Есть ли будущее у «Кабульского процесса»?

В то время как все предыдущие дипломатические и политические усилия по достижению мира в Афганистане остаются безрезультатными, правительство страны выступило с новой инициативой в этом направлении. В афганской столице прошла первая конференция «Кабульский процесс» с участием представителей 27 государств и международных организаций. 

Президент Афганистана, выступая на открытии конференции, обозначил цель мероприятия как «объединение мира в борьбе с терроризмом».


Одним из важнейших результатов конференции стало то, что Афганистан способен провести важное международное мероприятие в условиях серьезных угроз в сфере безопасности. Кроме того, Кабул смог заручиться поддержкой стран региона, Евросоюза и Америки в деле достижения спокойствия и безопасности, в вопросе борьбы с терроризмом. В заключительном коммюнике конференции ее участники также заявили о намерении провести еще ряд конференций.


Конференция состоялась даже несмотря на то, что после недавних террористических атак в Кабуле возросли внутренние политические противоречия, а региональное и мировое единство по Афганистану и государственном устройству в стране на грани развала. Возникает вопрос, какие цели преследует правительство Афганистана при наличии этих двух больших проблем, проводя конференцию?

Читать далее...

Геополитика побеждает прагматику

В ноябре 2017 г. в Брюсселе состоится очередной саммит Восточного партнерства. Европейскому союзу и странам-участницам программы предстоит оценить достигнутые со времен Рижского саммита 2015 г. результаты и выработать приоритеты на кратко- и среднесрочную перспективу. Каков на сегодняшний день баланс успехов и неудач Восточного партнерства? Может ли ноябрьский саммит придать этой программе новый импульс?   

Читать далее...

О Катаре, Трампе и геополитике

Саудовцы, Бахрейн, ОАЭ и Египет прервали дипломатические отношения с Катаром и закрыли границы. Оппоненты дали катарским дипломатам 48 часов на выезд. Конфликт между Катаром и странами Персидского залива начался с предполагаемого взлома государственного агентства новостей Катара. Тогда агентство разместило от имени эмира страны речь в поддержку отношений с Ираном, но позднее МИД заявил, что сайт агентства был взломан. Однако Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн не нашли такие доводы убедительными.

Геополитическая напряженность в нефтяном регионе уже сказалась на ценах на черное золото. Brent прибавил 1,4%, достигая 50,65 долл. за баррель.
Вряд ли развитие ситуации приведет к войне или какому-либо дальнейшему серьезному обострению конфликта. А значит, нефтяные рынки скоро успокоятся. Катар, конечно, может выйти из соглашения ОПЕК по сокращению добычи. Однако влияние данного шага на цены будет очень слабым. Доля Катара в общей добыче картеля невелика. Три года назад саудовцы, Египет и Объединённые Арабские эмираты уже обвиняли Катар во вмешательстве в их внутренние дела и отзывали послов. Плюс и Саудовская Аравия, и Катар – официальные союзники США.

Американская авиабаза Аль-Удэйд в Катаре расположена в 20 милях к юго-западу от Дохи и, по неофициальной информации, насчитывает около 11 тыс. бойцов.

Читать далее...

Стратегия Москвы в Афганистане

В декабре 2016 года Россия выступила с инициативой проведения региональных консультаций с целью урегулирования ситуации в Афганистане и содействия мирному процессу в этой стране. 27 декабря в Москве прошла первая встреча, в которой приняли участие Россия, Китай и Пакистан. Во второй московской встрече 15 февраля 2017 года кроме России, Китая и Пакистана участвовали представители Афганистана, Ирана и Индии.

14 апреля в Москве при участии спецпредставителей 11 региональных государств, в числе которых Россия, Афганистан, Иран, Индия, Пакистан, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, прошла третья консультационная встреча по вопросам создания независимой контролируемой площадки для начала мирного диалога между правительством Афганистана и движением «Талибан». Российская сторона выразила готовность взять на себя решение организационных моментов довольно непростых переговоров, предложила несколько форматов участия представителей радикального движения в дискуссии. Данная инициатива была активно одобрена китайскими и пакистанскими представителями.

