Что такое национализм?

Лекция Германа Садулаева в «Кулуаре нравов» в рамках проекта «Белая индия»

Что такое деньги? Или обобщим, что такое капитал? 

Вся реакционная идеология говорит, что капитал — это земля, заводы, золото в слитках, хранящееся в банках. Вот это — капитал. Марксизм говорит, что нет. Земля, заводы, золото – это не капитал. Капитал — это общественные отношения, в рамках которых золото, заводы и т.д., становятся капиталом. Мы живём в мире социальных отношений. В мире физических вещей мы не живём уже давно. Маркс это понял.

Вот тогда и случилась главная революция в сознании, когда Марксу пришло, что мы живём в социальном мире. Нам пытаются реакционные идеологи навязать, что это всё вещи, но это не вещи — это отношения. Это социальные отношения, система социальных ожиданий. Что такое деньги? Это чисто конвенциональная вещь. Как только мы не признаём, что это деньги — они перестают быть деньгами.

То же самое касается народа, нации, этноса — это, всё-таки, явление конвенциональное. Оно проистекает из мифологических представлений о первопредке, который в ещё более мифологическом подходе — всегда тотемное животное. В менее мифологическом подходе — это первопредок R1A1. Но, тем не менее, к нашей социальной реальности это имеет малое отношение. 

Представьте себе две пирамиды. Одна пирамида отчасти реальная, а отчасти мифическая. Происхождение народа от мифического первопредка. Представим себе пирамиду растущую сверху вниз. На вершине первопредок, дальше потомки, потомки потомков и т.д. Пирамида разрастается и возникает народ, такое у нас представление о формировании народа. Отчасти, это подтверждается историческими данными, к примеру, русских и татар, которые образовали ядро российского государства в 16 веке было 12 млн. Сейчас 120 млн. В десять раз количество людей увеличилось, и мы можем представить растущее количество в виде пирамиды. 

Однако, возьмём личную историю каждого из нас, генеалогия оказывается обратной пирамидой. Пирамидой растущей снизу вверх. Например, вот я один — у меня были папа и мама. У моих папы и мамы были папа и мама, а у них свои папа и мама и т.д. И так эта пирамида растёт верх.

Читать далее...

Клёсов и бесы

Писатель Герман Садулаев проверяет подлинность ДНК-археологии

По заголовку моего опуса может подуматься, что я собираюсь защищать «основателя ДНК-археологии» Анатолия Клёсова от бесов-русофобов, но это не так. Скорее, я сам против Клёсова и всей клёсовщины, и доводы его оппонента от официальной науки, Олега Балановского, кажутся мне вполне разумными. И бесы здесь – это бесы самого Клёсова, его читателей и почитателей. Бесы в том смысле, в котором у Достоевского – соблазнители простотой «революционного» пути. «Революционного» именно что в кавычках.
Мой опус в некотором смысле рецензия или, вернее, читательская реакция на книгу «История ариев и эрбинов. Европейский запад против европейского востока». Конечно же, я не являюсь профессиональным генетиком, историком, археологом или лингвистом (впрочем, сам Клёсов тоже не является в этих областях учёным, признанным в профессиональном сообществе). Я, как и Клёсов – любитель, заинтересованный читатель. И мой искренний интерес к вопросам истории, идеологии и литературы, как мне кажется, даёт мне право на высказывание по поводу гипотез самопровозглашённого генетика.
Итак, передо мной книга. Издана в Москве в 2017-м году издательством «Концептуал» скромным тиражом в 1000 экземпляров. Однако это не значит, что идеи Клёсова непопулярны. Ведь данная книга не первая и не единственная у автора, к тому же его теории широко распространяются в сети Интернет, распространяются, надо сказать, подобно лесному пожару. В чём же секрет успеха?
Если говорить именно о рассматриваемом трактате, то это весьма сумбурное изложение, в котором нагромождение фактов, графиков, карт, выкладок, цитат и пересказов общепринятых теорий перемежается с догадками и фантазиями так, что вычленить последние практически невозможно. Но идеологическая суть прослеживается довольно отчётливо, а в заключении формулируется открыто: сначала Евразия, а теперь и весь мир являются ареной противостояния двух главных родов человечества, один из которых Клёсов именует «ариями», это носители Y-хромосомы гаплогруппы R1a и второго, для которого Клёсов придумал специальное имя «эрбины», по созвучию с названием гаплогруппы R1b.

