Волшебные папиросы (Зимняя сказка Льва Гумилёва)

 

 

 

Когда мерещатся чугунная ограда
И пробегающих трамваев огоньки,
И запах листьев из ночного сада,
И темный блеск встревоженной реки,

И теплое, осеннее ненастье
На мостовой, средь искристых камней 
Мне кажется, что нет иного счастья,
Чем помнить Город юности моей.

Мне кажется, Нет, я уверен в этом!
Что тщетны грани верст и грани лет,
Что улица, увенчанная светом,
Рождает мой давнишний силуэт.

Что тень моя видна на серых зданьях,
Мой след блестит на искристых камнях.
Как Город жив в моих воспоминаньях,
Так тень моя жива в его тенях!

Норильск, 1942 г.

(Забавно, что сюжет неисчезающей тени возник у мамы и у меня одновременно и параллельно. Когда мы встретились в 1945 г., это удивило нас обоих. — Л. Н. Гумилев).

Посвящаю эту сказку моей светлой жене Наталье
в день ее рождения 9 февраля 1989 г.

Действующие лица:

Люди:

Очарованный Принц (в миру студент) 
Золушка (в миру студентка)
Ванька Свист

Нежить:

Капеллан (Критик) 
Канцлер (Политик) 
Хозяин чар (в миру Художник)

Снегурочка — нежить 
Оборотни
Фантастический балет — тени.

 

Действие первое

Русский музей — галерея, выходящая на Михайловский сад .
Выставка: в середине «Пир королей » Павла Филонова.
Художник  за мольбертом копирует его картину. Входят Критик и Политик.

Политик

Вам нравится?

Критик

Нет, ни минуты.
Не держится черная краска.
Фигуры нелепо согнуты .

Политик

А тема — какая-то сказка.
Картина — продукт загниванья 
Навеки отжившего мира;
Лишь в этом идея созданья

Такого заумного «пира».
А кто этот странный художник?
Мне кажется, он ненормальный .

Критик

Да иначе разве возможно?

Художник

(выходя из-за мольберта)

Печально, коллеги, печально.
А прежде мы, кажется, были,
Как будто, немного знакомы ,
Но вы обо всем позабыли.

Критик

Но кто вы?

Политик

И знаете ль, кто мы?

Художник

Вы — модный, прославленный Критик.
Невежда, нахал и безбожник.
Вы — совесть забывший Политик,
А я — сумасшедший Художник.

Года уплывают бесследней,
Чем никнут осенние травы.
Всё реже мы служим обедни
Владыке полнощной державы ,

Но страшные близятся сроки
И искрятся грани кристалла ;
Уж близкое, — стало далеким;
Печальным, — веселое стало.

А если придет Соблазнитель?
А если попросит отчета?
Курите, коллеги, курите,
Беседа не вяжется что-то.

Критик

Вы бредите!

Художник

Нет, ни минуты!

Политик

Но кто Вы?

Художник

Продукт загниванья!
Курите, чтоб наши минуты
В бесцельном не шли препиранье.

Критик и Политик, закурив, превращаются в средневековых монахов в капюшонах и масках.

Художник

Вы помните давние годы?
Вы помните смертные клятвы?
Вы помните дивную милость
Владыки Земли — Сатаны?

А чем вы ему заплатили?
Какие вы сеяли зерна?
Какая ботва уродилась
На пажитях вашей страны?

Критик

Я сеял везде заблужденья,
Безвольную ненависть сеял,
Я сеял презренье к сединам,
Я сеял неверье в себя,

И пажити густо покрылись
Взращенными мной сорняками.
Я рад ожидать Господина,
Дрожа, трепеща и любя.

Политик

Я сеял жестокие пытки,
Я сеял кровавые казни ,
Но сделался лучшим посевом
Безмолвье рождающий страх .

Безмолвны на стогнах  мужчины,
Безмолвны торговки на рынке ,
Безмолвные юноши к девам
Приходят с боязнью в очах.

Художник

Так будьте готовы к отчету!
Сегодня же ждите прихода,
Лишь только на небе погаснет,
Чтоб сгинуть навеки заря.

Раскроются черные соты,
Разверзнутся черные своды,
Но помните: сказки да басни
Уже не насытят царя !

Жестом руки Художник загоняет Критика и Политика в картину Филонова . Они проходят сквозь полотно и становятся фигурами среди прочих.

Художник возвращается за мольберт и кладет картонную пачку папирос на лоток для кисти. Он взволнован пережитым. Входит Очарованный принц.

