О Турции Духа

Историк Рустем Вахитов рассуждает о наследии великого Орхана Памука и о месте Духа на «Болоте»…

1.

Не так давно я открыл для себя турецкого писателя Орхана Памука. Читая его роман «Джавдат Бей и его сыновья» я тут же поймал себя на мысли, что в нем есть латентный главный герой, «трансцендентальное означающее», который просвечивает через все сцены романа как водяной знак сквозь бумагу купюры. И это, конечно, Ататюрк. Роман ведь – о реформах Ататюрка (он начинается с эпохи, предшествующей революции младотурков и заканчивается второй мировой войной, таким образом охватывая собой время реформ Ататюрка). И основной его вопрос: может ли такая восточное общество как османское превратиться в общество, подобное европейским? То есть это роман о периферийной модернизации. Ответ на этот вопрос у Памука, похоже, отрицательный. Главные герои романа – инженеры Омер и Рефик и поэт Мухиттин чувствуют себя чужими даже в Турции Ататюрка, провозгласившей курс на прогресс и западный путь развития, как брат Джавдат-бея — младотурок Нурет чувствовал себя чужим в Османской империи (он умер от туберкулеза незадолго до революции, но фактически его туберкулез – метафора того, что он задохнулся в спертой духовной среде умирающего султаната).
Омер и Рефик вспоминают слова немецкого инженера Рудольфа, с которым они подружились на строительстве железной дороги. Ссылаясь на строки Гельдерина о Востоке, где люди научаются стоять на коленях раньше, чем ходить, Рудольф предрекает, что такие люди как Омер и Рефик, не просто получившие европейское образование, но и научившиеся думать, всегда будут чужаками на родной земле. Их никто не будет понимать, потому что способность мыслить здесь никому не нужна, здесь нужно умение всегда и во всем соглашаться с начальством, жить как все, по заведенному обычаю, думать о деньгах, о семье, о благополучии детей и больше ни о чем. Наличие идеалов, превышающих этот почти биологический уровень существования, сознательное отношение к жизни, и соответственно к себе (что есть самосознание, восприятие себя как личности, отдельной от других) здесь не приветствуется, потому что это избыточно и приносит человеку лишь проблемы, внутренние терзания.
Принято считать, что это – традиционное общество. Но традиционное общество живет верой, самоограничением, жертвенностью, чего здесь давно уже нет. Это такой низкий уровень вырождения традиционного общества, где человек уже как человек себя не воспринимает, он, как Джавдат-бей живет лишь радостями сегодняшнего дня, причем радости эти – получение денежной прибыли и жирное мясо под водку на ужин.

Читать далее...

Евразийская Сборка

(о трактате Павла Зарифуллина «К эпохе любви: Тело и Сборка»)

1.

Павел Зарифуллин – мой старый товарищ и соратник по евразийству написал трактат об истории и попросил, чтобы я отозвался на него. Что я с удовольствием и делаю, но прежде скажу пару слов об авторе трактата. Конечно, я имею в виду не Дух Великой Скифии-Евразии, в чьем авторстве я в принципе не сомневаюсь, а того, кого чуждый нам Ролан Барт именовал словом «скриптор».
Среди представителей неоевразийства Павел (которого мне нравится называть «Паша» и потому что мы ним знакомы уже лет 20, и потому что при движении ударения русифицированная латынь в его имени превращается в турецкий) занимает особое место. Для большинства из них евразийство – это не всерьез, просто лейбл, при помощи которого можно попытаться сделать политическую карьеру. Сколько их было на моей памяти – «псевдоевразийцев в пиджаках» — которые свои мечты о кресле в Госдуме облекали в корявые рассуждения о Евразии, ссылаясь на нечитанного ими Савицкого.
Но есть и идеологи евразийства, которые пытаются генерировать идеи или приспосабливать к нашей постсоветской реальности то, что Савицкий и Трубецкой писали 100 лет назад. Дело это неплохое и даже полезное (каюсь, я и сам из них) и я надеюсь, когда-нибудь будет от этого толк, но идет оно с большим скрипом и невыносимо медленно…
Что же касается Паши (ПашИ), то он – не только идеолог, но и евразийский футурист, поэт евразийского Логоса. Его размышления о скифах, которые будут летать в космических кораблях и станут первыми космическими номадами восхищают и заставляют вспомнить, что отцы-основатели задумывали евразийство не только как политическую идеологию и движение и даже не только как междисциплинарную научную программу с философско-богословским ядром, но и как дискурс, особый взгляд на мир, который проявляется и искусстве – в литературе, в кино, в музыке.

