Чехословакия 1992, Украина 2014, или Подводные камни двойных стандартов

1014746804История взаимоотношений ЕС и РФ за последние более 20 лет прошла тремя этапами: сотрудничество, осторожное сосуществование и последняя стадия (с 2008 года) – конфронтация. Период после распада Советского Союза до 2004 года представлял собой время сотрудничества практически во всём – от экономики  до структур безопасности, причём не только между Россией и ЕС, но и между РФ и США. Слабая ельцинская Россия, которую держали вместе в большей степени провода электроснабжения или газовые и нефтяные трубы, чем авторитет президента и центрального правительства, представляла собой для Запада идеального партнёра. Поэтому режиму президента Ельцина прощалось всё –     коррупция, разворовывание заграничной финансовой помощи, война в Чечне.

В это время как-то было забыто, что Россия имеет свои жизненные интересы. Не потому, что она их не озвучивала, а потому, что она не могла их отстоять. Всё это начало постепенно изменяться при вызывающем удивление приходе нового президента Владимира Путина. Он сначала остановил распад государства, постепенно обновил авторитет центральной власти, консолидировал экономику и начал выполнять программу возвращения самой большой страны мира в число мировых держав. Кроме прочего, он сохранил принципы зарубежной политики, сформулированные в период наибольшего ослабления России: определение ближнего и дальнего зарубежья и мультиполярного мира.

Термин «ближнее зарубежье» обозначает территории, на которых в случае необходимости может организовать действия российская армия; российское представление о мультиполярном мире можно лучше всего представить лозунгом «Все против США (и ЕС)». Путинский режим, кроме того, начал использовать энергетику как весьма эффективный инструмент отстаивания своих политических интересов за рубежом. И Евросоюз вдруг с удивлением обнаружил, что у него сильный сосед, который остался мировой ядерной державой №2. И поэтому около 2004 года закончился период сотрудничества Запада и России. Этому способствовали и «цветные революции» в Грузии и на Украине. С точки зрения Запада, речь шла о пробуждении гражданского общества, которое явно обнаруживало, каким путём оно хочет развиваться. Российское руководство, наоборот, считало это рафинированной попыткой, как извлечь эти страны из российской сферы влияния. (Правда находилась, как всегда, где-то в середине между этими различающимися точками зрения).

Ситуация сначала проявилась на Кавказе, когда 8 августа 2008 года во время открытия летних Олимпийских игр разразилась война в Южной Осетии, которую Грузия за нескольких дней проиграла.  В течение последующих лет внутриполитическая ситуация в этой стране пришла в состояние, которое удовлетворяет её великого соседа. Подобное развитие мы могли наблюдать и на Украине. После шести лет политической нестабильности и перманентного экономического кризиса, которые наступили после победы оппозиции на Майдане, президентом снова стал Виктор Янукович, свергнутый оранжевой революцией. Он был по отношению к России более благожелательный, но одновременно поддерживал отношения с ЕС на том же уровне, что и его предшественники, и относительно успешно получал финансирование от обоих великодержавных лагерей.

Менее прозорливым он был во внутренней политике. Его клан, руководимый старшим сыном Олександром, начал ставить под угрозу позиции остальных олигархов. Степень разворовывания денег из государственного бюджета превысила всё, что на Украине до сих пор наблюдалось. Хуже, однако, было то, что он стал посягать и на частную собственность остальных крупных игроков в стране. Они стали настолько бояться следующих шагов президентской донецкой семьи, что решились на открытое сопротивление. Случай представился, когда Виктор Янукович отложил подписание договора об ассоциации с ЕС. Проевропейски настроенная часть населения, в большинстве своём студенчество, пришла на Майдан на протестную демонстрацию. После протестов в течение месяца, проходящих в типичном духе для всех предшествующих лет – отсутствие насилия с обеих сторон, вдруг произошёл грубый разгон демонстрации.

