Скифская мобилизация

polkanBova1860


У меня созревает мысль О российском перевороте, Лишь бы только мы крепко сошлись, Как до этого в нашей работе.

          Я не целюсь играть короля И в правители тоже не лезу Но мне хочется погулятьИ под порохом и под железом.

          Мне хочется вызвать тех, Что на Марксе жиреют, как янки. Мы посмотрим их храбрость и смех, Когда двинутся наши танки.

Сергей Есенин

  Начало: Скифы и Солнечный Русский, Иван-Царевич и Скифский волк, Новая Скифская Хронология, Скифская Политика

Текст посвящается переходу Венеры через Солнечный диск

Шахматный Рейх

Западная модель государственно-общественного устройства зиждется на принципах глобального порядка, рациональной «шахматной игры» власти и народа. Власть обеспечивает законы через политику, парламент и полицию и вяжет сети «скрытого господства» через пара-масонские клубы, аристократическое родство и транс-национальные корпорации. На низовом уровне за порядок отвечает «социальная машина», незримые подписанты «общественнного договора». Власть – чёрные, общество – белые. Вместе они исполняют шахматные этюды и бесконечный «марлезонский балет». Власть разделяет самое себя и уравновешивает активность общества и – наоборот – «социальная машина» рационализирует частную жизнь индивидуумов, семей (ювенальное право), муниципалитетов и профсоюзов и ограничивает государство.

Что вверху – то и внизу! В данном примере мы наблюдаем механический порядок, в нём — никакому «скифству», спонтанному проявлению жизни, внутреннему огню и тому, что Делёз называл «машиной войны» — места нет! Цыган из Франции депортируют самолётами, из антиглобалистов делают теле-фриков, курильщиков загоняют в гетто, словно средневековых евреев, «неполиткорректных людей» засовывают в социальный вакуум. Делает это само общество, даже не пенитенциарная система.


Запад не единственный пример механического мира, как венца ценностей «осевого времени». В Китае (правит ли им император или коммунистическая партия) со времён основания Срединного Государства действуют по похожей логике: вверху диктатура и тирания Царя Поднебесной и его бесконечных чиновников, внизу конфуцианская философия, предначертавшая для всех «ханьцев» жёсткую систему жизненных правил и морали.

Потому в Китае по сию пору окраинные народы Степи и Тибета волками воют на этот «культурный муравейник». Поэтому и бежали они к Белому Царю Севера, тому, что не требовал слепого подчинения, да и вообще не вмешивался во внутренние дела племён, беря символическую дань (сопоставимую с «патлачем» — священными подарками) войнами и шкурами. Калмыки, монголы и тибетцы КНР говорят и сегодня: если в России появится Белый Царь, то Китая не будет – «мы все уйдём под царскую руку». (1)

Русская кинетика

В России не работает привычное деление на фашистскую диктатуру и либерально-социальное общество, диктатуре противостоящее. Делёз и Гваттари совершенно верно писали, что Европа иногда превращается в фашистский рейх, где фашизм пронзает всё и вся до молекулярного уровня: «от фашизма кайзера» до «фашизма бензоколонок», когда все – от князей до мясников занимаются взаимным подавлением.

В России никогда не было ничего подобного – государственная тирания обычно довольствуется формальным подчинением народов и регионов.

Потому что в Россия (при всём безумии и нигилизме государственно-правовой и социальной системы) представляет собой рудимент Внутренне-Евразийской кочевой империи. Согласно работам социолога Александра Прохорова в России существуют только две модели государственно-общественного устройства: мобилизационная и де-мобилизационная. В мобилизационную всё общество становится «машиной войны» и превращается в единую стаю кочевников – то ли пчёл, то ли волков. Они жалят и грызут врагов, совершают невероятные и безрассудные подвиги, за несколько лет осваивают технологии, на которые у других стран уходят столетия, совершают космические и полярные экспедиции, выигрывают изначально проигранные войны с лучшими мировыми армиями, словом ставят планету «на уши».

По сути, Русь живёт по лекалам Орды, где все участники либо воюют, либо разбредаются по своим делам.

