Поставляет ли Россия талибам «горючку»?

Британское интернет-издание «Таймс» опубликовало короткую статью, где анонимный 23-х летний представитель талибов из провинции Газни раскрывает журналисту Энтони Лойду из Кабула якобы схему финансирования талибов Россией. Статья, как и предполагалось, вызвала широкий резонанс среди общественности, ведь Энтони Лойд — звезда военной журналистики, победитель британской ежегодной премии Press Awards в номинации «Зарубежная журналистика».

Лойд — бывший солдат, бывший героиновый наркоман, ныне военный журналист «Таймс» побывал во многих горячих точках, в том числе в Косово, Чечне, Ираке, Афганистане Сьерра-Леоне, Ираке и Сирии. По его мемуарам 1999 года «Моя война закончилась, я пропустил ее» должны поставить фильм.

Он пишет ярко, это уже не журналистика, это качественная беллетристика, где вымысел переплетается с реальностью. Вот он описывает действия российской стороны в Грозном: «… вторая самая мощная военная машина на планете, смертельная динамика которой была потрясающей во всех смыслах. Артиллерия, танки, минометы, ракетные системы, реактивные самолеты, вертолетные боевые машины — смена источников огня была бесконечной… я играл в Русскую рулетку…»

Читать далее...

Перспективы распространения ИГИЛ* в Афганистане и странах постсоветской Центральной Азии. Часть 2

Начало

Выступая на шестом Сяншаньском форуме по безопасности, заместитель министра обороны России Анатолий Антонов выступил с предупреждением о, якобы, возможном прорыве боевиков ИГИЛ (ДАИШ) через нестабильный Афганистан в страны СНГ и Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Захват территорий с южных границ, по его словам, более чем вероятен. Прошло два года.

Неспособность ДАИШ установить свое доминирование в Афганистане в настоящее время является простой констатацией, хотя и не означающей, естественно того, что военные, спецслужбы и правоохранительные структуры стран региона могут расслабиться (см. http://www.gumilev-center.af/archives/7319). Трансграничный характер угроз религиозного экстремизма и сопутствующего ему терроризма также не вызывает сомнений. Однако апелляции к одним лишь внешним для каждой страны факторам угроз формируют искаженное восприятие этих угроз, активно используемое многими политиками для манипуляций общественным мнением и, зачастую, реализации на этом фоне политики, далекой от адекватности.

Флаг ДАИШ в огне не горит…

Читать далее...

«Талибан» обнаружил у ИГИЛ «общие цели»

Лидер основного крыла радикального движения «Талибан» Хайбатулла Ахундзада призвал своих последователей не бороться с вооруженными группами «Исламское государство» (террористическая группировка запрещенная в России), ссылаясь на «общую цель».


Афганский телеканал 1TV со ссылкой на высокопоставленного сотрудника безопасности сообщил, что лидер талибов издал приказ примерно 10 дней назад во время своего визита в уезд Муса-Кала провинции Гильменд на юге Афганистана.


«В уезде Муса-Кала состоялось совещание Ахундзады с членами Кветтинской Шуры, руководящего совета талибов, базирующегося в Пакистане. В совещании также принимали участие теневые губернаторы талибов из северных, южных и восточных провинций Афганистана», — сообщил представитель управления безопасности ИРА.


Читать далее...

Перспективы распространения ИГИЛ* в Афганистане и странах постсоветской Центральной Азии

Несколько лет назад, и, особенно, после завершения первой фазы войны с ИГИЛ (или ДАИШ), на Ближнем Востоке в информационном пространстве заметно преобладают весьма алармистские прогнозы относительно дальнейшей судьбы этого проекта. На разных площадках звучат утверждения о том, что Средняя Азия и Закавказье могут стать новым пространством войны с этой группировкой. Немало и утверждений о том, что Афганистан, де, становится трамплином для ДАИШ для проникновения на территорию постсоветских республик.

