Путевой афганский дневник (часть 1)

«Центр Льва Гумилёва» начинает серию публикаций путевых заметок, очерков, интервью нашего журналиста Искандера Аманжола из сегодняшнего Афганистана. Это специальный проект: Искандер сейчас в Афганистане и передаёт нам свои впечатления в режиме он-лайн

Всё познаётся в сравнении

Прильнул к иллюминатору, в разрывах облаков виднеются горные кряжи. Снега, в лучах заходящего солнца он розовый, на вершинах маловато. Похоже, что в этом году снова будет засуха и неурожай. Началась болтанка, а у меня из головы не выходит песенка, услышанная в душанбинском аэропорту: «Я уеду жить в Лондон! Я уеду жить в Лондон!». Вот же привязалась, не хочу туда! Турбулентность стихла, а еще через полчаса колеса шасси самолета афганской авиакомпании «Kamair» коснулись рулежки кабульского аэропорта. Я уже и счет потерял своим поездкам сюда, а меня продолжает тянуть как магнитом. Через полтора часа обрел ночлег и ужин. Блаженно растянулся на койке, утро вечера мудренее.

О времена, о нравы!

Светает, воркуют горлинки. На улицах появляются первые велосипедисты и пешеходы. На вершине холма, возвышающемся над Вазир Акбархоном — это фешенебельный район афганской столицы, на высоком флагштоке полощется национальный флаг. У его основания установлен больших размеров билборд с портретом Ахмад-шаха Масуда — покойного лидера афганских таджиков посмертно возведенного в ранг национального героя. С момента его гибели в сентябре 2001 года, много воды утекло. В стране произошли большие изменения. Не могу сказать почему, но всякий раз мне кажется, что он взирает на Кабул с некоторым недоумением. И если вдуматься, то есть от чего.

На первый взгляд и это действительно так, изменения гигантские. На месте старого построен новый международный аэропорт. Небольших размеров, но новый. Во многих частях города возводятся и продолжают возводиться многоэтажные новостройки. Тут наблюдается строительный бум. Появились пятизвездочные отели и рестораны, модные бутики и салоны. Детки чиновников — новой сановной знати ходят по ним уверенной поступью, чувствуется, что они завсегдатаи. На улицах не редкость джипы последних моделей. Теперь тут можно купить абсолютно все. Замири Камгар – владелец «Kamair», два года назад носил перстень с бесчисленным количеством каратов – реальные булыжники. Сам видел. Его он подарил сыну, а себе купил новый, надо полагать с бриллиантами еще большего размера. Не подумайте, что я завидую, вовсе нет. Как говорится, красиво жить не запретишь.

Тот же Вазир Акбархон буквально за последние 5-7 лет из скромного по нашим меркам района, превратился в некоторое подобие Рублевки, при этом подобие не самое лучшее. Понятное дело, вкус дело наживное. Виллы и дворцы отгородились от улиц высоченными каменными заборами, поверх которых пущена спираль Бруно. Почти у каждого из них вооруженная охрана и чем больший вес занимает хозяин жилища, тем ее больше. Улицы и переулки перегораживают шлагбаумы. Встречаются огневые точки, сооруженные из мешков с песком, из амбразур которых настороженно выглядывают стволы автоматов. Не хватает только противотанковых ежей. Телохранитель и охранник, самые востребованные тут специальности. Бывшие полевые командиры, в том числе из ближайшего окружения Масуда, в одночасье превратились в преуспевающих политиков и дельцов. В старину в странах мусульманского Востока окна домов были обращены во двор. Почему? В те времена не было принято кичиться богатством. В принципе, сейчас тоже. К примеру, талибы приветствовали аскетизм и простоту нравов, старались привить народу скромность, призывали отринуть стяжательство и мздоимство. По этой причине некоторые исследователи сравнивали их с пуританами. Сейчас же от людских глаз мало что скрывают. А нищих на улицах не убавилось. Хорошо жить хочется всем, а возможностей для этого нет. Тем самым простой люд вводится в искушение, а это грех.

Сослагательное наклонение

Несомненно, Масуда радовали бы открывающиеся школы, больницы и институты. Но как это ни парадоксально звучит, у самого последовательного противника талибов, было то, что сближало его с ревнителями веры. Он был неприхотлив и всегда удовлетворялся малым. И дело вовсе не в том, что он не мог себе это позволить, мог. Это было чертой его характера. Узнав о том, что кто-то из подчиненных возвел в Пандшире двухэтажный особняк, стал допытываться у того, а на какие средства он его построил? А тут не скромный деревенский особняк или коттедж– дворцы всамделишные!

