продукции и услуг, как это, например, происходит внутри Европейского Союза (МЕТРО, EADS). По правилам, объединение капиталов и возможностей разных предприятий, делает их более устойчивыми и конкурентоспособными, как на региональном, так и на мировом рынках.

В-третьих, применение коллективного протекционизма в виде Таможенного союза вынуждает зарубежные компании передислоцировать свои заводы  внутри таможенного объединения, для того чтобы избежать слишком высокие тарифные ставки при импорте своей продукции. Уже сейчас наши страны могут притворить в жизнь теорию «летящих гусей», по которой импортозамещающие отрасли станут на столько конкурентоспособными, что смогут экспортировать товары, которые раньше импортировались. Например, в 2010 году немецкий концерт Даймлер купил 11% акций российского КАМАЗа[27] и наладил производство автомобилей «Мерседесс» на заводах ГАЗа с целью дальнейшего реэкспорта данных моделей.[28]

Как уже сказано в теоретической части, коллективный протекционизм Таможенного союза, направленный на развитие обрабатывающих и высокотехнологичных отраслей, поможет России и Казахстану преодолеть свою сырьевую зависимость. Страны-участницы ЕвразЭС  уже подписали несколько договоров нацеленных на совместное возрождение евразийского аэрокосмического атомно-энергетического и агропромышленного комплексов.[29],[30] А так же подписали соглашение о совместной модернизации экономик.[31]

В пользу его создания говорит, что Таможенный союз является транспортным мостом северной Евразии между Западом и Востоком, огромным связывающим звеном между крупными рынками сбыта и потребления Западной Европы (ЕС) и  Тихоокеанского региона (Китай, Япония, США, и т.д.). Через создание единого таможенного пространства Беларусь и Казахстан, впервые после развала СССР, получают непосредственный доступ к этим регионам. Данная географическая конфигурация несомненно приводит к увеличения благосостояния этих стран.[32]

Избавление от внутренних таможенных границ, имеют два чрезвычайно важных результата: Во-первых, избавление от большинства пограничных и таможенных пунктов (а именно внутренних), уменьшает коррупционную составляющую данного административного аппарата.[33] Во-вторых, служит толчком для роста внутренних экономических связей, роста среднего и малого предпринимательства в связи с сокращением бюрократических препятствий. Так, например, за два месяца 2010 г. увеличился внешнеторговый товарооборот Мангистауской области РК на 59% и составил 1,5 млрд. долл. США.[34] А  за весь 2010 год, внутрисоюзный экспорт между странами-членами ТС увеличился в среднем на 47% и внутрисоюзный импорт также вырос на 32%.[35]

В связи с ростом внутренней деловой активности, а так же благодаря дополнительным сборам от импорта из третьих стран, должен вырасти доход в государственные бюджеты стран-участниц Таможенного союза.

Недостатки Таможенного союза

Очевидно, что первоочередным и наиболее серьезным недостатком Таможенного союза, является рост цен на ряд импортных товаров для потребителей, например сезонных фруктов и овощей, товаров народного потребления из Китая, и т.д. Например, 90%  пошлин единого Таможенного кодекса были созданы на основе тарифных ставок Российской Федерации, которые в целом выше, чем у других союзных государств.  Импорт легковых поддержанных автомобилей из третьих стран в Беларусь и Казахстан стал дороже на 30%.[36] Однако, как сказано выше, это может компенсироваться улучшением качества продукции отечественного автопрома.

Во-вторых, некоторые отечественные отрасли, прежде всего АПК, могут пострадать от возросшей внутренней конкуренции. Например, есть опасение, что более дешевая белорусская молочная продукция задавит более слабого российского производителя.[37]

И наконец, в связи с передвижением границ, страны-участницы частично потеряют возможность самостоятельно контролировать поток нежелательных или запрещенных для ввоза товаров. Например,  контрабанда наркотиков из Афганистана через Центральную Азию в Россию.[38]

«Россия переносила и переносит все невзгоды судьбы и неразумия. Она еще не испытала благодеяний протекционной системы, которая может ее освободить от чужеземной политики и развить все ее бесчисленные богатства, находящиеся в летаргическом состоянии».

Сергей Витте[39]

Итак, подводя итоги данной статьи, мы видим, что с теоретической точки зрения, протекционизм имеет как свои достоинства, так и недостатки. Мы пришли к выводу, что его применение оправдывает себя только при определенных условиях и определенных задачах, которые общество и государство намерены достичь.

Во-первых, для целесообразности введения протекционистских мер должна присутствовать необходимость экономической модернизации страны.

Во-вторых, протекционизм оправдан также в тех случаях, когда он направлен на преодоление сырьевой зависимости экономики, которая препятствует выполнению модернизации страны.

При этом, как мы видим, выполнение этих задач, для определенных стран, является практически невозможным в условиях свободной торговли. Это связано с тем, что отсутствуют возможности (в виду чрезмерной иностранной конкуренции) и стимулы (в виду повышенной прибыльности) развития и инвестирования отечественного производства.

А с практической точки зрения, подтвердилось, что Таможенный союз, во-первых, способствует эндогенной модернизации его стран-участниц, и, во-вторых, в некотором смысле содействует преодолению сырьевой односторонности в экономике Российской Федерации и Республики Казахстан. Это происходит потому, что стал подниматься внутренний спрос на товары и услуги обрабатывающих и других отраслей, которые, в связи с ново приобретенной устойчивостью и привлекательностью, по сравнению с энергетически-топливным комплексом, стали более привлекательными для инвестиций.

Изучив все аспекты данной экономической проблемы, я пришел к выводу, что применение протекционизма на территории евразийского пространства на данном этапе своего экономического развития, является более оправданным, чем для других регионов мира.

Исходя из заветов великих отечественных экономистов, таких как: Д.И. Менделеев, С.Ю. Витте и П.С. Савицкий, я убежден, что только применением протекционистских мер защиты национального производства, и грамотным их исполнением, Россия-Евразия может осуществить переход к мощной экономике знаний инновационного пути развития.

Общая литература:

Агапова Т.А., Серегина С.Ф. Под общей ред. д.э.н., проф. А.В. Сидоровича. «Макроэкономика: учебник МГУ им. М.В. Ломоносова». Москва. 2005 г. – 464 с.

Витте С.Ю. «По поводу национализма. Национальная экономия и Фридрих Лист». Санкт-Петербург. 1912 г.

Друкер П. «Эпоха разрыва: ориентиры для нашего меняющегося общества». Нью-Йорк. 1969 г. / Англ.: Peter Drucker «The Age of Discontinuity; Guidelines to Our Changing Society». New York. 1969.

Забелина О.  Статья «Российская специфика Голландской болезни». Москва. 2004 год.

Ломакин В.К. «Мировая экономика: учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям и направлениям». Москва.  2007 г. – 671 с.

Под. ред. Зевин Л.З. «Постсоветское пространство в глобализирующемся мире. Проблемы модернизации». Санкт-Петербург. 2008 г.

Под ред. проф. Стровского Л.Е.  «Внешнеэкономическая деятельность предприятия». Москва. 2007 г. — 502 с.

Под общей редакцией проф. Черурина М.Н, проф. Киселевой Е.А. МГИМО (У) МИД России. «Курс экономической теории: учебник». Киров. 2007 г. – 848 с.

Менделеев Д.И. «Исследование о развитии промышленности России в связи с ее общим таможенным тарифом 1891 года». Санкт-Петербург. 1889 г.

Рикардо Д. «Начала политической экономии и налогового обложения» / Англ.: David Ricardo «On the Principles of Political Economy and Taxation». London. 1817.

Смит А. «Исследование о природе и причинах богатства народов». Лондон 1776 г. / Англ.: Adam Smith «An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations». London. 1776

Шумпетер Й. «Теория экономического развития». Грац. 1912 г. / Joseph Schumpeter «Theorie der wirtschaftlichen Entwicklung». Graz. 1912.

