Почему премьер Турции грозит своей отставкой?

Анкара воспринимает перспективу федерализации как «страшную угрозу» в контексте «распада Османской империи»

Глава правительства Турции Бинали Йылдырым, выступая на митинге в Анкаре, заявил, что он уйдет в отставку, если изменения в Конституции, вынесенные на референдум 16 апреля, спровоцируют переход государства на федеративную систему. «Те, кто уже ничего другого придумать не может, говорят теперь, что Турция в результате референдума откажется от унитарной системы, — уточнил Йылдырым. — То есть, будет центральное правительство и множество маленьких правительств: вот главное правительство, а рядом с ним правительство Коньи. Как такое может быть?». Кроме того, сказал премьер, федеративная система является крайне чувствительной для Турции на фоне проблем с сепаратистами в юго-восточных регионах, населенных курдами.

Но уже давно витает в турецких кабинетах мысль о преобразовании устройства страны. Недавно экс-глава МИД Турции Яшар Якыш рассказывал, что в свое время в турецком парламенте рассматривался законопроект, направленный на децентрализацию власти в Турции и передачу части полномочий на местный уровень. Но (на тот момент — президент Турции) Ахмет Сезер наложил вето, посчитав, что этот закон может привести к федерализации страны. Потом, насколько нам известно, Европейский союз, рассматривая проблемы интеграции Турции, предполагал в перспективе сценарий федерализации страны, активно поддерживая мирный диалог Анкары с «ее» курдами, полагая, что в будущем они получат автономию. И тогда курдское политическое движение расцвело и окрепло, оно в три раза увеличило число своих сторонников на парламентских выборах. Успех сопутствовал ему и на муниципальных выборах в 2014 году, по результатам которых правящая в Турции партия потерпела поражение в большинстве городов и провинциях турецкого Курдистана. Эрдоган, заигрывая со «своими» курдами и отходя от старой политики тюркизации курдов, стал проводить политику исламизации, тем самым отодвигая курдов от националистических и, в особенности, левых сил. То есть, проводил внутренние тактические маневры.

Но процесс этот был сорван правящей партией «Справедливость и развитие» (ПСР). Сегодня трудно предполагать, как бы могли развиваться события в случае, если бы ПСР чуть ранее стала бы осуществлять проект федерализации страны. По мнению некоторых турецких экспертов, в определенных политических кругах Анкары полагали, что фактический отказ на первом этапе правления «Справедливости и развития» от кемалистской идеологии тюркизма (главный принцип ее — «счастлив только тот, кто является турком») рано или поздно приведет не только к осознанию того, что Турция является многонациональным и многоконфессиональное государство, но и поставит проблему федерализации страны. Тем более что США в соседнем Ираке уже провели федерализацию, и Анкара рассчитывала, что Диарбакыр (негласная столица Турецкого Курдистана) и Эрбиль (столица Иракского Курдистана) окажутся под ее протекторатом. Этим фактором и объясняют сложившиеся особые отношения между Анкарой и Эрбилем. С таким проектом соглашались турецкие курды, которые активно поддерживали на всех выборах партию нынешнего президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Не случайно также в свое время президент Франции Николя Саркози выступал с идеей интегрировать с ЕС только «часть Турции», считая остальную буферной подконтрольной зоной.

Но Анкара не рискнула, зато сломя голову окунулась в сирийский кризис, где все равно столкнулась с курдским вопросом. И сейчас очевидно, что, судя по всему, будущее самой Сирии в федерализации, что, кстати, является частью женевских переговоров и предусматривает проект Конституции этой страны. Некоторые, правда, полагают, что таким образом президент Сирии Башар Асад по тактическим соображениям подвешивает Эрдогана еще на один «курдский крючок». Возможно, но тенденция очевидна, если иметь в виду и активную поддержку сирийских курдов со стороны США, хотя они пока не ставят под сомнение «единство и территориальную целостность Сирии». Как и турецкие курды, которые на уровне представителей своих партий, требуя автономии, также придерживаются этого же принципа в отношении Турции. Известна и позиция России: «Внутреннее устройство сирийского государства — это дело сирийцев и это тема, которая должна регулироваться на основе инклюзивного процесса, в котором участвуют все конфессиональные и этнические группы, проживающие на территории Сирии: курды или сунниты, алавиты, друзы и так далее». Так что размышления главы турецкого правительства Йылдырыма не на пустом месте появились.

Пока же Эрдоган опасается появление после Ирака и в Сирии курдской автономии, полагая, что «автономией» могут заразиться, если уже не заразились турецкие курды. Для справки. Как считает сопредседатель российской Федеральной национально-культурной автономии (ФНКА) курдов Фархат Патиев, под турецким Курдистаном подразумевают 25 провинций, расположенных на востоке и юго-востоке страны. Их население составляет более 16 млн человек, преимущественно курдской национальности. В Сирии проживает около 3,5 млн курдов, что составляет примерно 18% от общего числа населения страны. Что касается Ирака, то здесь живут около 6,5 млн курдов, тоже 18% населения страны. Большинство курдов исповедуют ислам суннитского и шиитского толка, есть приверженцы алавизма, христианства и иудаизма. Поэтому Эрдоган и его правительство также опасаются того, что в случае федерализации Турции и пропорционального распределения полномочий страна на треть может оказаться в руках курдов. Президент Турции потому и пытается через референдум, как заявил глава комиссии по конституционному законодательству турецкого парламента Мустафа Шентоп, «ввести унитарную президентскую систему, исключающую федерализм».

Альтернативу Большому Курдистану в этой ситуации могло бы составить «добровольное» превращение Турции в федеративное государство с выделением в качестве одного из его субъектов бывших территорий автохтонного проживания курдов в Восточной Турции. Вот что пишет в этой связи известное испанское издание Publico.es: «За исключением курдов и белуджей, остальные этнолингвистические группы Ближнего Востока обрели собственную государственность. Курды никогда не были столь сильны, как сейчас, и любой опрометчивый шаг может свести к нулю все их достижения. Возможно, наилучшим решением является федерализация». Но, как считает экс-глава МИД Турции Якыш, «в Турции перспектива федерализации воспринимается как страшная угроза», так как «распад Османской империи в свое время начался именно с предоставления большей самостоятельности отдаленным провинциям, после чего те сначала стали автономиями, а потом объявили о независимости». Неужели в Турции, как и на всем Ближнем Востоке, история вновь повторятся?

Станислав Тарасов, Regnum.ru

Лекториум он-лайн

Павел Зарифуллин "Феномен бездны"



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>