Задребезжали стекла. Упруго разрезая лопастями воздух над Вазир Акбархоном пронесся вертолет. А над ним, небо разрезает инверсионный след, оставленный военным самолетом. Сарделькой висит дирижабль, с него ведется наблюдение. С уверенностью могу сказать, что Масуд был бы против иностранного присутствия в стране. Вероятно, что гибель его связана именно с этим. В ходе его визита в Европу журналисты спросили: вот вы воевали с Советским Союзом, а что будете делать, если США введет свои войска в Афганистан? Он высказался в смысле того, что даже если он будет контролировать территорию размером с пакуль – головной убор афганцев напоминающий берет – то будет до последнего дня своего воевать с интервентами. Будет воевать вне зависимости того, кто интервенты: американцы, пакистанцы или кто еще. Он летал на стареньком Ми-8. Мне приводилось летать на нем, там обшивка салона свисала клочьями.

Похоже, что Масуд не доверял американцам. В его родном кишлаке Джангалак мне говорили о том, что в одной из «ракушек» хранится бронированный автомобиль подаренный то ли госсекретарем Эдмундом Маски, то ли кем-то еще кем, но он ни разу им не воспользовался. По словам местного жителя, он опасался того, что в нем есть устройство, отслеживающее его передвижения. Дом его родителей представлял собой обычную двухэтажную мазанку. Второй этаж это болхона – летнее помещение. Теперь одна из самых протяженных магистралей Кабула носит название Great Masood Road. В столичном аэропорту висит его гигантский портрет, горожане были уверены в том, что его назовут именем таджикского лидера. Ан нет – теперь он носит имя Хамида Карзая. На юге страны они почти не встречаются. Там Масуд не в чести. Там портреты местечковых лидеров пуштунов. Если перефразировать Эдмона Ростана: «… и с рознью в крови рождены». Проблема в том, что у них нет общепризнанного вождя – выразителя их интересов и чаяний. Казалось бы, такая малость! Да и преемники Масуда сейчас далеки от былого единства. Думаю, живи он сейчас многое в Афганистане было бы по-другому. Я допускаю крамольную мысль, останься он живым, то в интересах совместной борьбы с западным военным присутствием он пошел бы на тактический союз с талибами.

За что боролись?

Мои размышления на лоджии прерывает повар, сообщивший о том, что завтрак стынет на столе. А вот и первая удача – сотрапезник, да еще какой! Он живет в том же доме, что и я только этажом выше. Слово за словом, вот и беседа завязалась. Русскую речь ему приходится слышать здесь редко, тем более, как выяснилось мы земляки. Его зовут Валерий Пензов – инженер, выросший из рабочих, который занимается тут монтажом автозаправочных станций. Как это бывает, мастер на все руки. Работает в Афганистане с 2004 года. До нашей встречи трудился в Джелалабаде, Мазари-Шарифе, Хайратоне, Чарикаре, в Кабуле и его окрестностях. Обширная география. А вот и первые воспоминания. Мне они показались занимательными.

Это случилось в Кучкине, что находится в 20 км от Кабула. С ним работал местный сварщик, он-то и пригласил его и еще нескольких русских сотрудников к своему другу, который давно выказывал ему свое желание пообщаться с шурави. Согласились. Сперва проезжали кишлаки, а потом потянулась совершенно безлюдная местность и дорога, которую можно назвать таковой с очень большой натяжкой. Проехали мимо подбитого советского танка: «Враз сердце защемило», — говорит он. Замечу, афганцы не кичатся своей победой. Редкие дома, больше напоминающие крепости. Глухомань, у моего собеседника стала появляться мысль, а не безопасна ли их поездка? Его опасения оправданы. Тут случается, когда бандиты захватывают заложников, а потом требуют выкуп. Было нашумевшее дело, когда отморозки захватили турецкого инженера и освободили за 200 тыс. долларов. Теперь он ездит по Кабулу на бронированном автомобиле. Тех, чьи близкие были менее покладистыми, находили в указанных местах тела убитых. Но, сколько веревочке не виться… В ходе следствия выяснилось, что преступниками были бывшие моджахеды, жившие в Швейцарии и ОАЭ. Бывали на родине наездами, сделают свое черное дело и на крыло. Практически всех в прошлом году приговорили к высшей мере. Замечу, во времена талибов люди чувствовали себя более защищенными. Война развращает людей. Подумалось, что в каком-то смысле убийцы тоже ее жертвы.

