Жизнь русских немцев в Германии: почему они пошли в политику

Этнические немцы из бывшего СССР в Германии долгое время находились в стороне от политических баталий. А немецкое правительство, в свою очередь, не придавало им особого значения. Когда в 1990-е сотни тысяч переселенцев из России, Казахстана, других постсоветских республик вернулись на историческую родину, Германия не стала считаться с их культурными особенностями и советским наследием в головах. Раз по паспорту они были немцами, значит, немцами посчитались и по духу. Им пришлось интегрироваться своими силами, и многие из них так и остались больше русскими или даже советскими, чем немцами. «МК» выяснил, какую роль российские немцы играют в современной Германии и почему в последнее время на них обратили такое пристальное внимание политики.

«Не знали даже, как на трамвае проехать»

По данным министерства внутренних дел ФРГ, с 1950 по 2006 год в Германию из СССР и России репатриировались более 2 миллионов человек. Основная волна эмиграции пришлась на 1990-е годы, когда «железный занавес» упал, а тогдашний канцлер ФРГ Гельмут Коль предложил этническим немцам вернуться на историческую родину.

При этом мало кто в правительстве Германии того времени представлял себе, кто же такие эти немцы из России. Некоторые из них действительно передавали родную культуру из поколения в поколение, отмечали немецкие праздники и учили детей языку своих предков. Но многих с исторической родиной связывала разве что фамилия да графа «национальность» в паспорте. А родной по духу для них была как раз русская культура. Таким иммигрантам в первое время пришлось нелегко.

Переселенцы обнаружили себя совсем в другой вселенной, на Западе — желанном, но совершенно непонятном и незнакомом. «Вы приезжаете в чужую страну без знания языка, с парой чемоданов, и вы не знаете даже, как на трамвае проехать, — поделилась в разговоре с «МК» председатель правления Русско-немецкого культурного центра Нюрнберга Ирина Фиксель. — Сейчас это все звучит как бред, но тогда было совсем другое время. Да, в Германии достаточно сильная система социального обеспечения. Но для получения пособий надо было заполнить какие-то бумаги, а информации об этом не было никакой».

Более 20 лет назад Ирина Фиксель создала Русско-немецкий культурный центр, чтобы объединить всех выходцев из СССР в Германии. При этом она особенно подчеркивает, что двери организации открыты для всех национальностей, которые разделяют русскую культуру, но российских немцев среди них, похоже, большинство. Изначально же задача Ирины состояла в том, чтобы помочь соотечественникам сориентироваться в незнакомой стране в условиях информационного вакуума.

Сегодня, по словам Ирины, ее центр переживает всплеск интереса к русской культуре: группы изучения русского языка переполнены. А в первые годы на новой земле выходцам с постсоветского пространства пришлось, наоборот, спешно осваивать немецкий. Причем детей переселенцев сразу по приезде отправили в местные школы, хотя языка большинство из них не знали.

«Позже правительство осознало, что это была ошибка», — рассказал в интервью «МК» Дмитрий Гайдель, русскоязычный заместитель фракции социал-демократов в берлинском районе Марцан. Он сам переехал в Германию из Санкт-Петербурга вместе с родителями еще ребенком и прекрасно знает проблемы, с которыми столкнулись новоприбывшие.

Дмитрий Гайдель, социал-демократический деятель из берлинского района Марцан.

Жизнь других

Другая больная тема русских немцев — это признание дипломов об образовании. «Приезжали сюда учителя, химики, физики, — продолжает Дмитрий Гайдель. — А дипломы их иногда не признавали. Причем не было объяснения: почему этот документ признали, а другой нет. Мои родители, например, учились в одном и том же университете в России. Но когда они переехали в Германию, так вышло, что мама получила образование рангом выше, чем отец».

Сейчас эта система доработана: специалисты с дипломами иностранных вузов проходят короткие курсы подготовки при немецких университетах и коммерческих компаниях, чтобы их документы стали действительны на территории Германии. Но некоторые русские немцы именно поэтому остро ощущают несправедливость: почему же для них было так тяжело получить немецкий диплом, а нынешним беженцам из мусульманских стран — так просто?