 

 


[1] Например, лишь за период март-апрель 2011 года на сайте МТРК «Мир» были опубликованы 66  статьи с тегом «Таможенный Союз» // http://mir24.tv/search?q=таможенный+союз

[2]МТРК «Мир». Передача «Кыргызстан намерен присоединиться к Таможенному союзу» // http://mir24.tv/programms/7367/episode/3809011

[3] МТРК «Мир». Новость «Путин и Азаров обсудят перспективы вступления Украины в Таможенный союз» // http://mir24.tv/news/economy/3810866

[4] Главный сайт Всемирной торговой организации / Англ. Homepage of the World Trade Organization // http://www.wto.org/english/thewto_e/whatis_e/tif_e/fact1_e.htm

[5] Агапова Т.А., Серегина С.Ф. Под общей ред. д.э.н., проф. А.В. Сидоровича. «Макроэкономика: учебник МГУ им. М.В. Ломоносова». Глава 14.2. «Аргументы в пользу введения тарифов». Москва. 2005 г.

[6] Забелина О.  Статья «Российская специфика Голландской болезни». Москва. 2004 год.

[7] Агапова Т.А., Серегина С.Ф. Под общей ред. д.э.н., проф. А.В. Сидоровича. «Макроэкономика: учебник МГУ им. М.В. Ломоносова». Глава 14.2. «Аргументы в пользу введения тарифов». Москва. 2005 г.

[8] Под общей редакцией проф. Чепурина М.Н, проф. Киселевой Е.А. МГИМО (У) МИД России «Курс экономической теории: учебник Киров». Глава 27.6.  «Аргументы за и против протекционизма». Москва. 2007 г.

[9] Мэнкью Г. «Принципы экономикс». Раздел: «Практическое применение теории: международная торговля – таможенные тарифы» // http://mankiw.ru/prakticheskoe-primenenie-teorii-mezhdunarodnaya-torgovlya/tamozhennye-tarify.html

[10] Медведев Д.А. Выступление на саммите ЕвразЭС. Москва. 2010 г. // http://www.evrazes.com/about/history/summit-moscow-2010

[11] Федеральный образовательный портал «ЭСМ». Раздел: «Таможенный союз» // http://www.ecsocman.edu.ru/text/19280385/

[12] Официальный сайт ВАВТ МинЭкономРазвития РФ. Словарь терминов: «Протекционизм»// http://www.vavt.ru/wto/wto/Protectionism

[13] На момент написания данной статьи создание зоной свободной торговли активно обсуждалось институтами Содружества // http://mir24.tv/programms/1545579/episode/3867883

[14] Официальный сайт Комиссии Таможенного союза Беларуси, Казахстана, России // http://tsouz.ru/AboutETS/Pages/default.aspx

[15] Интерфакс. Новость «Таможенный кодекс между Россией, Белоруссией и Казахстаном вступил в силу» // http://www.interfax.ru/news.asp?id=144140

[16] [16] Гавров С. Н. «Модернизация России: постимперский транзит». Москва. 2010 г.

[17] Ростоу В. В. «Стадии экономического роста». Нью-Йорк. 1960 г. / Walt Whitman Rostow «The Stages of Economic Growth: A Non-Communist Manifesto». New York. 1960

[18] Официальный сайт Росстат (по данным таможенной статистики)// http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vnesh-t/docl/osn_razd/stru-ex.htm

[19] Официальный сайт Агентства РК по статистике // http://www.stat.kz/digital/vnesh_torg/Pages/default.aspx

[20] Медведев Д.А. Статья «Россия, вперёд!». Москва 2009 г. // http://kremlin.ru/news/5413

[21] Друкер П. «Эпоха разрыва: ориентиры для нашего меняющегося общества». Нью-Йорк. 1969 г. / Англ.: Peter Drucker «The Age of Discontinuity; Guidelines to Our Changing Society». New York. 1969.

[22] Назарбаев Н.А. Выступление «К экономике знаний – через образование и инновации». Астана. 2006 г. // http://www.enu.kz/about/p_and_u/speech/know_eco.php

[23] Путин В.В. Статья «Россия и Европа: от осмысления уроков кризиса – к новой повестке партнерства». Берлин. 2010 г. // http://premier.gov.ru/events/news/13088/

[24] Официальный сайт НСК РБ // http://belstat.gov.by/homep/ru/indicators/ftrade1.php

[26] РИАН. Статья «Сколько стоит спасение ОАО АвтоВАЗа?». 2009 г. // http://www.rian.ru/infografika/20091006/187772957.html

[27] Официальный сайт компании «Даймлер». Раздел: «Акции» / Англ.: Homepage Daimler AG: Shares // http://www.daimler.com/investor-relations/daimler-shares/share-fact-sheet

[28] ИА «Регнум». Новость «Группа ГАЗ и Даймлер подписали соглашение о запуске нового производства грузовиков Мерседес» // http://www.rg.ru/2010/12/23/mercedes-anons.html

[29] Под. ред. Зевин Л.З. «Постсоветское пространство в глобализирующемся мире. Проблемы модернизации». Санкт-Петербург. 2008 г.

[30] Концепция международной деятельности ЕвразЭС. 2008 г. //

http://www.evrazes.com/docs/view/88

[31] Сайт «Бизнес в странах СНГ». Статья: «СНГ: Приоритетами должны стать модернизация и новые совместные проекты». 2010 г. // http://www.sng.allmedia.ru/NewsAM/NewsAMShow.asp?ID=17699

[32] Надеин В. Статья «О преимуществах и недостатках Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана» // http://www.prostobiz.ua/biznes/gosregulirovanie/stati/o_preimuschestvah_i_nedostatkah_tamozhennogo_soyuza_rossii_belarusi_i_kazahstana

[33] Там же.

[34] Статья «Таможенный союз: преимущества и недостатки торговых операций» // http://www.nap.kz/tamozhnya/tamozhenniy-soiuz-preimuschestva-i-nedostatki-torgovich-operatsiy-2.html

[35] Статистика взаимной торговли стран-членов Таможенного союза // http://www.tsouz.ru/db/stat/Pages/internal_stat.aspx

[36] Статья «Таможенный союз: преимущества и недостатки торговых операций» // http://www.nap.kz/tamozhnya/tamozhenniy-soiuz-preimuschestva-i-nedostatki-torgovich-operatsiy-2.html

[37] Комсомольская Правда. Новость «Россия снова ограничила поставки молока из Беларуси». 2011 г. // http://kp.ru/daily/25688.4/892673/

[38] МТРК «Мир». Передача «Афганистан остается источником угрозы для всей Центральной Азии» // http://mir24.tv/news/community/3752350

[39] Витте С.Ю. «По поводу национализма. Национальная экономия и Фридрих Лист». Санкт-Петербург. 1912 г.

Читать далее...

Позиции сторон в Арабо-израильском конфликте

ЕИА«Центр Льва Гумилева» начинает публикацию наиболее интересных работ по анализу системных этнополитических конфликтов современности. Сегодня мы представляем вам работу, выполненную по материалам проектной группы WORKSHOPCON при ТНУ им. В. И. Вернадского.

Позиция сторонников Израиля

Сионистское движение, на основе которого было создано государство Израиль, видит в Палестине историческую родину еврейского народа, и исходит из утверждения, что этот народ имеет право на собственное суверенное государство. Это утверждение основывается на нескольких основных принципах:

Принцип равенства народов: подобно другим народам, у которых есть свое суверенное государство, евреи также имеют право жить в своей стране и управлять ей;

Принцип необходимости защиты евреев от антисемитизма: явление антисемитизма, кульминировавшее в целенаправленном геноциде против евреев (Холокост), проводившимся нацистской Германией в первой половине 1940-х годов, вынуждает евреев организоваться в целях самозащиты и найти территорию, которая служила бы убежищем в случае повторения катастрофы. Это возможно только с созданием еврейского государства;

Принцип исторической родины: как показывают многочисленные антропологические и археологические исследования, на территории Палестины начиная с XIII века до н. э. проживали еврейские племена, с XI по VI век до н. э. существовали еврейские государства. Преобладающее присутствие евреев на этой территории сохранялось и после завоевания последнего еврейского государства древности, Иудеи, вавилонским царем Навуходоносором II, на протяжении следующих веков с поочередным переходом земель из рук в руки, и вплоть до восстания Бар-Кохбы в 132 году н. э., после которого значительное количество евреев было изгнано римлянами из страны. Но даже после этого изгнания до V века н. э. в Галилее сохранялось еврейское большинство. В иудаизме эта территория называется «Эрец Исраэль», что в переводе означает «Земля Израиля». Она была обещана Иакову (Израилю) Богом как Земля Обетованная, которую Он предназначает для евреев. Со времени возникновения еврейского народа одной из основополагающих и проповедуемых иудаизмом идей является связь этого народа с землей Израиля.