В человеческой истории вообще мало принципиально нового, «Исламское государство Ирака и Леванта» — вовсе не оригинальная структура, этот инструмент в реализации проекта «Халифат», разрабатывавшегося в отделах американской RAND Corporation, имеет немало сходств с другими аналогичными в совсем недавней истории. В публичном информационном пространстве отдельные эпизоды этого проекта появились еще в 2006 году, в 2009 году более подробно все это описывалось у американских авторов. В 2013-м началась реализация проекта, сразу вызывая ощущение некоего дежавю, только подкрепляемого по мере развития в последующее время.

Компаративистский взгляд на ДАИШ и «Талибан»

Для ответа на вопрос о перспективах ДАИШ в Афганистане и Средней Азии необходимо обратить внимание на существующие устойчивые аналогии между ДАИШ и афганским «Талибаном» 1990-х годов. Падение режима президента Наджибуллы в Афганистане в 1992 году повлекло за собой фрагментацию страны и период борьбы за власть группировок моджахедов, порождая среди населения тоску по установлению порядка и социальной справедливости. Одни только бои в Кабуле после свержения правительства Наджибуллы и практически до 27 сентября 1997 года, когда в столицу вошли талибы, были способны оттолкнуть от партий Хекматияра, Раббани, Мазари, Дустума и других значительное число их прежних сторонников. С приходом моджахедов в стране воцарились хаос и произвол, она распалась на зоны влияния различных вооруженных групп, организаций и партий. Конфликты между противоборствующими моджахедскими группами, принимавшие форму крупномасштабных военных столкновений, привели к трагедиям и разрушениям, превысившим все, что произошло за десять лет войны против «шурави» и их протеже в Кабуле.

Читать далее...

Американские эксперты: «Талибан» контролирует почти половину Афганистана

В недавно опубликованном отчете на сайте Long War Journal говорится, что «сельская территория — ключевой источник силы талибов, который недооценивают военные США и правительственные силы. Коалиция и афганское правительство не смогут победить «Талибан», не обращая внимания на популярность талибов среди сельского населения», — говорится в нем.

Согласно оценке Long War Journal, «Талибан» в настоящее время контролирует 41 уезд Афганистана и претендует еще на 118 уездов. «Талибан» утверждает, что контролирует или претендует на 50% территории страны.

«Контролируемый уезд — это та часть территории, где талибы открыто ведут административную деятельность, предоставляя услуги и обеспечивая безопасность, управляя местными судами и налагая законы шариата. Претендуют талибы на те уезды, где контролируют все, кроме уездного центра», — говорится в отчете.

Как отмечает SIGAR, контролируемый конгрессом США надзорный орган по Афганистану, ранее военные США заявляли, что «новая стратегия афганского правительства, нацеленная на устойчивую безопасность» включает в себя отказ от «менее важных» районов страны. Теперь военные США утверждают, что афганские военные «уделяют меньше внимания наименее важным областям, чтобы предотвратить поражение». Менее важными считаются сельские районы, афганское правительство делает акцент на сохранение контроля над городами страны. Военные миссии НАТО «Решительная поддержка», подчеркивая «менее важный» статус сельских районов, называют их «щебнем и грязью».


Читать далее...

Северные соседи Афганистана или риск проникновения радикального влияния в страны Центральной Азии. Часть 2

Начало

Киргизия

Развал СССР и неожиданно для киргизской элиты обнаружившаяся необходимость самостоятельно определять правила развития доставшейся от СССР территории обнаружил достаточно высокий уровень фрагментации общества. Помимо межэтнических расколов, из которых важнейшим, безусловно, является комплекс проблем, связанный с узбекской этнической ирредентой, куда более серьезную проблему представляло и продолжает представлять собой отсутствие общей идентичности и консолидации элит у основного, киргизского этноса. Советский период был чрезвычайно позитивным в этом плане, но недостаточным для того, чтобы завершить формирование этноса, довести его до стадии способности к самосуществованию. Интересы различных групп киргизской элиты разбросаны в чрезвычайно широком спектре, на протяжении четверти века не позволяя определить какую-либо постоянную парадигму дальнейшего существования и тем более развития.