Очарованный Принц

(осматриваясь)

Какой закат! Жестокой желтизной
Наполнен он и нежной краснотою.
С каемки неба, пахнущей весной,
Стекает он широкою струею.

Морозное стекло опалено
Оранжево-багряными лучами.
Но кажется, что в комнате темно,
И кажется, что будто за плечами

Стоит и смотрит кто-то…

(Осматривается.)

Я один!
Один, в пустых миражах этих комнат.
Здесь только солнцем залитых картин
Бегущие в пространство горизонты.

Откуда же приносит эту мглу ,
Которая везде переклубилась?
Вот странная картина притаилась,
Почти не видная, в пустом углу. «Пир королей».

Какой-то мрачный праздник
Таких людей, каких не может быть.
Мне нравится, но странно, что боязни
Внезапной я не в силах подавить .

Входит Золушка — студентка.

Золушка

Ах, здравствуйте.

Принц

Я рад сегодня встрече.
Как нужен был мне отблеск Ваших глаз.
Картина эта мне сдавила плечи
Как страшный сон, давящий в полночь нас .

Золушка

Зачем бояться снов?

Принц

Средневековьем
Пренебрегать мы больше не должны.
Оно прижалось к нашим изголовьям;
Не нам оно, а мы ему нужны .

В гудках авто, в громадах серых зданий
И блеске электрических огней
Не слышно нам старинных заклинаний,
Не видно оживающих камней.

А между тем, как прежде, правит смертью
И тусклой жизнью только пустота .
Над крышами домов кружатся черти,
И ведьма гладит черного кота.

Под сердцем наших дев гнездятся жабы,
В трамваях наших бродят упыри,
Но мы не знаем, где свершают шабаш,
И чьею кровью кропят алтари .

Золушка

В умении сказать Вам не откажешь,
Но слишком часто думается мне,
Что жизнь чужда Вам, что повсюду, даже
Со мною, Вы не в яви, а во сне.

Принц

«Как океан объемлет шар земной
Земная жизнь кругом объята снами».
Жестокий сон, господствуя над нами,
Свершает ход тяжелый свой.

И в целом мире нет другой страны,
Где б правил он такой рукой железной.
«И мы плывем, пылающею бездной
Со всех сторон окружены» .

Золушка

Но кто же мы средь этой сказки странной?

Принц

Вы — Золушка, забывшая о том,
Что можно быть счастливой и желанной,
Что жизнь пуста и темен отчий дом .

Золушка

Нет, улица страшнее. Вы слыхали
Про сон иль миф; ведь верить в сны нельзя.
Автомобиль без фар пронзает дали
И тонет в них, прохожих увозя ,

А там их ждут немые переходы,
Остатки яств, в сиянии огней, 
И кровь на стульях, на скатерти и, на сводах.
Там шли пиры, вот этого страшней.

(Показывает на картину Филонова.)

Но я не верю в эти уверенья,
Ни в шабаши, ни в ведьм, ни в упырей.
Я в живописи, музыке и пенье
Ищу мои счастливые мгновенья.

Вот тот пейзаж достойней восхищенья,
Чем этот пир чудовищных царей.

(Принц пытается ее обнять.)

Что с Вами?

Принц

Мы совсем одни.

Золушка

Допустим.

Принц

Минуты убегают в пустоту.
Их не вернуть для радости иль грусти,
Как не вернуть забытую мечту.

Золушка

(строго)

Но мне пора идти.

Принц

А где увидимся мы снова?

Золушка

(задумчиво)

Сегодня я пойду пешком.
Так в Александровском саду? 

Принц

Ну, хорошо. Держите слово!

Золушка уходит.

Принц

Ее шагов еще не замер звук,
А я готов уж бредить новой встречей.
Мне нравятся изгибы тонких рук
И детские, приподнятые плечи,
И огонек, забрезживший в очах 

При мысли о назначенном свиданье.
И даже в вразумительных речах,
Хоть смысла нет, но есть очарованье.

Художник выходит из-за мольберта и обращается к Принцу.

Художник

Случайно я подслушал разговор,
Ваш с девушкой, и рад чрезвычайно.
Не сетуйте. К чему теперь укор?
К тому же все удачное случайно 

Пример — картина эта. Темнота
Родила эти странные фигуры .
Но подойдите ближе: есть черта,
Граница между ними и натурой .

Туда, где торжествует полумрак,
В тот дивный мир, блаженный и обманный,
Теперь легко и просто сделать шаг.
Вам кажется, быть может, это странным?

Ведь Вы еще земного волшебства
И чар старинных силу не узнали.
У них свои бесспорные права,
Хотя на них наброшены вуали.