Позиция противников Израиля

Стороны конфликта

Арабские государства и местные арабы изначально были категорически против создания государства Израиль на территории Палестины. Позже, однако, под влиянием побед израильской армии, признали решение ООН о создании в Палестине двух государств — еврейского и арабского.

Тем не менее, по-прежнему остаются радикально настроенные политические и террористические движения, а также правительства некоторых стран, которые принципиально отрицают право Израиля на существование.

С тенденцией усиления фундаменталистских настроений в арабском мире начиная со второй половины XX века, арабская позиция дополняется распространением продиктованного религией убеждения, согласно которому эта территория является частью исконно мусульманских земель.

Противники и критики Израиля считают, что политика данного государство на оккупированных территориях перешла в расизм и апартеид, постепенно лишая палестинцев их земли и грубо нарушая их права.

В 2002 году Лига Арабских Государств(ЛАГ) приняла программу известную как Саудовская мирная Инициатива, выдвигающую условия окончательного мира с Израилем.

Читать далее...

Взять в руки гремучую змею

Планируя очередной материал по Центральной Азии, мы столкнулись с грустной статистикой по количеству заключенных общественных деятелей в Узбекистане. За годы независимости республики тюремные сроки получили десятки журналистов и правозащитников. Не случайно наш нынешний собеседник – известный сетевой публицист Ядгор Норбутаев творит под псевдонимом за пределами родины и никогда не сопровождает комментарии своим фото. Восток, по его мнению, дело не только тонкое, но еще очень хитрое, коварное и жестокое.

Ручная оппозиция

– Правда ли, что у оппозиционно настроенных граждан уже не осталось способов открыто говорить и писать в пределах страны?

– Безопаснее взять в руки гремучую змею, нежели открыто критиковать власть! В современном Узбекистане оппозиционная пресса давно отсутствует. Есть, конечно, партийная печать, но в ней местные партийцы спорят между собой, не удаляясь ни на шаг в сторону от руководящей линии президента Ислама Каримова. Сейчас в Ташкенте идут сразу два судебных процесса по делам журналистов: Владимира Березовского – собкора московской «Парламентской газеты» и редактора сайта vesti.uz, а также Абдумалика Бобоева – корреспондента радиостанции «Голос Америки». Березовский, между прочим, гражданин России. Его обвиняют в том, что на сайте в период с августа 2009 по январь 2010 года было опубликовано 1815 статей, «из них в 386 статьях изложены клевета и ложные сведения против конституционного строя и государственной политики Республики Узбекистан». Причем он транслировал «чужие» новости, просто перепечатывая сообщения российских информагентств – «Интерфакса», РИА «Новости», «Росбалта» и других.

– Кто же истец в данном процессе?

– В том-то и дело, что определенного истца нет. Им объявлен «народ Узбекистана», от лица которого и выступают представители Узбекского агентства связи и информации (УзАСИ, аналог Роскомнадзора). Теперь держитесь за стулья… В связи с болезнью Березовский не смог прибыть на первое заседание суда. «Тогда мы идем к вам!» – решили судьи и в полном составе заявились на квартиру больного журналиста. Владимир Березовский отвечал на вопросы, не покидая кровати! И вот еще интересный момент: на судебное заседание не был допущен представитель российского посольства в Узбекистане. Он, видите ли, не имел на то специального разрешения.

А дело Абдумалика Бобоева является просто клоном дела Березовского. Разница лишь в том, что Бобоеву приписывают еще и использование финансовой помощи из-за рубежа – грантов от «Голоса Америки». Ему грозит срок заключения от пяти до восьми лет.

– Телевидение и печатные СМИ в Узбекистане подконтрольны государству. Но ведь наверняка есть возможность получать информацию через Интернет?

– Иметь у себя дома компьютер, подключенный к Сети, для большинства граждан – непозволительная роскошь. А уж выделенная линия – вообще предел мечтаний. Все оппозиционные сайты блокируются на уровне провайдеров. Каким образом, не знаю, но если зайдешь «не туда, куда следует», тебя очень быстро вычислят – и крупные неприятности гарантированы. Мол, ты искал в Сети встреч с ваххабитами или собирался передавать сведения международным террористам.

– В Сети опубликованы вопиющие факты стерилизации узбекских женщин в рамках борьбы с перенаселением. Неужели это правда?

– Данное мероприятие не носит массового характера, слухи сильно преувеличены. Если перенаселенность и начнет сказываться отрицательно, то не раньше, чем лет через 20–30. Скорее всего, Каримов лишь намекнул о необходимости проведения профилактически-разъяснительной работы среди женщин репродуктивного возраста, а на местах восприняли это как приказ. Возникли планы, которые якобы выполняются и перевыполняются, чтобы потом кого-то похвалили. Многое в реальности остается лишь на бумаге. Мы отчитались, а там поди проверь… Страна Лимония.

Тактика «хороших» и «плохих» законов

– Готовит ли Ислам Каримов себе преемника, как это сейчас модно: Путин – Медведева, Шаймиев из Татарстана – Минниханова?

– Кто его знает, может, и готовит или уже подыскал. Восток – дело не только тонкое, но еще и очень хитрое, коварное, жестокое. Считаю, что Каримов уже разработал для себя план плавного ухода. Для этого ему нужны зарубежные гаранты. Мол, я уезжаю куда-то подальше со всеми своими бебехами и домочадцами, а вы прикрываете мой отход. В таком случае право на выбор преемника автоматически переходит к гарантам.

– Какая страна, по Вашему мнению, может выступить в роли гаранта?

– Скорее всего, США. Для них Узбекистан является важным в плане перевалочной базы, как плацдарм для вывода войск из Афганистана.

– Насколько вероятно, что смена руководства Узбекистана произойдет по кыргызскому сценарию?

– Кыргызский вариант при действующем президенте Каримове практически невозможен. Во-первых, силовые структуры заточены на отражение именно бунтарских выступлений. Например, площади в стране специально перепланированы таким образом, чтобы на них не могли собираться протестующие, а государственные учреждения ограждены высокими чугунными заборами, которые голыми руками не своротишь. Во-вторых, большинство граждан инертны и за многие годы единовластия отвыкли от политической активности. Парадигма – пусть лучше мы будем жить в бедности, но чтобы не было никаких войн и революций. Есть, правда, отдельные территории, например Ферганская долина, где много безработных и сильны проявления мусульманского фундаментализма. Так что, если Каримов уйдет неожиданно, межклановые столкновения за передел власти и собственности не исключены. Поэтому, хотим мы этого или не хотим, власть должна перейти к такому же сильному диктатору, опирающемуся на зарубежную поддержку. Иные варианты чреваты наступлением хаоса.

– Российская общественность позитивно отнеслась к смелому решению узбекских властей запретить любую рекламу табака и алкоголя. Какие еще законодательные инициативы стали полезными для Узбекистана и его граждан, а какие оказали «медвежью услугу»?

– Следует учесть, что в Узбекистане важны не «правильные» или «хорошие» законы, а практика их применения. «Плохих» законов практически не существует, но… В прошлом году издан закон о запрете насильственного привлечения детей к труду. Однако сегодня сотни тысяч школьников убирают урожай хлопка на полях, и конечно же, не добровольно. Конституцией предусмотрено, что президент может избираться не более чем на два срока. Какой срок сидит в своем кресле Каримов, уже и не разберешь. Существуют в стране и весьма странные законы. К примеру, в черте города официально запрещена езда на мотоциклах… Почему? Никто не знает. Или запрещены бильярдные залы. В них, дескать, могут собираться наркоманы. Тогда почему бы на том же основании не запретить и аптеки?

Узбекское гостеприимство

– В республике богатые, но еще не освоенные запасы нефти и газа. Какие страны в перспективе могут оказаться у руля разработок месторождений?