И снова воспоминания Пензова: «Приехали, пятиметровая глинобитная стена и вмурованные в нее ворота. Сварщик вышел из машины, юркнул в приоткрытую дверь, вскоре ворота отворились во всю ширь, и они вошли. Огляделись, сплошной парадиз: двор в пару гектаров, ухоженный газон, цветник, гранатовые деревья, виноградник, журчащие фонтанчики, 30-тиметровый бассейн. Ошеломленные, мы оглядывали все это великолепие». Меня тоже афганцы часто приглашают в гости: так у одного из них я видел во дворе фонтан с золотыми рыбками. Моего собеседника поразил контраст: по дороге убогие мазанки, руины, всепроникающая пыль, а тут чуть ли не имение английского лорда. На встречу вышел высоченного роста приветливо улыбавшийся мужчина. Поздоровавшись, он сделал приглашающий жест.

Едва щелкнул пальцами, как из дома выскочили домочадцы, тут же на газоне появились ковры, матрацы с подушками и в мгновение ока накрытый дастархан. Как водится, разговор начался с житья-бытья, погоды и прочих политесов. «Афганец держался степенно с достоинством. Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что подбитый танк, виденный нами на дороге — его работа. Оказалось, тот был полевым командиром моджахедов, — продолжает Валерий. Замолчали, переглянулись. Мелькнуло: в подбитом танке же погибли наши ребята! Возникло ощущение, что они встретились с врагом. Аппетит пропал мгновенно. Тягостное молчание прервал доброжелательный смех хозяина». Позже он, как бы вскользь скажет, что в той войне погибли два его брата.

Он не стал рассказывать о себе, о том, как и за что воевал с шурави, а говорил, что «за последние годы его мировоззрение сильно изменялось». Все познается в сравнении. Воистину так! Рассказывал о том, что тогда бачата без боязни лезли на танки, а советские солдаты угощали их конфетами, изюмом или яблоками. Сейчас ему трудно представить, чтобы афганские детишки взбирались на американскую броню. От себя добавлю, что мне приводилось видеть, как американцы патрулируют дороги. Они передвигаются колонной из 4-х бронетранспортеров, пулеметы передней и замыкающей машин нацелены на дорогу, те, что между ними готовы вести огонь влево и вправо. За турелью видны напряженные лица пулеметчиков.

Моему собеседнику показалось, что хозяин испытывает сожаление о том, что воевал с шурави. Оценивая их произнес лишь одно слово: «Воины!» и в его голосе ощущалась уважительность. Постепенно напряженность спала и в этом Пензов видит его заслугу. Плов, мясо, фрукты, было заметно, что он не считался с расходами на угощение. Искупались в бассейне, афганец предложил спиртное, но гости отказались. Прощание было теплым. Вспомнилось, что один из моих бывших приятелей, несколько лет назад писал мне: «А «наши» амеровский танк в Афгане завалили!». «Наши» — это талибы! Признаюсь, я разделял его ликование.

Прозорливость американцев

Постепенно наш разговор плавно перетек на другие темы. В 2004 американцы скупали свои же неиспользованные моджахедами «Стингеры» за миллион долларов. Плакат об этом Валерий видел на придорожном билборде. Надо же, цена возросла в десять раз и инфляция тут совершенно не причем. Сразу после ухода советских войск, их выкупали у моджахедов по сто тысяч за штуку. У меня сложилось впечатление того, что уже тогда американцы планировали развязать войну в Афганистане. К слову сказать, в одной из своих книг, Боб Вудворт — известный американский журналист расследовавший Уотергейтский скандал, в результате которого президент Ричард Никсон ушел в отставку, писал о том, что директива о нападении в Афганистан лежала на письменном столе Джорджа Буша еще до событий 9/11.

Не исключено, что пара-тройка амеровских вертушек, рухнувших по причине «технической неисправности» были сбиты их же «Стингерами». В отличие от других членов коалиции, имена погибших можно увидеть на христианском кладбище Кабула, они скрывают численность своих потерь. В Пакистане мне говорили, что американцы арендуют у них морги. По их словам, они забиты. Ну это так, к слову.

