Язычество vs. христианство

Религиозность имманентна человеку. Сколько существует род Homo sapiens, столько же существуют различные формы религиозности – от «примитивных» анимистически-магических практик до изощренных упорядоченных «высоких» форм религии, вроде буддизма, христианства, ислама. Соблазнительные в своей простоте попытки делить проявления религиозности на «высокие» и «низкие», «гуманистические» и «варварские» так же наивны, как прямолинейная страсть интеллектуалов и обывателей объяснять природу и судьбы той или иной культуры или цивилизации характером господствующей религии. И уж совсем зряшное дело применять к современным русским максимы вроде «Русский не может не быть православным» (пусть простит меня, безбожницу, Ф.М. Достоевский). Я отнюдь не подвергаю сомнению тот факт, что православие – это религиозный выбор абсолютного большинства русских, что православие – это этнический маркер (опознавательный знак) большинства русских. Мои сомнения лежат совершенно в иной плоскости: как наш религиозный само выбор (православный) и наше религиозное само ощущение (православное) соотносятся с реальностью (с нашими жизненными стратегиями и повседневными практиками).

0c178b9d8f7abf13419fa5edd6612c32Припоминаю, как провожала однажды своего, тогда 8-летнего, племянника (крещенного в православие в младенчестве) в школу, и он вдруг истово стал креститься (причем слева направо кулачком, который естественным образом сложился в «кукиш»). «Так ты же у нас атеист», – воскликнула я. «Да, Бога нет, – не сморгнув и глазом, ответил племяш, – но у нас контрольная по математике и это я на всякий случай». Противоречие, однако. Но чаще приходится сталкиваться с противоречиями иного рода: крест на груди, ханжески-православная риторика на устах, а на деле… Ну жену «поучил» (так заслужила ж), ну сыну подзатыльник зряшный отвесил (а чего он под руку лезет), ну на «красный» проехал и старуху шуганул (а чего она так медленно «батонами шевелит»), ну друга оболгал и карьерный рывок сделал (а чего он такой простофиля). Словом, перефразируя ставшую афористичной реплику из фильма «Брат-2»: «Мы, православные, друг друга не обманываем».

К прояснению моих сомнений в отношении религиозного профиля русских я вернусь чуть позже. А сейчас сфокусируюсь на двух тезисах, сформулированных в самом начале и составляющих смысловой стержень моей заметки. Первый . Действительно ли связь между характером религиозности и судьбами народов и культур является такой уж прямой (линейной), как это подается в бесчисленных этноисторических и культурологических интерпретациях. Отправной точкой моего анализа станет цивилизация ацтеков доколумбовой Мезоамерики. Во-первых, именно религиозная составляющая этой цивилизации традиционно рассматривается как ключ к пониманию причин взлета и падения государства ацтеков. Во-вторых, за ацтеков некому заступиться, ведь читательская аудитория «Русской платформы» преимущественно немексиканская, надеюсь.

Представьте себе крошечный «пятачок» средневысокой территории в центральной части Мексики (в районе современного Мехико); демографически «перегретый» (в оценках демографической школы Беркли не менее 25 млн. жителей к началу XVIстолетия); с высочайшим уровнем этнической конкуренции, где с неимоверной скоростью рождались и угасали «высокие» цивилизации ольмеков, сапотеков, тольтеков, тепанеков; с высоким градусом религиозной экзальтации (чего стоил «белокурая бестия» Кецалькоатль/пернатый змей с его почти «арийскими корнями» – главный в пантеоне тольтеков). Сюда в поисках «социальных преференций» с севера вторгались бесчисленные орды варваров – их уничижительно называли «чичимеками» (ха-ха-ха! как неизобретательно человечество в наделении «антропологических чужаков» этнонимами). Словом, жизнь как жизнь.

Но время остановилось, когда сюда пришли ацтеки (среди «чичимеков» – самые примитивные, самые голодные, но и самые яростные). Их вел великий и ужасный Уицилопочтли (бог войны). Но он ли был причиной феноменального успеха ацтеков, которые переформатировали действительность, создав чудовищный и поразительно гармоничный новый мир. Разве этот успех коренился не в самой природе ацтеков? Ведь Уицилопочтли стал главным в их языческом пантеоне лишь тогда, когда они достигли пика своего могущества. А свои конкурентные преимущества и витальную силу ацтеки продемонстрировали задолго до этого – в те темные времена, когда были жалкими вассалами тепанеков, выдавивших их на самые бесплодные земли, населенные исключительно ядовитыми змеями. Похоже, тепанеки уже тогда испытывали бессознательный страх перед этой новой силой, кажется, лишенной инстинкта самосохранения, и искренне надеялись, что змеи истребят ацтеков. Но вышло ровно наоборот: ацтеки «утилизовали» змей на 100%, потребив столь необходимые им протеины, и стали еще сильней. Это был первый шаг к их военно-политической и культурной гегемонии в этом регионе.

Здесь я вплотную приблизилась ко второму смысловому стержню заметки. Им должен стать ответ на вопрос: насколько уместно морализаторское и оценочное противопоставление «высокого» христианского проекта «низкому» языческому началу, находящееся в рамках обыденной прогрессистской логики (от низкого к высокому, от варварского к гуманистическому, от язычества к христианству – вот тропы подобного стиля мышления). Другими словами, Уицилопочтли привел ацтеков к успеху, но его же культ в «мирное» время выродился в столь массовые кровавые жертвоприношения, что это подточило мощь триумвирата городов Теночтитлана-Тескоко-Тлакопана (а именно так в институциональном плане выглядел этот государственный проект) и предопределило падение Теночтитлана, не выдержавшего моральной (или все же имморальной) конкуренции с христианским началом, которое олицетворял бравый Эрнан Кортес.