– Большие запасы природного газа действительно есть. Тем не менее, они не столь велики, как в Туркменистане и Казахстане. В ближайшие 5–10 лет Узбекистан сможет отправлять на экспорт порядка 30–35 млрд куб. м природного газа в год при нынешних 20. Правительство охотно привлекает к разведке и разработке зарубежные газовые компании. До последнего времени на первом месте в этом деле стоял российский «Газпром», но сегодня набирает силу малазийская «Петронас». В ее планах – бурение разведочных скважин на дне Аральского моря. Узбекистан активно предлагает совместную разработку залежей природного урана компаниям из Японии и Южной Кореи. При этом ни одна из привлекаемых компаний не может априори иметь контрольного пакета акций, ими положено владеть только государству.

– Российско-узбекские переговоры на высшем уровне обычно завершаются позитивными пресс-релизами о том, что стороны готовы к сотрудничеству. В основном, говорят о социально-гуманитарном направлении. Расшифруйте для рядовых читателей, что это такое.

– Это вялотекущий процесс. Наиболее успешным я бы назвал сотрудничество в сфере образования. В Ташкенте открыты филиалы МГУ имени М.В. Ломоносова и Плехановской экономической академии. Приезжают на гастроли многие российские артисты, цирк иногда приезжает. А вот Иосифа Кобзона в Ташкент не пустили, причем дважды – в 1997 и 2007 годах. Запретил сам президент. В личной беседе сказал Иосифу Давыдовичу примерно следующее: «Твои песни могут вызвать у народа ностальгию по прошлому, я этого не хочу…»

– Намерен ли Узбекистан и впредь закупать российское оружие?

– В последнее время дело идет туго. Одна из причин – государственный долг республики. В апреле сего года Владимир Путин резко упрекнул узбекского президента за то, что последний как бы забывает о прошлых долгах. Если не ошибаюсь, они составляют что-то около $700 000. Если посмотреть объективно, то и Москва во многом виновата. Она постоянно пытается всучить Узбекистану так называемые неликвидные запасы со своих армейских складов, например устаревшие модели танков.

– Ряд учебников по истории Узбекистана написан в духе национализма. Советские власти в них называют «захватчиками», проводившими «репрессивную политику». Но при этом, согласно исследованию «Евразийского монитора», в 2009 году 55% узбекских граждан с симпатией оценили личность Ленина и в целом советский период. Почему так выходит?

– В принципе, элементы национализма не особенно выпячиваются. Главный упор в этих учебниках сделан на самоотверженную борьбу узбекского народа против «колонизаторов». При этом положительные стороны реформ, проведенных «колонизаторами», замалчиваются. О роли узбеков, находившихся при Советах на командных должностях, тоже стараются не вспоминать. В Ташкенте сегодня успешно функционирует Музей памяти жертвам репрессий. Сюда часто приводят школьников. Здесь многое можно узнать о злодействах русских «колонизаторов». Журналист Олег Байрамов дал этому мероприятию очень точное определение – «пятиминутки ненависти».

А в том, что узбекские граждане по сей день уважают Ленина, нет ничего удивительного. Старшее поколение помнит его по советским фильмам. Ленин был добрый, к нему в Кремль приходили бедняки-ходоки, а он усаживал их в белые кресла и поил чаем. Другого о нем не слышали. Так и рассказывают аксакалы своим детям и внукам.

– В Сети Вас порой обвиняют в слишком негативном взгляде на ситуацию в республике…

– Я пишу только о характерных чертах современного узбекского общества. Желаете позитива? Пожалуйста! У нас невероятно низкие цены на продукты, изобилие фруктов и овощей на рынках, огромное количество великих архитектурных памятников. За несколько долларов на такси сможете проехать из одного конца столицы в другой.

А плов! Вы нигде не отведаете такого плова, как в Узбекистане! Да мало ли еще чего есть хорошего в этой стране. Так что уж простите великодушно!

Анкетные данные

Провозглашение независимости от СССР: 31 августа 1991 года

Столица: Ташкент

Форма правления: президентская республика

Территория: 447 400 кв. км

Население: 28 млн человек

Валюта: сум (на момент верстки 1 сум стоил 0,02 рубля). $1 на «черном рынке» = 2200 сумов

Официальный язык: узбекский

Источники: «Википедия», Госкомстат

Хлопковый рай

2-е место по экспорту занимает Узбекистан на мировом хлопковом рынке.

3,5 млн т хлопка-сырца производится ежегодно.

75% хлопкового волокна отправляется на экспорт.

Сельчане не справляются со сбором «белого золота» самостоятельно. На поля в добровольно-принудительном порядке отправляют работников бюджетных организаций, студентов и даже школьников. Международным правозащитникам удалось убедить крупных бизнесменов, покупающих хлопок, объявить бойкот узбекскому хлопку. Власти Узбекистана были вынуждены принять ряд документов, запрещающих использование детского труда. Тем не менее, практика привлечения учащихся не прекращается по сей день. Дети работают в поле по 2–3 месяца. За 1 кг хлопка ребенок получает максимум 120 сумов (примерно 2,5 рубля).

Источники: «Фергана.ру», novostiuzbekistana.st.uz, uznews.net

Казна

$5,96 млрд (13,116 трлн сумов) – запланированные доходы в бюджет-2010 (без учета доходов государственных целевых фондов)

$6,24 млрд (13,732 трлн сумов) – расходы

Около $4 млрд – общий внешний долг государства (по состоянию на 31 декабря 2009 года)

$700 млн Узбекистан задолжал России

$160 млн (352 млрд сумов) заложено на содержание органов государственной власти, управления и судов

На $12 млрд в 2009 году Узбекистан экспортировал хлопка, золота, природного газа, минеральных удобрений, металлов, продукции текстильной и пищевой промышленности, автомобилей

Источники: lex.uz, rian.ru, справочник ЦРУ

 

Беседовала Яна Белянина

Читать далее...

Штандарт священного континента

Я

с ношей моей

иду ,

спотыкаюсь ,

ползу

дальше

на север,

туда,

где в тисках бесконечной тоски

пальцами волн

вечно

грудь рвет

океан-изувер. (Владимир Маяковский)

Когда смотришь на государственный флаг Киргизстана, не оставляет ощущение, что его автором был не профан-дизайнер (как оно и было), а искушенный традиционалист-эзотерик, до того глубокую символику несет в себе этот флаг. В отличие от большинства других республик распавшегося союза, которые исторически обладали собственной государственной символикой (причем таковая, обретенная в период буржуазных республик 1917-20 гг., отличается крайней профанностью), Киргизия ею не обладала. Флаг, который можно видеть сегодня, – плод чистой художественной фантазии с использованием несложных ассоциативных элементов. Композиция достаточно примитивна, но этот примитивизм сильно тяготеет к архаике аутентичных символов Традиции. Поэтому знамя очень интересно и насыщенно архетипически.

Обращает на себя внимание сплошной фон красного цвета, использование которого в атмосфере постперестроечной фобии на красное было довольно смелым и вызывающим. Красный – традиционный и наиболее древний цвет власти, державного могущества. Об этом свидетельствует и возможный этимологический ряд из русского “красный”, немецкого “kraft” – сила, греческого “kratos” – власть. В центре красного полотнища расположена солярная композиция, включающая так называемый “тюндюк”, обрамленный солнечными лучами. Изображение выполнено золотым. На этом внешнее описание флага заканчивается, но можно увидеть за всем этим неожиданный символический смысл. “Тюндюк” – это предмет из хозяйственного быта кочевников. Так называют решетку, надеваемую на верхнее дымовое отверстие шатра юрты. Внешне она представляет собой круглый обруч, перехваченный крест-накрест палочками, что в целом образует как бы крест, вписанный в окружность. Эта фигура известна в европейской традиции под названием кельтского креста. Интересно, что ныне он является общепризнанным символом европейских правых радикалов, принявшим его взамен свастики, которая после 2-ой мировой войны была порядком скомпроментированна в политическом сознании обывателя. “Тюндюк” дословно означает “север”, что вполне закономерно с учетом космического символизма в сферическом жилище кочевника. Расположенный в самой верхней части юрты тюндюк как раз передает идею севера, неизменно связанную в традиционном мировосприятии с представлением о верхе, мировой вершине. Характерно, что Гиперборея – мифический полярный материк, на карте известного картографа Герхарда Меркатора (1569) своей четырехчастной формой несколько напоминает кельтский крест. Сорок лучей, окружающие тюндюк на киргизском флаге, подчеркивают идею этой кватерности.