Родоплеменное деление, как и в Туркмении, здесь тоже играет свою роль, хотя нужно отметить происходящее снижение родоплеменного фактора, замещаемого все больше структурированием «по интересам». Хотя и племенное происхождение, и деление на два крыла: «он» (правое) и «сол» (левое) и большую инородную группу — племя «ичкилик», все это продолжает оказывать влияние на политическую практику. Достаточно архаично выглядит, например, описание достоинств одного из кандидатов в нынешней президентской избирательной кампании, экс-премьера Сооронбая Жээнбекова: «… из рода Жору (Жолжакшы) было два сына по имени Жолубай и Кудайберди. От Жолубая пошли Астар и Кастар. От Астара Серке (Жору с лунным знаком). Серке был человеком, защищавшим народ. От Серке распространились сыновья Кожо, Тасма, Тенизбай, Каракунас. От Тенизбая пошли Булаш, Биймырза, Жалан тош (Доолотой). От Биймырзы Коштай, Жантай, Абыке, Габыке. От Абыке пошли Жолдош, Кожоназар, Тениз, Аккозу. Кожоназар с молодости был управлявшим народом бием. От Кожоназара Конурат, Жайчыбек, Полот. От Жайчыбека Кожоназара Асыран, Танырык. От Танырыка Пирназар. От Пирназара Жээнбек. От Жээнбека Эрмамат, Токтомамат, Шарип. От Шарипа Канторо, Жусупбек, Искендер, Сооронбай, Асылбек, Жыргал…».

Читать далее...

Северные соседи Афганистана или риск проникновения радикального влияния в страны Центральной Азии

Тема фрагментации Афганистана, пусть и не с высокой степенью частоты, но присутствует в дискуссиях по сегодняшней афганской тематике. А ведь по сути все государства региона являются наследием тех или иных политико-географических проектов: Пакистан, Индия, все постсоветское пространство.

«И теперь мне придется двигаться все дальше и дальше на север, участвуя в Большой Игре», — писал когда-то известный романтический идеолог британского колониализма Редьярд Киплинг.

«Большая Игра продолжается», и есть смысл посмотреть на север от Афганистана: что из себя представляют бывшие советские республики и насколько велик риск проникновения радикального влияния с территории Афганистана и распространения центробежных тенденций в соседствующих с Афганистаном странах Центральной Азии. Понятно, что вопросы территориальной целостности, условия для появления и развития разного рода «автономизмов» и «сепаратизмов» чрезвычайно сложны. Данная статья есть попытка обозначить эту проблематику хотя бы «штрихами», в максимально общем виде.

Туркмения

О Туркмении в публичном пространстве принято говорить или в очень общем виде или «ничего», это очень закрытая страна, в малой степени позволяющая четко понимать происходящие в ней процессы. Тем не менее, даже простой анализ социальной, а особенно родоплеменной структуры туркменского общества все же позволяет прийти к некоторым базовым выводам, на основе которых нужно оценивать и текущие события.

Читать далее...

Почему Трамп отказался от идеи отдать Афганистан на откуп наемникам

Война США в Афганистане стала самой продолжительной в истории Пентагона и потребовала многомиллиардных расходов. При этом Соединенные Штаты все же не видят светлых перспектив и в дальнейшем. США начали военные действия в Афганистане в 2001 году, рассчитывая на быструю победу, однако даже сегодня неизвестно, когда кончится эта война, в связи с чем новая администрация Вашингтона пытается найти способ во что бы то ни стало одержать победу в Афганистане.