Читать далее...

Объединенная Гумилёвым Евразия

Быть евразийцем нынче модно, слово популярное. В 2015 году был создан Евразийский Союз. Потому название не сходит с уст симпатичных дикторш и чиновников в галстуках.

Модная тема

Есть опасность тематизации, «замыливания» слова и термина. Когда за дебрями экономических банальностей мы потеряем смысл и значение Евразийства, его глубинную суть и мировоззрение.
С другой стороны, создание геополитического проекта говорит об определённой фиксации Евразийства, в некотором смысле о его «консервации». Когда к делу «не добавить – не убавить». Когда всё настолько понятно, что нужно уже не формулировать, но строить и осуществлять. Директивным образом – сверху. И общественно-сетвым – снизу.
С этой точки зрения можно говорить о законченности Евразийства, как проекта философского. И о создании «практического Евразийства». Так говорит Нурсултан Назарбаев. Но даже, если это и действительно так, то отправляясь в длинный путь евразийской интеграции, мы должны вспомнить из-за чего и ради чего «всё начиналось». Мы должны отделить зёрна от плевел. Чтобы не было впредь путаницы, что Евразийство, а что нет. И чтобы конкретные и адекватные активисты знали на каких основаниях стоит организуемый ими сегодня проект.
Различные идеи и уклоны почти перестали биться за ортодоксальность своего участия в идеологии. Неоевразийцы, «Красная Евразия», евразийцы-народники… Пестрота поисков предыдущего десятилетия теряется на фоне новой рациональной реальности Евразийского Союза. Метафорически похожего на айсберг и мамонта из айсберга выходящего – размером с континет! И Евразийство впервые за столетие представляется законченным мировоззрением.
Итак Евразийство. Закованное в формулу российское мировоззрение. Простое и понятное, как золотой ордынский ярлык на управление одной шестой частью света. Нет ничего более консервативного, чем этот ярлык. Выкованный интеллектуалами, почвенниками и революционерами «высокой русской культуры». Открытый в экспедициях Русского географического общества. Закалённый в горне Русской революции. Вобравший в себя все мыслимые и немыслимые противоречия «поисков национальной идеи»: славянофильство и революционность, областничество и воспевание государства. Евразийство как квинтэссенция русской мысли. Воплотившее в себе две крайности этой мысли: имперство и народничество.

Читать далее...

Русская Энтелехия

Лекция Павла Зарифуллина в рамках философского лекториума «Белая индия»

Эллинской мудрости не обучен

Тему нашей лекции мы взяли сегодня своеобразную. Мы долго этой темы не то чтобы избегали, но к ней прикасались очень осторожно.

Это классическая эллинская философия.

Поскольку мы себя позиционируем, как евразийцев и скифов, которые от западной цивилизации не берут ничего и не брали никогда, не только когда начался процесс импортозамещения, но и в принципе. И даже пытались избегать любого влияния подозрительного. Как в Московском царстве дьяки шли на службу…

Это сейчас они готовят: паспорт, портфолио, кто какой ориентации, когда на службу поступают на Старую площадь или в Госдуму.

А раньше дьяки приходили, клали свою правую руку на псалтырь и говорили — «Эллинской мудрости не обучен». Всё. Это было и обещание не участвовать в кромешном кошмаре и ужасе, что идёт со стороны Заката, но и духовная клятва. Как на Коране рекут: «Клянусь предвечерним временем, во истину человек в убытке».