По словам моего собеседника, раньше подбитая советская техника тут встречалась на каждом шагу. Теперь этого нет, ее всю вывезли на переплавку в Пакистан. Сохранились лишь единицы, тот подбитый танк, что я несколько лет назад фотографировал близ Суроби – это водохранилище, что находится на полпути между Кабулом и Джелалабадом, теперь по словам Пензова установлен на постамент. Та техника, что к моменту вывода советских войск была на ходу или ее можно отремонтировать, списывалась и втихую дарилась афганцам. С американской такого не получится. Я видел в Торхаме, это чек-пойнт на афгано-пакистанской границе, как ее вывозили.

Многие афганцы, с которыми Пензову привелось работать, всякий раз обращали его внимание на то, что этот элеватор, эта школа или больница была построена шурави. В отличие от них американцы ничего не строят. Разве, что дороги, поскольку если талибы вскроют асфальт и заложат фугас, то это сразу бросается в глаза. И форты, охрану которых по внешнему периметру несет афганская правительственная армия. Для них афганцы пушечное мясо. А те нередко открывают по ним «дружественный» огонь, такие случаи уже давно стали едва ли не нормой. На базаре в Джелалабаде, афганцы разговаривали с Пензовым охотно и по-доброму. И в Хайратоне, и в Мазаре. Замечу, что у меня складывается впечатление того, что афганцы больше пеняют за разрушения не шурави, а своего брата – моджахеда. И это истинная правда. В парламенте прошлых созывов некоторые депутаты подвергали их остракизму. Особо неистовствовала Малалай Джуя, за что поплатилась своим креслом. В отличие от тех времен, нынешние беды многие афганцы связывают с американским присутствием. Вспомнилось, что вечер дня 9/11 застал меня в гостях у одного афганского предпринимателя, ведшего дела в Алматы. Наблюдая как самолеты один за другим врезаются в башки ВТЦ, он, не могу сказать ликовал, но испытывал удовлетворение. Это точно. При этом произнес, что-то похожее на: «Отлились кошке мышкины слезы!».

«Меня удивляет, что здесь не воруют, — продолжает Пензов. Оставь на стройке что-либо, завтра найдешь на том же месте в целости и сохранности». Правда, иногда кражи все-таки случаются. Сравнительно недавно со стройки пропал сварочный агрегат стоимостью 500 долларов. И что же? Я весь киплю от негодования, показываю на следы волочения, требую вызвать полицию, а афганцы говорят: что со сторожа возьмешь? Он бедный человек! Даже не уволили!». Попробуй на нашем базаре взять с прилавка яблоко и уйти не расплатившись! В его практике был еще один случай, когда «увели» металлические плиты — опоры под «лапы» автокрана. «Кому они могли понадобиться ума не приложу!», — восклицает он. В таких случаях афганцы говорят: «Утхель!». Так называется местность под Кабулом, населенная люли – цыганами. «Добродушный народ!», — восклицает он. В начале его трудовой деятельности его поражало спокойствие афганцев. Тот горячился, доказывал необходимость того, что что-то нужно сделать немедленно, а те ему в ответ: «Иншалла фарда – даст бог завтра». Ему кажется, что это любимое выражение афганцев. Валерий уже свыкся с их неспешностью и безалаберностью. Скучает. Год не видел семью. Порой надоедает все до тошноты. «Мне бы горбушечку «Бородинского» с солью и чесночком!», — говорит он мечтательно. «Баста, уезжаю в отпуск или увольняюсь, а через какое-то время сны афганские начинают снится. Не выдерживаешь, созваниваешься с Кабулом, соберешь манатки и снова — здравствуй земля целинная!». Я тоже страдаю «афганской» болезнью.

Шоковая модернизация

Афганцы очень уважительно относятся к умельцам. Как-то я был в Каяне, меня пригласил в гости наследный пир исмаилитов Саид Мансур Надери. Он говорил, что река, текущая в долине — золотоносная. И механиком на драге работает русский. На момент нашей беседы, работал уже лет пять. Говоря о нем, пир показал большой палец. В свое время Надери курировал 53-ю «исмаилитскую» дивизию, которая воевала на стороне НДПА. Феодал – коммунист, такое бывает только в Афганистане!

