Русские в России: идентификация

4358b796eb7579f84e5ed79574f6b944

Строительство российской нации привело к подавлению русского самосознания. Это явление, ведущее к распаду государства. Такой вывод зафиксирован в Соборном слове Всемирного русского народного собора, который проводится по инициативе Русской православной церкви. На ставропольском форуме ВРНС участники «круглого стола» «Русский и российский проекты: поиск национальной идентичности» обсуждали, как скрепить русский и другие народы страны.

Кавказское эхо Соборного слова

Термин «россияне» со времен Бориса Ельцина уже успел прижиться в нашем самосознании. Но вот беда: нетитульные народы России гордятся тем, что они «россияне», а русские считают его искусственно навязанным.

Действительно, не режет слух сочетание «российский чеченец», «российский ненец» или «российский татарин». Но как оксюморон звучит «российский русский». Так и хочется определиться: либо ты русский, а значит, националист, и место тебе на марше или в тюрьме, либо россиянин.

Но русские не захотели быть просто «россиянами». Вместо полузапретной русской этничности, они стали массово уходить в казаки, поморы, сибиряки. И вот уже патриарх всея Руси Кирилл всполошился, что рождение «квазиэтносов» грозит распадом России.

На Всемирном русском народном соборе в ноябре ученые, эксперты и священнослужители рекомендовали «созидать российскую общегражданскую общность с учетом центральной, объединяющей роли русского народа». Они призвали  к «гармонизации гражданской, этнической и религиозной идентичностей».

Разложить по полочкам виды идентификации живущих в России людей попытались в Ставрополе на форуме ВРНС, который завершился накануне. «Российскому» и «русскому» проектам был посвящен «круглый стол» в Северо-Кавказском федеральном университете.

​Либо ты русский, а значит, националист, и место тебе на марше или в тюрьме, либо россиянин

Шире, чем «российский»

Еще накануне «круглого стола» на пленарном заседании форума обозначилась антитеза «русские  – россияне». Муфтий Кабардино-Балкарии Исмаил-хаджи Бердиев заявил, что он – россиянин, потому что «русские» – это узкое этническое понятие.

А выступавший через несколько минут после него народный артист и кинорежиссер Николай Бурляев напомнил, что в плену у немцев не было татар, карачаевцев или дагестанцев. Все они были для немцев «русскими». И сейчас за границей все, говорящие по-русски, – это русские люди.

Очевидно, что у слова «русский» есть много измерений, и оно иногда даже шире, чем «российский». Для ведущего главного редактора журнала «Эксперт» Валерия Фадеева недавно стало открытием то, что в книжных магазинах  вместо раздела «Русская литература» появилась «Российская литература».

Так кто же русские на самом деле? У каждого участника «круглого стола» на этот счет было свое мнение.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев, предваряя дискуссию, заявил, что говорить следует не о проекте «российской нации», а о существующей реальности, поскольку все мы граждане России с вытекающими отсюда правами и обязанностями.

Но это не исключает проблем с формированием общегражданской идентичности. И возможно, они проистекают из того, что мы слишком много внимания уделяем национальным различиям.

«​В плену у немцев не было татар, карачаевцев или дагестанцев. Все они были для немцев «русскими»» — Бурляев

«Национальные квартиры» на региональных этажах

Чтобы избавиться от превалирования этнического компонента, доцент кафедры социальной философии и этнологии СКФУ Борис Аксюмов предложил во всех регионах России сначала формировать у подрастающего поколения общегражданскую идентичность, а сверху «надстраивать» этническую.

Сейчас все происходит ровно наоборот, и в детских садах и школах национальных республик даже учат на родных языках, что способствует их сохранению, но ухудшает качество знания русского языка. О том, что владение государственным языком оставляет желать лучшего на Северном Кавказе, в своем выступлении отметила Майя Аствацатурова, директор Центра этнополитических исследований Пятигорского государственного лингвистического университета.

Однако с предложением Аксюмова в корне не согласилась ректор СКФУ Алина Левитская, осетинка по национальности. «Методологической ошибкой является воспитывать в наших детях дошкольного возраста понимание того, что для них главное, что он принадлежит к единой российской общности», – заявила она в заключительном слове «круглого стола».

