Тайна русской зимы и температура души

11793204_844412555613999_1321046745_n

30 июля в роскошном зале центральной городской библиотеки им. В.В. Маяковского в рамках лекционного цикла центра проективной этнопсихологии «Белая Индия» состоялось погружение в «тайны русской зимы». Павел Зарифуллин, Александр Секацкий и Герман Садулаев с присущей им легкостью поигрались с народным сознательным и подсознательным, вытащили на свет Божий страх, холод, ночь, смерть и обжигающую теплоту широкой русской души.

Павел Зарифуллин

«Тайну русской зимы» раскрыл Павел Зарифуллин, буквально ткнув пальцем в место на карте Ярославской области, где до сих пор лежит её кусочек. Каждый может прийти и получить немного синего горяче-холодного иного чуда, засунуть руку в мешок Деда Мороза и вытащить сосульку счастья. Вторая половина лета – самое удачное время для того, чтобы наточить лыжи и отправиться в ночь за Солнцем в избу Русской зимы. Проводником в царство ледяной смерти Павел выбрал голос ушедшей эпохи, «мистера Трололо» и короля советской эстрады — Эдуарда Хиля, человека явно с «другой» планеты, стоит только глянуть на Хиля в Youtube, как сразу по коже начинают бегать мурашки.

В этот раз Павел разобрал анаграмму хилевской «Зимы»… Все эту песню знают, и даже не смотря на «олдовость» распевают на Голубых огоньках и детских утренниках, этакий аналог русской народной сказки – набор звуковых и текстовых смыслов, сжатый, символичный, но, тем не менее, до невозможности привлекательный для всякого с «нашенской» ментальностью.

По Зарифуллину и Хилю, Русская Зима царских голубых кровей владеет важным стратегическим запасом морозной соли, которая сохраняет свежесть снежков и скоропортящейся мертвой материи. Зима – невероятная труженица и как всякая русская женщина способна заменить мужчину. Физические законы в её хоромах начинают действовать с точностью до наоборот, чем энергичнее действия холодной царевны, тем холоднее становится в её избушке до синевы, до тьмы, до абсолютного небытия. Она прядет, как древнегреческая Мойра, ледяной свет далеких звезд и ткет фракталами снежинок небесное в узор земных судеб. Повелительница пространства смерти кует ледяные мосты между миром сям и миром там. По ходу песни успевает даже сходить на охоту, интересно, какую добычу приносит она в пространство смерти? По-ведьмински прячет золоторогий месяц в хрустальный гроб-ведро, где сохраняет зерна жизни в вечной мерзлоте до поры до времени.

Эдуард ХильХиль поет образ ледяной Зимы залихватски и несколько по-свойски, как будто он ей родня и сам гостил в Синей избушке не раз. Его радость по поводу ледяного потолка смахивает на неконтролируемый детский хохот от погружения в ледяную купель, сначала обжигающий холод, а потом телу становится невыносимо жарко и смешно. На несколько мгновений встречаются смерть и жизнь, раскрасневшаяся нагая красавица из бани прыгает в снег и происходит жизнеутверждающий взрыв. «Эрос (любовь и жизнь) шевелится под снегом России», — хорошо сказал Павел.

Далее Павел Зарифуллин рассказал про исполняющий желания Синий камень, явно иномирный метеорит, который был принесен ледником и оставлен на берегу Плещеева озера, не иначе как в качестве подарка от Деда Мороза. Долгое время Православная церковь с ним боролась, закапывала и топила как языческое идолище, но камень с невероятным упорством продолжает торчать из земли и исполнять обычные человеческие желания – шубу, давай, да драгоценности, да жаниха, да поболе! И при этом не надо мерзнуть в лесу под елкой, хотя, думаю, у каждого, кто к нему приходит, в жизни есть своя злая «мачеха», и отморозились мы все достаточно для того, чтобы иметь право на безусловное космическое чудо. Таких камней на территории России десятки, к ним тянутся люди, на ходу создавая свои ритуалы и обряды – «заряжают» камнем монеты и мелкие предметы, привязывают ленточки.

Вернемся к «Белой Индии». Как сказал Павел Зарифуллин, покорить Русь в разные времена пытались многие, но всегда разбивались о «пламя неистового льда», раскалывались о Русскую Зиму. Но что двигало завоевателями, что грезилось им на другой стороне Волги? Индия, Гиперборея, Шамбала? За какими богатствами они маниакально стремились на территорию Холода в царство священной Воительницы Севера? Вероятно за тем самым хилевским ощущением беспредметного счастья.