А на следующий день на площади появились профессионалы, люди, которые насильственную борьбу с януковичской полицией имели в качестве full time job (работа с полной нагрузкой, работа в штате) (в украинской политической культуре наёмные демонстранты существовали уже задолго до этого, но их использование ограничивалось только экономически мотивированными акциями давления на правительство). Полагаю, что дальнейшее развитие показало, кто нанял и проплатил главное ядро Майдана – три олигарха (Коломойский, Тарута и Порошенко), которые после получили места президента и губернаторов. И, например, Коломойский не скрывал, что из этих демонстрантов он собрал свою частную армию, которая воюет на юго-востоке Украины, а в свободное время разрушает фасад посольства РФ в Киеве. Украинская тайная служба СБУ первоначально утверждала, что сепаратистов на востоке оплачивает Янукович-младший. Идеологически более подходящая версия о российской поддержке появилась уже позже.

Здесь позвольте сделать мне небольшое важное для обсуждаемых вопросов отклонение. Я помню, как в начале 80-х годов известный американский футуролог Херман Кан полемизировал с модными тогда опасениями о балканизации Европы и утверждал, что он больше боится африканизации Балкан, и указывал на ситуацию в Албании. То, что мы с удивлением обнаруживаем в конце февраля сразу в Киеве, а затем на востоке Украины, не имеет ничего общего с европейскими представлениями. Утрачивающее позиции государство оказалось неспособным выставить боеспособную армию, которая была заменена добровольными полувоенными частями, оплачиваемыми олигархами. Но ведь эта модель исторического развития нам хорошо знакома по ситуации в Сомали, Конго, Руанде, Ливии. И это никого нисколько не испугало и не удивило, наоборот, США и ЕС безоговорочно стали на сторону олигархов и поддерживаемых и оплачиваемых ими экстремистов.

Отношения ЕС и России тем самым достигли стадии конфронтации. Так что то, что нас 20 лет назад шокировало в тогдашней Югославии – стремление сохранить единой многонациональное государство путём насилия (и из-за чего Слободан Милошевич был осуждён в Гааге), теперь со стороны ЕС (включая и чешскую дипломатию) полностью принимается. При этом даже звучат слова о справедливой борьбе за демократию и судьбу общих евроатлантических ценностей. Наших украинских союзников мы хвалим за то, что они крайне ксенофобны и воюют со своими согражданами, которые имеют наглость не желать жить с государстве, которое из-за их родного языка считает их гражданами второй категории. Так что новая власть в Киеве может их может называть недочеловеками и террористами, бомбардировать жилые кварталы зажигательными бомбами, лишать женщин, детей и стариков воды, энергии, продуктов, но никто в ЕС эту ситуацию не определить как гуманитарную катастрофу. Информационно мы находимся в войне с Россией. А во время войны ведь позволено всё.

Чешские официальные СМИ с самого начала информируют об украинском кризисе в военном стиле. Они отказались от объективной журналистики и стали давать только одностороннюю, тупую пропаганду. И тем самым мне приходят в голову только два призыва к тем, кто смотрит и слушает передачи чешских официальных радио и телевидения.  Первый напоминает о том, как происходил раздел Чехословакии. Тогда словацкая политическая элита выразила желание не продолжать существование с чехами в едином государстве. И чешские политики этот план приняли. Мы не развязали взаимную войну, а цивилизованно разошлись. А в чём разница между тогдашним словацким и сегодняшним восточно-украинским желанием? Второй призыв простой: пропагандистское враньё должен оплачивать заказчик, а не те, кто его чаще всего недобровольно потребляет. В этом случае радио- и теленалоги неморальны, потому что за них мы получаем не то, за что честно заплатили. Мы должны были бы эти СМИ приватизировать или хотя бы провести такую реорганизацию, которая отстранит нынешнее руководство. Легитимным поводом для этого шага является их необъективность и ксенофобия.

В заключение я бы хотел вернуться к предполагаемому результату конфронтации между ЕС и Россией, к которому нас существующая европейская и чешская политическая элита и зависимые от неё медиальные средства систематически подталкивают. После завершения конфронтации вся Европа (включая Россию) политически и экономически станет тем, чем географически она является с давних времён – малым незначительным полуостровом Азии, на котором будут господствовать некие африканские порядки.

Ярослав Башта

чешский дипломат, Посол Чехии на Украине (2007-2010)

 

 

Лекториум он-лайн

Александр Секацкий. Справедливость: карма или божественная правда?



Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>