Афганцы долго решали стоит ли принимать участие в мероприятии, аргументов «против» было не мало, во-первых, встреча проходила с участием Пакистана, кризис в отношениях с которым в последнее время набирает обороты и сейчас находится в стадии «без пяти минут» открытого военного противостояния.

Во-вторых, приглашенная лично главой МИД РФ Сергеем Лавровым на встрече с американским госсекретарем Рексом Тиллерсоном делегация США, предполагаемый двенадцатый участник, на московское мероприятие не приехала. Оглушительным ответом на приглашение прогремел взрыв GBU-43/B Massive Ordnance Air Blast (MOAB, Mother of all bombs) — самого мощного неядерного фугаса, стоящего на вооружении США, в афганской провинции Нангархар накануне конференции. Позиция Вашингтона понятна, фильм «Аватар» смотрели все.

Читать далее...

Стратегические перспективы Средней Азии

Директор Центра Льва Гумилёва Павел Зарифуллин рассказывает о сакральной географии и геополитике Средней Азии, о «Большой игре», о возможном переходе Казахстана на «латинницу», радикальном исламе, организованном ЦРУ и турецких «сетях». А также о Николае Втором, Ельцине и русском пути на Восток.

Читать далее...

Прекратить «бодания» по Курилам!

Курилы равны Крыму

Спикер Госдумы Вячеслав Володин прокомментировал заявление официального представителя Белого дома Шона Спайсера об ожидании президентом Трампом возврата Крыма российскими властями. «Давайте мы прекратим разговоры, обсуждая различные заявления в отношении Крыма. Крым — это часть России. И любые разговоры, кто ведет в отношении отчуждения нашей территории, а Крым — это часть России, — это посягательство на нашу целостность, на нашу территорию», — заявил он.

Читать далее...

Тюркский фактор в процессах евразийской интеграции

Центр Льва Гумилёва на новостном аналитическом видео-портале Anna-News

Читать далее...

Заки Дарьяби : «Ситуация в Афганистане имеет тенденцию к ухудшению»

Заки Дарьяби, издатель и главный редактор кабульского ежедневника Etilaatroz, ответил в интервью Центру Льва Гумилева на вопросы, касающиеся ситуации в Афганистане
 
— Что происходит на политической арене Афганистана после подписания мирного соглашения с «Хезби Ислами»?

— Исламская партия в свое время имела сильное влияние в политических кругах Афганистана и возвращение Гульбеддина Хекматияра на политическую арену посредством мирного соглашения может быть приемлемо с двух точек зрения. Первое, на чем настаивает правительство Афганистана, это военная составляющая, подписание Хекматияром мирного соглашения должно привести к сокращению войны и насилия в Афганистане.

Но, на мой взгляд, мир с Хекматияром не окажет положительного и прямого влияния на положение на фронтах. Очевидно, что за последние 15 лет «Хезби Ислами», кроме нескольких террористических атак, за которые партия взяла ответственность, свою активность в военном отношении не проявляла. Боевики, которые воевали в рядах этой партии перешли либо под флаги талибов, либо давно вернулись к мирной жизни. «Хезби Ислами» не выражала открытой агрессии против правительства Афганистана, нет свидетельств того, что потенциал «Хезби Ислами» позволит ей напасть на афганские или иностранные подразделения. Опыт прошедших 15 лет показывает, что «Хезби Ислами» утеряла свою боеспособность и возможность воевать с силами безопасности.


Но в значительной мере правительство Афганистана состоит из бывших активистов «Хезби Ислами», таких как Мухаммад Хан, ныне первый заместитель главы исполнительной власти Абдуллы Абдуллы, Фарук Вардак, который занимал должность министра образования.

Читать далее...

Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы — 4

Окончание аналитического эссе известного востоковеда Александра Князева.

Часть 1
Часть 2
Часть 3

В основу стратегии распространения турецкого влияния в регионе с 1991 года была заложена демонстрация собственного примера «успешного функционирования светской политической системы с элементами демократии западного типа, которой удалось в условиях доминирования в обществе приверженцев ислама провести рыночные преобразования».

Впрочем, по большому счету турецкое присутствие в регионе изначально было ограничено в силу слабого инвестиционного потенциала. Поэтому, не связывая себя крупномасштабными проектами, Анкара активно продвигает программы из soft power. Экономическое сотрудничество в целом несопоставимо с экономическим влиянием Китая, России, других стран, это относится как к общим объемам турецких инвестиций, так и к финансовой помощи в виде грантов, кредитов и различной технической поддержки. За исключением Узбекистана, во всех постсоветских странах региона заметное место занимает лишь малый и средний турецкий бизнес, на большее со стороны Анкары не делается даже заявок.

Исключением, в основном пока декларативным, являются, пожалуй, лишь отдельные инициативы в энергетической сфере, связанные с идеей транспортировки в западном направлении углеводородных ресурсов Туркмении и Казахстана, а также в сфере коммуникаций. Энергетические проблемы относятся к компетенции учрежденного в 2009 году в Стамбуле Совета сотрудничества тюркоязычных государств, в состав которого входят Азербайджан, Турция, Казахстан, Туркмения и Киргизия. На IV саммите Совета в июне 2014 года в Бодруме обсуждалась, в частности, возможность транспортировки каспийских углеводородов в Европу, там же была подписана декларация «Тюркский совет — современный Шелковый путь», артикулировавшая начало реализации запущенного в 2008 г. министерством промышленности и торговли Турции проекта «Шелковой путь». Цель проекта — связать турецким транзитом европейские и азиатские рынки, — изначально была и остается декларативной и неконкурентной по отношению к известному китайскому проекту. Гипотетически «тюркский проект» конечно же, выглядел конкурентом интеграционным планам России по созданию ЕАЭС. Но в реальности и благодаря тому, что состав стран-участниц и цели турецкого проекта частично совпадают с китайскими, они могут в перспективе взаимно дополнять друг друга, но Турция в этой связке может быть лишь элементом китайского проекта и никак иначе. Значительно успешнее утвердилась в регионе турецкая «мягкая сила».

Читать далее...

Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы — 3

Продолжение аналитического эссе известного востоковеда Александра Князева, Часть 1 и Часть 2

В декабре 1990 в Стамбуле прошел Международный курултай Туркестана, в центре внимания которого были т.н. «внешние тюрки». Турция стремительно принялась за реализацию планов по установлению своего доминирования и исполнению заказанной ей роли проводника интересов США в тюрко-мусульманских регионах. В 1992 году в Анкаре было создано Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию (TIKA), главной целью которого была названа координация связей в области банковского дела, а также подготовка государственных служащих и создание компьютерных сетей. Под влиянием кажущихся успехов тогда же, в 1992 году, президент Турции Тургут Озал провозгласил XXI век «веком Турции», а тогдашний премьер-министр Сулейман Демирель говорил о «турецком мире от Адриатики до Великой китайской стены» и о том, что Турция станет «культурным центром и историческим магнитом для новосуверенных государств».

Начиная с 1993 года в Турции проводятся встречи турецких руководителей с главами постсоветских государств и субъектов Российской федерации с преобладающим тюркским населением. При прямой и косвенной поддержке со стороны государственного руководства и государственных ведомств в Турции резко активизировались общественные организации, землячества, общины, фонды, работающие с общественностью мусульманских республик СНГ и республик в составе России. Но степень влияния Турции в разных странах Центральной Азии оказалась неодинаковой, различной — как в количественных, так и в качественных, содержательных характеристиках — таковой она остается и к настоящему времени.

Читать далее...