Вы тайну позабытую открыть
Теперь с моею помощью могли бы,
Решайтесь же! Угодно закурить?

(Художник лезет в карман за папиросами.)

Принц

Так Вы — колдун? Я не хочу, спасибо.

Художник

Решайтесь же! Унылый мир земной
Страшней и злее дебрей полутени.
Там лег закат последней желтизной
На храма оскверненного ступени .

Вечерняя святая тишина
Скрипучим гулом радио разъята,
И мудрая, старинная стена
Оскорблена пощечиной плаката .

Принц

Но там заря, и там на берегу
Невы она блестит на крышах, окнах,
На сером камне, розовом снегу.
Там воздух весь в светящихся волокнах.

И там тепло; здесь холоднее льда,
Хотя, сказать по правде, интересно.

Художник

Остановитесь, Вам не все известно!
Внимательно вглядитесь вот сюда.

Художник подталкивает Принца к картине, где фигуры начинают двигаться и освобождают Принцу место на скамье. Входит Ванька Свист .

Свист

Сюда не заглянет легавый ;
В музеях не ищут воров.
Так что же, не вредно похавать
Культуры больших фрайеров .

Немало картин, а без толка.
Плюю я на эти дела!
У Маньки в Ростове наколка
В натуре  красивше была.

Видит папиросы на мольберте. Высыпает их из коробки в карман, а коробку кладет сверху; взглядывает на Художника.

Художник

(Принцу)

Там, на пире, между королями
Принца нет.
Принц опутан дольными сетями
Вот уж двадцать лет .

Вас давно забытое не гложет;
Мил наземный смрад.
И лишь один наркоз, лишь синий дым поможет
Вам уйти назад .

Папиросы лежат на мольберте,
Жалко мне их, но Вам подарю.

Принц

Не хочу я, но как перед смертью
Не хотя — закурю.

Художник

(не найдя папирос)

Но где они? Я сам в своем уме ли?
Их кто-то взял. Постой, давай сюда!

Свист

Чавó, раз сами потерять умели
Не приставайте к людям никогда.

Художник

(хватая Свиста)

Постой!

Свист

(отбиваясь)

Отстань!

Художник

Назад!

(Выкручивает руку.)

Свист

Нет, сам ты сволочь!

Художник

Сюда, мой Принц, и он в руках у нас!

Свист

Что? Самосуд! На помощь, эй, на помощь!

Художник

Отдай!

Свист

Их нет.

Художник

А где?

Свист

Сейчас, сейчас.

Свист отдает Художнику пустую коробку. И, выбив стекло, выпрыгивает в окно.

Художник

(открыв коробку)

Подлец солгал! На помощь, мгла и ветер!
Выпрыгивает в разбитое окно и взлетает вверх, преследуя Свиста.

Принц

Я брежу, сплю, иль не в своем уме.

(Смотрит на картину, где фигуры его манят к себе).

Хоть гнусное свершается на свете,
Но худшее рождается во тьме.

Принц убегает. Критик и Политик выходят из картины в зал, уже преображенные.

Действие второе

Аллея  в Александровском саду. Вечер, идет мокрый снег. Ветер. Политик и Критик.

Политик

Настало время прихода.

Критик

Плывет как туча невзгода.

Политик

Но разве мы плохо платим долги?

Критик

Но разве не слышишь ты в небе шаги? 
Сегодня Он голоден будет.

Политик

Но может быть девочка?

Критик

Нет, не она,
Что толку в девичьем блуде?
Не ясно ли пишет здесь луна 
О новой Его причуде?

Политик

Он хочет жертвы.

Критик

И если нет,
Сегодня мы будем держать ответ.

Политик

Тогда подготовим Ему прием.

Критик

А где ягненка мы

Ему найдем?

Политик

А разве мало учились мы
У сизой звезды, у багровой тьмы?
Такую приманку мы бросим тут,
Что сильный забудет о силе своей,
Что слабый своих не сочтет минут.

Критик

И если он прикажет: «Убей»?

Политик

Тогда возьмем и просто убьем.

Но думать и медлить поздно. Начнем.

Волшебным жезлом рассекают сугроб; оттуда выходит Снегурочка и садится на садовую скамью. Злодеи прячутся. По аллее идет Золушка.

Снегурочка

Подружка!

Золушка

Но мы не знакомы.

Снегурочка

Знакомого в полночи нет.
Такой, как сегодня, истомы
Здесь не было тысячу лет.
Снежинок крутящихся нега 

Такой — никогда не была.

Золушка

Вы сами, как будто из снега.