Если смотреть только на уровень зарплат и продолжительность жизни, то выходцы из бывшего СССР в Германии живут гораздо лучше, чем в России. Но на родине их статус зачастую был выше: многим здесь пришлось согласиться на менее престижную работу, хоть и с более высокой зарплатой. Или же их дипломы вовсе не признали — и они сидят на социальном пособии. И пусть пособие это позволяет иметь все необходимое для жизни, от того, что человек перестал ощущать свою значимость в обществе, никуда не деться, подчеркивает Дмитрий Гайдель.

«Ко мне подходили учителя, говорили, что они бывшие педагоги, — вспоминает Ирина Фиксель. — Здесь они совершенно не признанны, работают на нелюбимых работах. А сердце их все равно в педагогике, и они согласны хотя бы один час в выходные работать у нас на добровольных началах, чтобы побыть с детьми».

Русско-немецкий культурный центр в Нюрнберге, как правило, проводит мероприятия для соотечественников по воскресеньям, и не без причин. «Наши практически все работают по субботам, что абсолютно не может себе представить среднестатистический немец, — говорит Ирина. — Обычно немцы в эти дни отдыхают. А наши — в три смены, потому что и денег хотят заработать, и долги выплатить — многие взяли дома в кредит».

Многие русские немцы считают, что с ними нечестно обошлись и в плане пенсий. В Германии размер пособия по старости зависит от отчислений, которые работник отправлял в специальный фонд. Приезжие из России по понятным причинам не могли делать это в течение всей жизни, как остальные граждане страны. В результате их пенсии на порядок ниже. И взаимопонимания между переселенцами и коренными немцами по этому вопросу нет.

«С одной стороны, нужно объяснить российскому немцу, почему у него маленькая пенсия, хотя он работал всю свою жизнь, — разводит руками Дмитрий Гайдель. — С другой — как втолковать немецкому рабочему, что он должен платить за человека, который никогда не делал отчислений в пенсионную систему Германии?»

Дмитрий считает нынешний расклад дел несправедливым, но не только для выходцев из бывшего СССР. Те немцы, кто всю жизнь трудился в Германии, но за маленькую зарплату, на пенсии получают почти столько же, сколько безработные в качестве социальных пособий. Один из вариантов решить эту проблему — повысить пособия для такой категории пенсионеров на 20%, не делая разницы между коренными немцами и переселенцами. Но это вопрос больших денег, а где их взять?

Партия «Альтернатива для Германии» («АдГ») предлагает более радикальное решение: просто поднять пенсии российским немцам до средних по стране. «Российские немцы — граждане Германии, а не немцы второго сорта, — считает депутат бундестага от «АдГ» Антон Фризен. — Кстати, российские немцы намного больше платят в пенсионную систему, чем из нее получают. Это несправедливо. «АдГ» — единственная партия, которая не только говорит, но и делает все возможное, чтобы этой дискриминации больше не существовало».

Мигрант мигранту рознь

Поводов для недовольства у переселенцев и раньше хватало, особенно у тех, кто испытал проблемы с интеграцией. С приходом миграционного кризиса в 2015 году заговорили и о том, что они возмущены мигрантами из мусульманских стран, особенно после случая с девочкой Лизой.

В январе 2016 года 13-летняя дочь выходцев из России Лиза была якобы похищена и изнасилована лицами арабской внешности. По Германии прокатилась волна протестов русскоязычной диаспоры, и только тогда многие немцы вообще узнали о ее существовании. Однако расследование показало, что изнасилования и похищения не было. А на русских немцев, по свидетельству Дмитрия Гайделя, легло клеймо возмутителей спокойствия. Между тем противников мигрантов среди них не так много.

«Есть громкое меньшинство, которое очень критично относится к мигрантам. Но мне кажется, большинство понимают, что 20–25 лет назад они тоже прибыли в Германию, хоть и не как беженцы. У них тоже не было ничего, кроме пары чемоданов, они тоже жили в лагерях», — считает Дмитрий.

У «Альтернативы для Германии» на это, конечно, другой взгляд. «Для российских немцев важно не потерять свою родину, — подчеркивает депутат от «АдГ» Антон Фризен. — Сегодняшняя Германия, к сожалению, далека от той исторической родины, от немецкой культуры и идентичности, от многого, к чему российские немцы всегда стремились. Миграционный кризис 2015 года с наплывом исламских мигрантов — это еще один гвоздь в крышку гроба немецкой идентичности, немецкого национального государства. Поэтому большинство российских немцев очень скептично относятся к политике открытых границ госпожи Меркель, к мигрантам из исламского мира».