Так и русский дьяк приходил и божился: «Эллинской мудрости не обучен».

И многие годы для нас, евразийцев и скифов, протопоп Аввакум, который последними словами клял и Платона и Аристотеля, был гораздо ближе и приятней, чем все эллинские мудрецы.

Но постепенно вызревала наша идеология, которую мы назвали идеологией «скифской» или «новой скифской». Она выросла из идеологии евразийства. И мы начали, уже освоившись, оформлять, описывать что такое «скифство» с точки зрения политики, с точки зрения искусства.

Мы попытались посмотреть, как наше прекрасное «скифство», правая вера Серединной солнечной страны России-Евразии, как она смотрится с точки зрения окрестных философских систем.

И у нас был семинар, несколько лекций, которые были посвящены Китаю. И кто нам ближе из двух столпов китайской философии? Мы спорили, выясняли.

Читать далее...

Русская миссия в Азии

Ответ Евразийцев и Скифов на статью Владислава Суркова «Одиночество полукровки» в журнале «Россия в глобальной политике»

Сейчас есть модная тема у нашей высшей элиты. То ли помечтать — то ли попугать. А именно перенести штаб-квартиры «Газпрома» и «Роснефти» на остров Русский под Владивостоком. А может быть, и часть правительства туда. А может быть, и всё правительство? Навстречу жирной, гиперуспешной, супербогатой умами и капиталами Золотой Азии.

В свете разнообразных санкций Евросоюза и США против России эти идеи-миражи, как будто обретают плоть. Ведь как говаривал наш главный вестернизатор Пётр Великий: «Европа нужна нам лет на сто. А потом повернёмся к ней задницей». Петровские «100 лет» минули давно, а мы никак не можем отклеиться. Хотя под русский «геополитический переворот» давно подготовлена фундаментальная идеологическая база.

Читать далее...

Индийские терема Николая Клюева

Николай Клюев жил в окружении шедевров деревянного зодчества. Во многом под их влиянием формировался его мифопоэтический космос. Происходила неисповедимая трансформация: затейливые приёмы северных плотников оборачивалась узорным ходом слова – оно вторило дереву, роднилось с ним.

На Севере мы различаем четыре основных типа храмов – это клетские, шатровые, многоглавые и кубоватые церкви. Все эти формы нашли прямое или косвенное отражение в поэзии Н.А. Клюева.

Эволюция деревянного сакрального зодчества начинается с клетского плана. Это исходная структура – своего рода первоклетка. Своеобычно модифицируясь, она процветёт удивительным разнообразием форм, чья фантастическая красота превратит наш Север в подлинную сказку.

В поэме Н.А. Клюева «Соловки» (1926 – 1928 гг.) мы находим такие строки:

Распрекрасный образ Соловецкий,

Лебединая Секир-гора,

Где церквушка, рубленая клецки, –

Облачному ангелу сестра.

Несомненно, что шатровые храмы Русского Севера передавали поэту свою духоподъёмную тягу – питали его душу.

Читать далее...

«Новые скифы» на персидском во всех книжных Афганистана

Бестселлер российского писателя и этнографа Павла Зарифуллина «Новые скифы» вышел в персоязычном издании в Афганистане. Книга была напечатана в кабульском издательстве «Важе» (в переводе «Слово») в феврале.

Издатель Казем Фарзам отметил, что это первая книга русского автора, которую они издали.

«Работа над книгой русского автора о скифах и наследии Гумилёва оказалась интересным опытом. Это любопытное исследование обращённое как к корням евразийских народов, так и к оригинальному грядущему новой космической цивилизации.



Своей миссией мы считаем сохранение письменного наследия и развитие знаний и культуры, именно поэтому мы приняли решение работать с Павлом Зарифуллиным. Результат получился отличный, нам интересно издать следующую книгу автора.