Снегурочка

А Вы — как кусочек тепла.
В следу Вашем, тонком и узком,
Сквозь снег проступает вода,
Но Золушкой сказки французской

Не станете Вы никогда .
Пойдемте со мною. За белой
Вуалью увидите Вы,
Как тает прозрачное тело

Крутясь посреди синевы.
Нам нужно немного: мгновенье
Из мира нас выбросит вон.
Мы, дочери сна и стремленья ,

Полюбим стремленье и сон.
И там, где сливаются вместе
Соблазны, грехи и тела,
Он рад будет новой невесте,

Владыка прекрасного зла.
В бездумном, счастливом недуге
Бесчисленных грез Сатаны
Мы станем подобием вьюги 
В лучах сумасшедшей луны!

Золушка

Но шабаш — лишь странная сказка.

Снегурочка

Она бесконечно близка. Вступите в нее без опаски!

Входит Ванька Свист с папиросой во рту.

Свист

А нет ли у вас огонька?
И что вы скучаете, девочки, тут?
Тут холодно, сыро, темно.
Пойдемте-ка лучше со мною в кино.

Золушка

(опомнившись)

Что было со мною? С ума ль я сошла?

Убегает.

Снегурочка

Какой непредвиденный случай.

(Сливается с сугробом.)

Свист

За той иль за этой? Была не была!
За этой, пальтишко получше.
Но где она? Нету, сугроб и сугроб,
Она оборвалась вчистую .

Так я фраернулся, три матери в гроб!
Ну, может быть, ту зафалую .

Бежит за Золушкой. Возвращаются Критик и Политик.

Политик

Плотичка сорвалась с крючка.

Критик

А полночь близка.
И близок, быть может, последний расчет.

Политик

Спокойно. Половим еще.

Извлекают Снегурочку  и прячутся. Идет Очарованный Принц.

Принц

Сегодня нечаянно странны
И вечер, и воздух и мгла.
Такою бесстыдно-обманной
Луна никогда не была.

Привычной дорогой моею
Идти почему-то боюсь.
Она ль это? Верить не смею.
Собой ли я сам остаюсь?

Как будто я встал у порога,
И что-то грозит впереди,
И смутная в сердце тревога
Мне шепчет: «Вернись, не ходи».

За снегом сливаются лица
Прохожих и лица огней.
Мне кажется: бредит столица
Жестокой опалой своей.

Мне кажется: ветер и вечер
И лунные блики — в бреду.
Я словно нечаянной встречи
Иль страшной опасности жду.

Но нет мне теперь возвращенья,
Иль завтра, средь скучного дня,
Я вспомню в тоске и смущенье
Про страх, победивший меня.

(Идет и равняется со Снегурочкой.)

Снегурочка

Присядьте.

Принц

Зачем?

Снегурочка

Неужели
Вы ищете цели, когда
И снег этот выпал без цели,
Он тает. Без цели вода

Струится. Она замерзает,
Чтоб утром растаять опять.
И люди без цели мечтают ,
Чтоб завтра о новом мечтать.

Принц

(сухо)

Но я не мечтаю.

Снегурочка

Сегодня

Мечтает лишь белая мгла.
Она, добровольная сводня,
С тобой нас сегодня свела.

Смотри, опустилась за нами
Из хлопьев густых пелена.
Смотри, наверху с облаками
В пятнашки играет луна,

Но тесно ей в облачной клетке
И свет ее слаб и уныл.
Смотри, как качаются ветки,
Как будто лишаются сил.

Но тень их на снежной странице
О нас написала, о нас.
Каким он нам завтра приснится
Таинственный, призрачный час?

Принц

Мне приснится сад во мраке спрятанный,
Огоньки трамваев вдалеке,
Искры снега, мокрые и смятые,
Гаснущие на твоей щеке.

Кажется, что блещут наши лица
В этой рамке белой пустоты .
Пусть мне солнце больше не приснится!
Пусть мне снятся мокрый снег и ты!

Снегурочка

Что сегодня станет запрещенным,
Если тает даже темнота?
Если лунный блик, в нее влюбленный,
С ней под тенью каждого куста?

Мы с тобой, как лунный отблеск с тенью
Слитые, подвластны одному
Потерявшему предел хотенью,
Твоему и моему.

Тс-с! сюда идут. Иди за мною,
Дом мой близок, и сегодня там
Под с ума сошедшею луною
До утра не помешают нам.

(Уходит, оборачиваясь.)

Принц

Что со мною? Эта пляска снега
Ослепляет, манит и зовет .
А за нею глаз, тоска и нега,
Опьяняющий, душистый рот,

И неистовое исступленье
Света торжествующей луны.