Читать далее...

Тотемы для новых племён Белой индии

На Летнее Солнцестояние в питерском кулуаре «Реставрация нравов» состоялся очередной лекториум проекта «Белая Индия». Гости услаждали свой слух лидером «Новых Скифов» Павлом Зарифуллиным, петербургским писателем Германом Садулаевым и философом-фундаменталистом Александром Секацким. Встреча была посвящена теме сколь простой, столь и запутанной — тотемическому животному-символу России.

Лекторы задумали сменить «русского медведя» на другое тотемическое животное и таким образом вернуть Россию на свой изначальный евразийский путь. В тендере на зверя-покровителя предлагались удивительные варианты.

Тотемные войны

Медведь стал символом России относительно недавно, являясь до этого не тотемом России, а скорее табу. Неспроста русский язык утратил истинное название медведя и сохранил лишь эвфемизм – «ведающий медом». В сказках медведь крайне редко выступает в качестве помощника главного героя, часто вредит ему и мешает жить. Медведь разрушил теремок, в котором селятся звери, он глуп, его обманывают с дележом «вершков и корешков», ленивый, неповоротливый, спит большую часть года, неряшлив и злобен. Назначение его главным тотемом России могло произойти только в результата проигрыша в Великой тотемной войне.
Однако, несмотря на это, истинные тотемы прорываются сквозь спящее коллективное бессознательное. Например, волк Забивака, понравившийся народу сразу же, как началась рекламная кампания футбольного чемпионата.

Читать далее...

Народы 22 века: мамонты, «обнимашки» и космические грузины

25 мая в петербургском кулуаре «Реставрация нравов» прошёл очередной лекториум Центра проективной этнопсихологии «Белая индия», на котором прозвучали евразийские и скифские ответы на современную эпоху трансгуманизации человечества.

Будут ли этносы играть какую-то заметную роль в XXII веке или они исчезнуть как пережитки прошлого? Что случится, когда жизнь на земле станет не ценным выражением природы, а частью кибернетического контура, одной из деталей механизма? Что случится с народами и их представителями, когда само понятие «пользователь» исчезнет, и уже будет непонятно где находится человек, а где компьютер? Павел Зарифуллин, Герман Садулаев и Александр Секацкий попробовали ответить на эти вопросы.

Мамонты

Это мир бортовых компьютеров и спутников геопозиционирования висит круглым шаром в безвоздушном пространстве. Мир этнической жизни покоится на трех слонах. Или даже мамонтах. И чем чаще человек выбирает круглое в пустоте, тем больше его жизнь утрачивает смысл, опустошается, превращаясь в раскрывшуюся хризалиду, из которой бабочка уже давно улетела.

Зарифуллин рассказал, что русский народ по какой-то странной пассионарной случайности оказался очень восприимчив к таким бабочкам. Поэтому во главе всех важнейших инноваций, изменивших облик планеты и человеческого сообщества, стояли представители русского мира. Они не всегда пользовались плодами своих открытий, и не всегда эти открытия приносили благ больше, чем проклятий. Но именно они давали человечеству все ключи для того чтобы люди могли спокойно жить в пространстве нового фазового состояния, которое раньше их пугало.

Читать далее...