На книжном рынке Афганистана наблюдается серьезный дефицит качественной литературы, мы пытаемся продвигать в магазины разноплановые книги. Мы рады, что открыли для себя возможность прикоснуться к культурному наследию России», — прокомментировал Казем Фарзам.

Сам автор считает, что книга будет востребована на афганском рынке, поскольку на территории Афганистана до сих пор проживают народы, говорящие на скифском наречии восточно-иранской группы. «Новые Скифы» говорят об ином справедливом порядке. И здесь они — альтернатива популистскому и примитивному исламизму, который пропагандируют ДАИШ и «Талибан».

Книгу перевел известный афганский переводчик и публицист Хазрат Вахриз. Благодаря Вахризу в персоязычных странах стали популярны сочинения Анны Ахматовой, Светланы Алексиевич и даже Венедикта Ерофеева.

Вахриз считает, что «Новые скифы» — попытка сформировать иное мировоззрение, альтернативное основанной на греческом рационализме западной философии и политэкономике.

Читать далее...

Февральские лекции в петербургском музее Льва Гумилёва

 

Научно-просветительские мероприятия
 в Музее-квартире Л.Н. Гумилёва
в феврале 2018 г

 

24 февраля 2018 г., суббота, 18:30 «Рыцарь Музы Дальних Странствий»: рыцарская тема в творчестве Николая Гумилёва» (вечер проводит Елена Раскина)

Что такое рыцарство, и какие качества отличают истинных рыцарей? Что обусловило появление рыцарства, и каковы источники «рыцарского духа»? Это исключительно западноевропейский феномен или же рыцарство можно найти и в других культурах? Как отразилась рыцарская тема в творчестве Н.С. Гумилёва и литературе Серебряного века в целом? Какие образы рыцарей мы находим в поэзии, прозе и драматургии Н.С. Гумилёва? Кто они, «паладины Зеленого Храма», «воители веры», «и первые люди на первом плоту»? Куда, в какие духовные дали устремлены эти мужественные и благородные герои, влекомые Музой Дальних Странствий? Как повлияли образы «рыцарей духа», всех тех, «кто дерзает, кто хочет, кто ищет», воспетых Николаем Гумилёвым, на научные поиски его сына, Л.Н. Гумилёва? И где сейчас можно найти настоящих рыцарей?

Обо всем этом расскажет исследователь творчества Н.С. Гумилёва и поэзии Серебряного века, доктор филологических наук Елена Юрьевна Раскина.

Читать далее...

Вышла новая книга о «Белой Вере» саянидов

Абаев Н.В. «Белая Вера» — Светлый Путь Сибирской Царевны-Лебедь и АБАЙ-Гэсэра: Искусство саморегуляции народов Внутренней Азии. – Улан-Удэ: Институт Внутренней Азии БГУ, Улан-Удэ, 2018. — с.87.

Книга посвящена искусству духовной медитации и саморегуляции, выработанному и практиковавшемуся в национальной религии алтайцев и хакасов – «Белая Вера» (алт.Ак-Дян//Ак-Тян//AkJang; хак. Ак-Чаяан), которая сформировалась под влиянием древнейших тотемистических верований и культов сибирских, саяно-алтайских скифо-сакских племен, в частности культа Солнечной Лебедицы, почитаемой как тотемная Мать-Прародительница «лебединых» и «гусиных» родов и племен всех скифо-ариев и тюрко-монголов Саяно-Алтая, Внутренней и Центральной Азии и обожествленной также как Царевна-Лебедь многими другими народами Евразии, в том числе славянскими.

Читать далее...

Новый взгляд на историю мусульман в новой книге Давлатали Давлатзода

В Душанбе вышла книга «Мусульмане: подлинная история взлёта и падения», посвященная истории ислама и мусульман от рождения до наших дней. Автором книги является таджикский востоковед Давлатали Давлатзода, несколько лет посвятивший изучению культуры и религии в странах Арабского Востока.

По мнению автора, ислам в средние века, по сравнению с другими мировыми религиями, была более демократичной и способствовала развитию науки и культуры в странах исламского мира.

Читать далее...