(решившись!)

Все мои тревоги и сомненья —
Только сны, обманчивые сны!

Убегает за Снегурочкой.
Входят Критик и Политик.

Политик

Ягненок готов. Удача — нам.
Пойдем за ним по свежим следам.

Критик

Успеем ли только?

Политик

Пора, пора.

Она растает не позже утра.

Критик

Смотри, там тень мелькнула сейчас.

Политик

Теней бояться — стыдно для нас.

Вбегает Свист, с горящей папиросой во рту и потому преображенный, с пистолетом.

Свист

А ну-ка, дядя, сымáй пальто!

Критик

На помощь! Грабят! Беда!

Свист

На помощь к вам не придет никто.
Давайте пóльты сюда!

Политик

Но я председатель!

Свист

А мне плевать.
Сымай пальто иль буду стрелять.
Не стану цацкаться  с вами, гниль.

Золушка

(вбегает и кричит)

Спасайтесь! Черный автомобиль!

Появляется силуэт автомобиля; в нем Художник, гипнотизирующий взглядом.

Снегурочка

(мáнит за собой Принца)

Сюда, ко мне!

Принц

Смогу ль остановиться
И изменить чарующей красе?

Снегурочка

(Художнику)

Я привела.

Художник

Знакомые все лица!
И Вы, мой Принц! Тогда собрались все.

Я рад вас видеть, мой послушный ветер
Устал вас гнать по берегу Невы.
Я рад тому, что ни за что на свете
Назад ни шагу не шагнете вы.

Я рад вас звать на мой веселый праздник
В честь бога тьмы и духов полумглы.
Я рад, что дрожь неведомой боязни
Кует вам ноги, словно кандалы.

Что мы тянуть сегодня будем жребий,
И чья к нему притронется рука,
Того навеки в этом мутном небе
Начнут терзать пустые облака .

Нам стол накрыт, шипит вино в стаканах,
И станет нынче кровь пьяней вина,
И станет кровью ночь пьяна,
А мы вином и ночью пьяны.

Принц и Золушка стоят на дорожке; Критик и Политик прячутся за скамейку; Свист залез на дерево.

Золушка

Мне страшно.

Принц

Куда мы попали?

Свист

А здорово мы подзашли .

Политик

(Критику)

Быть может, спасемся?

Критик

(Политику)

Едва ли!

Снегурка

(прыгает в автомобиль)

Идите же, дети Земли!

Критик

(Политику)

Идите.

Политик

(Критику)

Идите Вы сами.

Золушка

(вопль отчаяния)

Оставьте, не троньте меня!

Художник

Сильнее полночное пламя

Очей голубого огня!

Золушка входит в автомобиль.

Критик

Позвольте остаться снаружи.

Политик

Позвольте вернуться назад.

Художник

Молчите! Полуночный ужас
Родил ваш беспомощный яд,
Но требует вас Повелитель.

Оба входят в автомобиль.

Свист

(сидя на дереве, в сторону)

Ну, может, меня не возьмет.

Художник

О, Принц мой, не медля войдите,
Шагните спокойно вперед.

(Принц входит в автомобиль.)

А жулик мой? Доблестный бабник?

Свист

Отстань, не пойду никуда.

Художник

(делает пассы)

Увидим. Ни с места! Ослабни.
Повисни. И падай туда!

(Свиста вбрасывает в машину.)

Да спички, коллеги, возьмите,
Чтоб скучно вам не было там,
Мои папиросы курите —
И сами, и потчуйте дам.

(Автомобиль закрыт.)

Над этой столицей опальной
Недаром смеется луна.
Недаром здесь бродит печальный
И алчущий дух — Сатана.

Я вырвал тела их и лица
Из рамки дворцов и огней.
Сегодня оплачет столица
Утрату своих сыновей.

О полночь, владычица мертвых,
Сводящая смертных с ума,
Мы рады порадовать жертвой
Тебя — Первозданная Тьма.

Действие третье

Внутри картины Филонова. Ужин. Все за столом.
Глава, или хозяин — Художник.

Художник

Надеюсь, вам понравился обед?
Прибор столовый кажется опрятен.

Вот чаша из серебряных монет.
Их тридцать заработал мой приятель .

Хотя прошло почти две тыщи лет,
Они еще не потеряли цену.
И боги подвергаются обмену
На серебро. Скажите — нет?

А вот смотрите: простенький узор,
Он вышит неумело и неловко .
Наградою за деньги и позор
В те времена была веревка.

