Религиозная идентичность дагестанцев

Дагестан является полилингвистичным и поликонфессиональным  регионом. Население здесь  принадлежит, по меньшей мере, к трём языковым семьям, исповедует три мировые религии – ислам, христианство и иудаизм. Несмотря на это в Дагестане обычаи являются общереспубликанскими. Совсем недавно мы могли говорить, что данный показатель играет роль в разрешении межэтнических конфликтов. Сегодня для мусульман Дагестана более значима идентификация на уровне религиозном как коллективном, этническом, чем национальном, этническом и гражданском. Развитие идентификационных процессов в Дагестане в целом направлены на поиск решения общественных проблем путём конструирования нового типа идентичности, который мог бы объединить проживающие на данной территории этносы.

В статье, мы отображаем реальную картину феномена религиозной идентичности Дагестанцев, на основе показателей проведенного нами исследования в 2010г.

В начале 90-х годов многие исследователи считали, что ислам может оказаться влиятельной интегрирующей силой, способной воссоединить этнические группы и национальности. Как показали последующие события, ислам в Дагестане, всё же не стал фактором стабильности, а наоборот стал фактором дестабилизации [1].

Ислам в Дагестане разделился на различные виды накшбандийского и шазилийского толка, являющиеся чуждым для дагестанского мусульманина с идентичностью мирного жителя. Также на направления исламского фундаментализма агрессивного характера, салафизм и ваххабизм. И новые формирования воинствующие исламисты называющие себя «лесными» и «джамаатовскими» [2].

Сторонники религиозного возрождения основную причину нравственного разложения отдельных слоёв населения видели в отсутствии соответствующей идеологии. Исходя из этого, ставилась задача восполнения образовавшегося идеологического вакуума за счёт укоренения принципов исламской веры и морали, при этом утверждалось, что никакая другая идеология не сможет вывести Дагестан из кризиса [1].

Возрождению ислама был дан зеленый свет: стремительно возросли число мечетей, мусульманских учебных заведений, широко распространяется религиозная литература.

З. Арухов, население Дагестана делит на две группы. Те, кто ориентируется на европейские ценности (в основном это равнинное население) и те, кто ориентируется на Восток, прежде всего на религиозные нормы ислама [3].

По мнению М.Т. Степанянц люди с религиозной самоидентификацией подразделяются на несколько категорий людей. Одни с детства идентифицировали себя с религией и оставались  верны ей на протяжении всей жизни. Другие стали религиозными с тех пор, как появилась свобода совести. Третьи, оставаясь агностиками (а иногда и атеистами), причисляют себя к той или иной конфессии, отождествляя религию со своей генетической культурой [5].

Принцип общности мусульман на основе веры в истории ислама оправдывала консолидацию этнически разрозненных групп населения. Поэтому национализм как идеология, утверждающая в качестве фундамента государственности национальное единство и рассматривающая религиозную общность не как приоритетную, а лишь наряду с общностью языковой, территориальной, экономической, культурной и т.д. кажется несовместимым с исламом [5].

Ислам и национализм прямо противоположны друг другу, конечная цель ислама – мировое государство, в котором будут ликвидированы расовые и национальные предрассудки, всё человечество образует единую культурную и политическую систему. (Абул Ала Маудуди. Организация «Джамаат-и ислами»).

С точки зрения ислама национализм – групповая солидарность, сравнимая с лояльностью исключительно по отношению к своему племени, и пророк Мухаммед осудил этот принцип: «Тот, кто обращается к асабийя-национализму, не принадлежит к нашей общине».

Ислам рассматривался Джемалем ад-Дина Афгани, как единая идеологическая платформа, способная сплотить народы в борьбе против гнёта и вселить в них уверенность в возможность зарождения.

Исламские идеологи бросились из одной крайности в другую, от полного отрицания идеи «нации» они перешли к отождествлению её с религиозной общностью[5].

На территории Дагестана проживают 102 этноса, количественно преобладают 5 этносов (аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины и русские) составляющие две трети населения. Республика является поликонфессиональной, 90%- ислам (приверженцы суфизма – мистического направления в исламе), различных тарикатов (мусульманских братств-орденов). И наконец, в регионе сохраняются сильное влияние клановых отношений, а также норм адата (обычное право) укорененное среди горцев.

Господствующим и признанным властями в качестве единственной легитимной и укорененной формой ислама в Дагестане является тарикатизм.

Тарикатисты создали в 2001 году на базе суфийски ориентированного движения «Нур» общероссийскую политическую организацию «Исламская партия России», лояльную по отношению не только к республиканской, но и к федеральной власти.