Предположим, что языческое государство ацтеков пало под бременем собственных преступлений. Но могло ли христианство привести этих жалких дикарей к свету и спасению их бессмертных душ? История не дала возможности это проверить, ведь испанцы свели население этого региона «под корень». (Ах, эти незадачливые жертвы христианского милосердия!)

Зато о результатах диалога христианства с язычеством можно полновесно судить по истории «государства иезуитов» в Парагвае. Это, пожалуй, единственный, относительно успешный опыт массовой христианизации в рамках Нового Света. Тем более, опыт планомерный и институционально оформленный, Вообразите: 180 тысяч кв. километров, 30 индейских городов-редукций и почти 100 тысяч краснокожих христиан! В чем корни успеха ордена? Любое объяснение может быть лишь гипотетическим. Иезуиты были мастерами PR-технологий? Пожалуй, ведь эти «ловцы душ» как никто умели говорить с людьми. Политическая конъюнктура им благоприятствовала? Пожалуй, ведь в середине XVII века орден получил из Мадрида разрешение вооружать краснокожих христиан и смог защитить свои миссионерские области от набегов охотников за рабами. Место действия было оптимальным? Пожалуй, ведь «государство» было локализовано в междуречье Параны и Уругвая, обретя естественные природные границы. «Человеческий материал» оказался подходящим? Пожалуй, ведь индейцы-гуарани, с одной стороны, были земледельцами (а опыт христианизации бродячих племен был однозначно негативным), а, с другой стороны, никогда не находились в орбите влияния империи инков, т.е. уровень их политической и военной организации был слишком низок, чтобы оказать сопротивление такому отмобилизованному католическому ордену, как иезуиты.

Иезуиты не жалели сил и средств для демонстрации морально-нравственного превосходства христианской ортодоксии. Они, пожалуй, исчерпали арсенал возможностей: создали азбуку и письменность на языке гуарани, обеспечили 100%-ную грамотность индейцев, неустанно наставляли их в христианстве, обучили цивилизованным методам ведения хозяйства и многим ремеслам, расселили их в городах-редукциях, одели и обули, приохотили к искусствам, доверили им даже отливать колокола и писать картины. Увы, эта пасторальная идиллия могла существовать исключительно в условиях жесткого и систематического контроля (словом, «боевые дружины» по насаждению нравственности и никак иначе). Как только иезуиты, в силу неблагоприятной политической и экономической конъюнктуры, ушли из Парагвая, их подопечные быстро откатились назад. И добро бы они вернулись к status quo ante (т.е. исходному уровню), но они «просели» еще глубже, утратив традиционные навыки и даже оседлость, вопиюще деградировав в ценностном смысле.

Картина станет завершенной после указания на одну деталь: охотники за рабами подобно «охотникам за душами», тоже были набожными христианами, и в видах христианского милосердия растащили деморализованных краснокожих «христиан» по рудникам и плантациям, правда, отливку колоколов и написание натюрмортов уже им не доверяли…

* * *

Боюсь, читатели скорее доверят мне отливку колоколов, чем размышления о религиозном профиле русских. Может быть, стоило бы здесь благоразумно поставить точку… Ну уж нет! Я хотя бы попытаюсь. «Христианский налет на языческой определенности», – так сами иезуиты оценивали результаты своей деятельности в Парагвае. Полагаю, что эта формула наилучшим образом описывает религиозный профиль современных русских. В самом деле, как всеобщая атмосфера ненависти, царящая в современной России; «кровавые жертвоприношения» покинутыми стариками и брошенными детьми; фактическое разрушение семьи, цинично приправляемое православной риторикой и «модной» процедурой венчания; отправление церковных обрядов, сопровождающееся такими обильными возлияниями, что поминки напоминают свадьбу и наоборот; празднование Пасхи при тотальном (данные социологии, однако) неверии в Воскрешение Христа; посещение церковных проповедей, язык которых совершенно непонятен прихожанам (примерно так же себя чувствовал индеец-гуарани, распевающий псалмы); повальное увлечение гороскопами, гаданиями и приворотной магией соотносятся с православной ортодоксией?

Русский может и не быть православным, оставаясь при этом русским. Русский может и не быть православным, особенно если он язычник. Хватит ли русским язычникам драйва ацтеков, чтобы вырвать право на счастье для своих детей? Хватит ли им терпения и кротости гуарани, чтобы отлить новые чистые колокола для своих православных храмов?

Татьяна Соловей, «Русская платформа»

Лекториум он-лайн

Сакральная география Чечни



Вам также может понравиться

3 Комментариев

  1. 1

    Есть несомненное влияние этничности на религию. Определенно же латино- американское католичество » стилистически» отличается от ирландского и баварского. А румынское православие от славянского. В журнале » Фома» читал когда- то большой материал о Румынской Православной Церкви. Содержание публикации и фото невольно вызывали мысли о Калабрии и Мальте.

  2. 2

    Когда я лично беседовал с христианским Первосвященником, то убедился в том, что Христианская религия служит Тёмным Силам из галактики Пекло.

    Гарантирую!!! Вы узнаете всю правду о Христианстве, которую тысячелетиями утаивают от всего человечества. Подробно смотреть
    http://www.vedavat.com.ua/exorcism.html – страница 64.
    Бесплатно и без регистрации скачать секретные материалы.

  3. 3

    Когда я лично беседовал с христианским Первосвященником, то убедился в том, что Христианская религия служит Тёмным Силам из галактики Пекло.

    Гарантирую!!! Вы узнаете всю правду о Христианстве, которую тысячелетиями утаивают от всего человечества. Подробно смотреть на официальном сайте:
    Славяно-Ведический Храм Наследия Предков – пункт меню – Экзорцизмы – стр.64
    Бесплатно и без регистрации скачать секретные материалы.

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>