Флаг имеет поразительно четкие паралелли с другим известным историческим знаменем – флагом Германского Рейха. Тот же красный фон. Солярный знак свастики по центру. Причем, если разобраться, солнечный символизм свастики в данном случае далеко не однозначен. Большинство исследователей связывают символ свастики с идеей солнца, животворного светила, тепла, плодородия и благополучия. При этом загнутые лучи данного знака как бы придают ему вращение, движение по небосклону. Здесь и начинаются парадоксы. Свастика действительно связанна с символизмом света, об этом говорит и возможное этимологизирование этого санскритского слова от древней основы, содержащейся в русских словах “свет”, “святой”. Но у свастики германского флага концы загнуты вправо, как бы оттянутые инерционной силой при вращении против часовой стрелки (прим.: по отношению к наблюдателю, так же и далее в тексте). Если поставить такую вращающуюся фигуру на воображаемую плоскость, то она “покатится” соответственно справа налево. Однако ежедневно наблюдаемое движение солнца по небосводу происходит в обратном направлении – слева направо, по плавной траектории восток-запад. Следовательно, солярный символизм правомерен лишь для свастики с левой загнутостью лучей, передающей вращение по часовой стрелке и направленность перемещения слева направо. Что же в таком случае означает свастика в интересующем нас виде? Рене Генон объяснял этот символ как концептуальную модель полюса, оси мира, манифестирующего светового Принципа. Действительно, если днем заглушаемый яркими солнечными лучами небосвод теряет свой центр – полярную точку всеобщей космической циркуляции, и такой центр перемещаетя на земную поверхность в местонахождение наблюдателя, то ночь, высвечивающая мириады звезд, обнаруживает подлинную седцевину мировой ротации – там, ввыси, где таинственно мерцает светило Нордического полюса. При этом движение миров вокруг него происходит против направления хода часовой стрелки. Актуализм Центра здесь разоблачает ложную автономию дневного солнца.

Закономерна ассоциативная связь дня и юга, севера и ночи. Архаическая семантика многих языков предусматривает понятие дня (полдня) для обозначения юга, а понятие ночи (полуночи) – для севера. Так, упоминавшееся выше слово “тюндюк” – север в тюркских языках до сих пор значит также “ночь”. Вероятно, что западноевропейское слово “nord” имеет в себе корневую основу, использующуюся в индоевропейских языках и для наименования ночи.

Обратимся к другому аспекту: в индийской традиции свастика с концами загнутыми влево символизировала женское начало, вправо – мужское. При этом мужскому принципу – правосторонней свастике – как нельзя более соответствует фаллический символизм Полюса, Оси (Axis Mundi). Заметим, что, в противоположность этому, Солнце – левосторонняя свастика – в древнейшей индоевропейской мифологической традиции было женского рода. Русское слово женского рода “зоря” первоначально означало “солнце”, на санскрите солнце – “сурья” уже мужского рода, как следствие позднейшей патриархальной трансформации.

Но свастика в обоих своих вариантах остается символом света. Если левосторонняя свастика явственно символизирует именно солнечный, дневной свет, то какой же свет обозначает первертная правосторонняя свастика? Хорошо известен парадокс библейского космогонического мифа, когда Творец создает свет (fiat lux) в первый день творения, а светила, “чтобы светить на землю” – лишь в четвертый. Немаловажно, что светила создаются также “для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней и годов”. Поэтому предшествуюшие этому три дня названы днями лишь условно, и, видимо, должны означать некие три этапа единого креационного акта. Креатуры первых трех дней метаисторичны, они предваряют собственно начало времен. Показателен их не временной, а пространственный характер. Любопытен тот факт, что русское слово “свет” часто употребляется и в таком значении, как “мир”, “вселенная”. Кроме того, слову “свет”, по всей вероятности, родственны английское “space” – пространство, французское “pays” – местность, страна, английское “waste” – пустыня, немецкое “weite” – простор. Этимологическая связь между “свет” и “свастика” сохраняется и в данном семантическом аспекте. Свастику можно найти в древнекитайских манускриптах в иероглифическом значении “страна”, “область”. Весьма характерно также, что в буддийской культовой графике свастику очень часто наносят на изображение “ступни Будды”. Отпечаток ступни – традиционный символ пространства. В индуистской Риг-веде можно обнаружить космогоническое предание о сотворении пространства шагами Вишну. Символизм ступни в таком случае соответствует семантике отношения “ступня” – “ступать”, “стопа” – “step” (англ. “шаг”), а русское слово “степь” исходно обозначало именно первозданное пространство, мифо-сакральный космос.

Исходя из сказанного, сообщение книги Бытия “Да будет свет. И стал свет” представимо как световая манифестация пространства, мира, “всего света”. Примечательно, что события двух последующих дней тесно связаны с пространством: создание во второй день “тверди небесной” – атмосферы, воздушного пространства, соотносимого с антарикшей индуистской космологии; и суши-материка – в третий. Тем самым пространство как бы упорядочивается, принимает определенную структуру, соответствующую известной мифологической трехчастной организации мира по вертикали, наряду с четырехчастным горизонтальным делением (интересен культовый символизм Световита – божества вселенной у древних славян, совмещающий четвертичные горозонтальные и троичные вертикальные параметры). На пространственную символичность числа “три” обращал внимание и Рене Генон, связывая это с тремя измерениями пространства и с тремя шагами, которыми Вишну сотворяет пространство в вышеозначенном ведическом мифе.

В немецком фольклоре звезда-пентаграмма носит название “ведьмина стопа”. Опять смыкаются идея пространства (символика ступни) с понятием некой магической иллюминации. “Звезда” этимологически восходит к “свет”, знаменательна фонетическая близость со “свастика”. В данном случае свет связывается уже не с солнцем, а ночным (полуночным-северным) светилом. Наиболее полно и отчетливо сакральный идейный комплекс севера, света и пространства выражен в мифологическом представлении индусов о “Sweta-dvipa” – мифическом северном континенте, сходном с Гипербореей античной традиции Европы. Таинственная страна, озаряемая мистическими лучами Полярного солнца. Точнее, Антисолнца. Ведь, что общего у него с экзотерическим дневным Солнцем, с его физическим световым излучением.

«Я ненависть к дневным лучам понес в веках…»

Эманации оккультного Светоносца неуловимо тонки. Они открыты немногим. Глаза профана невосприимчивы к их модуляции. Но когда Шиве закрыли оба глаза, посреди лба у него отверзся третий глаз. Люциферическое око, звезда во лбу – стигмат посвященных. Маяковский на своих полотнах запечатлел их огненные, неистовые силуэты. “Тринадцатый апостол” о многом догадывался. Не случайна проходящая через все его творчество тема героического солнцеборчества. Гелиомахии.

«Тысячу раз опляшет Иродиадой
солнце землю —
голову Крестителя».

Так быть ли и дальше жертвами грандиозной космической интриги? Поддаться козням капризной фаворитки? Темному волшебству Цирцеи, самовлюбленной пряхи, непрестанно ткущей невидимую паутину “времен, и дней, и годов”. Надо опомниться, смахнуть наваждение дурной магии, пока подобно легковерным спутникам Улисса не покрылись щетинистой кожей свиней, похотливых, любострастных сатиров. Начать движение от обманов бытийственного экватора к Полюсу, к арктическому Сердцу. С Юга на Север, от мягкотелой тропической изнеженности в инициатическую стужу Ночи. Вырваться из плена времени и ступить на грунт незыблемого Континента.

В 1921 году Велемир Хлебников в одной из своих поэм написал, что

«…пространство Лобачевского
Сверкнуло на знамени».

Подходит время континентального, пространственного триумфа. Банкротства “современности” и позора ее капитуляции перед почвенными силами “сопространственников”. Иначе и быть не может. Ведь зачем тогда Север?