Поэтому западная (или китайская) политология и деловая этика, никогда у нас работать не будут.

Мы различаем два «уровня свободы» как по географическому, так и по временному принципу. В мобилизационный период «опричнина» покрывает собой практически всё царство, в спокойную эпоху все занимаются своими делами, общество распадается на атомы, невиданные западной либеральной и анархической мыслью.

Дембель 

В де-мобилизационный период всё общество сверху-донизу имитирует деятельность, формально исполняет государственные и общественные предписания и фактически вообще прекращает работать.

Именно так!

Американский анархист Боб Блэк считает отказ от механической работы – единственным способом спасения от капиталистического фабричного фашизма и офисной олигархии. Согласно его анализу — средний современный работник «пашет» на порядок больше, чем достославный раб-строитель египетский пирамид. Наш современник унижен, раболепен и запутан веригами производственных, общественных, страховых и семейных обязательств. Блэк зовёт к «работе-игре» счастливых охотников пустыни Калахари и филлипинских труднодоступных для цивилизации крестьян. Бунт против работы, выраженный в прогулах, вредительстве, воровстве, текучести кадров, приписках и необъявленных забастовках – «несёт в себе куда больше надежд на освобождение, чем любые махинации либертарианских пропагандистов и политиканов».

Но дело в том, что «блэковский бунт» не более чем хрестоматийное описание русской «де-мобилизационной фазы», знакомой нам по романам Гоголя, Салтыкова-Щедрина и стереотипу поведения граждан СССР во времена «брежневского застоя».

А на наших глазах, построенные на «протестантской этике» и курсах MBA российские бизнес-корпорации медленно растлеваются славянским «де-мобилизационным» мышлением, подсознательно протестующим против любой работы как принципа. Выражается это в пресловутой текучке кадров, приписках, тихом саботаже, «круговой поруке» и «кумовстве», коррупционных «распилах», а также в русском «производственном хлыстовстве» — оргиях «корпоративов».  Эта «де-мобилизация» сейчас ускоряется, а через некоторое время она сожрёт «веберовский капитализм», как однажды уже «растворила» государственный капитализм Советского Союза.

 Субъекты Дембеля

На Руси власть традиционно считается сакральной. Русские люди словно левантийские друзы служат любой законной власти: царям, большевикам, демократам, «православным чекистам». Но между царём и народом расположено «пограничье», населённое архетипическими стражами – государственными служащими, обладающими реальной властью в стране (их описание в народной мифологии напоминает сказания про джиннов и упырей). В русской социальной оптике чиновники – это не просто «оплаченные налогоплательщиками наёмные менеджеры».

В активной модели они являются индикаторами и приводными ремнями экстренной мобилизации, а в пассивный период они превращаются в «социальную корку» между властью и народом, страхуя народ от священного безумия царя и его сподручных, а также укрывая государство от токов активности, идущей снизу. «Господа приказные» есть главные и наипервейшие персонажи русской де-мобилизации. В период социальной де-фрагментации – они подлинные государи русского мира.

Промежуточное «фронтальное» состояние приводит к отчуждению чиновничьего класса, как от верховной власти, так и от народа. Полицейские, судьи, попы, окольничьи и придворные предстают для общества «социальными оборотнями», они же оказываются и первыми «козлами отпущения» — священной жертвой при переходе России к мобилизации.

При такой системе речи быть не может об активном вмешательстве государства во внутреннюю духовную жизнь общества. А общество не успевает превратиться в «социальную машину», потому что очередной виток сверх-напряжения стирает в труху сложившие социальные правила, не даёт им закостенеть до «солидного евро-мещанства» и «конфуцианской этики».

Скифское время

В сердце Руси лежит «Бел-горючь камень», невидимый стержень, архетип народного коллективного бессознательного, не позволяющий Русским де-фрагментироваться дальше определённого предела. И будто по неслышному неумолимому приказу, по тревожному удару о гонг Луны над ночною степью Русские (по словам Бисмарка) «так же быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути».