Разбудить спящих избирателей

Берлинский район Марцан известен своей обширной русской диаспорой. Если на секунду забыть, что находишься в сердце Германии, ряды знакомых панельных многоэтажек заставляют подумать, что городская электричка S-Bahn отнесла тебя в какое-нибудь Северное Тушино. Население района, по разным оценкам, на 10–20% состоит из русскоязычных переселенцев.

Именно поэтому за «русский» электорат на прошлогодних выборах развернулись настоящие баталии. В бундестаг от района выдвинулся первый русскоязычный кандидат из Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Дмитрий Гайдель. Он был уверен, что интересы российских немцев и СДПГ совпадают: и те и другие выступают за сильное государство с обширным социальным обеспечением. Но надежды Дмитрия не оправдались. Первыми русскоязычными депутатами в бундестаге стали представители «Альтернативы для Германии» — Антон Фризен и Вальдемар Гердт.

После прошлогодних парламентских выборов в немецких СМИ появилось мнение, что правопопулистской партии «АдГ» обеспечили прорывной результат в 12% именно русскоязычные избиратели. Она действительно много внимания уделяет проблемам российских немцев, а ее члены уверены, что патриотизм и консерватизм у этой группы избирателей в крови. «АдГ» и российские немцы — это соединение того, что должно быть вместе. Конечно, они выбирают партию патриотичную, консервативную, ту, которая борется за христианские ценности», — утверждает Антон Фризен.

Судя по немногочисленным исследованиям, поддержка «АдГ» среди российских немцев выше, чем в среднем по стране, но всего на пару процентов. По мнению Дмитрия Гайделя, это связано скорее с социально-экономическим положением, чем с происхождением. Доходы переселенцев, как правило, весьма скромные по местным меркам. И именно на эту группу ориентируются популисты, играя на их недовольстве своей долей.

Ко всему прочему часть репатриантов мигрировали к «АдГ» от блока ХДС/ХСС (Христианско-демократический союз и Христианско-социальный союз), разочаровавшись в консерваторах эпохи Ангелы Меркель.

«Раньше русские немцы думали, что Гельмут Коль их сюда позвал, поэтому стабильно голосовали за ХДС/ХСС, — отмечает Ирина Фиксель. — Они его искренне любили, а когда он ушел с поста, считали, что обязаны этой партии за свое возвращение. А сейчас возникло ощущение, что между социал-демократами и консерваторами нет большой разницы. И за «АдГ» голосуют просто из-за слова «альтернатива» в названии в знак протеста».

Ирина и сама в 2014 году попытала счастья в политике, выдвинувшись на выборах местного уровня от баварских консерваторов ХСС. Рассчитывая на русскоязычных избирателей, она заработала много голосов, но недобрала буквально 700 до победы. Она вспоминает, что ей приходилось уговаривать соотечественников хотя бы прийти на избирательные участки: «Они были совершенно инфантильными в плане политики».

Наши собеседники отмечают, что русские немцы в Германии в основном предпочитали решать проблемы не с помощью государства, а своими силами. Только около 30% из них ходили на выборы: поле, что называется, непаханое. Но, по словам Дмитрия Гайделя, если раньше мало кто мог «отбить» этот электорат у ХДС/ХСС, в последнее время политические предпочтения русскоязычной диаспоры в стране начали меняться. Молодежь хорошо интегрировалась в немецкое общество и голосует за ту партию, которая ей больше нравится. Поэтому политики самого разного толка обратили внимание на «наших» в ФРГ.

Да и сами русские немцы, большинству из которых уже не нужно думать, как бы выжить в чужой стране, почувствовали себя увереннее и начали пробовать свои силы на выборах. А недовольные — громче заявлять о себе. Эта волна уже привела в бундестаг двух русскоязычных депутатов, но, весьма вероятно, в дальнейшем ими дело не ограничится.

Источник: МК

Лекториум он-лайн

Роман Багдасаров. Божество и животное



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>