Ведь это дикость, это вздор!
Он был бы первым между нами.
А в те года погиб, как вор,
И я веревку взял на память.

А дерево, которое тогда
Держало холодеющее тело,
От ужаса листами шелестело
И шелестит с тех пор всегда .

Его спилил я; и скамья
Прекрасная стоит под вами .
Но, может быть, наскучил я
Безделками да пустяками.

(Меняет тон на грозный.)

Вверху луна бежит неудержимо,
Внизу бежит подземная вода .
Уходят в даль года. Года проходят мимо,
И часто мнится — навсегда.

Но бурых туч встревоженные пятна
И серный огнь подземных родников
Зовут на землю вновь, зовут сюда обратно
Мечты давно в земле зарытых стариков.

Утраченные дни сильнее поколений.
Детей не упасут от пращуров отцы.
Истоки ваших чувств, восторгов и стремлений
Хранят в глухих гробах седые мертвецы.

Досель вся ваша жизнь служила для ответа
Вопросу грешника, скорбящего в гробу.

Принц

А в чем его вопрос?

Золушка

Я знать мою судьбу
Давно хочу.

Свист

А кто же жмурик этот ?

Художник

(отвечает Свисту)

Он не был ни злым, ни суровым.
Он был одиноким всегда.
Но плещется снежным покровом
Над вами его борода.

Вы лживым опутаны словом.
Понять его вам не дано.
Но вашим сиротам и вдовам
Отравит сознанье оно.

Ни слова о прежнем иль новом
Не вымолвит слабый язык.
Смирившись, привыкнуть к оковам
Заставил вас грозный старик.

Свист

(Принцу)

Додули?

Принц

(Свисту)

Я понял как будто.

Критик

(Политику)

Начнем же.

Политик

(Критику)

Успеем всегда.

Xудожник

(громко)

Как годы влачатся минуты,
Минутами стали года.
Но налиты наши стаканы,
Осушим их вместе до дна.

Быть может, закроются раны
Святым врачеваньем вина.

Эй, музыки!

В снежном сверканье
Моих полунощных огней
Топите остатки мечтанья
О бренной столице своей.

Ненужную память оставьте
Про бывшую вашу страну.
И бешеной пляской прославьте
Владыку Земли — Сатану .

Балет. Ящеры, динозавры, и скелеты в масках.

Золушка пляшет с Критиком, Снегурочка — с Политиком. Художник дирижирует. Свист и Принц отходят в сторону. Площадка для танцев окаймлена красной лентой.

Свист

(Принцу)

Ты что-нибудь, батя, заметил?

Принц

Быть может, немного, земляк.

Свист

Не люди ведь гадины эти,
И странный у каждого знак ,
А смотрят, как будто Иуды
С сексотами  в них пополам.

Сорваться бы надо отсюда,
Иль тут же занáчиться  нам.

Принц

Но я не один здесь.

Свист

Марьяну 
По новой найдем до зари.

Принц

Я с этой одной не расстанусь.

Свист

Так с нею на пáру гори !

Свист по стенке залезает на шкаф, потом перебирается на металлическую люстру и пытается на ней укрыться от Художника. Золушка подходит к Принцу.

Золушка

(Принцу)

Я танцами и музыкой пьяна.
Как весело, легко на этом бале.
Но Вы печальны; выпейте вина.

Принц

А Вам не странно то, что мы узнали
Про старика.

Золушка

Оставьте. Вам всегда
Опасности несбыточные снятся.

Принц

А почему над нами борода
Какого-то былого святотатца?
А почему за алою чертой
Танцуют танго гады и скелеты?
Кто наш хозяин? Гений? Вор? Святой?

Золушка

Я ни на что не нахожу ответа.

Принц

Я понял всё. Мы заперты во мгле.
Назад и вбок отрезаны дороги.
Безбожный Карла , живший на Земле, —
Источник нашей боли и тревоги.

Белесая струится борода
Со строк несчетных лживых толкований .
Его рабы, а наши господа
Хотят для нас лишь боли и страданий.

Но и они в таком же полусне,
Они как мы бессильны перед снами .
А Карла сам покорен С-тане ,
Царящему над ними и над нами.

Золушка

Вы праздник мне испортили совсем.
Не верю Вам; кошмары мне постыли.
Я не хочу Вас слушать.

Принц

Буду нем.

(В сторону)

Ей не понять, а я помочь бессилен.

Золушка

(смягчаясь)

Послушайте, пойдемте танцевать.

Принц

Нет, посидим, возьмите папиросу.
Я Вас люблю. Мне трудно рассказать
Как я люблю Ваш рот и Вашу косу
И блеск очей под змейками бровей

Струящихся среди атласной кожи.
Сегодня же Вы станете моей
И прошлого никто отнять не сможет.