«Ребенок приходит в мир в лоне семьи, которая является носителем родной культуры. Никогда люди не отрекутся от своей культуры, и не нужно этого делать, – развила свою мысль Левитская. – Первой болезненной темой, которая рванула при распаде Советского Союза, стала тема, что десятилетиями нас вели к единой общности «советский народ»…

Величие России всегда было в том, что на уровне государственной политики ты в своей родной культуре дорог и люб Отечеству как носитель своей культуры. И только как человек, который является носителем родной культуры с соответствующим понятийным аппаратом, который поможет ему понять культуру другого человека».

Другой участник дискуссии, доктор философских наук Санкт-Петербургского университета имени Герцена Игорь Набок, говоривший о русском мире Сибири, предложил развивать три уровня идентичности: помимо этнической и гражданской, этнорегиональную.

«Я хорошо знаю по Северу, где множество регионов и где администрации на Ямале, в Сахе, Ненецком, Ханты-Мансийском автономном округах это формируют. И правильно делают. Наши студенты, которые представляют свыше 20 малочисленных народов Севера, именно так себя и называют. Ненец скажет: »Я – ненец, я – ямалец и я – россиянин». И это не путь к этническому сепаратизму. С сепаратизмом надо бороться, но не путем закрывания глаз на то, что существуют эти уровни», – считает он.

Восточные христиане

Очевидно на Севере, который также этнически разнороден, как и Кавказ, слово «россиянин» больше в ходу, чем «русский» в смысле принадлежности к русской цивилизации.

Этническая окраска понятий «русский мир», «русская культура», «русская цивилизация» даже отпугивает представителей национальных меньшинств. Как отметил настоятель единственного храма Русской православной церкви в Ереване Арсений Григорьянц, некоторые нерусские участники форума «Глобальные вызовы – русский ответ», в кулуарах спорили, мол, что они тут делают.

«Мы-то прекрасно понимаем, что в слова »русский ответ», форум вкладывает цивилизационный смысл термина. Но когда мы говорим слово »русский» вовне, оно всегда понимается в этнокультурном смысле и приводит к возникновению напряженности,  – полагает он. – Вот пришли мы на Украине и сказали: «Мы с вами »русский мир», и тут же получили в ответ массу протестов: »Мы украинцы, мы не край России»».

​«Ненец скажет: «Я — ненец, я — ямалец и я — россиянин». И это не путь к этническому сепаратизму» — Игорь Набок

Вместо термина «русская цивилизация» протоиерей из Еревана предложил «на экспорт» использовать термин «восточно-христианская цивилизация». Это вызвало ропот в зале и даже упреки в отречении, с которыми Григорьянц не согласился.

Он также посетовал, что Всемирный русский народный собор в декларации русской идентичности смешал понятия русскости в этническом и цивилизационном смысле. С одной стороны там говорится о возможности присоединения к русскому народу выходцев из других народов, а с другой – указывается, что у настоящего русского не может быть других этнических предпочтений.

В защиту русских

Русский армянин, как он сам себя назвал, выступал уже под конец заседания. А примерно в середине «круглого стола» митрополит Кирилл объяснил, почему Русская православная церковь настаивает на возвращении слова «русский» в политическую реальность.

«Понятия »русский» и »российский» вполне могут употребляться и не нужно пытаться воевать за одно или за другое понятие. Главное – контекст», – отметил он.

«С одной стороны, у нас была и Российская империя, основой которой были русские, и сегодня это вполне употребимо. Но искусственно создавать нацию в кабинетах не получится. Должно быть естественное соприкосновение этих понятий, – подчеркнул священнослужитель. – С другой стороны, плохо, что мы забываем о русском народе в нашей многонациональной стране, хотя по некоторым принятым параметрам у нас мононациональное государство».

«Понятия «русский» и «российский» вполне могут быть употребляемы и не нужно пытаться воевать за одно или за другое понятие. Главное – контекст» — митрополит Кирилл

Пожалуй, единственное, в чем полностью сошлись во мнении участники «круглого стола» «Русский и российский проекты: поиск национальной идентичности», так это в том, что нужно более четко определить все термины, ведь если эксперты не научатся понимать друг друга, то как будут строить общегражданскую идентичность простые жители России?

Светлана Болотникова, «Кавполит»

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>