СНГ рассыпается как карточный домик

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве могут быть свернуты
Украина, притягивающая внимание мировой общественности, оттесняет на задний план остальные страны СНГ. Между тем процессы, происходящие в них, настолько непросты, что дают основания предполагать дальнейшее дистанцирование партнеров по Содружеству и некоторых соискателей права на членство в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) от России. Хотя все, безусловно, началось с Украины, которую, как полагает организация Stratfor, в ближайшие годы ждут новые потрясения.
В докладе «Прогноз на десятилетие» Stratfor, который называют «теневым ЦРУ», пишет, что «к Западу от России, Польша, Венгрия и Румыния будут стремиться вернуть регионы, перешедшие к России в разные моменты». «Они будут работать над тем, чтобы в этот расклад попали Белоруссия и Украина», – предсказывает Stratfor. В докладе не упоминается Молдавия, но переход Украины под контроль Польши и Румынии предполагает, что та же участь постигнет и эту страну. «Мы ожидаем, что Польша будет лидером антироссийской коалиции, которая, что важно, включит Румынию в первой половине десятилетия. Во второй половине десятилетия этот альянс сыграет важнейшую роль в перекройке границ России и возврате утраченных территорий неформальными и формальными средствами. Предположительно, по мере ослабления Москвы этот альянс приобретет доминирующее влияние не только в Белоруссии и Украине, но и дальше на востоке», – говорится в докладе. Речь идет об украинской Буковине, где компактно проживают румыны и венгры, которых пакт Риббентропа–Молотова в 1940 году «выписал» из Венгрии и Румынии и приписал к Украинской ССР. Тогда же у Одесской области появились новые территории, в частности город Белгород-Днестровск (по старому – крепость Четатя Албэ), позаимствованные у Молдавии. Официальных претензий на эти территории у Румынии и Венгрии нет, хотя ранее эти страны активно раздавали свои паспорта жителям Закарпатья и Одесской области, что негативно воспринималось Киевом. Что касается прогнозов Stratfor относительно Польши, то скорее всего имеются в виду претензии Варшавы на некоторые белорусские территории. При этом Stratfor отмечает, что Вашингтон ясно обозначил свой интерес в регионе, и этот интерес включает стратегическое партнерство с Польшей и Румынией. Stratfor также прогнозирует, что Россия не сможет контролировать Северный Кавказ, а Центральная Азия будет дестабилизирована.
Прогноз неутешительный, но его не следует сбрасывать со счетов, особенно учитывая ситуацию в странах пока еще существующего СНГ, а также стартовавшего в нынешнем году Евразийского экономического союза. После обвала российского рубля и связанных с этим проблем в экономике РФ начали как домино падать валюты остальных стран постсоветского пространства. Рухнула гривна, за ней – молдавский лей, стали снижаться курсы таджикского сомони и киргизского сома. Более устойчивый казахский тенге оказался перед угрозой девальвации. Не удержался даже азербайджанский манат – валюта страны, стоящей на нефти. ЕАЭС, который задумывался на первом этапе как экономическая площадка для будущего политического интеграционного объединения, оказался под вопросом. Как, впрочем, и Таможенный союз (ТС), в котором белорусский рубль, а также экономика страны в целом первыми подали сигнал бедствия. Эта интеграционная структура, по крайней мере так представляется, сегодня держится больше на воле руководителей стран – членов ТС, чем на реальной экономической основе.
Ко всему добавляется политическая нестабильность в странах СНГ. В Армении, которая уже является членом ЕАЭС, волнуется оппозиция. В Молдавии, которая, угрожая выйти из СНГ, все же этого не сделала, Приднестровье, в котором российские миротворцы более 20 лет обеспечивают мир, внесено в число основных угроз национальной безопасности. В черный список регионов, где «действуют экстремистские группы», отнесена и Гагаузская автономия на юге Молдавии. Учитывая это, Служба информации и безопасности просит у парламента дополнительных полномочий для возможности прослушивать телефонные переговоры, вести скрытое наблюдение и осуществлять задержания. Как говорят в ведомстве, это позволит предотвращать теракты, пресекать действия, направленные против территориальной целостности Республики Молдова. Проект о дополнительных полномочиях утвердили пока лишь в первом чтении. Кишинев идет в форватере Киева. И в том, что касается урегулирования приднестровского конфликта, – тоже. Координацией действий в этом направлении теперь будет заниматься не Москва, а, по желанию Кишинева, Киев. Так что блок Украина–Молдавия уже сложился, и он не станет присоединяться к интеграционным проектам Москвы. Хотя и постарается выторговать для себя право на сегмент российского рынка.
Возможность остаться на российском рынке становится единственным реальным поводом для сохранения связей с Москвой как у Кишинева, так и у остальных членов СНГ – образования, давно превратившегося в клуб для встречи лидеров стран-членов. И, судя по всему, не имеющего перспективы трансформироваться в иное – более эффективное интеграционное соединение в сфере влияния России. Как показал опыт, в геополитике, как и в обычной жизни, действует банальный закон: есть деньги – есть и влияние. Тем более – экономический союз.
Светлана Гамова | ИНОПРЕСС

Лекториум он-лайн

Павел Зарифуллин. Сакральная география Америки



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>