Золушка

(отталкивает его)

Нет! Что Вы? Погодите.

Принц

Так легко.

Не видят нас.

Золушка

Оставьте! Нет! Не надо!

Нет, только завтра.

Принц

Завтра далеки.

Золушка

Вам будет за терпение награда.

Принц

Ты говоришь мне: завтра. Завтра рок
Играть иначе будет нами всеми.
Во всех мирах грядущим правит Бог.
В его руке стремительное время.

Он дал нам час , пьянящий как вино,
Как Дантов ритм неповторимый .
Решись, иль мгла вползет в окно,
А радость унесется мимо.

Золушка

Я не хочу!

Принц

Не ждет беда!

Теперь же, тут же.

Золушка

Никогда.
Я не хочу; не надо, милый.
Зачем в глазах у Вас укор.
Смиритесь перед женской силой.

Принц

Оставим этот разговор.
Мне жаль, что я обманут дважды.
И каждый раз мне жаль вдвойне.
Я нес Вам пить — Вы не имели жажды.
Я пить просил — Вы отказали мне.

В другом углу сцены собрались все злодеи.

Критик

Их затянулась болтовня.

Снегурочка

Я чую наступленье дня.

Политик

Подай лишь знак, и мы начнем.

Художник

Пока нельзя. Они вдвоем.

Критик

Его сумею отвести.

Политик

Ее сумею обольстить.

Снегурочка

(доставая черного кота) 

А мы наточим острие
И, торжествуя, поглядим
Какое сердце у нее
Дрожит в трепещущей груди.

Художник

Сейчас. За алою чертой
Скамье недолго быть пустой.

Критик

Он сам отходит.

Художник

Ну, вперед.
Наш повелитель жертву ждет.

Политик

(подходя к Золушке)

Прекрасная дама!

Золушка

Я рада,
Мой канцлер, приветствовать Вас.
Но с Принцем мне встретиться надо.

Политик

Он встретит раскáянным Вас.
Пойдемте со мною. За этой
Чертою, откроются Вам
На Ваши сомненья ответы

И радость смятенным сердцам.
Мгновенная Ваша досада,
Как влага на чистом песке,
Бесследно исчезнет.

Золушка

Я рада
Довериться Вашей руке.
Оба входят в алый круг.

Критик

(подходя к Принцу)

О, Принц мой.

Принц

Что, придворный капеллан ?

Критик

Закат сгорел.

Принц

Наступит час восхода.

Критик

Седобородый тянется туман.
В нем высится гигант седобородый.
Над улицами стонут провода,
Что Город слаб, неравен поединок .

И плещется по ветру борода
Из мертвенно искрящихся снежинок.
Чего Вам ждать теперь? Не Вам
Тягаться с мощным великаном.

Искрится снег по площадям,
По ветру плещется туманом.
Он побеждает в этот час
И нет конца его державе..

Зачем шептать Вам: Coup de grace 
Коль так легко воскликнуть: Ave! 

А там смотрите: голубки
Уже клевать собрались зерна.

Ее туманятся зрачки:
Она во всем ему покорна.
Жалеть не стоит. Все равно
Вам не вернуть дневного счастья.

Ночная мгла, вползя в окно,
Легла на нас жестокой властью.
Я Вам ночное счастье дам.
Я Вам Снегурку дам в замену.
Я дам Вам все. Продайтесь нам
И смело называйте цену.

Принц

(задумчиво)

Ночное небо в синих переливах,
Лиловый снег на статуе Петра ,
Вот новый рай  для двух сердец счастливых,
Как демоны, боящихся утра.

А я считаю дни жестокой власти
И с каждым новым крепче и сильней
Люблю неограниченное счастье
Не награжденной верности моей.

Критик

Ах, так! Тогда другой расчет!

Вталкивает Принца в волшебный круг, куда Политик уже ввел Золушку и вошли Снегурочка с черным котом и Художник.

Политик

Девица здесь, готов ли кот?

Снегурка

Давно готов, лишь мыши ждет.

Художник

(читает заклинание):

Пора! Разверзнись небосвод!
Засмейся бешено луна!
Восстань со дна подземных вод
Невозвратившийся назад!

Прими даянье, Сатана,
От верных чад .

Золушку бросают на скамью, держат, а Снегурка подносит к ее груди кота, чтобы тот разодрал когтями ей грудь. Принца отталкивают. Свист наблюдает с люстры. Из Золушки выпадает жаба, которую хватает черный кот.