В первый раз нас было 3 бригады – всего 15 человек, продолжает Пензов. «Теперь я езжу один». «Почему?», — спросил я. Когда они работали у Азизи – известный афганский предприниматель и банкир, он планировал построить 300-350 автозаправок. Как правило на одном объекте работало 3 русских сварщика и им в помощь придавались по два афганца. Научились делу быстро. А у Азизи большая экономия. «Объяснишь, дашь размер – делают, соблюдают швы, технологию, тем не менее, пригляд за ними нужен. А то афганцы часто говорят – итак сойдет. Здесь не калитку сварганить, здесь дело более серьезное. Трубопроводы!», — говорит он. Замечу, что в том же Торхаме я наблюдал, как тамошние ремонтники сноровисто разбирали двигатель грузовика «Man». Мне показалось они могут сделать это закрытыми глазами. Многие вещи здешние мастеровые делают, как говорится, «на коленке». Ему приводилось встречать российских вертолетчиков, мастера по холодильным установкам с Украины, нефтебазу в аэропорту строили специалисты из Приднестровья. Я тоже встречал вертолетчиков, как и мастера по компьютерам из Бишкека. Теперь с компьютерами афганцы управляются сами.

Теперь тут есть кабельное телевидение, интернет и мобильная связь, в некоторых заведениях работает «вай-фай» и прочие вацапы. Не только в Кабуле, но и в некоторых провинциях. Страна перестала быть отрезанным ломтем. Но, в понимании простых афганцев, не было интернета – не было повальной коррупции, появился – появилась коррупция. Суть не в интернете, а в том, что преобразования создали условия, способствующие ее появлению. За годы правления Карзая создалась и окрепла система, которую сломать архисложно. Теперь она правит всем. Талибы, наверно, будут против некоторых новаций, будут что-то запрещать, но это трудно будет добиться. Для того чтобы понять это, сходите в магазин для рыболовов и купите банку червей, вскройте, опорожните и спустя какое-то время попытайтесь снова вернуть их в нее. Уверяю вас, для этого потребуется банка больших размеров, чем прежде. Так и тут.

Месяц-полтора назад в Вазир Акбархоне, — продолжает Пензов, — случилось нападение. Талибы одновременно напали на гостиницу для американцев и резиденцию новоиспеченного первого вице-премьера генерала Дустума. Взрывы были мощные. Разрывы гранат, автоматные и пулеметные очереди, бой длился 1,5-2 часа. Прибежал повар и увел его с третьего этажа в подвальное помещение, где он и переждал атаку. «Ощущение не из приятных, внешние стены у афганцев сплошные окна. Смертники – ни один не сдался». Поскольку мы живем метрах в ста от резиденции Дустума, увидев у меня в руках фотокамеру, начальник охраны нашего здания предупредил: «Там установлены датчики, которые регистрируют, когда здание фотографируют». Более того, на крыше его резиденции разместились снайперы и пулеметчики. По внешнему периметру каменный забор укрепили железобетонными плитами, а у входа появился дот.

Я несколько раз гостил у Дустума в Шибергане. Меня удивило, что отступая талибы не взорвали его резиденцию, более того, я был свидетелем того, как к нему приезжал талибский губернатор провинции Фарьяб Насим Миди. Т.е. у него были контакты с талибами. Похоже, что они всерьез осерчали на лидера афганских узбеков. Лет пять назад, на него было совершено покушение. Была пятница, только он вышел из мечети, как к нему стал приближаться афганец. Почуяв что-то неладное, охрана не подпустила его, тот и привел взрывное устройство чуть поодаль. В момент взрыва Дустум нагнулся одеть обувь – ни царапины. Везунчик! Мои афганские друзья рассказывали, что неподалеку от дома Камгара талибы напали на стоящее рядом здание. Так Замири полтора дня просидел в своем бункере. Вот бедолага! Многие здешние предприниматели давно уехали из страны, а если дела требуют их присутствия на родине, приезжают на денек-другой и снова в самолет. Ну и мне пора, водитель автомобиля сигналит.

Искандер Аманжол
Специально для ИА «Центр Льва Гумилёва»

Продолжение следует

9o7qxm1Bp-Q

99mMzeaRoHg

aNubcXVcXR0

 

erEDuNVA8y4

HwwPUXJcfA8

IiSmv1V4LBs

Q-F474nFj8c

UU3mjmNxGEc

7lyaNUWiPEk

Лекториум он-лайн

Герман Садулаев. "Сакральная география Америки", проект "Белая индия"



Вам также может понравиться

Один комментарий

  1. 1

    Искандеру Аманжолу…Все добротно ,но я по Синьцзяну. Мне нужно встретиться с Вами.

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>