А-Туран.

Релевантно: Киргизский героический эпос «Манас».

Читать далее...

Церковный конфликт под тенью оливковых рощ

В абхазском Новом Афоне, где воскресенье прошло церковно-народное собрание, вокруг знаменитого монастыря растут оливки. Может быть поэтому, события, которые теперь тут происходят, когда-нибудь назовут «оливковой революцией».
15 мая Церковно-народное собрание клириков и мирян приняло решение о создании Анакопийской митрополии с центром в Новом Афоне, которая будет ходатайствовать у Константинополя о даровании ей епископа, а затем и о получении автокефалии Абхазской церкви, независимой от Московской Епархии и Грузинской Епархии.

Так застарелый церковный конфликт абхазского духовенства положил начало новым серьезным общественно-политическим процессам в республике.

Конфликт разгорелся из-за фигуры нового настоятеля Новоафонского монастыря, который фактически был прислан Московским Патриархатом. Братия Новоафонского монастыря отказалась принять нового настоятеля, так как его назначение противоречит уставу обители. А потом, приехавший из России отец Ефрем Виноградов, предки которого были абхазами, совершил серьезную оплошность. Он отменил в монастыре византийские элементы богослужения, и в числе прочего отменил проведение служб на абхазском языке. Остановить обратную реакцию оказалось невозможным.

Теперь молодые священнослужители намерены добиться форсирования процесса создания полноценной автокефальной Абхазской Православной церкви, центром притяжения для которой станет не Москва, а Константинополь. Эти амбиции небезосновательны, но об этом чуть позже.

События конца прошлого месяца послужили первопричиной схода, но сегодня копья ломаются на совершенно другом уровне. Новоафонские события будут уже не просто общим собранием паствы и духовенства, а всенародным сходом, который будет иметь очень большие последствия для будущего страны.

Для Абхазии всенародный сход имеет почти мистическое значение. Сходы организовывались только в периоды серьезных политических испытаний, которые оказывались поворотными в судьбе страны. Например, в 1988 году на сходе в селе Лыхны 30 тысяч человек подписали обращение к властям СССР с просьбой о выходе Абхазии из состава Грузии.

Противостояние в Абхазской церкви отражает общий кризис, когда общество уже не принимает прежнюю систему организации жизни государства и лидеров, которые правят страной. «Церковным Багапшем» в данном случае стал отец Виссарион, пожилой уже женатый священник, который любит большие застолья и стал героем многих анекдотов. Просто в отличие от мирских политических процессов, в Церкви появились яркие, молодые претенденты на лидерство, которые с одной стороны выступают за решительные шаги в сторону создания Абхазской православной Церкви, с другой, не поддерживают экспансию Русской Православной церкви.

Отец Дорофей Дбар только что вернулся из Греции, где получил сан архимандрита и таким образом стал самым статусным священнослужителем в Абхазии. К стилю и методам управления в Абхазской церкви у него много вопросов, но сегодня церковные дела станут лишь частью общественного протеста.

Поэтому власти приложили массу усилий, чтобы предотвратить сход. Сначала церковных революционеров Дорофея Дбара и нынешнего настоятеля Новоафонского монастыря отца Андрея Ампара пытались увещевать в кабинетах администрации президента и правительства. Затем было заседание Совета безопасности Абхазии, на котором руководители страны выступили категорически против проведения схода и прямо заявили, что воспрепятствуют этому всеми доступными методами. Премьер-министр Сергей Шамба заявил по этому поводу: — «я не дам им монастырь». На национальном телевидении введена цензура, и освещение позиции сторонников схода под запретом. По этому поводу все тот же глава правительства Шамба заявил: — «мы не пустим их на ТВ, у них и так много СМИ, которые освещают их позицию».

Но потом власти совершили серьезную ошибку. Они привлекли к обсуждению внутриполитических проблем представителей Русской православной церкви. В эфире национального телевидения появилось интервью уполномоченного по вопросам религии в правительстве Абхазии Резо Кация с заместителем председателя отдела внешних церковных связей Русской Православной Церкви Николаем Балашовым, который естественно, подверг жесткой критике «раскольников». Однако в Абхазии очень не любят, когда внутренние процессы начинают комментировать люди со стороны. И власти, таким образом, забили гол в свои ворота.

Впрочем, есть интрига. Среди руководителей страны, резко критикующих церковный сход нет вице-президента Александра Анкваба. Многие считают, что он поддержал молодых священнослужителей. Если это так, то Анкваб самый хитрый в Абхазии политик. Движение в поддержку Дорофея Дбара, это очень мощный общественный порыв, в котором объединились самые разные силы, выступающие против нынешнего стиля управления страной и излишнего влияния на внутренние процессы со стороны соседних государств. Эта сила сейчас обретает формы, хотя не носит общенациональный характер. Но вместе с этим она значительно мощнее любых политических сил, существующих в Абхазии. Если Анквабу удастся обуздать «абхазский национализм», то он следующий президент. Но в таком случае смены элит не будет. Анкваб – представитель того же поколения, что и Багапш, единственное отличие между ними заключается лишь в том, что вице-президент не партийный функционер, а матерый милиционер.

Премьер Сергей Шамба на том самом заседании Совбеза, сказал, что Москва выступает категорически против церковной реформы в Абхазии, и если это произойдет, то все это будет иметь последствия и не в церковных делах тоже. В такой, на первый взгляд внутриполитической проблеме сразу появилась геополитика.

Дорофей Дбар и молодое абхазское духовенство не зря обратило свое внимание на Константинополь, где находится Вселенский Патриархат. Русская и Грузинская православные церкви являются историческими союзниками, и сколько бы Московский Патриархат не помогал абхазскому духовенству, признания оттуда Абхазская церковь не получит. Константинополь же выступает в какой-то степени историческим оппонентом РПЦ, но более того, считает себя вправе даровать автокефалии и епископа. Но самое главное, древний Питиунтский епископат, древняя Абхазская церковь, был частью Константинопольской церкви. Поэтому, контакты с Греческой церковью и Вселенским патриархатом, безусловно, — это определенный шанс для абхазского православия.

Однако Москва и устами РПЦ, и устами дипломатов уже заявила о категорическом неприятии пути, предлагаемого молодым абхазским духовенством.

Одним словом воскресные события должны положить начало совершенно новым процессам в истории Абхазии, которые потом, может быть и назовут «оливковой революцией».

Антон Кривенюк, Caucasus Times

Читать далее...

Свет Махтумкули озарит Евразию

18 мая  ежегодный государственный праздник в Туркменистане – День Конституции и День возрождения, единства и поэзии Махтумкули Фраги. О значении этого торжества для всей цивилизации Евразии мы поговорили с Президентом российского фонда развития русско-турецких отношений «Евразийский диалог», лидером общероссийского движения «Наша Россия», доктором философских наук Камилжаном Каландаровым.

Поэтическая страна

— Камилжан Хамутович, Вы, как этнический туркмен, раскройте, пожалуйста, смысл этого Дня: он по-восточному неоднозначен и поэтичен.

— Да, действительно, даже в самом названии ярко сказывается специфика нового независимого государства Туркменистан. Соединение дня памяти великого поэта мусульманского Средневековья, классика литературы туркмен с понятиям «поэзия» — не удивляет, но здесь налицо также понятия «возрождение» и «единство». Это очень интересно и продуктивно. Туркменистан — поэтическая страна. Каждый туркмен по рождению уже поэт. Несомненно, организаторы хотели дать государственно-цивилизационное измерение памяти национального поэта. Здесь идеи возрождения нации туркмен, получивших государственность нового типа в 21 веке, здесь Конституция, здесь же идея единства, прежде всего – самого народа Туркменистана.

Но, уверен, в таком соединении понятий был заложен и потенциал для наших с Вами рассуждений. Почему? А потому что символика «возрождения» многозначна, в разные этапы истории востребует новый контекст. Также  «единение». Иначе говоря, в этом «восточном иероглифе» заложено развитие его смыслов. Но принципиально важным является то, что основа – Поэзия. Поэзия на родном языке. Поэзия гения нашего народа.

— Вкратце, в чём ценность именно этого поэта?