Диаграмма 1

Появление многих национальных движений и религиозных группировок в Дагестане явилось своего рода защитной реакцией на перемены. Эти политизированные структуры стремились к тому, чтобы в новых условиях этническая и религиозная идентичность народов не была утеряна [1].

По результатам диссертационного исследования соотношения этнической национальной и гражданской идентичностей Дагестанцев, можно увидеть следующее.

Выборка состояла из 205 человек проживающих в городской и сельской местности в возрасте от 18 до 50-ти и выше лет, а также были выбраны представители преобладающих национальностей в регионе из числа аварцев и кумыков. Контрольную группу составили дагестанцы (аварцы и кумыки) проживающие от 8-ми и более лет в г. Санкт-Петербург (72 чел).

Таблица 1

Для выявления сильной, средней и слабой идентичности была использована методика «Кто Я» (авт. М.Кун и Т.Макпартлэнд) [3]. В ходе исследования нам удалось выявить показатели по разным критериям, в том числе и по религиозной идентичности, которой респонденты отвели первое место в общей рейтинговой таблице (Таблица 2). Хотелось бы отметить, что основной целью исследования нами было определено изучение этнической национальной и гражданской идентичности, а показатели религиозной идентичности были выявлены в ходе опроса, которые мы собираемся освящать в данной статье.

Диаграмма 2

В диаграмме 1, видно, что религиозная идентичность проживающих в Петербурге выше, чем у респондентов с региона. Это говорит о том, что пребывание в мегаполисе, где преобладают представители других конфессий, усиливает самоидентификацию «Я-мусульманин». Также наглядно, что у представителей равнины (кумыков) проживающих в Дагестане религиозная идентичность ниже, чем у горцев (аварцев) проживающих в горах.

Приведём утверждение горцев: «…мусульмане равнины благодаря связям с русскими  утратили свою мусульманскую идентичность. И только в горах есть еще настоящие мусульманские ученые и алимы» [4]. Возможно, взаимодействие с представителями других религий (с русскими, белорусами, украинцами армянами, татами, евреями) у жителей равнины за многолетний период совместного проживания на одной территории выработало толерантное отношение, чем у представителей горной местности, которые проживали в рамках своей этнической культуры.

Таблица 2

В таблице 2 мы видим, что религиозная идентичность стала преобладать над другими видами идентичности. За последнее десятилетие религиозный фактор стал играть в регионе основную роль в связи с политизированными структурами религиозных группировок. Стали активно появляться учебные заведения, институты, мусульманские школы, примечетские классы и религиозная литература, которые не уступали в своём количестве светским школам.

Лидеры исламского возрождения Дагестана, критически оценивали динамику роста религиозного сознания, указывали на его низкий уровень и отсутствие соответствующей идеологии, основной задачей ставилось восполнение идеологического вакуума у подрастающего поколения, таким образом, исследователи считали, что ислам может оказаться влиятельной интегрирующей силой способной воссоединить этнические группы и национальности. При этом программы учебных заведений исламских университетов не проходили утверждение через соответствующие отделы министерства образования, таковых и не существовало на тот момент. Сегодня в Дагестане выпускников теологов возможно больше, чем необходимых специалистов физиков, химиков и представителей других необходимых для региона профессии. Стало выгодно быть теологом и последователем тарикатистом, уважение и почёт у окружения к вероучителям основ ислама увеличило его престижность у молодёжи. В то время как Дагестан требуется в специалистах, большинство молодых выпускников вузов становятся приверженцами религиозных канонов.

Итак, мы думаем, что в республике ещё продолжится поиск этнической, национальной и гражданской идентичности, а также поиск праведных норм ислама и религиозной идентичности у местных народов. На формирование религиозности влияет религиозное воспитание в семье, мусульманских учебных заведениях, а также формирование установок, стереотипов религиозного сознания и поведения. И можно выделить различные типы верующих посещающие мечеть, не посещающие мечеть, с преобладанием  внешней внутренней и околорелигиозной мотивацией.

Зарема Асланбекова

Литература:

  1. Арухов З.С. Поиски этнической и религиозной идентичности в Дагестане. М. 2003
  2. Арсланбекова З.Б. Религиозная идентичность дагестанцев: традиционализм и ваххабизм. 2011
  3. Микляева А.В., Румянцева П.В. Социальная идентичность личности: содержание, структура, механизмы формирования. СПб 2008
  4. Общие сведения о количестве религиозных объединений и организаций в Республике Дагестан на 1 августа 2003 г.//Текущий архив Комитета по делам религии при правительстве Республики Дагестан. Махачкала 2003
  5. Степанянц М.Т. Этноконфессиональные процессы в современной России.//Религия и идентичность в России. Сборник статей. М. 2003

Лекториум он-лайн

Олег Шишкин Философия Святых Мощей



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>