Этноним меря и его отражение в русской топонимии

Merjamaa начинает публикацию избранных частей книги «Субстратная топонимия Русского Севера. IV. Топонимия мерянского типа», посмертной публикации не законченного академиком А. К. Матвеевым исследования дорусских географических названий Европейской России – субстратной топонимии мерянского типа. Она подготовлена к печати по материалам личного архива автора. Книга является четвертой частью монографии А. К. Матвеева «Субстратная топонимия Русского Севера» (первые три части опубликованы в 2001–2007 гг.).

Читать далее...

ФАДН займется темой поморов

Ответ из федерального агентства обнадеживает

Активисты поморского движения из Архангельска независимо друг от друга направили обращения в адрес федеральной власти предлагая решить вопрос об этническом статусе русских поморов и распространении на них льгот, которыми наделены коренные малочисленные народы Севера. Одно из них, написанное Анатолием Бедновым на имя Президента России, Управлением Президента РФ по работе с обращениями граждан было направлено в Федеральное агентство по делам национальностей. На прошлой неделе автору пришел ответ из ФАДН.

Читать далее...

Поморы написали губернатору

1 сентября 2015 года «Национально-культурная автономия поморов Архангельской области» направила губернатору Архангельской области И.А. Орлову официальное письмо с просьбой оказать содействие в положительном решении вопроса о включении поморов в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации.

Читать далее...

Павел Есипов: «Позорить предков нельзя!»

Беседа с Павлом Есиповым Председателем правления “Национально-культурной автономии поморов Архангельской области”

Кто такие поморы? Почему последние годы сломано столько копий вокруг этого народа?

Поморы–отличительное самоназвание (этноним) коренной этнической общности европейского Севера России (Поморья).

Этноним “ поморы ” возник не позднее 12 века на юго-западном (Поморском) берегу Белого моря, и в течении 14-16 вв. распространился далеко на юг и восток от места своего возникновения. Этногенез поморов был обусловлен слиянием культур протопоморских, преимущественно финно-угорских (чудских) племен Беломорья и первых древнерусских колонистов, активно заселявших территории Заволочья. В связи с этим поморов в равной степени сложно отнести к какой-то одной из этих этноязыковой общности. Например, Институт молекулярной генетики, исследовавший кровь нескольких поколений мезенских поморов, дал заключение, что генетически они ближе к вепсам.
Те же, кто пытается «торпедировать» поморское движение, сами не осознавая того, демонстрируют полнейшее незнание истории и основ Российского и международного права. По сути, действия таких людей можно рассматривать через призму законодательства об экстремизме, ведь они натравливают на поморов таких же малообразованных людей, как сами, не думая о последствиях.

Читать далее...

Море и Степь (Новые Скифы в Архангельске)

Архангельские поморы активно включились в Ново-Скифское Движение. А Анатолий Беднов написал сходу песнь о том, как поморы и казаки переняли эстафету у древних кочевников Евразии

Кто в океане видит только воду,

Тот на земле не замечает гор.

Известная фраза из песни Владимира Высоцкого вспоминается, когда перед умственным взором встает… нет, не горный хребет, а прямая противоположность ему – широкая и плоская степь. Если волны с белопенными гривами похожи на вершины гор, то степной простор под стать морскому с его колышущейся под ветром сине-зеленой широтой, уходящей далеко за горизонт – туда, где начинается небосвод. Подобно рукотворным горам курганам высятся по берегам его башни маяков, сложенные из камней ориентиры – гурии и старинные деревянные кресты. Море, как горы и степь, благоволит сильным и отчаянным. С востока на запад по Великой Степи неумолимо двигалась кочевая цивилизация: арии, киммерийцы, скифы, сарматы, гунны, тюрки, угры, монголы… с запада на восток, «встречь солнца», шла морская евразийская цивилизация, у истоков которой – сшитые из тюленьих шкур «примитивные» каяки. Именно на этих не дошедших до наших дней плавсредствах, загадочный народ пришел из Европы на север Скандинавии, проник на Кольский полуостров, достиг Новой Земли и даже далекого Шпицбергена. Спустя тысячелетия в Арктику на своих лодьях пришли новгородские ушкуйники, предтечи поморов. Поморы, тоже сшивавшие свои деревянные суда посредством корня – кокоры (отсюда выражение – «шить лодью») вновь открыли миру и Новую Землю – Матку, и Шпицберген – Грумант, а затем, вдоль морских побережий и вверх по сибирским рекам, через волоки двинулись на восток – покорять Сибирь.

Читать далее...

