Виден ли для Афганистана мир на горизонте?

Ответом на предложение правительства начать процесс мирных переговоров стало молчание со стороны талибов. Тем не менее, это может быть хорошим знаком.

Подходящее ли сейчас время для оптимизма в Афганистане?

28 февраля президент Афганистана Ашраф Гани предложил движению «Талибан» начать процесс мирных переговоров без предварительных условий как способ завершить конфликт, который длится уже почти два десятилетия. Через месяц, когда делегации из 20 стран собрались в Ташкенте (столице Узбекистана), чтобы обсудить возможные пути восстановления стабильности в Афганистане, от талибов до сих пор не было официального ответа. Несмотря на это, официальные лица сочли отсутствие ответа достаточным основанием для оптимизма.

«Они не отклонили предложение, что является своеобразным положительным знаком. И я хотела бы отметить, что мы надеемся на то, что руководство Талибана внимательно рассмотрит мирное предложение», – заявила Элис Уэллс на собрании в институте мира США ранее в этом месяце. Элис Уэллс – официальный сотрудник госдепартамента США, который осуществляет надзор над Южной и Центральной Азией.

Беспрецедентное предложение со стороны президента Афганистана включает в себя начало переговоров без предварительных условий. Также предложение предусматривает участие членов организации в работе правительства, освобождение участников «Талибана» из тюрем и требование к иностранным войскам покинуть территорию Афганистана. По сообщениям, «Талибан» рассматривает это предложение. Ранее талибы фактически управляли страной до ввода американских войск на территорию Афганистана в ответ на теракт 11 сентября 2001 года (который был спланирован и выполнен Аль-Каидой, группировкой, которая получила убежище в Афганистане от режима талибов). Тем не менее, талибы не прекратили своим нападения, и ещё неизвестно, примет ли предложение руководство движения.

Барнетт Рубин, специалист по Афганистану в нью-йоркском университете считает, что предложение правительства является серьёзным, потому что оно отвечает на главные опасения талибов. Тем не менее, оно не отвечает на главное опасение талибов: талибы убеждены, что у Ашрафа Гани недостаточно власти и правомерности, для того чтобы сделать предложение такого рода. «Не правительство Афганистана свергло талибов. Это сделали США», – говорит Рубин, – «Таким образом, они заинтересованы в переговорах с США. Если они начнут переговоры с правительством Афганистана, то для них это будет означать поражение, потому что они не считают, что то, что их режим был свергнут – это правомерно».

Во вторник «Ньюй-Йорк таймс» сообщил о том, что настроение на конференции в Ташкенте, последней международной попытки по установлению мира в Афганистане, было непривычно позитивным. Ашраф Гани сделал мирное предложение на похожей конференции в Кабуле, когда собрались представители 20 стран. На конференции были предложены различные пути достижения мира в Афганистане, многие из которых предусматривают кооперацию с соседними странами, или же с Россией и США. Многие варианты, но не все, предусматривают участие правительства Афганистана. Но ни один вариант не рассматривает сотрудничество с талибами.

Несмотря на то, что Дональд Трамп годами критиковал ведение Америкой войны в Афганистане, когда он стал президентом, он поступил также, как и 2 его предшественника и отправил войска в Афганистан. Его стратегия по Южной Азии предусматривает давление на Пакистан. Трамп обвинил Пакистан в том, что на его территории укрываются террористы, с которыми борются США. Давление на Исламабад заключается в приостановке оказания помощи в обеспечении безопасности. Трамп также хочет, чтобы и Индия прилагала больше усилий. Также частью стратегии является то, что войска США помогают ВС Афганистана бороться с талибами, чтобы «вынудить их сесть за стол переговоров».

Тем временем, «Талибан» остается самой мощной повстанческой группировкой в Афганистане. «Талибан» в основном состоит из афганцев (в то время как другие группировки включают много иностранных бойцов), они получают поддержку населения, и держат под контролем 1/3 Афганистана – больше, чем когда-либо с момента введения американских войск в 2001 году. Правительство Афганистана, в свою очередь, контролирует крупные населенные центры.

Все эти международные усилия указывают на то, что в то время, когда мировое сообщество желает начала процесса мирных переговоров между правительством Афганистана и движением «Талибан», некоторые мировые державы, которые вмешиваются во внутренние дела Афганистана на протяжении десятилетий до сих пор влияют на то, что происходит на территории страны.

У стран-соседей в Афганистане свои интересы, которые часто противоречат друг другу, как и интересам афганского правительства. Пакистан, который является союзником для талибов, боится оказаться зажатым между двумя недружелюбными соседями – Индией и Афганистаном. Индия, в свою очередь, обеспокоена перспективой возможного вывода иностранных войск из Афганистана, потому что они создают некоторое подобие стабильности в регионе. Иран, который граничит с Афганистаном на западе, по сообщениям вооружает «Талибан» для борьбы с ИГИЛ (запрещённой на территории РФ террористической организацией). При этом Иран поддерживает правительство Афганистана. В случае успешного запуска своего глобального проекта по дорожной инициативе, Китай станет считать стабильность в этом регионе своей основной необходимостью. Китай также обеспокоен присутствием в Афганистане и Узбекистане уйгуров-сепаратистов, потому что китайцы сами борются с внутренними боевиками-исламистами.

Советник по вопросам национальной безопасности Ханиф Атмар заявил, что в Афганистане увеличилось количество иностранных боевиков, в то время как за последние 4 года количество иностранных войск уменьшилось. По его мнению, задачей правительство было отделить талибов от других иностранных боевиков. И с ними можно заключить мир, потому что они афганцы, и они заинтересованы в мире.

В случае, если руководство «Талибана» примет предложение Ашрафа Гани о начале мирных переговоров, это будет первый раз с 2015 года, когда руководство движения встретится с представителями правительства Афганистана. Тогда переговоры в Пакистане провалились, после того как выяснилось, что лидер «Талибана» мулла Мухаммад Омар умер за 2 года до этого, а группировка скрыла этот факт. Другие попытки переговоров также не увенчались успехом. В 2014 году прошлый президент Афганистана Хамид Карзай попытался тайно начать переговоры с талибами, но администрация президента США Барака Обамы остановила эти попытки. Сам Карзай также препятствовал попыткам со стороны США начать переговоры с повстанцами. Роль США в Афганистане изменилась после 2001 года. Во время пика борьбы с терроризмом, в Афганистане присутствовали 100,000 американских солдат. Сегодня эта цифра снизилась до 15,000 человек. Эти люди вместе с ВС Афганистана ведут борьбу с талибами и международными террористическими группировками, такими как ИГИЛ.

Ханиф Атмар выразил сомнение по поводу того, что «Талибан» – всё ещё единая организация. Советник по национальной безопасности считает, что в организации отсутствовало сильное руководство и он объединился благодаря иностранному вмешательству.

Тем не менее, Барнетт Рубин, который раньше работал дипломатом и имеет опыт переговоров с талибами, считает, что организация не такая разобщенная, как кажется. «То, что Талибан – это группа из разобщенных племен, стереотип и неправда. Они выступают с единой точкой зрения. На самом деле, они более согласованны, чем правительства Афганистана и США»

Перевод: Гнедчик Александр
Источник: The Atlantic

Центр Льва Гумилёва в Афганистане

Лекториум он-лайн

Круглый стол «Москва и Константинополь – церковная ситуация на Украине"



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>