В Хараксе проанализировали ход новой Крымской войны

Гибридная Крымская война, которую Запад ведет против России, длится уже пятый год. Главные «сражения» за полуостров разворачиваются на информационном, санкционном, дипломатическом и других «фронтах». При этом пусть медленно, но верно процесс международного признания возвращения Крыма в состав России идет.

Де-факто в том, что Крым — это Россия, сегодня не сомневается никто, включая Трампа и Порошенко, де-юре все больше стран если и не заявляют о признании российского статуса полуострова, то дистанцируются от оголтелой, истеричной антироссийской кампании США и их сателлитов.Об этом говорили эксперты из России, Белоруссии, Сербии, Болгарии,Норвегии, Иордании, Индии и Бразилии на XXXV Харакском форуме, который по традиции прошел в эти октябрьские дни на Южном берегу Крыма.

Из современного российского Симферополя в древнеримский Харакс

Мой «Тигуан» превратился в «машину времени». Я двигался из современного российского Симферополя в древнеримский Харакс: сто километров в пространстве и две тысячи лет во времени.Крым — один из самых запутанных узлов мировой политики. Он издревле находится на перекрестке цивилизаций, религий, культур. С одной стороны, это завидное место в центре всеобщего внимания. С другой — всегда слишком много желающих его занять: киммерийцы, греки, скифы, сарматы, римляне,готы, гунны, генуэзцы, татаро-монголы, турки, русские, англичане, французы, немцы, украинцы, американцы.

ГОДА ЗДЕСЬ ПРОХОДЯТ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ХАРАКСКИЕ ФОРУМЫ, НА КОТОРЫХ ЭКСПЕРТЫ ОБСУЖДАЮТ МЕСТО КРЫМА В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ. ФОТО АВТОРА

Борьба за полуостров идет уже несколько тысячелетий и не прекратится никогда. Она разворачивается в самых разных сферах: политической, военной, экономической, культурной, информационной. Без этого уходящего в глубину тысячелетий бэкграунда невозможно понять ни воссоединение Крыма с Россией весной 2014 года, ни последующую реакцию так называемого международного сообщества в виде политических и экономических санкций и блокады мятежного полуострова.

Собственно, место проведения форума уже само по себе — отличная иллюстрация этого тезиса. Харакс — главный форпост в Крыму могущественной Римской империи. Крепость была построена в I веке нашей эры, при императоре Веспасиане, для контроля над Южным берегом полуострова и просуществовала до середины III столетия. Много времени спустя, в XVIII веке, Крым стал частью Российской империи. В начале XX столетия великий князь Георгий Михайлович Романов построил на месте древней крепости дворец, «унаследовавший» римское имя. Архитектором «русского Харакса» был Николай Краснов — автор проектов Ливадийского дворца, Юсуповского дворца в Кореизе, дворца «Дюльбер» в Мисхоре и других крымских шедевров. В 1909 году в Хараксе побывал последний российский император Николай II. После революции на территории дворцово-паркового комплекса открылся санаторий, который сначала также носил имя «Харакс», а в 1955 году был переименован в «Днепр».

Научная дипломатия против барьеров

Начиная с 1997 года здесь, кроме отдыхающих, дважды в год, весной и осенью, собираются и ученые, проводя свои традиционные Харакские форумы. Организатором очередного, уже 35-го по счету, стали Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского, Черноморский информационно-аналитический центр и Институт сербской культуры из Приштины.

Участие сербской стороны в качестве одного из организаторов форума не случайно. Эта страна — старейший союзник России в Европе. И, наверное, по-своему символично, что как раз в дни работы форума состоялся визит в Москву президента Сербии Александра Вучича, во время которого он отметил, что его страна — единственная в Европе, несмотря на давление, никогда не вводила и не введет никаких санкций в отношении России.

Примером международного научного сотрудничества, который показывает, что истина может рождаться только в свободном обмене идеями, назвал Харакский форум вице-премьер правительства Крыма Дмитрий Полонский. А по словам директора Черноморского информационно-аналитического центра Андрея Мохова, это один из видов народной дипломатии, помогающей разрушить информационный барьер, который пытаются возвести между Крымом и остальным миром западные страны.