— Знатоки литературы утверждают, что Махтумкули (1727 или 1733 — около 1783) изменил туркменский поэтический язык, сблизив его с народной речью. Он также отказался от арабо-персидской метрики, веками традиционной для туркменской литературы, как части общемусульманской цивилизации, и заменил её силлабической системой.

Кроме того, актуальны его этические убеждения, ибо его поэзия осуждает межплеменные раздоры, призывает задуматься о борьбе за существование, которое ведут люди, лишённые земных благ.

Многие строки поэта стали пословицами и поговорками. Его творческое наследие изучали выдающиеся филологи России и Европы. На русском языке первый его сборник вышел в Ташкенте в 1911 году. Его переводили на русский лучшие поэты России, а больше других – великий Арсений Тарковский.

— Как именно в этом году проводится этот День, причём, в разных странах?

— На днях, 14 мая,  Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов провёл заседание Кабинета Министров, на котором были рассмотрены актуальные вопросы внутренней и внешней политики. Среди них было и такое: заместитель Председателя Кабинета Министров Язмухаммедова отчиталась о подготовке к культурным мероприятиям, приуроченным ко Дню возрождения, единства и поэзии Махтумкули, на который запланированы сразу два значимых открытия — Монумента Конституции Туркменистана и Дворцового комплекса «Огузхан». Естественно, что СМИ, культурные организации, вузы и школы будут отмечать праздник в своих форматах. Ведь это подлинно общенародный День.

Евразийский размах

— А как связаны с памятной датой иранские туркмены?

—  Уже стало традицией то, что творческая интеллигенция Туркменистана совершает в эти дни паломничество в аул Актокай иранской провинции Голистан, где находятся могилы туркменских поэтов-классиков Довлет-Мамеда Азади и Махтумкули. На этот раз в Иран отправились 70 деятелей культуры и искусства, учёных, преподавателей вузов, представителей общественных организаций и СМИ. Особо приятно отметить участие представителей официальных и творческих кругов Ирана, местной туркменской диаспоры. Как видите, в данном случае понятие «единство» показывает нам вектор дружбы между двумя огромными цивилизациями «Туран-Иран».

— Значит, развивается сотрудничество преимущественно в восточном направлении? А Запад?

— Современный Туркменистан выстраивает многовекторную политику, и это органично выявляется в культуре. Вот совсем свежий пример. Президент Гурбангулы Бердымухамедов на днях был с официальным визитом в Румынии. Там он заявил, что актуальны вопросы развития сотрудничества между учебными заведениями Туркмении и Румынии в сфере подготовки кадров и проведения научных исследований. По итогам переговоров на высшем уровне был подписан Меморандум о взаимопонимании по вопросам научно-технологического сотрудничества между Академией наук Туркмении и Министерством образования, исследований, молодёжи и спорта Румынии. И среди иных документов — Меморандум о взаимопонимании между Институтом истории Академии наук Туркмении и Институтом тюркологии и изучения Центральной Азии Университета Бабеш-Болаи. Пожалуйста – вот раскрытие вектора «единства» в сторону Запада.

Ведь когда нация стремится выявить своё достояние и самобытность – надо умело себя представить на всех направлениях. А тут инструментарий и опыт наук европейского типа очень кстати.

— А что в том же понимании делается (или не делается) в России?

— В Москве уже сложилась традиция — в День возрождения, единства и поэзии Махтумкули в зале приёмов Посольства Туркменистана проходит встреча литераторов, художников, музыкантов, журналистов, представителей туркменской диаспоры и российской общественности, обучающихся в местных вузах студентов из Туркменистана. Государственный праздник туркменская диаспора отметит также в стенах Петербургского Дома Национальностей .

Одним словом, День Махтумкули открывает россиянам многообразие духовной жизни нового Туркменистана. Многое уже делают в разных городах России. Но, конечно же, на этом останавливаться не стоит.

Когда в 2008 году к 250-летнему юбилею поэта памятник ему был открыт в селе Эдельбай Благодарненского района Ставропольского края (в том районе живут более 15 тысяч этнических туркмен!), а затем в 2009 году в Астрахани, то я подумал: а почему такого нет ещё в столице России?

Вот в прошлом году в турецком городе Йозгат открыли памятник Махтумкули, он создан турецким скульптором, профессором Феритом Озшеном, установлен в центре Йозгата, в живописном парке «Чопаноглу». Как хорошо и красиво! Но вернёмся к московским реалиям.

Посмотрите: в последние годы в Москве появились прекрасные памятники поэтам, которые символизируют дружбу народов на конкретных образцах. Это Абай, в творчестве которого раскрывается душа Казахстана (у Посольства Казахстана на Чистых прудах), это Низами (у Посольства Азербайджана в отдельном благоустроенном сквере), это Навои, гений узбекской литературы (сквер на Добрынинской площади), это только что в мае поставленный памятник Тукаю – дар Татарстана (в Татарской слободе Замоскворечья). Как важно, что такие памятники утверждены в самом центре исторического города! Это знак фундаментального единства нашей Евразийской цивилизации, гордость и слава России, открытой многим культурам и способной быть «собирательницей земель».

Также это и знаки, радующие своих соотечественников, представителей диаспор. В конце концов, историко-государственные формы меняются, меняются идеологии и режимы, а вот Народы, их Поэзия и Культура остаются. Духовная красота скрепляет умы и сердца.

Потому позвольте завершить нашу беседу в этот праздничный День оптимистичной нотой.  Свет и память о Махтумкули пусть озарит всю нашу Евразию! Пусть сначала в Москве, а потом и в иных городах России появятся памятники великому Махтумкули!

И ещё – как важны региональные программы сотрудничества! Вот и Казань, и Оренбург – «восточные ворота России». Здесь пролегали ранее и развиваются ныне экономические и культурные «караванные пути» между мирами славян, тюрков и иранцев. И мы с вами – наследники этой великой единой Евразийской цивилизации.

Будем гордиться этим, изучать наше наследие. Передавать его следующим поколениям. Поздравляю всех россиян – с Днём Махтумкули! Пусть он станет нашим общим праздником.

Беседовал культуролог Джаннат Сергей Маркус.

 

Читать далее...

«Арт-пролетариат отогреет остывающую Вселенную…»

В обществе зарождается класс, претендующий на роль пятой власти.

(По материалам выступления философа, писателя Александра Секацкого на XVII заседании «Московского Евразийского Клуба» по теме: «Оценка нематериальных активов как способ обретения мира художественным пролетариатом»).

Субъект Возрождения

Под *пролетариатом (См. *Словарь) всегда понимался революционный класс. В этом смысле история предстает как эстафета передачи переходящего знамени пролетариата. Когда-то его роль играло военное братство, потом буржуазия, и, наконец, в конце XVIII века на арену истории выходит собственно пролетариат. Тогда ему было нечего терять, он сталкивался с эффектами пролетарской чувственности, общечеловеческими и социальными инновациями. Он имел право именоваться решающим классом истории. Пролетариату удалось несколько раз инсталлировать свой опыт, в том числе в период Октябрьской социалистической революции. (первые 5-7 лет советской империи). Далее с пролетариатом происходят печальные изменения. Ввязавшись в потребительское общество, онт утратил свое революционное самосознание, был развоплощен.

Сегодня мы видим либо офисный социопланктон, либо откровенное желобье. К сожалению, проблема всех левых идей и органической государственности состоит в том, чтобы определить решающий, касательный жест. Мы должны идентифицировать пролетариат сегодняшнего дня, определить решающий класс истории. Где та реальная сила, которая не на стороне остывающей социальной Вселенной, а на стороне нового большого взрыва? То есть на стороне производства новых форм социальности, еще не реализованной исторической миссии. И что же мы видим после некоего поиска, оглядываясь по сторонам? Первые попытки приводят нас к гастарбайтерам, так называемому внешнему пролетариату. Ясно, что с ним происходит то же самое, что и с предшествующим явлением. Грубо говоря, его существование очень кратковременно, вплоть до интоксикации буржуазными ценностями.