Зарифуллин и Садулаев рассказали чем этнос отличается от нации

21 марта в модном питерском месте — кулуаре «Реставрация нравов», что на Васильевском острове состоялось открытие третьего сезона проекта «Белая индия». Лекториум призван познакомить петербуржцев с немассовыми идеями и взглядами за пределами мейнстрима. Из гиперпространства «Белой индии». В этот раз посетители встречались с Павлом Зарифуллиным и Германом Садулаевым, которые рассказали о нации и национализме.
На встрече выступающие в первую очередь хотели разделить понятие «этнос» и «нация». Только верное понимание особенностей каждого из этих понятий позволит разобраться и в той мрачной ситуации, в которой оказалась России в национальном вопросе.

Центр проективной этнопсихологии «Белая Индия» рассматривает этнос как полевую структуру, отвечающую теории поля в самом прямом и широком смысле этого слова. По сути, Лев Гумилев, анализирующий явление пассионарности, Лев Ландау, пытающийся написать общую теорию поля, Берт Хеллингер, разработавший краткосрочный терапевтический метод семейных расстановок, и Руперт Шелдрейк, выдвинувший теорию о т.н. морфогенетических полях, по которым передается невербальная информация среди особо к ним восприимчивых, говорили об одном и том же феномене. Этот феномен и его границы и обсуждались на открытой встрече в «Кулуаре».

Человеческий организм не всегда восприимчив к полям. Он не чувствует электромагнитное поле, не может наблюдать глазами квантовомеханическое поле, не может научить компьютер распознавать аграрное поле и его границы. Однако с этническими полями не все так категорично. Есть люди, которые восприимчивы к этим полям, и они реагируют на протекающие в этих полях события, но другие могут быть совершенно к ним не чувствительны, и на события не реагировать.

Читать далее...

Слово о расколе христианской церкви на восточную и западную, коммунистах 
и российской конституции

Писатель Герман Садулаев о роли религии в будущем России

Основным направлением христианской религии, мейнстримом, является католицизм. Западная, Римско-католическая церковь с центром в Ватикане. По числу последователей католицизм превосходит не только боковые ответвления христианства, но и каждую из прочих так называемых «мировых» религий, кроме мусульманства. Во всём мире католиков около 1,2 миллиардов, причём, что важно, подавляющие большинство католиков принадлежат к единой организации. В этом смысле католицизм не только самая многочисленная мировая религия, но и единственная единая мировая религия, так как мусульмане разделены на суннитов, которые в свою очередь подразделяются на несколько мазхабов, шиитов, разделённых на множество движений, отдельно и особо стоят суфии, и так далее. Единая умма (община) мусульман, управляемая одним халифом – всего лишь мечта и цель исламских фундаменталистов, в то время как у католиков такое единство под скипетром Папы Римского давно достигнуто и сохраняется веками.
Вторым по численности направлением в христианстве является протестантизм, насчитывающий около 800 миллионов последователей, разделённых на множество конфессий, а православные – третьи по количеству с большим отрывом, насчитывая около 200 миллионов в своих рядах. То есть, в 6 раз меньше, чем католиков и в 4 раза меньше, чем протестантов. Причём, что важно: если католики объединены в одну религиозную организацию, то православные разделены на 15 автокефальных и 6 автономных православных церквей. Одной из оных является Русская православная церковь, насчитывающая, по разным подсчётам от 20 миллионов до почему-то 219 миллионов (в таком случае русских православных было бы больше чем русских и больше чем православных). Скорее всего, можно говорить о 50-70 миллионах верующих или условно-верующих, так или иначе соотносящих себя с Русским православием Московского патриархата. Это очень много. И всё же примерно в 20 раз меньше, чем паства Папы Римского. А учитывая то, что католицизм распространён в Латинской Америке с её хорошей рождаемостью, демографическая база католицизма не сужается, а растёт.
Когда мы говорим о христианстве в культурно-историческом смысле, мы подразумеваем par exellence католицизм.

Читать далее...

Герман Садулаев: В чём прелесть национализма?