Пока США были заняты разработкой новой стратегии, правительство Афганистана при финансовой поддержке зарубежных государств, преимущественно США, оснащало национальные силы безопасности, а также вело борьбу с террористическими группировками в 30 провинциях страны. Правительство Кабула надеется, что президент США Дональд Трамп в рамках новой стратегии пойдет на более решительные меры в борьбе с террористическими группами и их сторонниками в регионе, и таким образом предоставит неограниченные возможности силам безопасности Афганистана.

Несмотря на то, что новая стратегия — это продолжение старой миссии «Решительная поддержка» с новыми вариациями, Дональд Трамп рассматривал альтернативную идею «приватизации» войны в Афганистанне. В этой статье рассматриваются плюсы и минусы возможной «приватизации» войны с учетом общественных и исторических реалий этой страны.

Читать далее...

Успехи и неудачи талибов в Северном Афганистане

Несмотря на некоторые недавние успехи, у талибов так и не получилось укрепить свои позиции в северо-восточной провинции Тахар. Одной из причин того, что движению не удалось это сделать, стало усиление напряженности и борьба за власть среди узбекских и пуштунских талибов. Стратегически это не позволило им соединять свои фронты: западный и юго-западный (Кундуз и Баглан) и восточный (Бадахшан). Вероятнее всего, подобный провал связан с политикой найма «Талибаном» новых боевиков.

В первой половине 2017 года «Талибан» организовал серию нападений на районные центры и стратегически важные районы в северо-восточной провинции Тахар. В марте они безуспешно атаковали районный центр Хаваджах Бахаводин. В апреле напали на районный центр Даркада на крайнем севере провинции, но также не смогли его захватить. Осадили, но были оттеснены афганскими правительственными войсками в июне. В середине июня 2017 года талибы вновь захватили ряд деревень и правительственных контрольно-пропускных пунктов в Хаваджах Бахаводине, а также на юге в районе Хваджа Гхар, им удалось пересечь границу с провинцией Кундуз. «Талибан» также пытался угрожать правительственным силам в районе Мавара-и-Кокча, но в значительной степени приостановке продвижения боевиков поспособствовали точечные авиаудары ВВС США по значимым полевым командирам.

Кабульская газета «Weesa» сообщила в мае этого года, что местные власти в Тахаре приняли решение перевести районные администрации из Даргада и Янги Калы в провинциальный центр из-за существующей в этих районах гарантии безопасности. Однако, представитель провинциальной полиции Халил Асир в июле заявил, что несмотря на серьезные столкновения с боевиками, административные офисы в Даргаде и Янги Кале работают.

Читать далее...

Афганские эксперты: новая стратегия США не принесет мира Афганистану

Сегодня президент США Дональд Трамп встретится со своей командой национальной безопасности в Кэмп-Дэвиде, чтобы официально заявить о своей стратегии в отношении Афганистана.

Ранее, спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор Второго Департамента стран Азии МИД РФ Замир Кабулов выступил с резкой критикой проекта новой стратегии ведения войны США в Афганистане, заявив, что «Афганистан для американцев— всего лишь колония, а их миссия в стране — провалилась».

Своим мнением относительно присутствия иностранного военного контингента в Афганистане, новой стратегии Вашингтона и реакцией Москвы поделились афганские эксперты.

Ахмад Саиди, политолог, преподаватель университета, выступил за то, что присутствие иностранных войск в Афганистане приводит к дестабилизации:


«К сожалению, кризис в Афганистане с каждым днем углубляется. В прошлом Россия придерживалась позиции, что присутствие иностранных войск – необходимость. После того, как спецпредставитель России Замир Кабулов заявил, что миссия США провалилась, что они должны покинуть Афганистан, не прошло и 24-х часов, как группа «Талибан» выступила с заявлением примерно такого же содержания. По моему мнению, ситуация в Афганистане настолько запутана, вода настолько мутна, что каждый норовит использовать ситуацию в свою пользу. 


Читать далее...