Жизнь – как возможность самовыражения

Однако есть другой класс, который не подлежит интоксикации, который  чрезвычайно устойчив к буржуазным ценностям. И формируется он именно сейчас. Есть смысл назвать его арт-пролетариатом или художественным пролетариатом. Это большая общность людей, пока еще не имеющая общего самосознания, но уже имеющая общую судьбу. Кто они? Частично это обитатели городских трущоб, современных гетто. Они, оказавшись на помойках и свалках, тем не менее, опробуют новые формы жизни, занимаются искусством, например, граффити. Граффити- это очень передовое искусство. Оно не хранится в музеях, не изымается из природы, а оставляется там, где создано. Вокруг данного кристаллика собираются все больше и больше людей. Их задачей станет так называемая художественная самопрезентация. Это попытка выразить себя: в стихах, в прозаических сочинениях, музыке, в каких-то формах театрализации, в электронном пространстве.

С чего мы взяли, что искусство имеет, прежде всего, зрителя, потребителя? Искусство- это, в первую очередь, художник. Может не быть ни одного зрителя, тем не менее, в городах устраиваются какие-нибудь *флешмобы (См. *Словарь). Мы реализуем свое право на искусство. Сюда относятся и самые разные экспрессивные элементы молодежных субкультур, массовое стихосложение и пр.

В принципе такое было всегда. Но что позволяет говорить нам о решающем моменте сегодня.  Спустя какое-то время количество этих людей – голодных духов художественного творчества — достигает критической величины. Их много. Они, особенно в мегаполисах, требуют быть замеченными. Люди, действительно, рассматривают свою жизнь, как возможность самовыражения, самопрезентации, сценического производства. Если мы присмотримся к социальной мобильности подобных субъектов, например, кочующим из университета в университет научным «цыганам», бродячим художникам, обычным шалопаям, бродящим по городам, то в сущности их больше, чем офисного планктона.

Обновление социума и политического пространства

Количество этих людей достигло критической точки, и сейчас на наших глазах происходит консолидация нового класса – арт- пролетариата, который требует себе площадок для самореализации. Его представители  при случае смогут быть и зрителями друг друга. Однако это прежнее, уже устаревающее потребительское отношение к искусству , когда гений вынужден угождать чужим вкусам в зависимости от объема заплаченных денег, количества упоминаний в СМИ. *Полеткульт (См.*Словарь) в начале 20-х годов пытался отменить такое  положение вещей. Но тогда арт-пролетариата не было и в помине. Сегодня он есть.

Люди мегаполисов, индустриальных стран постепенно осознают  свое право на креативные практики без непременного участия извне. Они пока еще молчаливы, но уже готовы предложить совокупным налогоплательщикам возможность не только потреблять и приносить некую пользу в тупиковом круге полезности, но и, прежде всего, реализовывать себя под Солнцем и Луной. Вот чего добивается и будет добиваться формирующийся артпролетариат. Как ни странно, но бродящие группы музыкантов и художников – это освежающая сила общества, они гораздо полезнее, чем, например, офисный планктон, который, по сути, является душителем всех инноваций. Офисный планктон всегда на страже остывающей Вселенной, тогда как арт-пролетариат находится на кромке новаций, творит новые формы жизни, реализуя свое человеческое предназначение.

Мы еще не пришли к каким-то устоявшимся терминам, но некоторые вещи уже стали очевидны, а именно: бытие арт- пролетариата рано или поздно внесет изменения в саму картину социальности, поменяется политическое пространство. Традиционное политпространство безнадежно устарело. Оно, с точки зрения радикальных художников, с точки зрения молодежи, является отстойным. Гораздо более интересные вещи могут принести, к примеру, бродячие авторы. Это может быть выборочная флешмобилизация общества, акции, митинги, презентации, где преобладают креативные практики. Такого рода обновление политического пространства происходит на наших глазах. Арт- пролетариат его, собственно, и обустраивает.

Фактически сегодня он претендует на роль пятой власти. Поскольку четвертая власть -масс-медиа — в значительной степени распадается из-за распространения единой паутины. В информационном пространстве уже нет единых центров. А вот в пятой власти ответственные центры появляются. Например, формируются сообщества, отвечающие за сохранение культурного наследия города, борцы с рекламным засильем, стремящимся предложить взамен рекламных баннеров живое искусство. В этом смысле мы видим, что за арт-пролетариатом есть определенное будущее.

Последние дни гламура

Этот класс находится в начале своего развития. Общество еще не осознало его исторической роли, но есть определенное противодействие. Одним из проявлений противодействия является гламур — предсмертная маска потребительского общества, прекрасно переодетый денежный мешок, где потребители выбирают себе ту или иную внешнюю оболочку, блестящую змеиную шкуру. Это последняя стадия товарной дистрибуции искусства. Еще раз подчеркиваю, что искусство артпролетариата в первую очередь ориентировано на самих художников, которые расширяют пространство человеческого бытия, потому что в производство символического включаются и дружба, и любовь — это некие формы достаточно интересной необычной жизни. Нет никакого сомнения, что рано или поздно перед налогоплательщиком будет поставлен вопрос «Кого вы финансируете? Офисный планктон, чиновничий аппарат или форму нового искусства, где само занятие творчеством становится одним из прав человека, наряду с правом на свободу слова и другими правами?»

Как будет происходить арт-экспроприация? (См. *Словарь). Жизнь покажет, какие появятся новые формы. Во-первых, не исключено, что экспроприация может осуществиться как раз  через наступление на гламур. Общая форма презрения ко всей сентиментальности, слезливости гламура и знаменитому принципу — «сделайте мне красиво » — такого рода экспроприация будет означать существенную часть самосознания, противостояния в обществе. Во-вторых, благодаря Сети возможны новые способы обмена результатами символического производства, возможно создание быстроформирующихся ячеек и столь же быстро распадающихся.

Традиционное деление политического измерения с его парламентами, политическими партиями ставится под вопрос. Есть возможность пересмотреть прежнюю систему обустройства – «А давайте попробуем жить по-другому, перейдем от стяжательства к производству искусства?». Например, искусство для моих друзей, или искусство для моей любимой, где эротическое и семиотическое теснейшим образом переплетено. Понятно, что прежняя политика с ее коррумпированным началом может и не выдержать такой конкуренции. И это тоже будет форма арт-экспроприации. Каждому принадлежит право заниматься искусством и право на креативные практики. Это формула самосознания грядущего арт-пролетариата. Выиграет то общество, которое раньше признает данный класс и сможет наладить с ним общий язык, обеспечит ему достойное существование.

* Словарь:

Пролетариат это:

1 значение: proletarius — «производящий потомство» (от лат. «proles» — «pro + alo» — «для + выращивать, воспитывать»). Аналогичное использование в других сочетаниях: proles postuma — отпрыск, потомок, детище, дитя; proles futurorum hominum — род, потомство; proles ferrea — племя, раса; proles equitum peditumque — молодёжь.

2 значение: proletarius sermo — «простонародный».

3 значение: proletarius civis — это римские граждане, по системе Сервия Туллия стоявшие по имущественному цензу ниже граждан V класса, то есть с имуществом менее, чем в 10000 ассов. Такое название в обществе объяснялось тем, что единственное значение пролетариев для государства выражалось в производстве потомства — будущих граждан Рима.

4 значение: социальный класс, не обладающий правом собственности на средства производства, для которого основным источником средств для жизни является продажа собственной рабочей силы.

Флешмо́б – это (от англ. flash mobflash — вспышка; миг, мгновение; mob — толпа, переводится как «вспышка толпы» или как «мгновенная толпа») — это заранее спланированная массовая акция, в которой большая группа людей (мобберы) внезапно появляется в общественном месте, проводят пятиминутный митинг, выполняя заранее оговоренные действия (сценарий) и затем одновременно расходятся. Смартмоб является разновидностью флешмоба. Сбор участников флешмоб осуществляется посредством связи, в основном через телефон и Интернет. Одним из принципов флешмоба является отказ от освещения в СМИ.

Пролетку́льт это массовая культурно-просветительская и литературно-художественная организация пролетарской самодеятельности при Наркомате просвещения, существовавшая с 1917 по 1932 годы.

Экспроприация – это (новолат. expropriatio) — лишение собственности, отчуждение.

Подготовила Яна Белянина

Читать далее...