Начинается война, которая по мнению маршала Шапошникова и «есть мобилизация».

В мобилизационную эпоху анархия низов менялась местами с верхами, а «низы» по мановению волшебной палочки превращались в хищные стаи партизан и сверх-работников эвакуированных заводов.

Скифам близка мобилизационная модель. Потому теоретик «скифства» 1917-18 гг Иванов-Разумник прославлял гений Петра Великого – царя-анархиста, выбивавшего «искры жизни» из своих «бородатых охранителей».

Царь и казак в мобилизационную эпоху демонстрируют одинаковый поведенческий тип. Ведь какая в принципе разница между Святославом Великим и Степаном Разиным? Или между «царём» Емельяном Пугачёвым и  Григорием Потёмкиным-Таврическим – грёзотворцем «потёмкинских деревень» и организатором настоящей «амазонской роты»? (2)

Соединением несоединимых политических законов можно считать правление Ивана Грозного, когда к «вождю Опричнины» (священной супер-диктатуры) отправились служить все основатели казачьих войск (степных анархических республик) – Вишневецкий, Черкасский, Новосильцев и Ермак сотоварищи (творцы Запорожского, Терского, Донского и Сибирского казачества).

Пример «скифской мобилизации» нам преподали и левые эсеры – бомбисты и каторжане, фактически организовавшие «народное третье отделение» — ЧК. После провала мятежа 6 июля 1918 года значительная часть этих «народных опричников» отправилась воевать в партизанскую армию Нестора Махно. Скифская мобилизация напрочь стирает разницы между социальными стратами. Люди, партии, народы в этом «революционном пограничье» соединяются и расходятся по логике «священного карнавала». Между царём и казаком, чекистом и анархистом – один шаг.

Парадигмы Паперного – Культура-1 и Культура-2 (3) в эпоху мобилизации не отменяются. Они чередуются для пассионарного человека «скифского типа» словно узоры в калейдоскопе мастера Рои Коэн Гильад.

На специальной службе «священной власти» «скиф» яростно борется с её врагами, находясь в авангарде государственной армии и политики. Зеркальный калейдоскоп поворачивается – и вот уже наш «скиф» на острие борьбы с государственной машиной (своей и чужой, с государством как принципом), он – освободитель-пироман, украшающий Родину пожарами. Денис Давыдов, Григорий Котовский, Нестор Махно, Яков Блюмкин, Виктор Бут – яркие скифские типажи канатоходцев судьбы. Они – сверхлюди, стоящие над парадигмами мира.

Образ Казака – кентавр – кочевник — человек-конь. В некоторых русских сказках кентавр Полкан произвольно превращается в  киноцефала – человека-пса.

Песьеголовец – классическая метафора Опричника. В мобилизационную фазу казаки и опричники меняются местами с чиновниками. Теперь они – подлинные короли и судьи Руси. Наделённые зооморфными чертами, как и положено пограничникам в мифах народов мира. Подобно трикстерам они перетекают из одного состояния в другое – из волка в скакуна, из диктатора в революционера.

И рождают фигуру мутанта — Подлинного Скифа: опричника-казака, махновца-чекиста, генерала-партизана (Давыдов, Доватор, Ковпак).

Две фазы, два типа русского общества, а также особая социальная кинетика между ними, предопределены исторической судьбою России. Руководители, пытающиеся сгладить «качели» русского бытия, заставить их тикать в коротеньком ритме «культурных часов» (Александр II, Столыпин, Горбачёв, Медведев) сминаются самоей логикой существования полу-кочевого Русского Царства.

Путин по ту сторону волков

Как мы видим – «царский анархизм» не является выдуманным явлением евразийско-народнических интеллектуалов. Мы просто начали процесс перевода динамической модели русской жизни, уходящий корнями в Золотую Орду и Великую Скифь, на рациональный политический язык.

Ныне путинско-медведевская «очковтирательская норма» Спящего Царства заканчивается на наших глазах.  Дальше России и странам Содружества придётся заниматься настоящим выживанием в сверх-неблагоприятных условиях мирового финансового коллапса и агрессивного строительства Американской Глобальной Империи.