На информационном фронте без перемен

Как уже говорилось, борьба за Крым между крупнейшими мировыми державами, то обостряясь, то затухая,идет на протяжении столетий. После распада СССР в 1991 году США почувствовали шанс навсегда оторвать полуостров от ослабевшей России.Это великолепно иллюстрируют публикации американских СМИ, которые я изучаю на протяжении многих лет. Они регулярно описывают полуостров как потенциальную горячую точку на карте мира, последовательно «примеряя» к региону различные конфликтные сценарии — нагорно-карабахский, приднестровский, югославский, чеченский, косовский, абхазский, юго-осетинский. Особенно ярко это проявлялось в наиболее острые периоды новейшей политической истории Крыма: в 1994 году, после победы на президентских выборах в регионе пророссийского политика-популиста Юрия Мешкова;в 2003-м, во время конфликта между Украиной и Россией из-за острова Тузла в Керченском проливе; в 2008-м, после «пятидневной войны»между Россией и Грузией; и, конечно, после воссоединения полуострова с Россией. Тогда, весной четырнадцатого года, в Крыму, «на линии информационного фронта» «сражались» сотни репортеров из десятков стран. Однако, к разочарованию многих из них, «возвращение в родную гавань» прошло абсолютно мирно.

С тех пор минуло почти пять лет, на протяжении которых крупнейшие западные и украинские медиа описывают «кошмары российской оккупации» полуострова — «преследования крымских татар и украинцев», «страдания политических заключенных», «экономический коллапс» и прочая, забывая рассказать о внушительном экономическом росте, масштабной модернизации инфраструктуры, рекордном туристическом потоке, строительстве новых школ, детских садов, больниц.Это обусловлено, с одной стороны, геополитическими интересами США — несмотря на декларируемую независимость, ведущие американские СМИ выражают официальную точку зрения Белого дома. С другой — и над редакторами, и над журналистами довлеют антироссийские стереотипы, которые складывались на Западе даже не  десятилетиями, а столетиями. Наконец, еще один важный аспект — психологическая травма, полученная американским истеблишментом в результате воссоединения Крыма с Россией. Это событие было воспринято как поражение не только Украины, но и США — и это хорошо прослеживается в текстах многих публикаций американских медиа. А раз было поражение, значит, необходим реванш.

При этом, безусловно, Крым рассматривается Америкой не как объект, а как субъект. Жителям региона отказано в праве голоса, в праве выбирать собственную судьбу. Одновременно «крымская история» является частью другой, глобальной «истории», которая охватывает события на Донбассе, в других регионах Украины, на всем постсоветском пространстве и по его периметру.Как отметил на форуме директор Института сербской культуры Драган Танчич, сегодня мы живем в условиях новой холодной войны, США теснят Россию, расширяя и расширяя НАТО и «бряцая оружием» на границе с нашей страной.

30 государств или перешли на нашу сторону, или заняли нейтральную позицию

Задачи, которые пытается решить Запад: изолировать Крым от остального мира, создать в информационном пространстве за пределами России не имеющий отношения к реальности образ-симулякр «оккупированного региона», а, если получится, то и спровоцировать обострение ситуации на самом полуострове.

Тем не менее, как констатировала на форуме профессор Татьяна Сенюшкина в своем анализе этнополитических процессов в регионе, межэтническая ситуация в Крыму является сегодня гораздо более стабильной и позитивной, чем при Украине, а все обвинения в дискриминации этнических меньшинств не выдерживают проверки фактами. Принят и успешно реализуется указ президента «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, итальянского, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития», государственный статус получили сразу три языка — русский, украинский и крымско-татарский, дети учатся на тех языках, которые выбрали их родители, в Симферополе строится самая большая в Восточной Европе соборная мечеть, идет реставрация Ханского дворца, обустраиваются поселки компактного проживания крымских татар.

Под влиянием последовательной политики России медленно, но верно меняется и отношение международного сообщества к признанию Крыма. «Дьявол» кроется в деталях», — заметил в своем выступлении социолог Андрей Зоткин. Эксперт обратил внимание на то, как меняются результаты голосования в ООН по украинским резолюциям об «оккупации Крыма» Россией. Если в 2014 году за этот документ проголосовали 100 стран, то в 2017 — только 70.Таким образом, 30 государств или перешли на нашу сторону, или заняли нейтральную позицию — таковы арифметические результаты «боев» на дипломатическом фронте.

Гибридная Крымская война продолжится и, наверное, будет долгой и «кровопролитной» — лишь бы эта кровь проливалась не в реальных, а в виртуальных сражениях — но ее финал очевиден уже сегодня: в конце концов мир признает Крым российским не только де-факто, но и де-юре.

Источник: Парламентская газета

Лекториум он-лайн

Анастасия Гачева: Октябрьская революция как предчувствие космоса



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>