Ну и на закуску, Зарифуллин вытащил и высоко поднял над головой вместе с Иоанном Крестителем из-подо льда Солнечную Рыбу Исуса Христа, чем невероятно согрел и вывел присутствующую публику из примороженного состояния.

Александр Секацкий в присущем ему одному неповторимом стиле раскрыл тему «Температура души». Что мы имеем в виду, когда говорим о пылком сердце, горячей крови или крови, стынущей в жилах — функциональная органика задействуется для описания движений нематериальной составляющей. И если брать шире, то этими температурными характеристиками мы оперируем, описывая вселенные, экономику, войну, социум, цвета и прочие явления. Соприкасаясь с чем-то обжигающе горячим и одновременно с невероятно холодным, обжигающе холодным.

Александр Секацкий

Здесь уже зазвучала песня «Вьется в тесной печурке огонь», вокруг холодно и льды, но есть небольшой радиус концентрированного пекла, резкая перемена температур, как говорит Александр Куприянович, и есть состояние сопротивления стремлению к усредненному хаосу, это состояние и есть сама жизнь. Вспышка души и ее дальнейшее поддержание возможна только на этом контрасте.

Секацкий тоже явил нам чудо, чудо появления жизни на нашей планете, свершившееся путем наращивания оболочки на содержимое Океаноса, а затем уже нагревание жидкостей внутри оболочки до теплокровного состояния, раздувания огня в «тесной печурке». Это в принципе в нашей остывающей вселенной и при характерном усреднении температур было мало вероятным явлением. Очевидно, утверждает Секацкий, что при таких условиях душа должна была в себе сочетать еще большую несовместимость и температурный контраст, чтобы живая оболочка затеплилась.

Затем он спроецировал рассматриваемые с точки зрения физики силы близкодействия, среднедействия и дальнодействия на человека, социальные отношения и денежные потоки.
Силы близкодействия, это отношения между близкими людьми, напоминающие ядреные реакции. Силами среднедействия работает закон вселенского усреднения и хаоса, когда общество стремится упразднить богатых и бедных, загнать всех на тепленькую территорию, где никто не холоден и не горяч. Силы же дальнодействия, согласно Александру Куприяновичу, это магические силы авторского творения, способность души одномоментно к проникновению в любую точку мироздания через время и пространство, способность изменять мир.

И именно сочетание в одном всех трех сил позволяет нам противостоять спонтанным силам остывающей Вселенной.

Еще одну прекрасную метафору использовал Александр Куприянович, когда охарактеризовал явление Зимы и холода как некоего естественного барьера, позволяющего сохранять многообразие видов, отделяющего холодных от горячих, тем самым давая возможность трем вышеназванным силам возможность сосуществования.

Но иногда барьеры ломаются, что тоже не плохо, потому что энергия движется туда, где наблюдается застой и инерция, пример тому – Великая октябрьская революция, взрыв, направленный на разогрев первичного бульона социальности. Затем правда, отметил Секацкий, происходит естественное остывание, что мы и наблюдали при реализации Советского проекта как поиска формы контроля над непредсказуемыми реакциями души. И неудивительно, что проект окончился крахом, поскольку на территории Русской Зимы, слишком большие амплитуды и перепады температур характерны не только для местности. Однако, на наших глазах разворачивается новый, более успешный нежели несостоявшийся, проект поиска формы усреднения температуры общества – это создание тепличных условий для существования офисного планктона. Каким-то сложным алхимическим путем, а как мне кажется, это был путь системного геноцида и охлаждения особо горячих в северных лагерях, наш с вами современник полностью усреднен в общей массе. К примеру, советские стахановцы не вызывали у советского народа ни каких симпатий, а вот проект простого российского добропорядочного гражданина пришелся всем по душе, а если гражданин еще и пашет в офисе с утра до ночи и в выходные, то он имеет право этим гордиться и посты гражданина в Фейсбук о том, что он решил заночевать на работе вызывают неизменное одобрение. Поиск еще более простых форм существования в рамках текущего проекта продолжается, чтобы даже самый ничтожный человек мог вписаться в заданную модель и жить комфортно. Все, чего не хватает текущему проекту задать шаблон счастливого обывателя, чтобы исключить возможность каких бы то ни было страданий. Цель избавить нас от переходов между горячим Летом и холодной Зимой в пользу вечных Субтропиков, растительного существования. И эта тепловатость уже прослеживается везде, в искусстве, в кинематографе, в воспитании детей.