Если Путин захочет сохраниться у власти, ему придётся стать «степным волком» во главе волчьей стаи из 150-300 миллионов человек. У него имеются предпосылки для этого (как и у всех русских людей, у которых в головах есть некий тумблер, после чудовищной встряски меняющий стереотип поведения на 180 градусов). Мы однажды лицезрели Путина со «скифом»-байкером Хирургом на «Харлее» в окружении стаи «Ночных волков». Но если Путин не захочет меняться, то он вылетет с кремлёвского трона, как пробка из-под шампанского. Вряд ли кто-то будет особенно грустить — ведь Русь найдёт другого «царя-революционера».

Ну а для «скифов» открываются бесконечные возможности, потому что они суть и авангард предстоящей мобилизации. Как казаки и гусары Дениса Давыдова – бывшие «блуждающим центром» и солью «скифской войны» с армией Наполеона. Напомню, что Скифы «обнаруживаются» в самые активные и революционные моменты истории. Скифское время красными стерхами режет алмазными клювами наши холодные окна.

Павел Зарифуллин

Май 2012

 Ссылки

(1)  Тождество «китайского муравейника» и «мещанской Европы» впервые уловил наш первый «политический скиф» — Александр Герцен. «Спасите Европу от духовного Китая!», — взывал к революционерам всех мастей этот русский социалист. Но некому Европу больше спасать. «Старушка» определённо «окитаилась», ведь мещанство есть окончательная форма западной цивилизации.

(2)  Григорий Потёмкин в 1787 году сформировал из благородных девиц «Амазонскую роту», возродив из небытия древние евразийские мифы Великой Степи. Женщины быстро научились ездить верхом, стрелять из ружей и пистолетов, биться на саблях. И юбки и куртки «амазонок» были оторочены золотым галуном. Головы были покрыты белыми тюрбанами с позолоченными блёстками и страусиным пером.

Вооружение женщин и возвращение сказаний о «девах-воительницах» всегда происходят на Руси в периоды экстренной мобилизации. Вспомним «женский батальон» Керенского и сталинских «ночных ведьм». Яростная активность Женского в современной политике (Femen, Passy Riot, группа «Барто», активистки «Марша миллионов», дерущиеся с «ОМОН»ом) предвестие скорого наступления в России мобилизационной фазы. (Подробнее «Солнечная Русская» и «Революция Любви»)

(3)  Согласно структуралистскому анализу историка архитектуры Владимира Паперного Культура 1 – культура революции и нововведений обладает особыми качественными характеристиками, сказывающимися в архитектуре, кинематографе, литературе, политике, социальной жизни. Это разбегание населения по территории государства, демократизация политической власти и общественной жизни, любовь к иностранному и механизмам, горизонтальная архитектура, немое кино, абстракционизм в живописи, импровизация в музыке, культ делократии и целесообразности, динамики и реализма как в культуре, так и в обществе. Культура 2 зиждется на иных принципах: вместо импровизации – ноты, вместо горизонтальных конструкций – вертикальные высотки, не равноправие, а иерархия, не движение, а неподвижность. Растеканию населения по горизонтали противопоставляется его закрепощение. Культу малых дел противопоставляется вера в чудо, на смену абстрактному реализму приходит миф. 

Продолжение

 

 

Вам также может понравиться

5 Комментариев

  1. 1

    Павел, вот читаю Ваши статьи и складывается устойчивое мнение, что вы создаете новый культ.
    Наверное даже религиозный.
    А еще вопрос, почему Вы записываете всех подряд в скифы? Это меня ужасно бесит, хотя бы спросили бы тех людей считают ли они себя «скифами». Выражаю свое ИМХО. Но считая себя евразийцем я бы очень сильно взбесился если бы и меня причислили к «скифам». Какие скифы сейчас? Кто они сейчас? Откуда они сейчас? По какому праву? Считаю, что те кто причисляют себя к скифам аналогичны украинским свидомым с их «древними Украми».