Критик

Сердце! Сердце в груди! 

Свист

(сверху в сторону)

Вот гады! Палец им в лоб!

Художник

Гряди, гряди! Гроб, гроб!

Облачная рука сверху хватает кота и попутно сбивает люстру. Люстра падает на скамью, раскалывает ее вдоль так, что один из отколов с острым концом.

Злодеи

Он принял! Он принял!

Свист

(на обломках скамьи)

Засыпались чисто!

Принц

(в сторону, схватив острую палку)

Скамья из осины ведь; мы спасены!
С дороги — волхвы, колдуны, сатанисты!
Зову вас на битву, рабы Сатаны!

Политик

Не трогайте палку.

Критик

Поладимте миром.

Принц

Не мир вам, а острый осиновый кол!
Других разговоров не будет с вампиром .

Свист

(приободряясь)

Не мы, а хозяин, видать, подзашел.

Художник

(читает заклинание)

Да станут огнями могильные чары!
Да станет живое добычей огня!

Золушка

(к Принцу)

Спаси меня, милый, из дебрей кошмара.

Принц

(Художнику)

Погибнешь ты раньше ее и меня!

Бросившись, ударяет его в грудь осиновым обломком скамьи; вспышка, а за ней темнота.

Голос Политика

Подземное пламя!

Голос Снегурки

Я гибну! Я таю!
Я вся истлеваю! Я — воздух и сон! 

Голос Золушки

Мне душно!

Голос Свиста

Мне жарко!

Голос Принца

А я разрываю
Тенета пространства и узы времен.

Меняется декорация. Аллея в Александровском саду, летом, в раннее утро. Снегурки и Художника нет.

Критик

Не верьте, не верьте себе и былому.
Вам чудилось, снилось, вы были в бреду.
Мы просто бредем по аллее знакомой,
Бездумно гуляя в зеленом саду.

Мы нежимся в волнах прозрачного света,
Как будто бы век не встречалися с тьмой.

Принц

Постойте, откуда явилося лето?
Ведь мы здесь вчера еще были зимой.

Критик

Забудьте о прежнем.
Усталые вежды
Смежил вам на миг лишь томительный бред.

Золушка

Откуда взялися такие одежды?
Как будто из недр незапамятных лет.

Свист

(вырывает палку у Принца)

Довольно нам вкручивать , старая сука!

(Политику, который пытается отойти)

И ты не смывайся, а топай сюда.

Принц

Но только смотрите — не лгите ни звука.

Критик

Простите, простите меня, господа .
Я все расскажу вам.

Мы смертною клятвой
Навеки служить обещались тому,
Кто хочет владеть не посеянной жатвой,
Кто робкие души ввергает во тьму.

Сердца только брал он из наших даяний;
Тела становились добычей гробов.
Доселе никто не избегнул терзаний
И гибели черной от наших зубов.

Казалось, минуты как вечность тянулись
А вот за полночи — полгода прошло.

Политик

Случилося чудо: вы к жизни вернулись.
Погиб наш учитель, лелеявший Зло,
Владевший заветными тайнами Смерти
И чарами Ветра, Воды и Огня.

Его не отпустят жестокие черти,
Но вы отпустите, его и меня.

Критик

Мы слабы.

Политик

Бессильны.

Критик

Бездомны.

Политик

Безвольны.

Критик

Теперь мы навеки покинуты Злом.

Политик

Нам стыдно.

Критик

Нам страшно.

Свист

Вам будет и больно,

Обоих сейчас познакомлю с колом.

Критик и Политик бегут. Свист за ними гонится.

Золушка

О милый, спаси их!

Очарованный Принц

Моя Сандрильона ,
Оставим их грязной и гнусной судьбе.
Ты видишь, что ангел склонился с колонны ,
Чтоб первым из всех улыбнуться тебе.

Ты слышишь, как липы шуршат по аллеям
Листвой и ветвями веселый привет.
Скажи мне, ужель мы с тобой пожалеем
О гибельной ночи, минувшей как бред?

Золушка

Как долго мы были покорными бреду
У нас, отнимавшему наши права!
Лишь ныне мы смеем прославить победу
Творящего души и плоть Божества.

Я свету и радости стала причастна,
Я чту Божество, сотворившее плоть.
О, Принц мой, и мига не трать понапрасну,
Часы  нам не часто дарует Господь.

Конец

Лев Гумилёв,

1942

Впервые опубликовано // Журнал «Советская литература», 1990, № 1, с. 61Ц72.

Лекториум он-лайн

Этнологическая экспедиция на Памир



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>