Польский народ расчленяют на региональные этносы

Будет ли в стране официально признан силезский язык?

Силезские автономисты в Польше сделали на днях новый долгоиграющий ход. Глава партии «Современная» (Nowoczesna) Катажина Любнауэр и депутат Моника Роса провели пресс-конференцию, на которой объявили о намерении представить в Сейм Польши проект поправки к закону о национальных и этнических меньшинствах и региональных языках о придании статуса официально признанного региональным силезскому языку. В настоящее время в качестве такого в Польше признается кашубский язык. Эту инициативу партия начала отрабатывать еще весной прошлого года, уточняет Польское агентство печати, дав старт серии дебатов и консультаций в Силезии и других регионах страны. По словам Росы, в ходе обсуждений она смогла убедить в правильности предоставления силезскому языку статуса регионального не только членов своей партии, но и движения «Кукиз 15» (Kukiz 15). «Думаю, что, наверное, не в ближайшие два года, но, возможно, в следующей каденции Сейма этот проект можно будет повторно представить. А пока эти два года мы будем использовать для того, чтобы поговорить о Силезии на силезском и не только в Силезии, но и в Польше», — добавила депутат.

Сейм Польши

«Современная» является либеральной партией, ориентированной на ЕС. «Кукиз 15» больше похоже на популистское движение, ворвавшееся недавно на польскую политическую сцену и демонстрирующее желание минимизировать влияние элит в пользу «народного представительства». Эти два клуба, хотя и являются меньшинством, но в Сейме присутствуют, а значит, площадка для серьезного обсуждения у них есть. Даже если им (скорее всего) не удастся набрать нужного числа голосов для принятия лоббируемого закона, уже сами дебаты по нему станут серьезной проблемой в контексте внутренней ситуации в Польше и вокруг нее. Особенно на фоне кампании по празднованию столетия восстановления польской государственности и независимости, которая растянется на весь 2018 год. Ведь с Силезией не все так просто, что еще в мае 2017 года обозначило Движение силезских автономистов (RAŚ), когда обратилось к президенту Польши Анджею Дуде с призывом восстановить Силезскую автономию, ликвидированную 6 мая 1945 года.

Силезское воеводство, историческая Верхняя Силезия, переходило из рук в руки чехов, австрийцев, немцев, а в настоящее время является польским регионом. Силезские автономисты с 1990 года выступают за предоставление воеводству широкой автономии в рамках государства. Регион должен получить возможность избирать собственный парламент, иметь собственное правительство и Казначейство, которое бы собирало налоги. При этом большая часть их должна была бы пойти в бюджет автономии, а незначительная — в Варшаву, в чьей компетенции оставались бы дипломатические вопросы, оборонные и денежной политики. И это признаки федеративного устройства, в то время как Конституция определяет Польшу как «унитарное государство», которое «обеспечивает децентрализацию публичной власти». При этом для многих польских политиков и активистов федерализация является неприемлемой, поскольку за концепцией «двойной идентичности» (как вариант, я силезец и я поляк) они видят признаки сепаратизма и угрозу целостности страны в свете исторической памяти о нацистском вторжении в Польшу, когда Берлин использовал как предлог ущемление немецкого меньшинства.

Варшава внимательно отслеживает происходящее в Силезии и в связи с европейской политикой. После того как 1 октября 2017 года Каталония по итогам плебисцита объявила о своей независимости, польский министр внутренних дел Мариуш Блащак заявил, что референдум — это предупреждение для Польши, так как в стране «есть такие ассоциации, у которых автономия присутствует в названии», намекая на RAŚ, выступившее в поддержку каталонцев. Один из польских политологов солидаризовался с министром, заметив, что «чем больше я слушаю лидеров Движения силезских автономистов, тем больше начинаю верить, что определение «скрытая немецкая опция» — это реальность, хотя более важным было бы, наверное, «открытая антипольская опция». Однако пока что силезские активисты работают больше на перспективу, не выходя за рамки. Хотя и в этом случае в их намерениях можно усмотреть далеко идущие планы. В частности в случае, когда они выступают против правительственной программы развития Верхней Силезии, считая, что Варшава таким образом делает их регион «внутренней колонией». Так, в начале декабря 2017 года автономисты возмутились требованием министра энергетики Польши Кшиштофа Тхужевского выделить место для строительства двух новых угольных шахт на землях, которые местное самоуправление планировало использовать для строительства жилья.

Ополе. Силезия. Польша

Можно было бы перечислить и другие примеры публичной демонстрации «ущемленного самолюбия» со стороны политически активных силезцев, но суть не в этом. Варшава атаковала, они отбивались — так было. Выход на стадию официального закрепления своего языка представляется куда более серьезным делом, поскольку так рождается новый народ. А это влечет за собой проблемы для Польши. К тем же кашубам власти до сих пор относятся с недоверием и подозрением. По итогам празднования 11 ноября 2017 года в очередной раз Дня независимости главный редактор гданьского портала Dziennik Bałtycki Мариуш Шмидка призвал главу Поморского воеводства Дариуша Дрелиха признать, что он не видит угрозу в кашубах. Его возмущение вызвали слова воеводы о том, что «особенно стоит сегодня напомнить каждому поляку, каждому жителю Поморья, а также тем, кто называет себя «представителем этнического и регионального меньшинства», что эта земля неоднократно была предметом махинаций, направленных против единства польского государства, следовательно, наш долг — поддерживать постоянную уверенность в собственной национальной принадлежности». Шмидка потребовал от Дрелиха уточнить, что он не имел в виду кашубов, «поскольку не следует забывать, что в прошлом кашубы неоднократно подвергались преследованиям со стороны немцев, а затем властей Польской Народной Республики. Однако они сохранили свой язык, сознание инаковости и католическую систему ценностей. Основой их идентичности являются культура, язык, происхождение, семейные связи, факт рождения в Кашубии. И подавляющее большинство чувствуют себя кашубами и поляками одновременно».

Помимо того, Варшава может получить для себя «второй фронт». Об этом говорит Wochenblatt, портал немецкого меньшинства в Польше, напоминая об инициативе Федерального союз европейских национальностей (FUEN). Дело в том, что обеспечение прав национальных и этнических меньшинств в настоящее время не входит в компетенцию институтов Европейского союза, а осуществляются государствами-членами. Несмотря на ратифицированные соглашения о защите меньшинств и их языков, каждое государство рассматривает этот вопрос по-разному. Однако FUEN выступает за то, чтобы регулированием прав меньшинств занялся Брюссель. В этих целях Союз приступил к сбору миллиона подписей граждан Евросоюза, который должен завершиться до 3 апреля 2018 года. Учитывая, что подписи собираются во всех 27 государствах — членах ЕС, не такая уж и сложная задача. В Польше координацией этой работы занимаются организации немецкого меньшинства, которым предстоит найти 40 тысяч сочувствующих. При этом к польским немцам, отмечает издание, присоединились меньшинства белорусов, кашубов, татар и евреев. Если силезцы смогут добиться признания своего языка региональным, они тем самым обозначат себя отдельным народом. И это станет новым вызовом для Польши и для декларируемого Варшавой статуса мононационального государства.

Источник: ИА REGNUM.

Лекториум он-лайн

Анастасия Гачева: Октябрьская революция как предчувствие космоса



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>