  2. 2

    Обязательно религиозный. Думаю, что лучше его сделать в Штатах — у нас все же полицейская страна. Наберем активистов, построим скифские кочевья на Западе США. Изберем (а не купим) своего губернатора. Ну а потом — своего скифского президента. Таков наш план)

  3. 3

    Осталось придумать, как «скрестить» русскую пассионарность с технологичностью Запада.

  4. 4
  5. 5

    .
    В горле ком от наслаждения русским языком!
    Спасут поковки от уловки.
    Гога , Задай вопрос Богу.
    Абсолютных знаний нет , говаривал дед.
    После сна , через час –молоко в нас.
    И с амвона потребуют АМОНа.

    И великие бывают безликие.
    Русский люд не любит блуд.
    Кто совесть продаст –будет тому золотой унитаз.
    К тому не придёт беда , кто не делает вреда.
    Меж нами : умный управляет звёздами ,звёзды управляют дураками.
    Александр Филиппович Македонский многое завоевал и всё
    славянам завещал.
    Человек родиться да бы учиться.
    В иных мирах всё тот же прах.
    Утверждения , даже нагие , рождают мысли благие.
    Хочешь омолодиться тебе трава душица.
    Чабрец здоровью отец.
    Болит нога –порошок чага.

    В щи крапива — будешь красива.
    Ему кредо досталось от деда.
    Пей иван-чай и не скучай.
    Болезни мята выкапывает как лопата.
    Лопух вылечит не одного и не двух.
    Пришлось по судьбе исповедоваться самому себе.
    Не всяк поэт избегнет бред.

    Космос , Тит , руСким пренадлежит.
    Нашли ДНК и Ген казака.
    Апанас ! Чем гипнозит иконостас?
    У мужчины иногда вдох без причины.
    От эволюции люд мельчает и дичает.
    Поэт иной –лишь бред сплошной.
    Пришли на землю , бать дабы всё отдать.
    Как не делай ты добро , всё -ж получишь зло на зло.
    Земля , Вить , может 60 млар. человек прокормить.
    Бойся , внимание ! — ожирения желания.
    Читайте люди поэтов ,не больных , с « приветом «.
    Гипноз? Камень в нос!
    Не садись за творение , не поев озарения.
    Буддизм? Пиши — смерть души.
    Иные стихи вызывают хи-хи.
    Стихи , Сева , порою спасение от гнева.
    Космическое Право , Гриша , международного и прочих выше.

    Мужчина всему первопричина.
    Почили тести . Знать нужны в ином месте.
    Ананий — движение . Слово есть предложение.
    Спросили Апанаса — в чём музыка иконостаса?
    У русских , ребята нет мата.
    Мораль витает и душу питает.
    Разворовали ретивы Руси и СССР активы.

    Мужчина ! Где твоя лучина?
    Счастье наше на Акаше и в какой-то мере на Ноосфере.
    Душа речёт как река течёт.
    Сон-мнение прошлых жизней видение.
    Кто по жизни мается , а в ком красота с пользой смыкается.
    Зачем он шитый рунами погон?

    Говаривал тесть – в книге как надо , а в жизни как есть.
    И вот защитил США Руси флот
    В самом деле рефлексы формируют цели.
    И у Марии от стихов эйфории.
    Он везде бывал и всё видал и щедрость спамом называл.
    Мысль несётся- претерпевший спасётся.
    Кому трафик , кому смерти график.

    Проверти график смерти.
    В том суть – пожелай и забудь.
    Неужели воля из цели ?
    Времена были – тучи только ночью плыли.
    Смерти график смерти.
    Информация , внимание , должна стать знанием.
    Гаввах в иных словах.
    Мысления алгоритм чудеса творит.
    Каков он график и трафик похорон?
    Народ гробят и на ветеранах экономят.
    И у реки в прошлом и будущем двойники.
    Истина , брат , прошлого и будущего фиксат.
    Желание зять скорей забывать .
    К ним внимание : корректирует память РЧ страдание.
    Души суть — энергий абсолют.
    Кто из отрицательного отрицательное вычитал , тот
    отрицательный потенциа

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>