«Прелесть» — в изначальном русском, религиозном смысле этого слова. Чем национализм прельщает «малых сих»?
Всё просто. Люди, не имеющие никаких особенных заслуг перед обществом или даже имеющие отрицательный счёт, полагают получить не просто равные с остальными права, но привилегии, на основании определённого декларируемого национального происхождения. Привилегии без заслуг. Вот и вся идея, вот и вся технология, всё гениальное «знаю-как-сделано» любого национализма.
В любом обществе в любое время всегда находится какое-то не подавляющее, но существенное количество особей, которые не имеют заслуг и не хотят стараться ради их обретения, но хотят иметь дармовые привилегии. Именно привилегии, а не равные права. То есть, хотят эксплуатировать других ничего не имея и ничем не рискуя.

Читать далее...

Поклонение святым мощам в культах Евразии

Самым мощным евразийским культом прошлого века был коммунизм в форме советоизма.

Я, как коммунистический антрополог и как антрополог советоизма, расскажу вам о поклонении святым мощам в практиках советоизма.

Это не стёб, это не постмодернизм и не шутки, это моя давняя теория. На всех лекциях я вкратце упоминаю о том, что в советское время проснулась некая народная религия.

Человек по своей природе религиозен, но иногда он восстаёт против официальной религии. Против религии, принявшей государственную, формальную, официозную форму. И иногда он свергает эту религию, сбрасывает священников с колоколен. Но это не значит, что он избавляется от религиозности в себе. Его религиозность принимает какие-то другие формы и, чаще всего, они соответствуют обычным для этой цивилизации культам.

На территории Евразии испокон веков существовали определенные культовые практики, и они особым образом проявились в коммунизме, проявились в советское время. Повторяю, это не шутки. Существовали и практики, и культы, и вера, которые помогали людям жить, воспитывали, образовывали людей, двигали их на подвиги. И в этом смысле советская религия также реальна, как и всё остальное. Также реальна, как и любые традиционные религии, как наука, поскольку реальными были её плоды.

Читать далее...

Скифы и города

Кочевая культура

Скифов обычно считают кочевниками. Однако в скифских захоронениях находят предметы, артефакты, свидетельствующие о довольно высокой материальной культуре. Например, всем известные золотые украшения в зверином стиле, статуи Золотой бабы, которые, видимо, имели культовое значение. Наличие этих артефактов свидетельствует о том, что среди скифов были ремесленники и люди искусства. Они умели плавить металлы, создавать довольно сложные произведения именно материальной культуры, что плохо сочетается с представлениями о кочевниках, как о нецивилизованных ордах, которые только и умеют, что ездить в кибитках взад-вперед да грабить оседлое население.

Читать далее...

Почему важна граница между Америкой и Старым Светом

Как сказал наш великий поэт Николай Гумилёв — «Зачем Колумб открыл Америку»?


Америка — это страна мёртвых. Страна предков. Оттуда идут дары, приходит изобилие, поступают магические предметы, но оттуда же может прийти и некоторая угроза.

Так российская эмиграция, особенно в Америку, — это попытка обмануть смерть. Для человека всегда очень привлекательно умереть при жизни, надуть саму смерть. Смерть придёт ко мне в Россию, а меня уже нет. Я уже там.

А в Америке смерти нет, потому что Америка — это, как уже было сказано, страна мёртвых. Поэтому эмиграция в Америку всегда воспринималась российскими людьми, как мистическое путешествие. И совсем иначе воспринималась эмиграция в Европу. Есть разница между этим путешествием за океан и эмиграцией во Францию, в Германию и т.д.

Недаром русские поэты серебряного века Маяковский и Есенин совершили паломничество в Америку. Советы послали их туда специально. И они вернулись ошеломлённые. Они увидели страну мёртвых в двух её полярных ипостасях и предпочли вернуться. В ипостаси благоденствия и в ипостаси мертвечины. Потом они довольно искренне писали свои книжки. Казалось бы, «Мое открытие Америки» Маяковский написал по заказу советской пропаганды, для очернения Америки. Но нет, это были довольно искренние переживания.

Читать далее...