Остров Гринландии

На архангельском Кегострове близ деревни Гневашево прошли летние Поморские игры и Гриновский фестиваль, организованные Ассоциацией поморов Архангельской области, кегостровскими общественными организациями жителей Кегострова и областным объединением учителей физкультуры. В январе на острове уже прошли зимние Поморские игры, и вот теперь настал черед Летних. Их родоначальником можно по праву считать заслуженного учителя России из Северодвинска Константина Казацкого, многие годы занимающегося возрождением старинных поморских игр. Именно благодаря ему, а также президенту Ассоциации поморов Вадиму Медведкову и другим энтузиастам традиции обрели вторую жизнь. Помимо собственно спортивных соревнований в комплекс Поморских игр входят и такие конкурсы: кто сумеет быстрее подхватить ухватом горшок и поставить в русскую печь?

Читать далее...

Архангельская голубая

Загадка происхождения любимицы поморов

Голубой кот… Пусть вас не смущает название породы, ничего «пикантного» здесь нет. На самом деле цвет шерстки эти созданий – пепельно-серый, голубоватый. Некогда русскую голубую кошку именовали «архангельской», хотя встречалась она не только в губернском городе, но и во многих других селениях беломорского и Баренцева побережья, и даже в северной Норвегии.

Поморы именовали кошку несколько иначе – «бУсая», из-за дымчато-серого, «сумеречного», подобного северному небу, окраса. Поморы охотно брали ее на свои суда, ибо киска охотно охотилась на корабельных крыс, при этом… брезговала рыбой, что, согласитесь, нехарактерно для большинства представителей кошачьего племени. Таким образом, кошка не воровала рыбу из поморского улова, а, напротив, сторожила ее от посягательств грызунов.

Есть версия, что гастрономические предпочтения кошки связаны с ее происхождением. Вероятно, предки голубой кошки обитали в тех регионах, где рыба – редкая «гостья» в рационе, например, степях и пустынях. Возможно, в Поморье ее завезли татарские купцы. В Архангельске издавна существовала богатая и влиятельная татарская диаспора, игравшая активную роль в местной экономической жизни, прежде всего – розничной торговле. Они-то и могли привезти с собой степных кошек, защищавших товары от крыс.

Читать далее...

Сакральная география Русского Севера. Лукоморский миф и бьярмийская сага

ИАА “Центр Льва Гумилева” продолжает публикацию фундаментального исследования Николая Теребихина, посвящённого геософии Поморского Народа и сакральной географии Русского Севера.

Мой духовный путь восхождения к морю и к Северу начинался в той прекрасной и сказочной стране детства, святая чистота и зачарованная география которого была воспета А.С. Пушкиным:

У лукоморья дуб зеленый;
Златая цепь на дубе том:
И днем и ночью кот ученый Все ходит по цепи кругом;
Идет направо — песнь заводит, Налево — сказку говорит.
Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках
Следы невидимых зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей;
Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных
Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской. <…>
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русский дух… там Русью пахнет!
Как истинный Поэт, наделенный Божественным даром про-зрения и про-видения невидимых мистических глубин священной географии России, А.С. Пушкин в образе Лукоморья распознал всю Русскую землю — Святую Русь, которая подобно острову — духовному материку-континенту — омывается водами семи морей. Пушкинский образ Руси как воплощения Лукоморья, то есть страны, лежащей у самой «луки моря», вскрывает изначальность морского лика России, ее вековечное плавание по водам мирового Океана-моря.

Читать далее...

К проблеме формирования населения Русского Севера по антропологическим материалам из позднесредневековой Вологды

Данные этнографии, диалектологии, ономастики, археологии позволили установить, что в формировании современного русского населения Севера и Вологодчины в том числе, участвовали компоненты различного этнического происхождения. Освоение региона было связано как с двумя потоками «древнерусского»продвижения, пролегавшими через территории Новгородской земли и Ростово-Суздальского княжества (так называемая «новгородская» и «низовая» колонизация), так и с местным субстратными финно-угорскими группами, которых летописи называют собирательно «чудью», «чудскими племенами». Центральные области Севера (будущие вологодские земли) занимали весь и чудь.

Читать далее...

Кегостров – сердце Поморья

Исторический очерк кегостровского краеведа Николая Баскакова о малой родине увидел свет в Архангельске

Новое издание представляет собой существенно расширенный, дополненный и переработанный вариант книги о Кегострове, вышедшей несколько лет назад и по достоинству оцененной патриотами родного края. Автор книги «Кегостров –сердце Поморья» Николай Баскаков рассказывает об истории этого уникального уголка, веками хранившего вековечный поморский уклад, где бывали цари Петр Великий, Александр Первый, писатель Александр Грин, в годы Великой Отечественной войны приземлялись самолеты союзников, погиб и был похоронен лидер финских коммунистов Тойво Антикайнен… Старожил Кегострова говорит о загадках островной топонимики, отсылающей к древней чуди и даже скандинавской мифологии (деревня Одино), подробно освещает историю предприятий, работавших на острове (колхоз, аэропорт, лесопильно-деревообрабатывающий комбинат)…

Читать далее...