Последней надеждой остается Русская Зима, которая настаивает на том, что если провалился первый проект по отсечению амплитуды души, то провалится и второй путем тотальной заморозки и одновременного удержания концентраций огня. Нам следует принять всю полноту страданий в кристаллах льда и всю полноту радости рядом с живым огнем во всех возможных оттенках, закончил свою речь Секацкий, если мы хотим противостоять тепловой смерти души.

Герман Садулаев приоткрыл публике завесу «тайны русской зимы» совершенно неожиданным образом.

Герман Садулаев

В сакральной географии Индии, начал Герман, смерть ассоциируется с Югом, давайте попробуем в этом разобраться. В Индии, на полуострове Индостан, все признают, что Юг – это территория смерти, поэтому индусы-отшельники в конце жизни уходят в Гималаи, туда, где вечные снега и холод за тем, чтобы обрести бессмертие. Для них, Зима – это метафора Вечной жизни, преодоления страха смерти и самой смерти. Казалось бы, мы относимся к Югу более чем положительно, для нас – это роскошь тепла, солнца, моря и вкусной еды. Многие из нас мечтают пожить где-нибудь на Гоа, хотя бы зазимовать там, воображение и Интернет рисуют райские картины. Но так ли на самом деле северные люди хотят жить на Юге? После поездки на Север, Герман окончательно убедился, что жители Русского Севера вовсе и не думают покидать свои территории вечного холода. Для нас на подсознательном уровне Юг, так же, как и для индусов, ассоциируется с загробным миром. Раз в год мы не прочь взять отпуск и посетить жаркий рай (мы это так и называем!), где ничего не делаем, купаемся, а трое из ларца подносят нам бесконечные еду и напитки. В эти две недели, или одну, как позволяет бюджет, мы фактически умираем для внешнего мира, исчезаем с поля социальной ответственности. Закравшиеся мысли в голове северянина о том, чтобы иммигрировать в Египет – это мысли о том, как умереть навечно, с возможностью обретении Нирваны – состояния аморфного блаженства и отсутствия всякого сопротивления среде. И эта мысль северному человеку претит, ведь рожден он на территории, предназначенная для аскезы, именно поэтому Север больше подходит для жизни Человека, который, находясь в состоянии постоянного преодоления, выпекает и закаляет свой дух. Ведь на Юге человек очень быстро впадает в скотское состояние, если у него не достаточно развит самоконтроль. Вспомните рекомендации о том, что на курортах лучше с русскими рядом не жить, а еще лучше совсем не пересекаться. А Русской Зимой, даже самому простому человеку сложно впасть в скотское состояние, потому что приходится постоянно что-то делать – топить печь, грести снег, чистить машину, наконец. И Герману показалось, что люди, живущие на Русском Севере гораздо счастливее, чем те, кто проживает в Средней полосе, счастливы постоянным преодолением, ежедневными маленькими победами духа. Парадоксально, но именно Зима согревает и заставляет светиться изнутри этих людей.

"Долина Славы" на Кольском полуостровеОсобое впечатление у Германа осталось после посещения мемориала «Долина Славы» на Кольском полуострове, мемориала, посвящённого войне за Полярным кругом в годы ВОВ. Безумной по своей сути войны в снежных ледяных голых каменных сопках при страшных минусовых температурах в долгом Полярном мраке, когда люди убивали друг друга, тысячи и тысячи людей. Это скорее была борьба за выживание, чем тактически обоснованные действия. Все, что осталось от этих солдат, это многочисленные записи – на камнях, на обрывках бумаги – эти надписи воспроизведены на стенах мемориала.

… Смерти нет, мама, я умираю, но мне не страшно, жизнь вечна – ничего не бойся… Мы погибаем, но не сдаемся, Родина будет жить вечно…

Текст: Анна Королевская

Белая индия

Небольшой традиционный фотоотчет:

20150730_200611
20150730_201047_1

Зарифуллин, Секацкий, Садулаев 20150730_205616 20150730_205622 Герман Садулаев 20150730_210611 20150730_210627 20150730_210830 Евразиец

 До новых встреч в Белой Индии!

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>